Гокудера Хаято
Главный администратор
Связь
Бьянки
Администратор
Связь
Элина Мейрс
Администратор-дизайнер
Связь
Кикё
Администратор
Связь
Дата создания: 20.05.2015
Название: Горящее Небо
Система игры: эпизодическая
Рейтинг игры: 18+
Мастеринг: смешанный
Навигация
Нужные персонажи

Занзас, Леви-а-Тан, Луссурия, Сасагава Рёхей, вся Семья Сфорца, вся Семья Риколетти, особый отдел ФБР.

Новости проекта
Приём неканонов ограничен, пока не наберётся 10ть канонических\акционных персонажей.
18.10.16
Вводится новое правило. Если вы не предупреждали об отсутствии (все мы можем быть заняты, все всё понимают), то в сюжетные эпизоды, посты пишутся в течении недели ( 7 дней). Если Вы не укладываетесь в означенный срок, персонально оговорим тот интервал, в который Вы сможете ответить.
Цитаты игроков
Эмель

— Вы должны понимать, что цена должна быть.. м~м.. адекватной. — «А то знаю я, аппетиты Игараси-сама.» — И, безусловно, весьма удачно то, что я прибыл в Японию в поисках информации. И уполномочен вести подобные переговоры. - Эмель снова бросил взгляд на коробочки мирно покоящуюся на столе, выдавая свою заинтересованность.

Баннеры партнёров
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Сюжетные эпизоды » Ночь с 24 на 25 декабря 2014 года | "Весь мир идёт на меня войной..."


Ночь с 24 на 25 декабря 2014 года | "Весь мир идёт на меня войной..."

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Место действия:
Италия, Сицилия. Палермо.
Улицы города.

2. Время действия:
Ночь с 24 на 25 декабря 2014 года.

3. Погода:
Тёмная ночь. Облачно, звёзд и луны почти не видно, но, к счастью, дорога хорошо освещена фонарями.

4. Участники:
Takeshi Yamamoto, Clarissa Rosenkreuz.

5. Краткое описание:
Хранителей Вонголы всё никак не оставляют в покое, и, на сей раз, объектом охоты стал носитель воли Дождя, Ямамото Такеши. Он не так прост, как хотелось бы врагам, и оказывает недюжинный отпор, однако, к любому можно найти свой подход... И, к сожалению, Такеши - не исключение.

0

2

- Знаешь, ты в последнее время чем-то обременён, - её слова, произнесённые тихим низким голосом, заставили хранителя Дождя вырваться из пут собственных мыслей. Молодой мужчина вновь вернул взгляд на девушку в чёрном атласном плаще с миниатюрным вырезом на ключицах. Его взгляд легко скользнул по рыжим волосам, что аккуратно обрамляли тонкие линии лица, тем самым подчёркивая красоту зелёных глаз напротив, - Или возможно, я огорчила тебя тем, что не смогла помочь с поиском информации, - крашеных сочным красным яблоком губ, коснулась слабая улыбка, наполненная лёгким сожалением.

- Нет. Всё в порядке. Правда. Я и не рассчитывал, что ты найдёшь хоть какой-то след этого человека в Палермо, - Ямамото осторожно соединил пальцы рук в крепкий замок, чувствуя декабрьский холод на плечах. Назначать встречу в людном и шумном месте он не хотел, потому пришлось выбрать непримечательное маленькое кафе у центральной площади. Столики, аккуратно расставленные подле фасада старого здания, пустовали, и единственными свидетелями присутствия двух людей, отдалённых от вечерней городской суеты, были редкие прохожие, поглощённые своей жизнью.
- Просто, я должен был проверить этот вариант. Или же, этот парень слишком хорошо скрывает своё присутствие от нас. В любом случае, спасибо тебе за помощь, Елена.
Несколько дней назад, Семье стало известно о пропаже Мукуро – истинного хранителя Тумана Вонголы. Он оборвал всякую связь с Хром и поверг тем самым юное создание в глубокую депрессию и бесконечную тревогу. Ямамото решил использовать свои связи и проверить, нет ли какой-нибудь зацепки здесь, на территории старого сицилийского города. Иллюзионист непредсказуем. Трудно предугадать его поступки. Потому даже такой вариант исключать не стоило. Но в итоге – промах. Хотя, может работа Елены и не прошла понапрасну. Она лишний раз убедила Ямамото в том, что пока на территории Палермо всё спокойно. Не считая, конечно, тех загадочных нападений на хранителей Семьи, о которых простым информаторам знать не стоило. Таков был приказ Савады. Он не желал подставлять людей под опасность.

- Я должен возвращаться, - улыбнувшись слегка, хранитель поднялся со своего места, поспешив застегнуть кожаную куртку.
- Ты, должно быть, сошёл сума, раз гоняешь в такой холод по городу на этом двухколёсном убийце, - усмирив спокойным взглядом молодого мужчину, Елена прикончила остатки ещё тёплого кофе в своей кружке.
- Нет, не говори о нём так, - рассмеявшись, Ямамото направился к чёрному мотоциклу, припаркованному неподалёку от кофе. Он слабо обернулся, попрощавшись с девушкой лёгким жестом руки. 

Холодный воздух врезался в пластиковый визор тёмного мотошлема. Двигаясь по пустынной центральной трассе на скорости 220 км/ч, Ямамото довольно быстро оказался в другой части города, сворачивая затем с шоссе, оказываясь среди широких жилых улиц. Сбавив скорость, он уверенно преодолевал расстояние, отделяющее его от местонахождения одного из штабов Семьи. Хранитель намеревался доложить о предпринятых действиях остальным, несмотря на столь позднее время суток.
До нужного поворота оставалось около 400-х сот метров. Дальше был переулок, упирающийся в глубокую подземку, скрытую от посторонних глаз. Переключая передачу, Ямамото готовился повернуть мотоцикл, однако…
Улица содрогнулась от визга тормозов. Мотоцикл снесло в сторону бордюров. Машина перевернулась несколько раз и тяжёлым грузом опустилась на асфальт, получив значительные повреждения. Водителя выбросило на дорогу ещё до этого. Ямамото не потерял сознание, хотя довольно здорово приложился об заасфальтированную дорогу головой. Кое-как поднявшись на ноги, хранитель с трудом стянул мотошлем с затылка. В височной области зияла кровавая рана, и багровая дорожка очертила скулу, причиняя неприятное ощущение. Задыхаясь, молодой мужчина судорожно огляделся по сторонам, чувствуя как всё тело, потихоньку немеет от боли.
- Какого... - он мог бы поклясться сейчас перед самим Дьяволом в том, что с минуту назад кто-то попытался броситься под колёса мотоцикла.

«Мне же не показалось! На дороге кто-то был!»...

Отредактировано Takeshi Yamamoto (2015-09-07 21:45:45)

+1

3

Не то, чтобы Кларисса была склонна относиться к порученной ей работе спустя рукава, однако, судя по выданной ей на руки информации, противник, хоть и силён, но не лишён благородства, а такими легко управлять, и тем проще, чем больше у них всевозможных принципов, моральных ограничений и табу. Сама же Хранительница Музыки искренне полагала, что лишена подобных сентиментальных слабостей, видя жизнь такой, какой та являлась в действительности, без масок и прикрас. И зрелище, нужно сказать, весьма-таки удручающее. Людей даже подталкивать не нужно к самоуничтожению, они успешно гнобят друг друга и сами. Нет, Розенкройц не хотела сказать, что Джокеры чем-то лучше, но их, хотя бы, в центре гораздо меньше, чем людишек в этом городе на квадратный метр территории. И она испытывала раздражение, несмотря на то, что явилась в Палермо на несколько часов раньше назначенного срока, чтобы оценить, так сказать, дислокацию, а также немного попрактиковаться – впрочем, последнее оказалось до зевоты скучным, обыватели слишком легко пугались даже простеньких иллюзий, создаваемых ею и даже не наделённых реальной плотностью и устоявшейся формой. Размытые тени, шорохи из переулков, ощущение, что кто-то стоит за спиной, в то время, как, обернувшись, не находишь поблизости даже какого-нибудь глупого насекомого, не говоря уж о человеке… Этого с лихвой хватало, чтобы пугать или нервировать бедолаг.
А много ли выдержит этот парень, Ямамото Такеши, за которым ей предстояло поохотиться? Интересно. Он точно не должен оказаться таким же слабаком, как ни к чему не приученные простаки, понятия не имеющие о пламени, наводняющие дома и улицы этого слишком много возомнившего о себе города.
Когда Клариссе надоело валять дурака, а над Палермо сгустились сумерки, она наконец-то взялась за дело всерьёз.

***

Честно говоря, сперва ей какое-то время казалось, что след Ямамото потерян, и придётся вылавливать его среди бела дня… Чего, честно говоря, откровенно не хотелось, если учесть, что вонгольские шавки имели обыкновение слетаться, подобно пчёлам на мёд, когда на одного из их товарищей наезжали, проявляя завидное единство. Чего уже стоил бой Катберта Нильссена с Хранителями Урагана и Грозы! Вернуться в штаб в таком же состоянии, что и этот зеркальный блондинчик, Клариссе совершенно не улыбалось, не говоря о том, что доктор Верде был единственным, кто внушал ей трепет и шок – в основном, радикальными методами своей особой терапии. Она же хрупкая девушка, она для такого не подготовлена! Даже к регулярным процедурам обследования так до сих пор и не привыкла, где уж там говорить о чём-то более серьёзном… В общем, Розенкройц порядочно так струхнула, вообразив было, что ей предстоит выжидать удобный момент, когда никто из остальной шайки озверевших от уже понесённых потерь неудачников не будет ошиваться вокруг Такеши, однако, паривший высоко в небе какаду, выпущенный ею заранее, издал несколько коротких криков-трелей, воспроизведя простенькую, но вполне узнаваемую версию одной из её любимых мелодий, и Клара поняла – объект приближается. Отлично! Значит, ей не придётся болтаться по уже осточертевшей столице Сицилии, осматривая местные сомнительные достопримечательности.
«Давай-давай, дорогой, не заставляй девушку ждать…» - любовно поглаживая флейту, нетерпеливо думала Кларисса, приподняв уголки губ в почти ласковой улыбке.

Ворчание мотора приближающегося мотоцикла было, пожалуй, громче нескольких нежных, переливчатых нот, извлечённых ею из инструмента, однако, этого хватило, чтобы штопорный вихрь светло-персикового оттенка взвихрился, устремляясь от неё к человеку на дороге. Вращающаяся конусообразная воронка налетела спереди и ударила, выбивая из седла, переворачивая ни в чём не повинное и вполне, на вкус Клариссы, симпатичное – ей бы такое, - транспортное средство. Милая же и хрупкая с виду девушка же, невысокая, с розовыми, как у Скорпиона Бьянки, волосами, больше не таясь, неторопливо вышла навстречу Ямамото, остановившись в десятке метров от него, с флейтой, хоть и отведённой от губ, но всё ещё поднятой, сейчас – на уровне груди, зажатой в правой руке. Взгляд у неё мог показаться даже почти виноватым, мол, это не моя инициатива, не держи зла, я просто должна это сделать. Хранитель Дождя оказался совсем не таким, каким она его себе представляла – брутальным и грубым мужиком с мечом, с мрачным, неулыбчивым взглядом. Говорили, что из Хранителей по уровню силы этот – второй после Хранителя Облака, и навоображать Клара успела безудержно много. А тут – такое. Высокий брюнет, серьёзный такой… Недурен собой, она бы с ним познакомилась при совсем других обстоятельствах. Хотя, если вспомнить те же краткие данные о нём – он старше неё, но ведь парень и должен быть старше леди, так что тут всё правильно. Да и Кларисса уже совершеннолетняя… Жаль, как жаль, что так вышло. Плакать, конечно, не будет, не настолько она сожалеет, но грустно.
«Я пришла сражаться с ним, а не любоваться на него! Очнись, Кларисса, твою мать, тебе тут ничего не светит!» - строго одёрнула себя Розенкройц. Получилось так себе, но, во всяком случае, дело продолжать выполнять она сможет, а неприятный червячок огорчения был запихнут поглубже, туда, где тот ничего не сумеет испортить, при всём желании. Она - не человек, она - всего лишь оружие.

- Синьор Такеши, если не ошибаюсь? – непринуждённо и без угрозы говорит она – сила уже продемонстрирована, теперь стоит воззвать к здравому смыслу, может, и не придётся калечить это достаточно привлекательное, открытое лицо с такими честными с виду ольховыми глазами, - Прошу Вас передать мне Ваш атрибут Дождя Вонголы, - она действительно почти просит, ей почему-то не хочется ему приказывать, и причинять боль молодому мужчине без большой надобности. Кларисса уже решила, что, в любом случае, убивать его не станет. Ничего, её способности дают ей широчайший спектр вариантов действий. У неё нет возможности отказать своим, хм, "работодателям", однако, она всё ещё вправе делать такой вот маленький выбор.
Какаду Музыки снижается и зависает у неё над головой, он тоже готов сражаться – хотя, ввиду его низкого боевого потенциала, она не слишком-то любит применять птицу для чего-либо, помимо слежки за объектами, да ещё, в некоторых случаях, сигнализационной сирены, ибо орать это пернатое могло очень и очень громко, тех, кто в такой момент неудачно окажется слишком близко от него, даже в самом буквальном смысле оглушая. Правда, был тут и побочный эффект – от вопля чёртового попугая не были застрахованы ни соратники Клариссы, ни даже она сама. Совсем как её пламя – для её двойного хадо не существовало понятия дружественного огня, и неосторожная мелодия могла без разбора выкашивать своих и чужих, и, теоретически, если запустить неудачно, рикошетом попадать в собственную исполнительницу.

[NIC]Clarissa Rosenkreuz[/NIC]
[STA](CENSORED)[/STA]
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/kvgyc.jpg[/AVA]

+1

4

Сознание обуяло жуткое ощущение разорванной в клочья реальности. Только несколько минут назад существовала лишь скорость, рёв мотора и глухой ветер, дышащий в спину, а теперь кругом – кромешная ночная тишина, пронизываемая слабыми глухими звуками спящего города. Улицы центральной части вымерли в столь поздний час. Единственными свидетелями произошедшей аварии являлись разве только что танцующие тени на асфальте, создаваемые светом от фонарей. Поднимая неуверенно шлем с дороги, Ямамото вновь и вновь мельком оглядывался по сторонам. Он до последнего надеялся, что случившееся не более чем игра его собственного разума. Такое вполне возможно, ведь молодой мужчина не спал уже около суток, помогая решать вопрос о пропаже одного из хранителей. Скорость была довольно высокой, бдительность ослабла, навалилась усталость и вот что из этого вышло. Невольно в мыслях мелькнули слова Елены о мотоцикле, которые она бросила в шутку на прощанье. Вот так и уверуешь в материализм надуманного. Хорошо, если всё это так. Тогда откуда это странное тревожное чувство внутри? Хранитель, отчего-то ощущал на себе чей-то сокрытый взгляд. Кто-то как будто бы наблюдал за ним.

«Ладно. Нужно поднять мотоцикл и оценить его повреждения. Не думаю, что в таком состоянии доберусь до штаба на своих двоих» - выталкивая воздух из лёгких и чувствуя пульсирующую боль под диафрагмой на новом вдохе, Ямамото попытался поднять двухколёсную машину. Тем самым он сделал лишь хуже себе, ибо всё тело моментом парализовал спазм. Такое чувство, что все нервные окончания разом потянули в разные стороны. Хотелось завыть, но и не такие повреждения доводилось получать на полях боя за прошедшие годы.
- Чёрт… - слабо усмехнувшись своей неудаче, хранитель тяжело опустился на асфальт рядом с мотоциклом. Наиболее лучшим вариантом послужит звонок другу, да. Но едва Ямамото набрал нужный номер, его слух разрезал чужой незнакомый голос. Взглянув на дорогу, в полумраке теней, он сумел разглядеть миниатюрный силуэт девушки. Действительно внезапно. Получается первичное неосознанное, оказалось единственным верным.

- Нет, Вы не ошибаетесь, - настороженно отозвавшись на вопрос незнакомки, хранитель Дождя поторопился подняться на ноги, стараясь не обращать внимания на резкую боль во всём теле.
«Похоже, пришла и моя очередь?» - глупо было полагать, что эта случайная свидетельница, или прохожая и вся прочая ерунда, подходящая к ситуации. Тем более что следующая её фраза ознаменовала весь смысл этой встречи. Её был необходим наследный атрибут. 
- Боюсь, что не смогу этого сделать. Эта вещь по праву принадлежит мне, и потому я не стану совершать столь опрометчивый поступок, - вглядываясь в черты чужого лица, Ямамото старался придерживаться спокойного и вежливого тона. Это свойственно ему, и потому тревогу будет трудно увидеть сейчас. А она существовала, понемногу вплетаясь в сознание, как паук, заворачивающий свою жертву в паутину. В первую очередь, что за силы были у этой девушки? И потом, возможно ли, что пропавшие атрибуты при ней? Хотя насчёт последнего хранитель Дождя погорячился. Ребята описывали нападавших немного иначе. Но, может быть ей известно, где они находятся?
Сделав шаг навстречу, хранитель Дождя затем остановился, крепко пережимая рукоять бамбукового меча, пряча его за собой. Он успел захватить оружие, пока поднимался на ноги. При падении с ним ничего не случилось. Меч попросту оказался на асфальте вблизи мотоцикла. Последним наставлением Реборна, на фоне происходящих событий, была просьба о том, чтобы каждый из парней всегда держал при себе своё оружие и атрибут пламени. Впрочем, это уже давно вошло в привычку. При  такой опасной «профессии» без инструмента – никуда. Как в шутку порой говорил отец Ямамото.
«Она не торопится что-то предпринимать. И эта флейта, и птица…»

+1

5

Отказ Хранителя ничуть не удивляет Клариссу, однако, надутые губки девушки и удручённое покачивание головой говорят сами за себя, что, как ни прискорбно, однако, теперь ей придётся применить силу, несмотря на то, что совсем этого не хотелось бы. С другой стороны, поскольку парень ей очень нравится, впервые в жизни с ней такое происходит – он вызывает живой интерес, да, к тому же, выглядит сильным и решительным, весьма достойным противником, и ей хочется проверить, как далеко она сможет зайти, прежде, чем он сломается, как долго Такеши выдержит её напор. Танцевать вместе с ним, танцевать – пока не выяснится, кто же ведёт. Розенкройц ещё ни разу не доводилось играть в полную силу, да и вести абсолютно сольную партию – тоже, и она воодушевлена своим дебютом.

- Понятно. Значит, боя не избежать, - с искренним сожалением говорит Кларисса, покусывая нижнюю губу и неприкрыто нервничая, - Что ж… - она медлит секунду или две, прежде чем решается: - Да, кстати, чтобы мы были с Вами на равных… - эта девушка, для которой сказать "эй, ты, чувак, ты что, совсем опух" - раз плюнуть, а "урод, подвинься" - не оскорбление, а нормальная манера общения, не хотела хамить Ямамото, и, наблюдай за ней сейчас Сэм или Аллен - она вполне рисковала заслужить обвинение в том, что-де "втрескалась по уши в этого брюнета, бедняга-парень", однако, сама Клара характеризовала бы испытываемое ею чувство несколько иначе. Такеши занимал её, как человек, разительно отличавшийся от всей той гоповатой братии, с которой она водила знакомство прежде, и по манере общения и поведения, и по внешнему облику – действительно, весьма симпатичный и привлекательный, на её вкус. Ладно, ладно, что греха таить – встреться они при других обстоятельствах, и всякое могло бы получиться в конечном счёте, однако, сейчас незачем рассуждать об этом, только лишний раз огорчится, - …я хочу представиться. Моё имя – Кларисса Розенкройц. А теперь… - она кажется расслабленной, даже слишком расслабленной, почти легкомысленной, будто не на поединок настроена, а на посиделки за кофе, печеньем и пышками, когда за окном не видно ни зги, хлещет ливень и завывает холодный северный ветер, - …защищайтесь!

Флейта - "Танец богов"

Музыка – как продолжение дыхания, пальцы пробегают по отверстиям в тонкой длинной трубочке. Тонкий поток хадо струится сквозь инструмент, охватывая тот персиково-алым пламенем, и вокруг них с Ямамото стремительно разрастается искусственно созданное пространство, скрывая из поля зрения дорогу, небеса, валяющийся мотоцикл, сам город – ничего больше нет, кроме странного двуцветного поля, служащего одновременно и стенами, и полом, и потолком. Однако, размеры у этой гигантской коробки позволяли размахнуться как следует с двумя мечами Хранителя Дождя… Ах, если бы ещё оставалось, по кому атаковать, ведь флейтистка исчезает, попросту растворяется в пространстве, и Такеши остаётся совершенно один.

Музыка теперь звучит не из какой-то одной точки пространства, а как бы сразу отовсюду – сверху, снизу, слева, справа, спереди, сзади, музыка сама словно бы сделалась его врагом.
Клариссу создаваемые ею наваждения ещё никогда не подводили, и сейчас, стоя ровно на том же месте, где и прежде, она продолжает спокойно наигрывать, глядя на Ямамото и ожидая его следующего хода. Правда, её окутывает кокон пламени, призванный для того, чтобы принять на себя первый урон и дать несколько секунд для перегруппировки и ответного хода, если Такеши всё же удастся пробиться сквозь иллюзию и напасть на неё.
- Гордишься тем, что тебе доверили эту вещь, да? Ты же не считаешь себя незаменимым? Тебя используют… Ты для них – всего лишь сильный мечник, опытная боевая единица. Твои лучшие друзья ни во что не ставят тебя, а Хранитель Урагана солгал тебе в лицо. Он сам отдал свой элемент, потому что знает, за кем сила, и знает, что вы проиграете. Он предал Вонголу. И, знаешь? Я кое-что ещё тебе скажу, если ты пожелаешь узнать… - её голос звучит теперь прямо у него в голове, словно бы какое-то эхо, она издевается над ним. Мелодия проникает прямо в мозг, воздействует на все пять органов чувств, пытается подменить восприятие, сделать чёрное белым, а то, что раньше казалось незыблемым, как скалы или земная твердь, вдруг начинает рушиться, переворачиваться и меняться местами. И, чем дольше и внимательнее он будет слушать, тем глубже запутается. А, если ему ещё и понравится музыка - совсем пиши пропало.

Перед Такеши возникает его друг, но он сам не похож на себя, в зелёных глазах читается холодное, бездушное презрение.
- Ну, неужели ты думал, что я навсегда останусь с вами, неудачниками, а, кретин? Мне, в конце концов, надоело это, - зло усмехаясь, говорит этот неправильный Гокудера.
- Ты позволил этому произойти. Ты ничего не видел, хотя я просил тебя быть внимательным. Ты виноват в том, что произошло, - раздаётся другой голос, уже из-за спины Ямамото. Там стоит младший Савада, но и он тоже не похож на себя, взгляд его обвиняет, Тсуна злится, но в карих глазах стоят и слёзы – ему больно от предательства того, кому он больше всего доверял, и от того, что второй друг не сумел этого предотвратить, когда это ещё было возможно, не понял, когда Хаято стал от них отдаляться, и когда пошёл на сговор с врагами.
- Это - лишь образы, конечно, но они говорят то, что эти люди думают о тебе на самом деле, - объясняет невидимая Кларисса, - Так хочешь знать ещё больше? – снова вкрадчиво спрашивает голос молодой девушки, и в нём слышится ехидство и затаённое торжество, будто известный ей секрет принесёт ей победу, а Ямамото – поражение, падение и позор. И тогда первоначальный эффект, произведённый им на неё, рассеется, и он окажется просто очередным слабовольным дураком на её пути. Такие ей не нравятся, такие раздражают её, и уж точно не способны вызвать несанкционированные эмоции в неурочный момент.

[NIC]Clarissa Rosenkreuz[/NIC]
[STA](CENSORED)[/STA]
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/kvgyc.jpg[/AVA]

0

6

Кларисса. Имя достойное человека умного и смелого. Наличие в крови одарённости и яркой нетривиальной личности способствует постоянному движению по жизни. Она ищет применение своим способностям, ищет возможность их расширить. Ей подойдёт Аметист или же Янтарь, и быть может, любимым её днём будет непримечательный четверг, который по глубокому мнению самого Хранителя – явно лишний пункт в будничном списке. Ох, откуда эти мысли сейчас? Чёрт его знает. Но, помнится накануне, Ямамото прочёл довольно занятную книгу об убийце, увлечённым интеллектуальным поединком с детективном полиции. Её тоже звали Кларисса, и камнем-талисманом ей служил Рубин. Однако он - не убийца, а она не детектив. Более того, реальность становилась намного страшнее, нежели голос выдуманной истории, аккуратно разбросанной чёрным печатным шрифтом на страницах, заключённых затем в толстый книжный переплёт.

- Как обидно. Вы пришли сюда, помышляя о том, будто бы я просто преподнесу атрибут в раскрытой дрожащей ладони, - слабо усмехнувшись, молодой темноволосый мужчина, вытянул перед собой бамбуковый меч. Он не торопился вдохнуть в него жизнь, - Какая упадническая мысль. Стала ли бы семья, возглавляющая весь мафиозный Альянс столь могущественной, будь внутри её механизма такое примитивное мышление и отъявленная трусость.

Это действительно плохое начало знакомства. И Хранитель сделал бы всё, для того чтобы избежать поединка с этой незнакомкой. Но так уж получилось, что в его венах течёт наследие, переданное самим Асари – первым Богом Дождя Вонголы. Мечник всегда чувствовал, что этот давно ушедший из мира живых человек, наблюдал за ним с самого рождения. И сейчас, сейчас он тоже рядом. Его беззвучный голос вторит одну простую истину.
«Необходимо уметь жертвовать собой и своими принципами во благо долга. Отдай всё, заведомо зная, что взамен – ты ничего не получишь» - глубоко вдохнув прохладный ночной воздух, Ямамото сконцентрировал энергию в руках, позволяя духовному пламени обжечь поверхность меча. В мгновение глаза резанул синий блеск. Метал лезвия, чувствовался даже на кончиках огрубевших пальцев.

- Прекрасно. Разыгрывай свои карты, - лицо мечника наполнилось тенью отчуждения и решимости, которая присуще тем, кто отправляется на войну, решаясь уже больше не оборачиваться к своему дому, дабы скрыть силу, просыпающуюся лишь на грани безумия. Сегодня он либо проиграет и падёт от руки неизвестной, или же вернётся в семью, сохранив свой титул и наследие.

Пустынную широкую улицу заполнила приятная музыка, постепенно проникающая слишком глубоко в душу. В какой-то момент по вискам ударила острая боль, словно от ножа, вошедшего в череп с теменной стороны. Перед глазами возникли густые клубни слабо красного дыма, стирающего всю реальность. Кто-то как будто бы жирным мазком кисти зарисовывал этот тёмный ночной мир. Хранитель остался совершенно один, вглядываясь в пустое пространство.
«Где-то уже доводилось такое видеть. Да только Он, всегда рисовал чёрным свои иллюзии» - странно было вдруг подумать о пропавшем иллюзионисте в такой момент. Странно было вообще думать под звуки этой тонкой мелодии. Она внушала сонливость, хотя это можно было бы свалить на произошедшую аварию и травмированную голову. Она же ослабляла бдительность, что в итоге привело к внезапно возникшим рядом... «врагам»?

- Хаято, - выпрямившись во весь рост, Ямамото крепко сжимал рукоять меча в правой руке. Несомненно, это его лицо. Лицо бешеного преданного пса. Так реалистично, даже мимика и жесты. И голос позади, принадлежащий Тени новорождённого Неба, тоже, несомненно, до боли знаком и пробирает насквозь. Он бы поверил, действительно поверил, если бы истинно не знал, что младший Савада простил бы даже предательство. Он бы поверил, действительно поверил, если бы не знал, как предан бешеный пёс своему покровителю. И потому... 

- Стиль синей ласточки, - вытягивая, пылающий синим пламенем меч, Хранитель занял боевую позицию, концентрируя силу в руках, - Проливной дождь.
Прямой удар на высокой скорости пришёлся в грудную клетку двойника. Лезвие вонзилось в саму его сущность, пробивая насквозь. Можно ли убить иллюзию? Ответа Ямамото не знал. Но Дождь Вонголы, смывает все сомнения, очищая путь к истине.

- Мне очень жаль, но моя предотвращенная когда-то смерть, была сильнее всякого обмана. Я видел там то, чего не видела ты, Кларисса.

Отредактировано Takeshi Yamamoto (2015-10-11 16:46:51)

+2

7

Отдать Атрибут - трусость? Ну может быть и так. Но, по-мнению Клары - лучше быть живым и трусливым, чем мертвым, но смелым.
"Кому вообще будет нужна твоя смелость, если ты умрешь, Хранитель? Кому ты будешь нужен мертвым? Если ты и живой-то никому не сдался? Или ты действительно думаешь, что все эти громкие слова о дружбе, вере и нужности - правда? На вот ни хуя! Слова - это всего лишь слова...".
Но тогда почему он так уверен в себе? Живет с этой мыслью и слепо верит? В то, что он не проиграет, не сломается? Глупости. Ломаются все, как и продаются все. Нужно лишь найти нужный ломик и предложить устраивающую сумму. И это не всегда деньги.
"Ты сломаешься, Хранитель, поверь, я смогу это сделать, я тебя сломаю, разрушу эти фантазии и дурацкие иллюзии, ведь я - повелитель иллюзий. Я - Джокер, главная карта в колоде жизни, я бью всех. Тебя я тоже побью, Хранитель, я сломаю тебя!"
А она ведь и правда, не хотела этого. Это же было так просто, избежать боя. Она не хотела причинять ему вред, ломать его, делать жалким подобием того воина, которого видела перед собой вначале. Но его слова, его суждение, это все взбесило Клару. Она-то в общем-то, бесилась по любому поводу, но больше всего на свете ее добивали вот такие вот наивные заявления. Могущественная Семья? Смешно! Вонгола - прошлый век, они устарели. И пламя их тоже устарело, теперь время за ними, за Джокерами и за их пламенем. Они - сила, способная поспорить даже с богами. И теперь пора это доказать.

"Ну надо же, он-таки это сделал... как глупо, как и то, что ты увидела, Кларисса, не обольщайся насчет него, он очередной человечишка. Такой же, как и все. Ты оказалась неправа, он ничем не отличается от остальных, так что можешь забыть обо всем, что ты там себе накрутила..."
Но почему так не хочется продолжать? Откуда тогда эти чувства? Почему она постоянно убеждает себя, что он - такой же, как и другие? Ведь с остальными такого не было, была твердая уверенность, что весь мир - куча дерьма и живет в нем сплошное дерьмо. Нет уж! Она сделает это, доделает начатое.

Десятый Вонгола исчезает так быстро, словно бы его и не было, а Гокудера, отступив на шаг, переводит взгляд с оставленной раны на Ямамото. Снова эта злая усмешка, кривящая губы Урагана.
- Может быть я и не видела, что было тогда. Он спас твою жизнь, да? - фальшивка рассыпается на тысячи осколков, словно бы мечник разбил зеркало и вот, Такеши снова остается один, а в его голове снова звучит голос Клары, - Но ты ведь не все видел. Я буду показывать тебе ложь и правду, по очереди, пока ты не запутаешься окончательно. Эта была ложь, но теперь настало время правды. Я, ведь давно тебя искала. Ты - мое личное задание, нам отдают по одному Хранителю. И я приходила в твой дом, думала найти тебя там. Но не нашла, зато был кое-кто другой...
Пространство меняется, красный туман обретает форму и вот Хранитель уже стоит в своем доме. Не в Италии, в своем доме в Японии, там, где он вырос. Стояла поздняя ночь, было темно, хоть глаз выколи, за окном слышен шум дождя и завывание ветра, а вспыхивающая молния, отбрасывает причудливые тени.
- Иди, взгляни, что видела я тогда, - голос прозвучал совсем рядом, но спустя секунду до ушей мечника долетел грохот обрушивающейся мебели. Похоже там, в глубине дома, в одной из комнат кто-то дрался.

+1

8

«Мою жизнь спас совершенно чужой мне человек. Я ждал кого угодно в той темноте. Но только не его протянутой руки и слабой странной улыбки на лице,» - хранитель предпочёл смолчать на прозвучавший вопрос. Он долгие годы хранил воспоминания о том дне глубоко внутри, не желая особенно распространяться об этом. Совершенно постороннему незачем знать таких вещей. Слишком большой риск. И если помнить уроки прошлого, открытая душа для иллюзиониста, всё равно что, власть в руках Всевышнего.

Отступая назад, Ямамото наблюдал, как тени рассыпались на тысячи осколков. Не хватало характерного звука битого стекла для большей реалистичности. И всё же, его руки задрожали. И не потому что, он испугался увиденного. Скорее, хранитель опешил от собственного поступка. Не сомневаясь, не колеблясь, он вонзил клинок в чужое тело. Такова уж действительность. Ему и раньше доводилось убивать во благо семьи. К сожалению, в борьбе за идеалы и лучшую жизнь всегда приходиться платить чьей-то кровью. Но, чёрт возьми, ему всегда было тяжело свершать подобные поступки. Вот и сейчас казалось, что на душу лёг ещё один несмываемый грех. Нет, Ямамото понимал, прекрасно понимал, что это всего лишь иллюзии. Но его собственные действия, чем их оправдать?

- Грош цена вашим стараниям. Как крысы, нападаете по одному, рассчитывая застать врасплох. Где-то вам действительно повезло, но со мной такого не повторится, - не в его правилах злословить, но что-то глубоко внутри подтолкнуло столь резкие слова к разуму. Хранитель давно чувствовал, что с приходом столь могущественной силы, дарованной великим наследием людей, боровшихся когда-то за правду и справедливость, в нём родилась сокрытая тьма. Её структура изо дня в день пополнялась пережитой болью, отчаянием и потерями. И, наверное, даже глубоко устоявшиеся идеалы не способны её сломать в случае необходимости. Вопрос лишь в то, когда именно эта тьма захлестнёт в сердце Дождя и каким он тогда станет.

- Дзиро, - нахмурившись и усмирив взглядом пространство перед собой, хранитель поспешил призвать животное из коробочки. Собака мгновенно появилась рядом с хозяином, глухо рыча и приветствуя неизвестность. И всё бы ничего, да голос незнакомки, раздавшийся совсем рядом, заставил Ямамото встрепенуться в сердцах.
Она искала его в доме отца? … 
Этого хватило, чтобы потерять контроль над пламенем. Животное исчезло, и лезвие под пальцами начало остывать, хотя меч и продолжал сохранять своё истинное обличье. Всё что угодно, он был готов ко всему, но только не к такому повороту.

Пред глазами предстали родные стены дома, где он пережил и горести и радости. Видеть сейчас это место было невыносимо больно, поскольку Ямамото не был на родине уже много лет. И надо признаться, отец проводил сына в чужую страну не с благословлением. Старик был против выбранного пути Такеши. И хотя когда-то он сам разрешил сыну взять в руки меч, но ведь это было только во благо защиты близких людей. Он и подумать не мог, что парнишка решит идти, столь опасной дорой и дальше.
«Правда или ложь. Я не могу понять происходящее. Она показывает то, что видела? Я не могу сконцентрироваться. Я слишком долго отсутствовал рядом…» - внутренне содрогнувшись, хранитель внезапно опешил. Картинка менялась слишком быстро. И вот уже в следующую секунду, он слышит шум в отцовской комнате. Глухой удар и что-то будто падает. Порываясь ворваться внутрь как можно скорее, Ямамото срывается вперёд и обнаруживает лежащее тело отца…

Если вам когда-нибудь доводилось испытывать безумие, вы точно знаете что это за чувство. Отчаяние, перемешанное с резко ворвавшейся в душу злобой. Боль, которая сковывает всё живое внутри, перекручивая в толстую верёвку, выжимая из крови всё самое светлое и лучшее.
- Нет, этого быть не может… - сузившиеся зрачки светло-карих глаз устремились в омертвелый лик отца. Над телом же нависала тень, но образ её был сильно размыт.

+2

9

- О, так ты хочешь боя стенку на стенку? Так хочется, чтобы вас смели сразу? Так хочется уничтожения Вонголы? - она чуть прищурилась, но мечник не мог этого видеть - Клара надежно скрыла себя иллюзиями, причем не одним, а аж тремя слоями, наделав скрытых копий на тот случай, если Хранитель Дождя сможет смять первый слой иллюзий. Она не питала ложных надежд и была полностью готова к любому развитию событий, в том числе и к тому, что Ямамото обладает какими-то скрытыми, неизвестными ей способностями. Не зря же его все-таки назвали самым опасным из Вонголы. Нет, для такого звания мало просто хорошо владеть мечом, нужно что-то еще. И почему она до сих пор "фильтрует базар"? Странно, раньше она старалась, потому что почувствовала уважение к мужчине, а сейчас? Почему язык до сих пор не поворачивается сквернословить? Неужели она до сих пор это чувствует? Да нет. Она уже пришла к выводу, что в мужчине нет ничего особенного. Это Клара напридумывала себе черт знает что.

"Ой, песка!" - умилилась немка, углядев призванную собаку. Животных Кларисса любила, по ее мнению, это были единственные существа, которым вредить не стоило ибо животные, это те, кто никогда не подставят и не предадут. Особенно собаки. Верные, сильные существа, единственные, которые любят тебя, больше чем себя. Жаль, что эта собака - всего лишь пламя, хоть и не лишенное индивидуальности и присущих своему прототипу качеств. Впрочем, отвлекаться не нужно, ведь сейчас будет самый ответственный момент. Он должен поверить. А она должна заставить мечника сделать это.
"Ну и зачем я это все творю? Можно же просто вырубить его и все..." - это было странно, такого Кларисс никогда не ощущала. Она засомневалась. И было в чем, ведь Клара никогда такого не творила, это было не в ее стиле. Она могла набить морду, оскорбить, унизить, отнять у маленького ребенка конфету... но вот в душу она еще никогда не плевала.

- Может, - голос прозвучал совсем рядом. Вспышка молнии, осветившая чужака и сделавшая его более четким, еще одна, но теперь отсвет попал на лицо убийцы.
А убийцей был никто иной, как Гокудера Хаято, лучший друг, человек, которому Ямамото, вероятно, доверял свою жизнь. Вот он стоит над телом отца мечника, на лице подсыхали капли крови. Стоял он недолго, после чего, отвинтив глушитель и убрав пистолет в кобуру, развернулся и ушел, громко хлопнув дверью. И вот они остались одни - мертвый отец Ямамото, сам Такеши и Клара, материализовавшую еще одну копию себя, которая уселась на стол в позе лотоса и смотрящая на мужчину. Внимательно так.
- Честно говоря, даже я такого расклада не ожидала, - иллюзия вытащила из кармана яблоко и принялась жевать его, даже не обращая внимание на выражение лица мужчины, как и на то, что они до сих пор находятся в доме мечника, - Кстати, если ты думаешь, что это обман, поясню - мне бы такое даже в голову не пришло.
Легко подскочив на ноги, Кларисса щелкнула пальцами и все исчезло, а они вновь оказались в багровом ничто.
- Кстати, если ты отдашь Атрибут прямо сейчас, то мы закончим наш аттракцион, а ты пойдешь на все четыре стороны. Заодно и спросишь у своего друга, какого хрена произошло, ага. Ну, а если нет, то мы продолжим, правда, не факт, что я буду соблюдать строгую очередность. Так что выбирай.

Отредактировано Clarissa Rosenkreuz (2015-10-29 13:34:39)

+1

10

Очень страшно находиться между ложью и правдой. Все дарованные небом при рождении защитные инстинкты напрочь притупляются и становятся бесполезными. Всё что человек знал до этого, всё во что верил, всё что приобрёл и потерял – становится абсолютно неважным. Он остаётся один на один с реальностью. И каждый его последующий шаг не имеет под собой никакой надёжности. Всё равно что, слепо идти по неосвещённой дороге, прислушиваясь к редким порывам холодного пронизывающего душу ветра.
Отец… - тяжёлая сталь меча с глухим стуком ударяется о пол. Хранитель судорожно вдыхает иллюзорный воздух, всё больше запутываясь в собственных ощущениях и беспорядочном потоке мыслей. С появлением ясного образа убийцы, в лице наследника пламени Урагана, ситуация лишь пагубней сказывается на душевном равновесии. Как будто что-то вот-вот сломается внутри. Вскипающее чувство ненависти, болезненность и отчаяние, слишком резко захлестнули глубоко в сознание, поражая всё живое своим чёрным ядом. Произошедшее не могло быть правдой, хотя бы потому, что Хаято не получил бы никакой выгоды от смерти старика. И только эта мысль сейчас казалась единственно правдивой. Её нельзя было упускать из виду. Нужно было сосредоточиться именно на этом и дышать как можно глубже, чтобы кислород достиг самой диафрагмы. С другой же стороны, враг. Эта смерть могла быть и на руках незнакомки, чей голос всё продолжал и продолжал пронизывать слух, проникая в самые отдалённые участки разума. В это верилось намного охотней. Но, в конце концов, эти метания из стороны в сторону, постепенно погрузили разум в беспросветную тёмную пустошь. Исчезли все нарисованные иллюзии, звуки, и даже собственный стук сердца совсем отдалился, пока и вовсе не стих. Жизнь будто бы остановилась. Хранитель и не заметил, как оказался в кромешной тьме, которую словно крепость вокруг, возвёл он сам.

- Наконец-то. Ты здесь, - этот сухой голос раздался где-то совсем близко, заставляя дрогнуть и поднять голову. Взгляд изумлённых светло-карих глаз устремился вглубь кромешной тьмы. Она тихонько окутывала своими чёрными тенями, пока чуть расступившись, не явила долгожданному гостю образ человека, прикованного к холодному камню. Прочные стальные цепи стягивали пленника до самых плеч, визуально сминая грудную клетку. Его тёмное одеяние походило на старые изодранные лохмотья и чёрные как смоль волосы очерчивали до боли знакомое чуть вытянутое лицо. В этой кромешной пустоши хранитель внезапно узрел самого себя. И свирепый пустой взгляд напротив – единственное отличие, которое сумел распознать ослабевающий рассудок.
- Я ждал этого момента долгие годы. Ждал, когда же ты наконец-то услышишь мой голос, - растянувшаяся улыбка на лице этого человека, походила на акулий оскал в предвкушении кровавой трапезы.
- Ты… - Ямамото осторожно поднялся на ноги, широко вглядываясь в собственное отражение напротив. Это точно был он сам. Сомнений нет. Но эти глаза иные. Разве он способен на кого-либо так смотреть? Холодно, пронизывающе, опасно.
- Всему однажды приходит конец. Вот и твой черёд настал, - дыхание мгновенно перехватило, едва крепкая рука легла на затылок, сжимая настолько сильно, что в висках начала пульсировать боль. Цепи ослабли в своей хватке, позволив пленнику добраться до хранителя, тут же павшего на колени от усталости.
- Ты в смятении? Ты, который никогда не сбивался с намеченного пути. Ты, который, даже потеряв, продолжал отдавать всё, что у тебя только могло быть. Ты, которому всегда было, что сказать! И вот теперь, ты в смятении? Отказываешься говорить со мной?! – он свирепел, этот знакомый до боли человек свирепел, а силы всё угасали, язык и голос, их словно никогда и не было. И вот уже цепи со звонким лязгом обрываются вниз, змеёй осторожно обвивая тело хранителя. И вот уже он сам оказывается прикованным к каменной холодной глыбе.
- Ты ведь прекрасно знаешь, кто я. Твоя боль, твоё отчаяние, твои потери, твои страхи, твоя сила. Всё это – я. Однажды мы уже встречались с тобой, Ямамото. Клянусь тебе, я сотру в порошок все твои сомнения. Я покажу, на что ты способен на самом деле. Просто оставайся здесь и наблюдай.
Рассудок. Истина. Правда. Всё растворилось в этих свирепых чёрных глазах. Пасть от руки, от собственной руки, не это ли сам страх? Ни это ли его истинное ужасающее обличье?
Взгляд светло-карих глаз померк, после чего и вовсе высох, теряя жизненный блеск. Истинная рождённая сущность укрылась в стенах собственного мира, где была только тишина и кромешная тьма. А тот же, кто был рождён в ней, внезапно оказался на воле. И в руках его была могущественная сила наследия.

- За-мо-лчи...
Поднимаясь на ноги, хранитель Дождя Вонголы чуть пошатнулся в сторону, будто всего за какие-то доли секунд своего смятения разучился, и стоять, и ходить. Его руки крепко пережимали рукоять меча, сталь которого внезапно полыхнула синим пламенем Предсмертной воли. Но что-то было не так. Этот цвет стал меняться на глазах, постепенно приобретая яркий оттенок чёрного. Такой цвет могла иметь лишь сама царица-ночь. 
- ЗАМОЛЧИ!
Свирепый голос оборвал звучание иллюзии, до сего момента смеющее касаться так откровенно души. Яркое же пламя, окрашенное в чёрный оттенок, мощным энергетическим потоком поглотило тело самого хранителя и, распространившись, в доли секунд изничтожило и развеяло иллюзорный призрачный мир. После, глухой шум накрыл ночную улицу, а асфальт окропил проливной дождь.

Посреди широкого шоссе, под холодным водным потоком, стоял человек. Тёмный удлинённый плащ, касавшийся мокрого асфальта, скрывал под собой вытянутый высокий силуэт, сжимающий рукоять меча в правой руке.

- Так на чём мы остановились?

+3

11

"Что это с ним? - задалась вполне логичным вопросом Кларисса, не спеша менять реальность и выдавать новую, - Кажется, я перегнула палку..."
И это было тоже логично. И да, Клара полностью осознавала, насколько ужасно поступила с мечником. Уж кто-кто, а она знала, что это такое - терять отца, человека, которого ты любил больше всех на свете. Знала, но сделала. И да, этот эпизод она вскоре забудет, как страшный сон. Какая ей в конце концов разница, что сейчас чувствует мечник? Ей вообще нет дела ни до кого, кроме себя. Тем более, что это все равно было неправдой, а мечнику и в голову не пришло усомниться в смерти родителя.
"Ну конечно, у нас же нет телефона и мы не можем позвонить... Блять, он так быстро поверил во все, будто бы знал, что рано или поздно это случится!"

На секунду Клара почувствовала страх. Ох, как же давно она не испытывала подобной эмоции, а уж подобного оттенка никогда. Она боялась клоунов, считая их выходцами из ада, она никогда не ходила к стоматологам и она летала на самолетах, предварительно упившись в усмерть. Это были фобии, то, что немка избегала любыми путями. Когда в пятнадцать девушка оказалась на улице прямо в канун Рождества, она тоже боялась, не зная, что делать дальше и как поступить. Но это был совершенно другой страх. Липкими, холодными щупальцами он сжал сердце, заставив дрогнуть отступить на шаг.
"Нет. Это все бред! Пиздёж и провокация!"
Ей стоило большого труда, чтобы подавлять это чувство, чтобы играть дальше, поддерживая иллюзию. Клариссе казалось, что она открыла ворота в ад и выпустила оттуда демона - Мефистофеля или Самаэля и этот чертяга явно не желает отблагодарить немку за путевку в наш грешный мир.

Глаза девушки широко распахнулись, когда ее мир исчез, разорванный чужим пламенем, чужой волей. Промокшая до нитки уже через несколько секунд она стояла, опустив флейту и смотря на чужака, который появился на месте Хранителя.
"Этот дождь необычен. Я не смогу использовать иллюзии... И я солью этот бой, если не придумаю что-то. Черт, я, как же я лоханулась! Надо было просто вырубить его!"
- На том, что ты отдаешь мне свой атрибут, - несмотря на все те мысли, что крутились в ее голове и чувства, что обуревали сейчас девушку, говорила она уверенно и нагло, как и всегда. Она никогда не покажет свою слабость, никогда не покажет свой страх и неуверенность в себе. Нет, даже умирая, она будет усмехаться и да, она пошлет своего убийцу на три веселых буквы, показав ему средний палец. Она умрет с улыбкой на губах.
Подняв флейту, она зажала отверстия и с инструмента сорвалась быстрая и резкая мелодия, отличная от того, что игралось прежде. А вслед за ней вихрем цвета молодого персика сорвалось, закручиваясь в смерч, пламя. На этот раз Клара вложила даже больше хадо, чем обычно. И да, в лабораторных условиях оно без проблем пробило десятисантиметровую каменную кладку. Про то, какой это удар по барабанным перепонкам, говорить не стоит.

----Штопорная мелодия ---

+1

12

- Какая искусная ложь, - поднимая голову, чувствуя обжигающие осколки дождя на щеках, пришедший из тёмного мира устремил взгляд своих чёрных глаз в сторону иллюзионистки. Его голос звучал приглушённо и сухо, будто бы мёртвый решился заговорить с живым, нарушив все законы существующих миров, - Я должен бы поблагодарить тебя за случившееся здесь. И поздравить! Только что ты собственными руками похоронила хранителя Дождя Вонголы.

Он прежде не испытывал таких ощущений. Будто бы весь реальный мир сейчас находился в ладонях. Можно было касаться воздуха, ступать по холодной земле, слышать глухие раскаты волн о скалы, доносящиеся с далёкого песчаного берега, раскинувшегося за старым городом. Свобода. Ему наконец-то дарована свобода. И всё то, что он чувствует, обязательно должно отравить эту до приторности прекрасную реальность. Гнев, боль, отчаяние, страх, помешательство, безумие. Иными словами, человек, явившийся сегодня следом за проливным ледяным дождём, окрашенным в чёрный цвет, привёл следом за собой тьму. Кромешную тьму, затаившуюся за его спиной.
Похоже, иллюзионистка ещё не догадывалась, с какой преградой ей довелось столкнуться. Во врачебной психиатрической практике такой феномен называют второй личностью. Это своеобразный механизм защиты. Когда человек не способен больше справляться со своими внутренними переживаниями, его голова блокирует поток информации из внешнего мира. Это похоже на кнопку выключения. В этот момент он не более чем, оболочка, существующая лишь материально. Вот тогда то, и случается то, что люди называют «внутренними демонами». Одна сущность, уступает место дугой. Ведь если верить философам старого света, душа человека скрывает под собой тысячи лиц и один большой театр. Театр демонов. Неужели, долгие годы, отчаянно пытаясь хранить всё болезненное глубоко внутри, Ямамото медленно, но верно, подписывал себе приговор? Но самое страшное даже не в этом. В руках Безликого отныне находится сила, дарованная оберегать жизни. Что станет с ней, если яд чёрной души попадёт на священное лезвие меча?

- Отдать тебе атрибут? Ты, должно быть, шутишь, - Безликий рассмеялся. Да настолько громко, что голос его эхом прошёлся по широкой улице, приглушая порывистый дождь, непрекращающийся уже в течение нескольких минут после уничтожения иллюзорной реальности. Поднимая руку, облачённую в чёрную ткань перчатки, «хранитель» касался собственного затылка, отчаянно пытаясь унять эту эйфорию. Ему было весело, действительно весело это услышать! Провести столько времени в заточении, наблюдая за могуществом Короля и теперь, повергнув его в хаос остаться с пустыми руками!? По доброй воле уступить первый глоток наследной крови из Грааля?
- Да ты просто самоубийца, девочка, - его смех оборвался так же внезапно, как и разнёсся до этого по ночной пустынной улице. Лицо Безликого наполнилось холодным отблеском ненависти к находившейся напротив жизни. В отличие от него, иллюзионистка хотя бы имела сейчас собственную волю и могла попросту убраться, пока не погибла. Но вместо этого она вновь подняла флейту, начиная наигрывать тонкую мелодию, впоследствии породившую светло-сиреневый вихрь, грозящийся совсем скоро добраться до своей цели.

Рука сомкнулась на ожерелье, спрятанном за высоким воротом тёмного плаща. Воспламенившись, оно обожгло кожу ладони даже под тканью перчатки. Эта сила пронизывала всё тело насквозь, и очень скоро, аура вокруг Безликого, стала походить на плотную непроницаемую стенку из чёрно-синей краски.
«Ты не можешь меня отвергнуть. Потому что в моих венах течёт эта наследная кровь. Проклятая наследная вонгольская кровь! Я такой же, как он. Мы - одно целое».
Больно, действительно было больно чувствовать Предсмертное пламя Дождя. Но настолько живым Безликий себя ещё никогда не ощущал. И прежде чем, чужая сила достигла цели, накрывая тело «хранителя» сверху, намереваясь уничтожить его, из призрачного тёмного пламени вырвался огромный чёрный ворон. Его дикий крик рассеял глухой звук чужой энергетики, замедляя её действие, а затем и вовсе рассеивая. Дождевой щит, некогда принадлежащий, прекрасной синей птице, ныне явил миру посланника из самых мрачных сказок. Ворон – символ греха, беспокойства, вечного блуждания по бескрайним дорогам.

- Полагаю, мне стоит держать ответ, верно? – Безликий в считанные секунды оказался подле иллюзионистки, вонзив острый клинок в ключицу с правой стороны. Появившийся благодаря птице щит, позволил ему укрыться и остаться незамеченным в своих передвижениях.
Металл лезвия вошёл глубоко в чужую плоть, словно по маслу. И это чувство взбудоражило сознание. Завидев кровь, Безликий широко усмехнулся.

- Он ведь предупреждал тебя. Всё будет иначе.

+3

13

"Сам ты самоубийца!" - ответила бы Клара, если бы рот не был занят другим. Она была уверенна в себе (ну по крайне мере пыталась быть уверенной и делала вид, что это так), в своей атаке, в своей силе. В конце концов пока еще никто не мог устоять перед ее штопорной мелодией. Пусть это были не иллюзии, мастером которых была Кларисс, но эта техника выносила все и всех. Огромная пробивная мощь в сочетании с двойным действием мелодии никогда не давала сбоя. Никогда до сегодняшнего дня.

"Что за..." - глаза немки удивленно расширились, когда ее противник развеял ее атаку и исчез из поля зрения, - "Мне не говорили, что он умеет скрывать свое присутствие. Мне не говорили, что он владеет пламенем Тумана! Блять! Мне пиздец!.. Блять! Блять! Блять! На хуй! Соберись, Кларисса! Это просто очередной гандон, которого ты вынесешь, в нем нет ничего страшного... Это просто очередной пидораз с мечом. С мечом, Клара! Человек-на хуй-Неведимка! Так, хватит, успокойся!"

Она снова отступила на шаг назад вновь отняв флейту от губ. Сейчас мозги немки работали на полную, пытаясь выдать решение о том, как победить мечника или, хотя бы, как выжить. Додумать не успела. Резкая боль в плече заставила ее вскрикнуть и выронить вое оружие. Одна боль сменилась другой - тупой, сосущей, пульсирующей. Она повернула голову, схватившись за рану и меч и увидела позади себя Ямамото.

"Вот же ебать!"
- А не пошел бы ты на хуй, - выдала она, чувствуя солоноватый привкус крови во рту. А потом она плюнула. Прямо в лицо своему убийце. Последнее слово в любом случае должно остаться за Клариссой. Только это было все, на что немка оказалась способна, а после ноги подкосились и она упала на дорогу, к ногам хранителя. Сердце пока билось, она была в сознании, но это было ненадолго. Зато после того, как меч оказался вне ее тела, боль чуть притупилась. Она смотрела в темное небо, которое заволокли тучи, чувствовала на лице колючие, холодные капли и думала о том, что на этот раз это точно конец.

0

14

Чёрный дождь постепенно стих, оставляя на асфальте глубокие следы, в которых мрачной кистью неизвестного художника отражалось ночное небо. Ворон рассёк воздух над пустынной улицей, затем осторожно опускаясь на плечо Безликого. Раненая иллюзионистка, теряя силы, пала к ногам своего противника, перед этим, одарив его остатком выветренной ненависти. Её голос дрожал, её слова были полны яда и скрытого отчаяния, её кровь, медленно стекала по лезвию меча, падая на мокрый асфальт, смешиваясь с уличной грязью.
- Какая неудача, - «хранитель» стёр с лица чужую кровавую слюну, слабо усмехаясь, - Зайти так далеко, повергнуть чужую душу в обман, а в итоге, ничего не получить.
Меч рассёк воздух, принимая вертикальное положение в руке убийцы лезвием вниз. Острый выточенный скол, почти что, касался лица иллюзионистки. Безликий всматривался в чужие глаза, словно хищный зверь, готовившийся начать рвать свою добычу.
- Ты освободила меня. Только по этой причине я оставляю тебе жизнь. Но эту встречу, ты будешь помнить долго, - холодное лезвие скользнуло по бархату кожи правой скулы, оставляя глубокий разрез, оставляя глубокую память на долгие годы, - И кто знает. Быть может, наши пути ещё пересекутся.

Шигуре Кинтоки ещё никогда не был столь холоден и жесток на поле боя. Истинный хранитель, наследник крови, светлая душа, тот человек всегда пытался избежать чужой смерти от своих рук. Убивая с тяжёлым сердцем во имя установленных идеалов, он старался принести жертве как можно меньше мук. Какая глупость. Убийство есть убийство. И потому в эту ночь, Шигуре Кинтоки обрёл свой истинный великолепный искрящийся оскал. Его словно омыли родниковой водой.
Стряхнув резким движением с меча, остатки багровой крови, и срыв сталь в ножнах, Безликий шагнул через лежащее тело возле тротуара.
- И вы собрались бросить вызов Вонголе? С такими-то бойцами, - Безликий широко усмехнулся, направляясь неспешно к разбитому мотоциклу, - Передай своим верхам, что я очень желаю встречи с ними. Мне вдруг стало интересно посмотреть на тех, кто затеял эту игру.

Предсмертное Пламя в мгновение погасло, вернув «хранителю» прежний облик. Теперь, этот человек, пришедший вместе с чёрным дождём, ничем не отличался от Ямамото Такеши. Покидая место столь неожиданной встречи, он возвращался «домой».

+2


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Сюжетные эпизоды » Ночь с 24 на 25 декабря 2014 года | "Весь мир идёт на меня войной..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC