Дата создания: 20.05.2015
Название: Горящее Небо
Система игры: эпизодическая
Рейтинг игры: 18+
Мастеринг: смешанный
Каждый день для вас трудятся
Aurora Hart
Mukuro RokudoElina Mears
Нужные персонажи

Занзас, Леви-а-Тан, Луссурия, Сасагава Рёхей, вся Семья Сфорца, вся Семья Риколетти, особый отдел ФБР.

25.12.2014 г. | Добро пожаловать к дяде

Эмель
— Вы должны понимать, что цена должна быть.. м~м.. адекватной. — «А то знаю я, аппетиты Игараси-сама.» — И, безусловно, весьма удачно то, что я прибыл в Японию в поисках информации. И уполномочен вести подобные переговоры. - Эмель снова бросил взгляд на коробочки мирно покоящуюся на столе, выдавая свою заинтересованность.

КАНОНИЧЕСКИЕ персонажи принимаются по упрощённому шаблону. Очень ждём Хранителей Вонголы!
18.10.16
Вводится новое правило. Если вы не предупреждали об отсутствии (все мы можем быть заняты, все всё понимают), то в сюжетные эпизоды, посты пишутся в течении недели ( 7 дней). Если Вы не укладываетесь в означенный срок, персонально оговорим тот интервал, в который Вы сможете ответить.

Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Архив законченных игр » [сюжет] 26 декабря 2014 года | Туманно-грозовое танго


[сюжет] 26 декабря 2014 года | Туманно-грозовое танго

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Место действия:
Америка, Аляска.
Научный центр.

2. Время действия:
26 декабря 2014 года.
После квеста: [Мишень 22] "Обмани меня!"

3. Погода:
За пределами надёжных стен центра - уныние, тлен и холодина.

4. Участники:
Mukuro Rokudo (точнее, его душа в теле Жанны Фурньер), Verde, Cutbert Nilssen.

5. Краткое описание:
Несмотря на то, что вызволить тело из камеры не удалось, душа Мукуро теперь свободна, и он занимается тем, для чего искал это замечательное место - исследованиями. Выдавая себя за ассистентку доктора Эрвинга и Верде. Поймёт ли бывший Аркобалено Грозы, с кем в действительности имеет дело? И так ли это важно, если им и без того хорошо вместе? Двум сумасшедшим исследователям с больной фантазией и без тормозов.

+1

2

"Куфуфу. Кто бы мог подумать, что именно ты, милая моя, поможешь мне. Не нужно бояться, я не причиню тебе вреда. Ты будешь спать и видеть сны о том, о чём всегда мечтала." Всего несколько секунд сопротивления чужому сознанию, и лаборантка падает без чувств. Благо, коридор пуст, и помочь женщине некому, никто не сможет помешать, а потом будет слишком поздно.
Рокудо окутывает сознание Жанны теплом, погружая в сладкий сон, даря чувство защищённости и правильности происходящего, запирая в созданном на скорую руку мире, который доработает её сознание. Пусть спит. Не хватало, чтобы она попробовала оказать сопротивление в самый неподходящий момент, и всё испортила.
Через несколько минут Фурньер поднялась на ноги. На миловидном личике была мечтательная улыбка, в глазах огонёк азарта и желание действовать. Только, для начала нужно было освоиться и разобраться с первичной информацией.

"Везёт мне на девушек." Первая мысль пришедшая в голову, когда, после грандиозного "БАМ", и повреждённой впоследствии камеры, Рокудо удалось вырваться из заточения. Вернее, вырваться, это очень сильно сказано. Спящее, находящееся в подобии комы тело так и осталось там, спелёнатое, подключённое к аппаратам жизнеобеспечения, только рухнувшее на пол, и возможно, сломавшее себе пару костей, когда целостность комнаты была нарушена.
Зато, медиум был обнаружен достаточно быстро, и им оказалась девушка, которая мирно шла по коридору, благо, пустому, там и свалившаяся в обморок, пока туманник осваивался в новом теле. Рискованный трюк, вот так, без подготовки, грубо пробиваться через чужое сознание, тем более, что женщина не очень-то рвалась помогать Рокудо, и пришлось отправить её в спячку. Будь у иллюзиониста меньше опыта - не успел бы, и всё было бы напрасно, но фокус удался, и теперь он на свободе.
Казалось бы, вот он шанс, убирайся из научного центра, покуда не обнаружили, но, кто разбрасывается такими подарками судьбы?
А о таком подарке Мукуро и мечтать не смел. Выудив из головы женщины расположение комнат, и дойдя до своих новых покоев, куда она, собственно, и направлялась, туманник провёл несколько часов за копанием в мозгах новой подопечной, с каждой минутой всё больше воодушевляясь и приходя в восторг. Жанна Фурньер, как звали женщину, работает в лаборатории, находясь в самой гуще событий. О чём ещё можно мечтать? Не только выяснить, но и поучаствовать в эксперименте поддерживания искусственного хадо. Это не считая информации, которой обладала особа, и рабочих журналов, за которыми Рокудо и провёл остаток дня и ночь.

Собираясь утром в лабораторию, Рокудо предвкушал более чем интересное времяпрепровождение. Исследования очень заинтересовали иллюзиониста, и он собирался вклиниться в процесс, работая наравне с Верде и Эрвингом. Ну, или почти наравне. Всё же, до гения вроде Аркобалено ему ещё далеко, но стать достойной заменой лаборантке - почему нет. Её знаний было достаточно, чтобы на уровне ориентироваться в ситуации, и суметь продолжить работу, не принося ущерба самим исследованиям, и тут уже плевать, друзья или враги. В первую очередь иллюзиониста интересовал результат.

- Доктор Верде. - Войдя в светлое, условно просторное помещение, именуемое лабораторией, девушка беглым взглядом оглядела обстановку. Здесь Туманнику предстояло провести какое-то время, если повезёт - довольно долгое, и было приятно увидеть своими глазами, а не через воспоминания ассистентки. Аркобалено находился на своём месте, и Фурньер поприветствовала его улыбкой и взмахом руки.
"Куфуфу. Давно не виделись, Аркобалено Грозы. Будет приятно снова поработать с тобой".
Новая улыбка, искренняя и радостная. Пусть и непривычная усмешка, но характер женщины слишком жизнерадостный для такого. Впрочем, это будет проще, чем играть помощника Бьякурана. Если, конечно, Верде не раскроет его личность. Всё же, он считался гением.

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/T1coE.jpg[/AVA]

+1

3

Поверь, я не сволочь.
Поверь, я не сволочь.
Просто ты кислота, а я, всё-таки, щёлочь.
Не злись на меня, не противься природе.
Ты – осадок на дне. Я – радикал на свободе.
От первого удара по шляпку входит гвоздь.
Смотри, моя любовь, мы мокрые насквозь!
Мы жжём свои гормоны, мы плачем и дрожим.
Смотри, что с нами делают
Химия и жизнь

Все свое свободное время Верде предпочитает проводить в своей лаборатории, в окружении разных химических препаратов, реагентов и прочими непонятными для обычных людей штуковинами. Нет, вы не подумайте он общается с другими людьми, но воспринимает их не как своего собеседника или же коллегу, скорее очередную жертву своих экспериментов. В этот раз было не исключение, Аркобалено находился в своей просторной лаборатории, которая была оборудована всякими разными аппаратами, на каждой из которой был наклеен определенный номер с различными цифрами и символами на конце. В одной руке у него была не большая колба, а в другой маленькая узкая пробирка. В каждой было несколько капель некой жидкостью, отдававшая то ли алым, то ли розовым цветом. Неподалеку от него, а именно на столе ученого, был небольшой беспорядок, разные бумаги в хаотичном порядке покрывали весь стол, на каждой из которых были написаны те или иные химические формулы, плавно переходящие к физическим показателям. По-видимому, это был очередной эксперимент, который затеял "гений". Но еще не реализовавшийся в действительность. Некоторое время Верде, переливал одну жидкость в другую, смешивая их по своему желанию, и наблюдал за тем, что же произойдет в дальнейшем, какого эффекта он добьется, смешав разные химические препараты. Так или иначе, его тихую и спокойную обстановку прервала некая особа, вошедшая без стука в его лабораторию в которой на данный момент, находился лишь он один. От неожиданности ученый чуть ли не уронил бирку, со странной жидкостью внутри. Он осторожно повернул свою голову остановив ее на полповорота и лишь краям глаза посмотрел кто решил побеспокоить его в тихий час. Эта была молодая девушка, работающая у него помощницей, она мило улыбалась, впрочем, как и всегда и махала рукой, таким образом поздоровавшись с ученным. Положение его головы вновь вернулось в первичную стойку. Его взгляд в очередной раз был направлен на то, что было сжато пальцами рук.
- Чего тебе? - холодно произнес доктор, не вложив в эти слова ни капли чувств. Он добавил еще пару капель в маленькую емкость, которая приобрела салатовый оттенок и отложил ее в сторону, где находилось куча других пробирок, с разной жидкостью внутри. Для чего они нужны и для какой надобности, знал лишь сам Верде. Свои секреты он никогда и никому не любил рассказывать, так как не особо доверял другим людям, особенно если в его глазах они казались для него очередным подопытным зверьком. А какой смысл говорить что-то тому, кто через какое-то время будет лежать на его операционном столе? Именно - никакой. Повернувшись обратно лицом к девушке, мужчина начал тщательно ее рассматривать, словно представляя, как он вонзает в нее шприц, с жидкостью, способной превратить ее в нечто другое, отдаленное от человека и человеческого разума.
На лице его за весь день наконец-то появилась улыбка, едва заметная для окружающих. И больше напоминающая что-то вроде: «неплохой экземпляр». Однако, сразу же исчезла, после того как, опомнившись, он вспомнил, что это его ассистентка. Которая в некотором вроде, в его глазах подавала некую надежду, на хорошие перспективы в карьере ученого. Тем не менее, до уровня Верде она не как не дотягивала и даже близко не стояла рядом с ним. «Зачем она пришла?» - мысленно задал вопрос сам себе ученый.
- У тебя для меня какие-то новости? - дабы ответить на собственный вопрос, который не давал ему покоя, решил спросить Верде молодую девушку, не мучая себя больше разными догадками. Заведомо полагая, что ответом на его вопрос будет "нет". Голос его пронеся эхом по всей лаборатории, создавая продолжительный звон в его барабанных перепонках. Немного раздражающий его самого. Это даже отразилось на его лице, в виде мимолетного искажения мимики. «Скорее всего я слишком долгое время просидел в полной тишине и от резкого звука у меня создалось такое восприятие» - мысленно рассуждал ученый, о полученном эффекте, наблюдая за движениями девчушки.

Отредактировано Verde (2015-08-26 04:05:19)

+1

4

Кто бы мог подумать, что они увидятся при таких обстоятельствах, и снова будут работать вместе. Впрочем, против Верде туманник ничего не имел, искренне интересуясь его изобретениями, и восхищаясь умом крошки Аркобалено. Крошки.... Проклятие давно снято, но, воспринимать семёрку лучших, превращённых в младенцев для поддержания равновесия, в другом качестве - не всегда получается.   Во всяком случае, когда дело касается конкретно этого представителя Радуги, пускай он и не выглядит больше забавным карапузом.
Девушка искренне смеётся, заполняя своим смехом лабораторию, с интересом глядя на не очень-то приветливого доктора, который, кажется, не понимает, что она тут вообще забыла.
"Куфуфу.  Какая прелесть. Интересно, как они тут работают?! Если я правильно понял то, что находится в этой сумбурной головке, то она должна быть здесь, а не где-то ещё, чтобы в любой момент помочь, не заставляя себя искать."  Хотя, скорее всего, все давно привыкли к таким выходкам, и списывают их на "рассеянность гения", а, ведь, ещё не понятно, что из себя представляет доктор Эрвинг, к которому эта юная особа питает более чем тёплые чувства, если Мукуро ещё что-то смыслит в таких вещах. Одностороннего взгляда на подсознание девушки иллюзионисту явно мало, и куда интересней увидеть всё самому. А что до Верде. Доктор Верде занят своими пробирками, похоже, совершенно не изменившись с их последней встречи, если не считать того, что в росте прибавил.
- Доброе утро.  Я тоже рада вас видеть, доктор Верде. - Девушка посылает собеседнику самую очаровательную из улыбок. Мукуро вполне искренен, наслаждаясь ситуацией. Приятно не только то, что он находится вне стен камеры, может ходить, говорить, использовать свои навыки, выполнить то, зачем рисковал, но и сама встреча. Кто знает, к чему она приведёт, и на фоне всего, тот факт, что кольца Ада и Вонгольская игрушка остались у Зефира со склонностью к клептомании, меркнет.
- Новостей пока нет. Но, разве я могу находиться где-то ещё?! - Очередной перелив смеха-колокольчика. - Вы же не забыли, что совсем скоро должен прийти Нильссен?
Эту крайне полезную - нет-нет, никакого сарказма! - информацию Мукуро почерпнул из рабочего журнала девушки, поскольку её головка была занята чем-то иным, и мысли были не о Зеркальщике, а, возможно, о тех самых пробирках, которые сейчас держит в руке Аркобалено. Или о каких-то других, не важно.
Зато Мукуро один из ложных Хранителей интересовал чуть больше чем полностью. Его, как и других Джокеров, он имел счастье видеть в бою, и мог сделать кое-какие выводы об их способностях и характерах. А ещё то, что новые способности явно не на пользу никому из них.
Потенциально Джокеры обладали куда более сильным хадо, чем данное при рождении, и кое-кому придётся сильно попотеть, чтобы справиться хотя бы с прототипами Джокеров, но оно их и убивало. И если так, насколько реально их вымотать в бою так, чтобы они сами себя уничтожали? Не атаковать в лоб, а опустошать  большим количеством слабых атак, дразня и подстрекая расходовать энергию. И не станет ли это преимуществом в финальной битве, вне зависимости от того, на чьей стороне окажется туманник.

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/T1coE.jpg[/AVA]

+2

5

Вызвать пару-тройку реактивных ракет, или же за несколько минут взорвать целое здание - это точно было в характере чокнутого гения, а где найти человека хуже, чем сам ученый, который раньше входил в семерку Аркобалено? Он сидел на своем кресле, продолжая смотреть своими хитрыми, презирающими глазами на молодую девушку, которая соизволила потревожить его идеальную тишину. Если заострить свой взгляд на то, на чем сидел Верде, то никак нельзя назвать «это» нормальным креслом для просиживания своей задницы. На подлокотниках были какие-то странные красные кнопки, которые явно воплощали некую опасность для окружающих. Верде смачно проходил пальцами между ними, при этом не коснувшись ни одной. А на спинке торчали две антенны, на конце которых генерировал ток, даже больше напоминавший хадо. Если учитывать место нахождения ученого и его коллеги, то девушка стояла довольно далеко от него. Но даже так, он сумел разглядеть ее улыбку, по правде говоря, его все время бесившую, возможно, для окружающих она казалась милой, но в глазах Верде эта улыбка никак не выглядела таковой. Она поздоровалась с ним, при этом сохраняя эту «милую» улыбку. На что Верде лишь кивнул головой и незатейливо цокнул. Через некоторое время он все же соизволил поднять свою пятую точку с кресла, вспомнив о том, что одну жидкость он оставил в морозилке - жидкость, которая могла каким-то образом останавливать сердце того, кто ее выпил. Тем не менее, об этой замороженной жидкости знала лишь Жанна и сам Верде. Применять на живом существе еще не приходилось, однако недавно в руки ученого попалась маленькая живность, а именно бело-серый кролик, который в свою очередь теснился в углу лаборатории в своей просторной клетке.
- Хэй, ты, записывай! 26 декабря 2014 года, время 12:05, эксперимент номер 1! – сказал ученый капая как оказалось красную жидкость в «бочонок» с водой. Животное после нескольких проб, начало судорожно дрожать, а затем, забившись в углу собственной клетки, замерло. Глаза у него резко стали красными, из них начала идти кровь, а после чего он быстро начал терять свою шерстку.
«Удивительно, такого результата я не ожидал» - мысленно восхищался над собой Верде.
- Все успела законспектировать? – обратился он к своей подопечной, при этом продолжая смотреть за смертью пушистого, а хотя нет, уже не пушистого животного. «Полагаю, этот эксперимент можно считать удавшимся». Верде вновь положил «смертельный яд» в морозилку, с надеждой, что она ему в скором будущем понадобится. Тут он вспомнил слова Жанны, которая упомянула о том, что скоро должен подойти один из его драгоценных подопытных. Речь шла о Катберте Нильссене, человеке, способном выдержать все пытки ученого и стать хранителем «Зеркала», тем не менее, для поддержания его здоровья требовалась «подпитка энергии». Поэтому назвать этот эксперимент удавшимся на все сто процентов Верде не мог, ибо он рассчитывал совсем на другой исход. Так или иначе, и такой вариант событий его не смущал, он верил, что в дальнейшем сможет сделать так, чтобы не было нужды в данной процедуре.
- Кстати, раз уж ты сама о нем заговорила, в каком часу он должен появиться? – Верде знал, что эта девушка записывает все приходы и уходы, его «пациентов», поэтому сомнений в том, что она знает это, у него не было.

Отредактировано Verde (2015-08-28 02:25:45)

+2

6

Каждый раз, когда надо было навещать кабинет профессора Верде - это звучало лучше, чем "идти в лабораторию к доктору", - Катберту хотелось заглянуть, ослепительно улыбнуться, быстро сказать, что ошибся дверью, и ретироваться восвояси. Однако, это было бы так по-алленовски, что он воздерживался. Тем более, что ему требовалось не только подзарядить аккумулятор хадо, но и обследоваться по поводу того, нормально ли и полностью ли оклемался его организм после "общения" с Хранителем Грозы Вонголы; всё-таки ему неплохо досталось, да и лечение Верде "мягким и заботливым" не назовёшь - хотя, должно быть, тот оскорбился бы по поводу того, что его не благодарят на коленях за органы на своих местах, а не "печень там, где селезёнка, почки поменялись между собой". Берт, содрогаясь чуть ли не от макушки до пяток, поймал себя на том, что хочет последовать примеру Дженрайт и смотаться куда подальше от центра, не оглядываясь ни на один миг, эти стены и коридоры попросту внушали ему животный, иррациональный, безотчётный ужас. Спать он тоже нормально не мог, видел рваные, путаные кошмары о том, как жуткие существа в формах учёных из этого, с позволения сказать, исследовательского заведения, но с мордами чуть ли не хтонических монстров терзают его на куски, визгливо, пронзительно и мерзко хохоча. Пробуждался в холодном поту, трясясь, словно его лихорадка бьёт, с расширенными до предела зрачками, и, если кто-то обращался к нему в такой момент, то имел удовольствие слышать, как Нильссен заикается, предпринимая до десяти попыток выговорить то или иное начало предложения. То-то, наверно, позабавились. Как будто это может быть смешным. А сами они что, стальные и с железными сердцами, что ни черта не ощущают, и ужастики их во сне не навещают? Если так, то он за них рад, но ему самому жутко до мурашек. Бесстрашный Катберт, раздолбай Катберт, весь-в-учителя-пофигист Катберт, плюющий на себя и окружающих Катберт, всегда готовый посмеяться в рожу любому Катберт... Видимо, не менее кривое Зеркало, показывающее лишь карикатуры и шаржи, чем Аллен. Притворяться тем, чем не являются, оба умеют виртуозно. И ржать, когда никому не смешно, даже им самим - ни капельки. Ну, впрочем, закономерно. Такое обычно называется в простонародье "дурных привычек лоботряс нахватался". И закончат они почти наверняка одинаково - им проломят череп за дешёвую клоунаду.
- Ave Verde!* - всё-таки добредя до нужной двери, Берт распахнул её и ворвался внутрь, сияя улыбкой. Однако, интонация и весьма характерный гладиаторский жест, насколько тот можно осуществить, таковым не являясь и оружия при себе не имея, указали на подлинный характер его приветствия, - И Вам тоже здрасьте... - бросил он, покосившись на белобрысую ассистентку.
Её присутствие его явно ещё больше выбило из колеи. Красивая всё же, настоящая женщина, хоть и одна из этих местных врачей, а, следовательно, гадина и змеюка редкостная, и совсем не пристало мужчине, пусть и совсем молодому, считай что мальчишке-молокососу, оказаться разрезанным и пристально изученным как изнутри, так и снаружи, в присутствии дамы. Вроде бы, не первые сутки тут, давно привыкнуть должен был, ан нет, всё ещё цепляет... Он ведь не железный, в гроб его пока не положили, а, значит, умеет чувствовать. И ему почему-то не успело стать окончательно всё равно, не вытравили и не выбили всю эту эмоциональную дурь из башки. Плохо старались, видимо. А говорят, что некоторые от прямого удара электричества, сиречь - молнии, умнеют, чуть ли не гениальность и экстрасенсорные способности приобретают; жаль, Берт оказался не из их числа. Или Бовино Ламбо слишком слабо вломил, или он по-слоновьи непрошибаем и по-ослиному бестолков. Слабо, блин? Слабо?! Если это - слабо, то к Вонголе Нильссен больше ни за какие кары и коврижки не ходок! Хотя, и так не ходок, дудки, пусть им другие каштаны из огня, засовывая руки по пятки в костёр, таскают. Катберт адекватный и вменяемый парень, да-да, правда-правда, он не даун и не мазохист, и он больше не хочет! Эта серебряная штука в его теле, выходящая через кольцо, не загорится без его желания и готовности сражаться - а их нет! Пусть забирают обратно, если их такое не устраивает, но он - человек, а не кукла на шарнирах, заставляющих ноги и руки изгибаться на сцене под ненатуральными углами.


* - "Ave Caesar! Morituri te salutant!" - "Слава Цезарю! Идущие на смерть приветствуют тебя!"

[NIC]Cutbert Nilssen[/NIC]
[STA]Ирония судьбы[/STA]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0016/86/12/60465.jpg[/AVA]

+2

7

Наблюдать за доктором в своём новом качестве было... Забавно. Мукуро не мог не заметить пренебрежения по отношению к его новому облику, видно девушка здесь была исключительно на птичьих правах - девочка на побегушках, во всяком случае, с точки зрения Аркобалено Верде. Сам же туманник всю ночь штудировавший  записи красотки и её же воспоминания, благо, они не были скованы клятвами вроде той, что когда-то принёс Рейтинговый Фута, доставив тем самым немало хлопот иллюзионисту, знал, что малышка приносит немало пользы, пускай это и не бросается в глаза.
Что же, доказывать собственную полезность или трудиться над репутацией лаборантки итальянец точно не собирался, для себя решив, что такое положение дел более чем выгодно для него. Всегда проще находиться в тени, на подхвате, дёргая за свои ниточки и плетя паутинку незаметно от остальных, не привлекая внимания и не рискуя сорвать себе всё веселье. К тому же, он здесь слишком мало находится, без малого сутки, и уже за такое короткое время получив столько информации, на которую сперва даже не смел рассчитывать - не собирался сейчас терять её источник по вине своих экстравагантных выходок.

Как и полагается расторопной лаборантке, Мукуро принялся за записи, добросовестно конспектируя каждое слово, стараясь не слишком концентрироваться на собственных движениях, позволяя мышечной памяти писать так, как привыкло тело, имитируя почерк француженки. Хотя, это и был её почерк. Пока Туман контролирует собственные реакции и не сопротивляется реакциям тела, грубо перехватывая инициативу и прерывая память, подмену заметить не должны были. Зато, если Мукуро хоть на секунду забудется - может появиться риск, что Аркобалено заподозрит неладное.
С другой стороны, пренебрежительное отношение доктора было ему на руку. Возможно, он и вовсе плохо понимает, как  на самом деле ведёт себя его лаборантка. Зато это отлично понимает иллюзионист, и не собирается уступать. Если уж он смог долгое время морочить голову Бьякурану, то и сейчас это не составит труда. В конце концов, ему не нужно тесно общаться ни с кем из здешних... Кроме, разве что, вне рабочего общения. Здесь могли возникнуть проблемы, но об этом пока рано было думать, да и туманник не сомневался в собственном актёрском таланте.

Внеся всю необходимую информацию в лабораторный журнал, и утвердительно кивнув на вопрос доктора, Мукуро имел сомнительное удовольствие наблюдать за облысением ещё совсем недавно пушистого зверька, его ошарашенной мордочкой, явно не радующейся новому имиджу. Вы когда-нибудь видели удивлённого кролика? Сейчас именно тот редкий момент, когда подобное зрелище становится реальностью, а ведь бедной зверушке ещё придётся пострадать. Удивление зверька сменилось ужасом, а из глаз-бусинок начала идти кровь. Вскоре недоразумение скончалось, и туманник  добавил описание всего процесса к записям, после чего надел резиновые перчатки, и принялся за свою работу. У животинки ещё следовало взять кровь на анализ. Для начала. Потом, когда более важные дела в лице Джокера отправятся восвояси - провести вскрытие, и посмотреть что и как изменилось, какое влияние, кроме внешних признаков, произошло.

Вскоре кровь в миниатюрной пробирке отправляется в штатив возле микроскопа, а Жанна смотрит на наручные часы, чтобы ответить на заданный вопрос.
- Прямо сейчас, доктор Верде. - В глазах улыбка, на лице серьёзность и сосредоточение, девушка целиком думает о работе.

Буквально в следующие несколько секунд, подтверждая слова лаборантки, дверь открывается, и с пафосным приветствием в лабораторию вламывается молодой Зеркальщик.
- Доброе утро, мсье Нильссен. - На французский манер, со спокойной улыбкой отзывается лаборантка - простая вежливость, и кажется, девушку куда больше заботит содержимое пробирки. - Мы вас ждали.
Дальнейшие инструкции выдаст Аркобалено. Мукуро же наблюдает за Джокером, ловя его взгляд, и на секунду улавливая страх в эмоциях, сдерживая усмешку. Комедиант, подражающий своему старшему товарищу, насколько о них успел узнать итальянец, боялся, и его можно было понять.  Это забавляло. Проект тандема учёных более чем интересовал туманника, и вот - дорвался. Конечно, наблюдения со стороны совсем не то, что беседа с глазу на глаз, но для этого время ещё будет.

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/T1coE.jpg[/AVA]

+1

8

Всякое случалось с доктором, он многое пережил и достигал величайших высот. Однако, время, что потихоньку начинает тянуть его за собой в никуда, незаметно влияет на ученого, заставляя его все лучше понимать, насколько жалок мир, и насколько беспомощны обитатели этого мира. Неужели каждый его эксперимент со временем превратится в никому не нужный хлам, а после, словно прах на ветру, унесётся в неизвестное направление, где, в конце концов, будет закопан в никому не известной деревушке? Почему же именно такое состояние неожиданно нахлынуло на Верде, понять нечто подобное было слишком сложно даже для него самого. Он будто пустота, совсем как его второе пламя, никем неизведанное и ни для кого недосягаемое. Достаточно лишь прикоснуться к чему-либо, как то, сразу же потеряет свое бытие, становясь ничем, словно никогда и не имело какого-либо значения. Возможно, глядя на испуганное, зажатое и уже умершее животное, у гения вспылили такие мысли. Тем не менее, не в его характере было уходить в депрессию, скорее это было присуще для бывшего Аркобалено Облака, местонахождение которого Верде так и не знает. Но, стоило ему отвлечься на несколько минут, уйти в раздумья, вспомнив старого знакомого, как неожиданная волна воспоминаний, будто бы снежным комом накрыло его. Начали всплывать моменты давно минувших дней, когда ученый сидел в окружении странных людей, и лишь некоторые из них предпринимали попытки познакомиться с ним. Однако, любой контакт, неважно - речевой или физический, был проигнорирован им. Минуту спустя и перед глазами Верде, вспоминается момент яркого свечения, в ту же минуту, все присутствовавшие рядом с ним тогда обратились в малышей с разными цветами пустышек, они стояли как вкопанные, не понимая, что происходит. И лишь малыш с зеленой пустышкой не придал этому особого значения. Да, было все неожиданно, до ужаса непривычно. Так или иначе, его голова все еще при нем. А, значит, ничего не мешает ему продолжать свои многочисленные исследования. Множество картин прошлого, потихоньку начали поглощать зеленоволосого, однако, все прекратилось в ту же минуту. Как в лаборатории появился голос кого-то постороннего, вернее сказать, человека которого минуты назад здесь не было. ученый стоял непоколебимо, никакого внешнего волнения или же нелепых движений, все было скоординировано до идеала как он и любил.
На приветствие лжи хранителя, Верде лишь кивнул. Таким образом поздоровавшись с вновь прибывшим, а после чисто рефлекторно начал оценивать состояние Катберта, выглядел он мягко говоря не очень. Но, вот не для ученного, ему то вся эта картина показалась до ужаса забавная, его переполняли эмоции он жаждал проанализировать «Зеркало», проверить его с ног до головы, изучить каждый его сантиметр, расспросить все до последнего. Желание было на столько велико, что Верде не смог удержать свою «прекрасную» улыбку, что повествовала окружающим о многом, в том числе о безумии бывшего Аркобалено.
Взглянув на свою сотрудницу, Верде не контролируя свою мимику обратился к ней:
– Милочка, приготовь все для операции и введения дополнительного количества хадо зеркала. Пора немного развлечься – последние слова мужчина произнес осторожно, дабы хранитель их не мог услышать. Однако, поскольку он слишком сильно предвкушал скорейшее развлечение, возможно ему только показалось, что он произнес это тихо.

+1

9

Да, он вряд ли умрёт сегодня, он же ценный объект, а не одноразовые бахилы, но подавлять дрожь было очень сложно. Тело сопротивлялось активнее, чем в принципе сдавшийся, уступивший "меньшему злу" разум. Нельзя сказать, чтобы Катберт совсем не боялся. Несмотря на регулярность всех подобных процедур и тот факт, что он до сих пор безвременно не скончался - привыкнуть к подобному мог бы лишь конченый мазохист, каковым Берт не являлся. Понятно, что, беспечно соглашаясь на участие в проекте, он, как и все остальные, не ведал, с чем связался. Хотя, тогда, опустившийся едва ли не на самое дно, дитя вонючих трущоб захолустного городишки, уже постигшее науку и воровать, и клянчить, и даже шантажировать, придчём жестоко и не гнушаясь никакими средствами добычи информации - он продался бы хоть на органы, хоть в бордель для лиц нетрадиционной сексуальной ориентации. Точнее, ему казалось, что он бы так поступил, пошёл бы на это, а вот хватило ли бы пороху выдержать на практике - неизвестно. Честно говоря, в том, другом, казавшемся теперь нереальным, таком недосягаемом и выцветше-сером мире банальной повседневности, всеобщей дешевизны и бросовых, неприкаянных душ, он, будучи наивным и, как сейчас мог себе признаться, тупым разгильдяем и шалопаем, в глубине души ожидал совершенно иного, давая согласие забрать его для развития науки в области создания сверхчеловека. Никому не нужный там, в обычной жизни, донельзя заскучавший, погрязший в набивших оскомину реалиях жизни почти нищего одинокого парня, не способного заинтересовать ни нормальных женщин, ни перспективных работодателей, Катберт ухватился за предоставленный ему шанс. А кто бы на его месте отказался? Да и не худо ему тут жилось, в сравнении-то с былым, когда ютился чуть ли не в тёмных закутках загаженных подворотен и питался объедками с чужих столов... Но сражаться невесть с кем непонятно за что ему претило. Берт ощущал себя бесплатным и довольно низкокачественным придатком к своему искусственному пламени, а никак не наоборот. Как будто и не человек, а спусковой механизм. Да, но мог ли он выбирать? Имел ли такое право? Ему же не подарок сделали - кто он такой, чтобы ему дали нечто столь потрясающее, такой лакомый кусок, как это пламя, за просто так? Не настала ли ему пора всё отрабатывать?
- Доктор, а сегодня снимать мне голову будут, или Вы только осмотром внутренностей ограничитесь? - весело бросил Нильссен в сторону Верде, - В прошлый раз Вы так хорошо проветрили содержимое моей черепной коробки, когда открыли её! - он продолжал рискованно шутить, хотя и понимал, что с зеленоволосого очкарика с безумными глазами чокнутого гения станется осуществить всё описанное на практике, чтобы подопытный зря языком не трепал, - Куда мне тут устраиваться? Всё как обычно, или Вы что-то новенькое изобрели? - он болтал так, будто его больные фантазии Верде никогда напрямую не касались и не коснутся. Нарывался, в общем-то, как мог, не умея себя притормаживать. Точно, весь в наставника, который наверняка помрёт от двадцати случайных ножевых в спину, случайного канделябра в висок или чего-то ещё наподобие этого, - Я знаю, Вы можете! Как насчёт второго такого же кристалла, как тот, что у меня уже есть? Я больше не пойду к монстрам из этой вашей, как её там, Вонголы, без дополнительного источника энергии, потому что в первый раз именно её мне не хватило, - Берт улыбался во весь рот, но сейчас был почти серьёзен. Он не желал повторения той ужасной процедуры вживления, она нагоняла на него суеверный ледяной ужас... Но, если эти изверги планируют повторить издевательство над его способностями и возможностями, повторно отправив сражаться, то Берт и в самом деле желал бы обладать дополнительной страховкой своей шкуры, пусть и не слишком драгоценной, но единственной, что имелась у него. Лишь чуть не погибнув, притом - весьма нелепым образом, Нильссен осознал, что не до такой уж степени ему и наплевать на собственную жизнь, какой бы паршивой та ни была - на краю оказалось гораздо хуже. И... Ну, не мог Берт позволить Аллену пережить его, разве можно оставить наставника без регулярного мозговыноса? Нет, такого удовольствия Катберт беловолосому фрику не доставит!
Он сел на давно знакомое приспособление, туда его прикручивали ремнями и проводами, чтобы влить дополнительное пламя. Пока что лишь с краю, так, что в этом положении невозможно было его прикрепить. Конечно, он был готов сменить позу по первому требованию, как заблагорассудится их великому светочу, но по своей инициативе - нет уж, обойдутся. Катберту даже нравилась идея о том, что они, ведущие люди проекта, попросят его, бесправный кусок мяса, наделённый даром речи и непрошибаемой наглостью. Такое небольшое потакание своей раздавленной, однако, до сих пор продолжавшей слабо шевелиться гордости.

[NIC]Cutbert Nilssen[/NIC]
[STA]Ирония судьбы[/STA]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0016/86/12/60465.jpg[/AVA]

0

10

Несмотря на то, что играть француженку боле чем забавно, Мукуро немного жалеет что он не в своём настоящем теле, и не может вести себя естественно. Что-то подсказывает, что и одному из лучших представителей Аркобалено так было бы гораздо интересней. Всяко веселей, чем с лаборанткой, которая хоть и была очень даже хорошенькой и разумненькой - с Мукуро, по его скромному о себе мнению, всё равно не сравнится.
Серьёзно кивнув, Туман призадумался, вспоминая записи в методическом журнале, и ещё раз мысленно похвалив Жанну за такую педантичность в ведении рабочего журнала, принялся за дело. Очень хотелось сделать что-то необычное, не вписывающееся в рамки поведения лаборантки, тем самым намекнув Верде, что у него прямо под носом вершится подстава. Увы, такого себе позволять было нельзя. Слишком важно оставаться нераскрытым. Слишком важно находиться в стенах научного центра, пока, как минимум, не подвернётся возможность забрать собственное тело.  Как-то перспектива ещё долгое и непродолжительно, в случае если придётся скрываться, время ходить в теле этой милой девушки, без конца подавляя её сознание, иллюзионисту не улыбалось. Хотя бы потому, что она была слабее и ограничивала его возможности.
Посему Мукуро честно делал что сказано, готовясь поучаствовать в интересующем его процессе и воочию увидеть технологию закачки искусственного хадо. Теорию он постиг ночью, читая журналы всё той же мисс Фурньер, а сейчас настало время практики.

- Сейчас всё будет готово, Доктор Верде. - Негромко отзывается Мукуро, вслед за Аркобалено немного понизив голос. Не сказать, что это уберегло бы зеркальщика от лишней информации, но создало бы видимость сокрытия дальнейших действий. Гораздо более пугающую, чем если бы Гроза говорил как обычно, не пытаясь понижать голос. Тогда это могло бы выглядеть как шутка.
Мукуро улыбается Катберту, не спеша приближаясь, держа в руках пластиковый контейнер с приборами, которые могут понадобиться в процессе.  Ящик ставится на столик рядом, а итальянец, всё с той же улыбкой подходит к Джокеру, и мягко, но настойчиво надавливает ему ладошкой на грудную клетку, предлагая сесть нормально.

- Присаживайтесь, мьсе Нильсен. Вам ведь уже знакома эта процедура. - В глазах девушки на несколько секунд мелькают смешинки, а улыбка из вежливой превращается в насмешливую. Он так шутит, храбриться, и пытается казаться беззаботным. Бывают люди, у которых именно так проявляется защитная реакция на стрессовые ситуации. Пожалуй, они нравились туманнику больше, чем паникёры и плаксы, выглядящие откровенно жалко, или агрессоры, которые просто скучны и предсказуемы. Мукуро чувствует страх Катберта, и шутки ради, всего на мгновение посылает ему персональную иллюзию, в которой он скончался прямо вовремя подзарядки. Эдакое мимолётное видение, сформированное опасением.  - Если вы так хотите, может голову вам и снимут, но чуть позже. - Совершенно серьёзно, параллельно застёгивая ремни, говорит девушка - А пока, может вы расскажете о произошедшем? Что-то, может, вас насторожило? И насколько вы были слабее, если чувствуете, что вам может понадобиться ещё один кристалл?

Это были важные вопросы и, закончив с ремнями, Рокудо берётся за рабочий журнал. Искусственное хадо - это прорыв и открытие, и необходимо учитывать все его стороны. Тем более, если в противниках у Катберта был кто-то из Десятых. Этот факт не слишком-то волновал иллюзиониста. Сражалась не Хром, иначе он бы узнал, несмотря на то, что закрылся от неё, да и то, что говорил Бьякуран, хоть и походило на блажь, но было правдой.  А вот детали  итальянца очень даже интересуют. Желательно сразу с места событий.

- Доктор Верде, всё готово. - Отчиталась француженка, и отошла от Катберта, чтобы не мешаться. Если лаборантка понадобится, Аркобалено позовёт её сам. А вопросы, которые могут пригодиться в работе и анализе, что удачно входит в обязанности захваченной девушки, можно задавать и за столом, попутно конспектируя.

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/T1coE.jpg[/AVA]

0

11

Все началось с того самого момента, когда малыш Катберт вошел в помещение, где работает Верде и его сотрудники – правда их было немного, все-то Жанна, пожалуй, на этом понятие «сотрудники» заканчивается. Ведь зеленовысый больше отдавал предпочтения своим автономным роботам, которые, впрочем, были совсем не хуже человека и могли выполнять ту или иную работу в зависимости от того, из чего были скомплектованы. Состояние носителя хадо зеркала, было мягко говоря не лучшее, поэтому Верде решил не затягивать с болтовней и приступить к работе и анализу. Правда, его мотивировало немного другое. Первое – это огромное желание изучить пациента изнутри в прямом смысле этого слова. А, второе – так это боязнь того, что потеряет испытуемого раньше времени, не сумев полностью возыметь с него всю нужную для науки информацию. Поэтому, как только Жанна отчиталась о том, что все готово. То, Верде немедля встал с кресла и двинулся в сторону лежака, попутно натягивая на свои ладони перчатки.
- Говоришь, что жаждешь, чтобы я вскрыл твой череп? – насмешливо обратился бывший Аркобалено, смотря в сторону лежащих на операционном столе приборов пытаясь подобрать оптимальный вариант для дальнейшей операции. – Пожалуй этот, - пробормотал про себя Верде, взяв самый острый из всех имеющихся и в тоже время очень маленький по размеру инструмент. – Жанна, подключай аппарат искусственного дыхания, а также вводи анестезию, - спешно произнес Верде, заодно успевая отслеживать показатели сердцебиения, частоту пульса и множество других данных.
- Состояние довольно критичное, а также раны, полученные в бою сильно повредили его внутренние органы. Поломаны ребра, а также задета селезенка. У меня не остается другого выбора, как воспользоваться экспериментальной сывороткой, что я готовил множество лет назад. Жанна, достань пожалуйста из холодильника пробирку с номером «IP104», да и пожалуйста принеси воды. А я пока начну делать разрез, - как и сказал ученый, взяв в руки скальпель он преподнес его к телу молодого парня и сделал небольшой надрез, сразу же пошла кровь, что было вполне естественно. Но, Верде не остановился и вскоре дошел до нужного места, а именно 4 ребра с правой стороны, который практически был полностью раскрошен и все эти остатки могли дополнительно травмировать Катберта, удивительно то, что он смог нормально добраться до лаборатории и не повредить себе другие не мало важные органы.
- Жанна, нужно сделать переливание крови или этот дурень даже не очнется. Кажется, у нас были где-то запасы, его кровь третья положительная, больше тебе знать не надо. – дав очередное указание своей подопечной, Верде принялся размышлять о том, что следует ему делать дальше. Та сыворотка, за которой ученый послал Жанну способна усилить регенерацию тела в каком-то определенном участке, но стоило дозу сделать хоть на миллиграмм больше эффект в корне менялся и туда куда попадала жидкость все мигом начинало разъедаться, словно кислота. Посему, использования данного «лекарства» довольно рискованное занятие. Тем не менее, ситуация диктовала свои законы и единственным спасением для Катберта является именно она. Ну, Бог с этим ребром, однако пострадавшая селезенка и другие органы, что менее задеты, все же требуют немедленного лечения.
- Ладно, была не была, - полу-вслух проговорил Верде, беря в ладонь пробирку с нужной жидкостью, а другой рукой просовывая туда шприц и вытягивания несколько капель, обстановка воистину была накаляющей и лучше хранителю Зеркала молиться во сне о том, чтобы ученый мог правильно скоординировать свои действия и впрыснуть нужное количество лекарства. Пот проскальзывал по вискам Аркобаленно, но его руки на удивление были не сломленным под таким натиском давления, ответственности и опасности. Видимо тут сказывались годы практики. Медленно приближая шприц в указанное место, Верде делает небольшой нажим на шприц, провоцируя оного выдавить из себя капли снадобья и уже через несколько секунд «IP104» попадает на сломанное ребро. В воздухе повисла тишина, обстановка сильно накалилась, казалось бы, что все, лекарство не подействовало и пациенту придет конец. Но, неожиданно, ребро начала регенерировать с бешеной скоростью и все частички начали возвращаться на свое место, словно ты смотришь перемотанное видео. Верде сильно обрадовался такому результату, он никак не ожидал, что сможет так четко подобрать определенное количество жидкости. Все самое опасное и сложное было позади, органы пришли в норму, а посему, остается только подкачать хадо. К чему Верде и приступил, зашивать тело не пришлось, ведь сыворотка поспособствовало тому, чтобы это произошло все более «естественным» путем. Поэтому, вскоре в лжи хранителя были подведены специальные аппараты, которые были предназначены именно для закачки хадо Зеркала.
Спустя несколько часов, можно было наконец-то вздохнуть с облегчением, операция была успешно завершена. – Жанна, остальное оставляю на тебя, приведи его в чувства, - дал указание Верде и направился в сторону кресла наконец-то отдохнуть после длительного процесса стояния.

+1

12

А вот столь радикальной реакции доктора, Жанна-Мукуро совсем не ожидал. Что он пропустил и как так вышло, что невинная шутка обернулась делом? Может об этом не знала сама Фурньер, да и Зеркальщик Катберт выглядел вполне бодрячком, но факт оставался фактом - его сейчас действительно вскроют на его же благо.
Туманник не сдерживается, и один раз беззвучно хлопает в ладошки, предвкушая дальнейшее. Участвовать в операциях раньше ему не приходилось, а значит нужно как-то выходить из ситуации, в которой можешь не только нечаянно забыть какой-нибудь зажимчик в пациенте, но и что гораздо хуже - с потрохами спалиться, выдав себя незнанием, или практическим неумением элементарных для француженки вещей. В конце концов тушка кролика, которую ждет вскрытие не человек.

Это только подогревало интерес иллюзиониста, любящего танцевать на острие клинка, и выходить сухим из воды, даже если это важные мелочи вроде конспирации, провал в которых может стоить не только лишением доступа к новой игрушке, но и жизни, при неудачном раскладе.

Сосредоточиться на собственном сознании и сознании Жанны одновременно, пробираясь убаюкивающей, гипнотизирующей иллюзией к ней в мысли. Они тягучие и смутные, так как девушка спит, и это облегчает задачу. На всё про всё у Мукуро меньше минуты, ведь Аркобалено ждет свою помощницу.

Девушке нужно внушить, что у неё на несколько мгновений помутилось сознание, пока она шла за всем необходимым доктору. А теперь она должна сосредоточиться на Катберте, сделать свою работу и только потом думать о том, что она не помнит, как оказалась здесь, и с чего ведёт. Просто она устала и мало спала ночью, изучая свои записи и добавляя к ним заметки. Сперва Зеркальщик. Сперва дело. Остальное терпит.

Мукуро очень повезло с медиумом. Девочка ответственно относится к своим обязанностям, и такая концепция ей довольно близка. Впрочем, не удивительно. Было бы странно если бы Верде набирал в лаборанты кого попало, позволяя работать вместе с собой, пусть и на подхвате.
Жанна готова действовать, а Мукуро отстраняется, давая девушке свободу, ежесекундно отслеживая каждую её мысль, и, если она начинает идти в опасном для него направлении - корректирует иллюзорными образами, наполненным желанием сперва выполнить свои обязанности.
Такие иллюзии - тонкая материя. Видимые быстрыми отрывками жертве, они проникают в сознание и баюкают. Работа не слишком сложная, но кропотливая, требующая сосредоточенности. В бою бы не сработало, перекрываясь более сильными эмоциями реальности. Не сработало бы и при сильном потрясении, но пока обстановка спокойная - можно рискнуть.

На случай провала у итальянца имелся и план "Б". Стоит девушке сорваться с крючка, Туманник сразу же подавит её волю, забирая контроль, и, если нужно, рискнет жизнью болтливого Джокера, либо взявшись помогать самостоятельно, либо изобразив обморок, в зависимости от этапа операции.
Но, к счастью для Катберта Нильсена всё прошло гладко. Жанна на время задвинула лишние размышления в долгий ящик "потом", и сосредоточилась на блондине и докторе, пока всё не было закончено.

С последней фразой Верде Мукуро устраивает француженке обман-иллюзию в виде потери сознания, и сам берется за дело.

Благо, привести в сознание человека не слишком то и трудно, и Рокудо не рискует провалиться, кивая доктору, периферическим зрением наблюдая как он отправляется к креслу.

Пока руки делают, иллюзионист осмысливает весь процесс, сосредотачиваясь на этапе закачки хадо и сопоставляя увиденное с прочитанным в лабораторном журнале.

- Доктор Верде, мсье Нильсен в норме. Состояние стабильное, нарушений не наблюдается. - И обернувшись к Зеркальщику. - Ещё пара минут, мсье, и сможете идти к себе.
Туман улыбается парню ласковой улыбкой девушки, на секунду сменив маску сосредоточенного равнодушия на человеческое беспокойство. Такое же наигранное.

Очень хочется поговорить с Аркобалено. Не как лаборантка, а как говорил бы сам, но увы. Все что сейчас может Рокудо - наблюдать, делать, что тему говорят, и действовать скрытно, узнавая всё нужно самостоятельно.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/T1coE.jpg[/AVA]

0

13

ГМ-справка

Процедуры были окончены, Катберт отправился по своим дела, Мукуро удалился заниматься своей работой, Верде занялся анализом последних данных по работе искусственного хадо.

0


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Архив законченных игр » [сюжет] 26 декабря 2014 года | Туманно-грозовое танго


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC