Дата создания: 20.05.2015
Название: Горящее Небо
Система игры: эпизодическая
Рейтинг игры: 18+
Мастеринг: смешанный
Каждый день для вас трудятся
Aurora Hart
Mukuro RokudoElina Mears
Нужные персонажи

Занзас, Леви-а-Тан, Луссурия, Сасагава Рёхей, вся Семья Сфорца, вся Семья Риколетти, особый отдел ФБР.

25.12.2014 г. | Добро пожаловать к дяде

Эмель
— Вы должны понимать, что цена должна быть.. м~м.. адекватной. — «А то знаю я, аппетиты Игараси-сама.» — И, безусловно, весьма удачно то, что я прибыл в Японию в поисках информации. И уполномочен вести подобные переговоры. - Эмель снова бросил взгляд на коробочки мирно покоящуюся на столе, выдавая свою заинтересованность.

КАНОНИЧЕСКИЕ персонажи принимаются по упрощённому шаблону. Очень ждём Хранителей Вонголы!
18.10.16
Вводится новое правило. Если вы не предупреждали об отсутствии (все мы можем быть заняты, все всё понимают), то в сюжетные эпизоды, посты пишутся в течении недели ( 7 дней). Если Вы не укладываетесь в означенный срок, персонально оговорим тот интервал, в который Вы сможете ответить.

Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Сюжетные эпизоды » 25 декабря 2014 года | Лиха беда начало


25 декабря 2014 года | Лиха беда начало

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Место действия:
Италия, Сицилия. Палермо.
Штаб Вонголы.

2. Время действия:
25 декабря 2014 года.
День.

3. Погода:
Дождь, ветер. Всё небо покрыто тучами, просвета не предвидится.

4. Участники:
Hayato Gokudera, Chrome Dokuro.

5. Краткое описание:
Нервный и взвинченный Хаято, в компании со взволнованной и обеспокоенной судьбой Мукуро Хром Докуро пытаются систематизировать всё произошедшее за последние дни и хоть немного понять, что же это такое происходит, и почему Вонгола оказалась настолько беспомощной перед лицом новой силы. Да и, кстати, что это за новая сила, вооружённая неизвестным пламенем, такая. В любой миг каждый из их товарищей может оказаться под ударом, да и они сами - тоже, хотя Хром и Хаято остались без своих атрибутов Вонголы, никто не сказал, что их на этом оставят в покое. Какой там покой, если Бьякуран, уже однажды разрушивший такое количество миров, на свободе и находится неизвестно где, с развязанными руками и при полном отсутствии совести?!

0

2

Хаято оперся обоими локтями на свой письменный стол и устало потёр двумя пальцами переносицу. Помогло это мало, резь в глазах, мигрень и усталость не пожелали никуда исчезать. За его спиной, за окном третьего этажа, молотя по обманчиво тонкому стеклу, сплошной стеной стоял дождь, и где-то в отдалении даже, кажется, слышались басовитые перекаты подкрадывающегося всё ближе и ближе грома. Тёмно-серая шелестящая пелена скрыла деревья, дорогу и дома, прогнала по домам людей, кошек и собак, и даже мелкие пташки забились под кровли, навесы, козырьки, в дупла подсохших старых стволов – кому куда удалось. На душе у Гокудеры было паршиво и тоскливо, и он даже не мог призвать Ури, чтобы та скрасила конец его рабочего дня, когда голова уже не хочет соображать, а домой ехать ещё рано – ведь он потерял Ури, и неизвестно, увидит ли ещё когда-либо нравную кошечку. Зима в этом году выдалась особенно суровой, жестокой и тяжёлой – изматывающей морально, выпивающей все силы. Тсунаёши и Рэй тоже были напряжены и расстроены, при том, что уже было понятно – одним этим их беды отнюдь не ограничатся, и Ураган Вонголы даже начал жалеть, что втянул Аврору в авантюры Семьи. В конце концов, он не имеет права ею рисковать, а, живя у него, она подвергается такой же опасности, как и он, даже большей, потому что их враги безжалостны и беспринципны.
«Надо будет попросить её съехать, и как можно скорее… Она не должна попасть под удар вместе со мной…» - поймав себя на мысли о том, что себе самому он уже готов вынести приговор, Хаято вздрогнул и поморщился. Ну, нет, ещё поборется, так просто не возьмёте!
Но мерзкая гусеничка сомнения в груди нашёптывала, что шансов нет, что Вонгола попала по каток, и будет с ней то же, что и с Карфагеном в финале пунической войны. Он не должен так себя вести, он пообещал Тсуне, и Авроре, и самому себе, что подобного поведения с его стороны больше не повторится! Да... Но он же держится, ведь так?

Подумать только, он повёл себя, как беспечный мальчишка... Но сказкам свойственно заканчиваться, а Хаято своё уже получил, чем дольше он станет эгоистично потакать своим привязанностям, тем хуже всё получится в итоге. Скорее всего, она оскорбится на него за эту наивную попытку уберечь её от проблем. И упрётся рогом. И никуда не пойдёт. Но Хаято будет чувствовать себя слишком большим мудаком, если даже не попытается. Если честно, нужно было выпихнуть её вон из дома ещё в тот вечер, когда у него отобрали пряжку Урагана. И ничего не слушать, даже если бы она начала кричать, как ненавидит его. Какая, к чёртовой матери, разница?! Хаято утратил право считать себя человеком в тот день, когда согласился вступить в мафию. Вести двойную жизнь, когда под ногами – обнажённые лезвия, а сам ты – беспрестанно под дулами автоматов… Это всё равно что война, а на войне не место нежностям, потом будет лишь больнее. Больше разбитых сердец, больше изувеченных судеб и людей, лишённых будущего.
Но сердце бьётся слишком сильно. Сердце хочет жить. И оно любит.
Холодно. Слишком холодно, бесприютно и пусто. Это пройдёт. Надо просто дождаться. И не натворить ерунды... Зимняя депрессия - обычное дело, нельзя давать ей волю.

Этой зимой все они старались держаться как можно ближе друг к другу. Хотя, с Ямамото происходило что-то не то, друг как будто отдалился от остальных, стал мрачнее, и Хаято уже очень давно не видел улыбки Хранителя Дождя. А ведь Такеши не впадал в уныние даже тогда, когда они только попали в то, другое, ужасное время, когда Вонгола была вынуждена скрываться от Мильфиоре и подвергалась нападениям сразу, едва только кто-нибудь покидал укрытие… Хотя, возможно, что Дождь Вонголы и прав, сейчас ситуация на порядок хуже. Боль от молний Гаммы, безумная гонка по базе Мелоне, издевательства истинных Погребальных Венков – всё это происходило как вчера, и от таких воспоминаний стыла кровь в венах. Неужели всё теперь повторится, но уже без права переписки истории и работы над ошибками? Бьякуран, этот чёртов Бьякуран! Хаято не понимал, что за люди нападают на Вонголу теперь, и не забыл того странного серебряного пламени повелителя зеркал, никак не мог взять в толк, что всё это означает, однако, ничуть не сомневался – бегство Бьякурана какое-то отношение к данным событиям точно имеет. Можно считать, что это подсказали ему интуиция и опыт. Джессо не входил в число людей, долго отсиживающихся в тишине и покое.
«Зачем ему атрибуты Вонголы, если пустышки у Виндиче, а кольца Маре запечатаны и более недоступны? Тринисетте не будет работать, даже если он соберёт полную треть… Что, кстати, тоже невозможно…»

Ну, предположим, тот разгромит тюрьму какими-то сверхъестественными средствами – хотя, если вспомнить инцидент с Джагером, то даже Бьякурана размажут по асфальту, если тот нарушит омерту. И, ладно уж, допустим, что разломает вечный двигатель. А дальше что? Заставит своих Венков поддерживать в пустышках жизнь? Или как намеревается осуществить свой план? Как бы то ни было, даже если вдруг удастся протащить Венков через ритуал, всё равно кольца Маре больше не будут ему подчиняться, бесполезно, финита. Обломчик вышел. Да и Вендетте теперь охраняется втройне. Бьякуран станет мокрым пятном, и его прихлебатели - тоже.
«Забрать у нас атрибуты Вонголы и оставить нас в живых… Где тут вообще логика? Нет врага – нет проблемы… В прошлый раз он так не миндальничал, нас пытались убить всюду, где встречали… Значит, сейчас его целью является что-то другое… Может быть, не просто победить, а победить красиво, не просто уничтожить, а заставить испытать то унижение, которое чувствовал он все эти годы?» - в этой мысли, однозначно, присутствовало некое рациональное зерно, однако, мигрень мешала порассуждать на эту тему как следует. Если честно, череп раскалывался изнутри так, что Гокудере хотелось выпить яду. Что, кстати, лишило бы его необходимости что-то предпринимать дальше. Бегство от всех трудностей... Слишком просто и противно.

+3

3

Небо в Палермо сегодня было серое, и шел дождь. Дул сильный ветер, и макушки деревьев раскачивались в разные стороны. На улице не было почти ни души, только машины ехали, кто куда, спеша домой или еще куда-то. Хром шла по коридору штаба Вонголы и грустным взглядом смотрела вперед. Ей было очень грустно, больно, она испытывала очень паршивые чувства, ведь совсем недавно лишилась своего атрибута. Как это случилось? Почему? Она даже не смогла защитить его. Мукуро-сама... где же он теперь находится и что с ним? Увидит ли его еще иллюзионистка, или они разлучены уже навсегда? Как быть дальше? Где его искать? Зажмурив глаза от режущего чувства, Докуро глубоко выдохнула, сдержав слезы. Нельзя сейчас давать слабину, ведь не только она пострадала от потери атрибута.
"Хаято-кун наверняка тоже не в лучшей форме сейчас...надо бы зайти и проведать его..."
С этой мыслью она направилась к кабинету Урагана Вонголы, и, дойдя, постучала в дверь.
- Хаято-кун, можно? - тихим голосом спросила Туман Вонголы и прислонила руку к двери.
Если у нее было такое паршивое чувство внутри, то что же происходит там с парнем? Наверное он жутко переживает и опечален, ведь потеря атрибута для каждого будет ужасна. Что же теперь будет? Сейчас Вонгола находилась не в самом лучшем положении... А все наверняка из-за сбежавшего Бьякурана, с которым они сражались в будущем. Иллюзионистке вообще не хотелось об этом вспоминать, потому что в этом будущем было довольно страшно и опасно. Они прошли через нелегкий бой... Но свои плюсы в их путешествии были. Приобретение новых товарищей, приобретение коробочек, встреча со взрослым Мукуро, веселые и добрые моменты, которые там были... Лишь это заставляло Докуро улыбаться, вспоминая путешествие в будущее. Но теперь их верные атрибуты и животные находились в руках врага, и неизвестно какую "игру" они затеяли.

[AVA]http://sg.uploads.ru/t/hyVXq.jpg[/AVA]

+1

4

Услышав очень знакомый, пусть и совсем негромкий, голос, будто произносившая слова девушка была на грани того, чтобы развернуться и убежать, краснея от смущения и стесняясь отвлекать его, Хаято встрепенулся, порывисто поднялся и, порывистым шагом в мгновение ока дойдя до двери, распахнул ту и с откровенной сердечностью взял руки Докуро в свои. Маленькие ладошки, тонкие пальчики… Почему-то показались Гокудере холодными, и он с беспокойством взглянул в лицо миниатюрной Хранительнице Тумана. Он не хотел и был не вправе диктовать ей какие-либо условия, но одного точно не хотел видеть от неё – он не хотел видеть, как ей становится больно и плохо. Хром – как вечный талисман, оберегающий их команду, всегда готовая помочь, чем сумеет, скромная, милая Хром, их дорогая леди, единственная Хранительница женского пола в Семье. Такие, как она, должны находиться в безопасности, в укрытии, и никогда не показываться на передовой, там, где люди срываются и кричат, где проливают слёзы, кровь, вперемешку с потом, и рвут жилы. Ей это совсем не подходит. И они обязаны прахом и костьми лечь, но не допустить беды до неё. Хотя, Хром ведь расстроится, если они все погибнут, а, значит, хорошо бы выжить.

- Заходи, Хром-чан, конечно же, - он увлёк её в кабинет вместе с озвученным приглашением и попытался улыбнуться ей, и с облегчением понял, что ему это удалось, даже не слишком натянуто получилось, потому что на душе немного отлегло от появления поблизости того, о ком можно заботиться и кто нуждается в защите и поддержке больше, чем он. Хаято потерял только атрибут Вонголы – а Хром ещё и утратила связь с дорогим для неё человеком… Да что там, как бы Мукуро ни выёживался, ни пропагандировал вызывающий эгоизм, он всё равно оставался одним из них. Ну, во всяком случае, если кто и вправе надрать его заносчивую задницу – то это они, Хранители Вонголы, а все посторонние пусть уберут грязные загребущие лапы прочь, свои грызутся – чужие, не встревайте, не то огребёте от обеих сторон, которые ради такого случая непременно обретут трогательное единодушие и полное согласие, - Как ты, Хром? – ловя её взгляд, продолжал взволнованно Гокудера. Он очень хорошо относился к этой девушке – впрочем, до сих пор воспринимал её как девочку, не маленькую уже, но всё же ещё отчасти ребёнка, - и считал за кого-то вроде младшей сестры, только не с такими испорченными взаимоотношениями, какие были у него со старшей. И, конечно же, её проблемы были и его проблемами тоже. Взглядом Хаято безмолвно просил Хром поделиться с ним её переживаниями, её страхами, её потерянностью. Ведь она не одинока, у неё есть все они, каждый из них будет рад сделать для неё всё, что в их силах, и это – не голословные обещания, это – факт, - Новостей нет? – конечно же, он имел в виду странную, малопонятную для него ментальную связь с Рокудо. Хаято ни на секунду не забывал, что этот человек являлся постоянной угрозой для спокойного существования Десятого… Но не забыл Гокудера и того, что сам обещал разноглазому фрику – пока тот не пошёл против Вонголы, они всегда останутся на его стороне. Хранитель Урагана Дечимо не так уж много мог, а из его ошибок можно было составлять новую всемирную библиотеку, однако, нарушать клятвы он как-то до сих пор не научился. Даже если те, кому он приносил эти обещания, имели их в виду и обошлись бы без такой прекраснодушной чепухи. Скажем так, забыв о данном им слове, Хаято потерял бы самоуважение, что не могло не сказаться на всей его личности.

+3

5

Долго ждать ответа и топтаться у двери хранительнице не пришлось.  Хаято добродушно пригласил девушку в свой кабинет, прикрывая за той двери. Легко поклонившись в знак благодарности, девушка осмотрелась в кабинете, присаживаясь на небольшое, но удобное кресло.  Он был очень любезен и сильно изменился за одиннадцать лет. Хром не раз это подмечала, наблюдая за Хранителем Урагана. Да и не только за ним. Докуро всегда с интересом разглядывала Хранителей Вонголы, подмечая изменения в их характере, поведение. У кого-то добавились новые привычки, кто-то же не утерял старых. Кто-то стал серьезнее, но не утерял своего весёлого нрава и широкой улыбки.  Кто-то стал спокойнее и сдержаннее в своих действия…  Но, как и в юности - мог легко выйти из себя. Кто-то перестал забивать до смерти каждого встречного. Все были разными, но связывало их одно – всем пришлось одновременно повзрослеть, вступив на путь мафии. И пусть не каждый показывал поначалу как им трудно и что они чувствуют , все прекрасно понимали друг друга без слов. Просто глядя в глаза.
Что касалось самой Хром, так она тоже изменилась. Не только внешне, но и внутренне. Она уже не была той мямлей, как в детстве. Наги стала сильной, мужественной, уверенной в себе девушкой. Почти избавилась от той неуклюжести и перестала быть вечной обузой для Вонголы. И смогла оказывать своим близким куда лучшую защиту и поддержку. Многие удивлялись тому, как изменилась эта особа за прошедшие года. Но это было и к лучшему. Хотя, где-то глубоко в душе та маленькая, хрупкая девочка Хром, которая так нуждалась в поддержке и защите таилась, лишь изредка проявляясь вновь, когда девушка давала слабину из-за каких-то сильных потрясений. Но так, девушка сильно изменилась и конечно – в лучшую сторону. 
Она уже не была так зависима от своего учителя, что многое сделал для Хром, и, самое главное – подарил жизнь. Ведь именно благодаря ему она сейчас находиться тут, став частью семьи Вонгола и ее Хранителем. Но, не смотря на это, девушка предпочитала быть независимой и действовать больше в одиночку. Правда, в связи с последними событиями и появлением нового, опасного врага она стала ближе к другим Хранителям Вонголы, проводя с ними больше времени.  Да и  в целях безопасности в одиночку эту миниатюрную особу никто не отпускал, ради ее же безопасности.
Только вот, Хранительница Тумана дала слабину. Сначала пропал Бьякуран, после она утеряла и связь с Мукуро, вовсе перестав ощущать того среди живых. И это очень беспокоило ее. От Бьякурана можно было ожидать что угодно, да и Рокудо был непредсказуем. Никогда не угадаешь, что может произойти. Тем более – если два эти человека столкнутся.
Последний раз, который она лучше всего запомнила, это будущее: Мукуро встретился лицом к лицу с Джессо, устроив битву, в которой он проиграл. И это не могло не зацепить Хром. Ведь на то время, Докуро была зависима от него и его иллюзий. Благо, ее спас Кёя, вовремя появившийся, помогая высвободить пламя Тумана, благодаря чему она смогла восстановить свои силы и создать органы из собственных иллюзий.
— Мм? — отвлекшись от своих мыслей, девушка махнула головой, обращая аметистовый взгляд на молодого мужчину. — Все хорошо, благодарю за заботу. — Убрав длинную прядь фиалковых волос за ушко, Хром улыбнулась уголками губ. Ей было приятно, что о ней пекутся. К тому же, этот Хранитель был для неё как старший брат. Временами, правда «взрывной», но на то он и Хранитель Урагана.  Девушка всегда могла положиться на Хаято и поделиться с ним своими переживаниями и тем, что терзало ее душу. Ну а Хром была очень учтива и внимательно к людям. Да и более разговорчива стала. Ей уже было не так трудно находить с другими общий язык, да и работа того требовала порой.  Конечно, на самом деле девушка очень переживала из-за потери атрибута. Ведь она, как и Гокудера лишились их. И что делать дальше – не знала. Она была потеряна и раздавлена. Что с Мукуро не известно, так еще и атрибут. Этот человек был всё так же важен для неё и она искренне переживала за своего учителя.  Следующий вопрос Хаято поставил девушку в некий тупик. Фиолетовласая потупила взгляд в пол, сжимая тонкими, бледными пальчиками края юбки.
— Нет… Мне так и не удалось выйти с ним на связь. Я ничего не знаю, совсем ничего. — Отрицательно помотав головой, молвила девушка.  Взгляд был устремлён куда-то в сторону окна. Погода была не самая замечательная и даже наводила дополнительную тоску. —Знаешь, Хаято… Я вновь ощущаю себя ребёнком. Той самой потерянной и беспомощной Хром. Столько всего произошло за последнее время…  Атрибут утерян, еще и Мукуро-сама пропал. Я даже не могу понять жив ли он. — Конечно, Докуро повзрослела и это даже было заметно по словам, что слетали с нежных уст девушки. Она понимала всю серьёзность происходящего, как и то, что сидеть, сложа руки - просто не допустимо. Но сейчас они были и в самом деле опустошены. 
— Но я верю что с ним всё в порядке. Это же Мукуро… Он всегда выбирался из передряг. Я верю в него. – одарив Хранителя Урагана ободряющей улыбкой, произнесла девушка своим тонким, нежным голоском. Она никогда бы не смогла говорить как-то грубо или делать голос жёстким. У неё этого просто не получалось. Хотя… В моменты, когда кому-то грозила опасность, решимость Хром делала свою дело.  Сейчас же, склонив голову на бок, иллюзионистка с неким интересом смотрела на мужчину, «читая» в его глазах беспокойство. Ему ведь тоже было нелегко в такое время. И тоже переживал за Атрибут который утерял, как и Хром.
— Хаято. – тихо позвала девушка мужчину, с понимаем во взгляде смотря в его усталое лицо.  — Что тебя беспокоит?  — она явно понимала, что душу молодого Хранителя что-то терзала и желала узнать это. Ведь сам Гокудера, задавай свой вопрос ранее, имел именно ее связь с пропавшим Иллюзионистом.  И Наги прекрасно поняла это. Но Хром переживала и за пепельноволосого Хранителя. Она за каждого переживала. Заботилась. Старалась быть внимательней и конечно, не лезть туда, куда не следует. Что нужно – сами расскажут. Что нет – их дело.

+2

6

Хаято слушал Хром и поневоле вспоминал этого страшного и непостижимого человека, считавшегося истинным Хранителем Тумана Вонголы, но, на деле, не принадлежавшего ни к одной Семье, ни даже просто к определённой группе людей, разве что эта его банда Кокуё до некоторых пределов могла доверять Рокудо, но – тоже ни в коем случае не полностью, поскольку собственные интересы и какая-то своя, альтернативная, логика всегда были важнее для Мукуро, чем кто-либо из людей. Даже тех, опеку над кем тот сам, по своей воле, на себя взял. Разноглазый иллюзионист был очень загадочной личностью. Стоило лишь зачислить его в беспросветные негодяи, циники, причислить к неисправимым сволочам – как тот вытворял нечто, абсолютно не вписывающееся в подобный его образ. Как, например, в тот раз, проникнув на базу Мильфиоре и поставляя данные Вонголе, абсолютно бескорыстно, и точно зная, что конкретно ему самому пользы от такого будет мало, в то время, как, будучи пойманным, он вполне мог потерять абсолютно всё. Или, скажем, как после игры в "Чойс" с Погребальными Венками, дав им шанс сбежать с поля битвы с минимальными потерями. Помогал Мукуро им и разобраться с Деймоном Спейдом, вновь поставив на кон всю свою судьбу, едва не утратив своё настоящее тело… Однако, едва лишь они успевали подумать, что Рокудо не такой уж и плохой, просто самолюбие и смешная гордость человека, позиционирующего себя самовлюблённым эгоистом, мешают ему признаться в этом, как тот вновь полностью обрушивал всё их хорошее мнение о нём. Когда, допустим, Рокудо выгнал Хром из Кокуё – Хаято всерьёз вышел из себя, и очень долго злился на эту туманную скотину. Да как он вообще посмел так с ней обращаться?! Значит, пока сидел в тюрьме – Хром была хороша и замечательна, а, стоило лишь выйти, как её можно выкинуть, подобно отработавшему своё хламу?! Ух, как же хотелось вломить этому уроду промеж глаз… Вот только опыт драк с Мукуро у Хаято был более чем плачевным, и он мог заранее предсказать итог таковой. Ему снова достанется не по-детски, и хорошо ещё, если Рокудо не позаимствует по ходу стычки его тело и не поиздевается над ним пару-тройку часов в меру своей фантазии, просто чтобы неповадно было с кулаками лезть… И этот его невоспроизводимый, раздражающий, негромкий смех абсолютного, подавляющего превосходства, смех того, кто любуется поверженными жертвами. Неимоверно бесит! И ведь наверняка понимает, какое впечатление производит - нарочно же продолжает доводить, как пить дать!
Но, несмотря на всё это, Гокудера уже очень давно не желал Мукуро смерти по-настоящему. Что бы ни говорил в некоторые моменты, когда распалялся и злился.
- С ним всё будет замечательно, я в этом абсолютно уверен, Хром. Кто-кто, а этот из любой западни выкарабкается…
«Просто для того, чтобы заставить врагов захлебнуться собственной кровью, не давая им позлорадствовать на тему его смерти,» - этого Гокудера вслух говорить, конечно же, при Докуро не стал, не нужно ей такого слышать об уважаемом и дорогом человеке. Хотя, конечно же, в том, что Мукуро стоит причислять именно к людям, а не к каким-нибудь демонам, Хаято изрядно сомневался. Ведь настоящий монстр – не тварь со щупальцами из-под кровати или из подвала, настоящий монстр – тот, кто переступил внутри себя через границу морали, нравственности, гуманности. А в том, что Рокудо давным-давно таковую миновал, сомневаться отнюдь не приходилось.
- Что же до того, что меня беспокоит… Видишь ли… Я очень насторожен тем, что совершенно не понимаю происходящего. Тот, кто нападал на меня и Ламбо, отличался от всего, что мы до сих пор видели. Такого пламени я не знаю. Всё это очень напоминает времена, когда мы впервые столкнулись с Семьёй Шимон… - Хаято неоднократно всё это уже повторял, то Бьянки, то Десятому, то ещё кому-нибудь из числа интересующихся знакомых, но понимания вопроса это, естественно, ничуть не прибавило. Глупо было бы даже ожидать, что от многократного повторения что-то прояснится. Его не осенило в процессе частого воспроизведения одних и тех же данных вслух, как это иногда бывает, напротив – мысли как будто бы замылились, начали циркулировать по одному и тому же кругу, словно переваривая самих себя, настаиваясь в собственном соку, становясь липкими и вязкими, подобно перебродившему желе, - Если мы ничего не знали о семи элементах пламени Земли, пока не столкнулись с ними воочию, и впервые увидели пламя Мрака Бермуды фон Вихтенштайна, только когда начали драться с Виндиче, то… В общем, я чувствую себя в точности как тогда. Бессилие, помноженное на полную неспособность разобраться во всём этом ворохе событий. Примерно как то, что ты сейчас сама описала... Представь себе паззл, что ты собирала на протяжении нескольких лет – огромный паззл в много сотен деталей, маленьких цветных кусочков картона… Ты старалась, вкладывала в это всю себя, а потом… Потом кто-то пришёл и сначала потоптался по нему, даже не заметив его, а потом походя разнёс и сломал. Как-то так… Мы создавали Вонголу, нашу Вонголу, совсем новую, и, одновременно, очень старую Вонголу, такую, какой та была, когда её основал Джотто, Первый босс Семьи, и верили в то, что у нас всё получится… А теперь кто-то снова пытается отнять у нас наш дом. И, пока что, во всяком случае, у него получается. Ты только не подумай, что я сдался – это совсем не так. Но ничто из того, что у меня сейчас имеется, не может защитить нашу Семью, а с чего начать перестраиваться, и в какую сторону надо двигаться – я пока не могу сообразить, - ну, конечно, потому что для этого надо знать, над чем работать, а противники не предоставили о себе толком никаких сведений. Анализировать доставшиеся крохи... Они с Десятым и так уже их изучили со всех сторон, так ни к чему и не пришли.
Был и ещё один момент, выводивший Хаято из состояния душевного равновесия, помимо загадочных, но явно чрезмерно наглых врагов. Отношение товарищей. После того, как он потерял атрибут, его, кажется, оставили в стороне. Списали со счетов. Конечно, эта новая идея Десятого великолепна – как и всё остальное, что делает Десятый, - однако, это отнюдь не помогло Хаято забыть ни об инциденте с Хибари, ни о так называемом утреннем "общении" с Ямамото. Всё это продолжало наслаиваться друг на друга и действовать ему на нервы. Он не мог расслабиться, не мог даже разобраться в самом себе. Джи было бы очень стыдно видеть его таким, но Гокудера чувствовал, что зашёл в тупик, осязал обеими руками и чётко видел тот перед собой. Как же тут обнаружить выход, если стена – сплошная и гладкая, а все, кто должен бы его поддерживать, сплотиться с ним, дабы сокрушить преграду, говорят ему, что, мол, не его ума дело, и они справятся без его участия? От одного этого руки уже опуститься могут. Он не нужен им? Ради чего тогда вообще стараться и что-то пробовать?

+3

7

Хаято был прав, иллюзионист сможет выбраться из любой передряги. Даже если - это кажется совсем невозможным – он всё равно удивит. Мукуро всегда удивлял. И всё-таки, каким бы негодяем его ни считали,  существует большая вероятность того, что если бы не он – Хром никогда бы не смогла стать воином. Независимой.  Сильной.  Ведь, выгнав ее из Кокуё, он положил начало новой Хром. Конечно, девушке потребовалось время, чтобы всё принять, осознать, пересмотреть.  Переосмыслить всю свою жизнь, свои взгляды, приоритеты. Да и, благодаря ребятам из Вонголы, она смогла многого достичь. Если бы не они – то, скорее всего, Докуро пропала бы. Она была благодарна каждому, хоть и действовать предпочитала независимо от Семьи, но на то у неё свои были причины. Конечно сейчас, когда у них такой опасный и непредсказуемый враг, когда каждый твой шаг - может оказаться последним. Наги  стала работать руку об руку с Хранителями. Им всем нужна поддержка и помощь. Чтобы кто ни говорил, а в этом нуждался каждый.
— Ты прав, — улыбнувшись уголками губ, девушка кивнула в знак согласия со словами Хранителя Урагана.  Благодаря словам мужчины, в девушке надежда разгоралась еще больше. Он умел поддержать, всегда. Как бы Хаято ни относился к Мукуро, он все равно поддержит Хром. Ведь этот человек важен для неё.  —  Как хоть что-то узнаю, тут же расскажу. И... Спасибо тебе, — слегка склонив голову набок, произнесла слова благодарности Хром. Для неё и в самом деле было очень важно услышать это из чужих уст. На душе куда спокойнее, когда и кто-то еще помимо тебя верит в то, что этот хитрый иллюзионист вернётся. Конечно, может Хаято не желал этого всем сердцем, но лучше уж иметь под рукой этого засранца, нежели давать ему такую волю, что теперь не пойми, что может произойти. Как с ним, так и по его вине. Рокудо – сам себе на уме. Ему не нужно спрашивать чьё-то разрешение, он действует так, как считает нужным. Хоть порой это может быть и не выгодно для него самого.

Всё последующие слова, что слетали с уст мужчины – Хром прекрасно понимала. Понимала его чувства. Переживание за товарищей. Ведь сейчас, будучи без своего животного и камбио-формы – он, как и Хром, мало что может. И тем самым – они остаются в стороне. Да и к тому же, по самолюбию Гокудеры может бить и то, что теперь оберегать станут его, дабы когда противник нанесёт новый удар – он вновь не стал жертвой.  Ведь в следующий раз Хранитель Урагана может вовсе погибнуть. 
— Не думаю, что враг раскроет все свои карты так скоро. Ему выгодно уничтожать нас по одному. Ведь в одиночку - мы слабы, тем более, не зная о противнике ничего.  Всё, что происходит сейчас - напоминает игру. Только очень жестокую. Но правила нам не известны, если они вообще есть. — Полностью выслушав мужчину, Хром решила привести несколько своих доводов по поводу всего происходящего. Она ведь тоже много думала обо всем этом. Но делать какие-то выводы глупо. Хоть и нужно хвататься за любую ниточку. — Враг знает нас и… Наверное, ему известны и наши возможности. Он смог ударить по нам в нужное время. Он знает, куда бить в следующий раз. Это ужасно… Нас просто опережают на множество ходов.  Еще и Бьякуран... — От бессилия хотелось просто рвать на себе волосы и раздирать кожу.  Что они могли? Сидеть в стороне и наблюдать как всё рушится? Как страдают их товарищи? Как гибнут люди Вонголы?  А что будет дальше? Даже босс ничего не мог решить. Каждое решение могло стоить кому-то жизни.
— Мукуро-сама… Наверное, он бы смог разобраться в этом. — Предположила Наги, вновь поникнув. Ей нужна была помощь, совет, но не всегда это могли ей дать другие Хранители Вонголы. Чаще всего ей мог помочь лишь иллюзионист. Но его не было. Когда он так был нужен своей ученице. Он исчез. Молча.  Не дав шанса на связь. Ведь Хром пыталась и не раз, но всё было бес толку.
— Конечно… можно было бы рискнуть и вывести врага на «наше поле». Но без жертв тогда не обойдёмся, но возможно, мы могли бы схватить хоть кого-то. И получить больше сведений. Но это слишком рискованно. А рисковать кем-то из Хранителей - глупо. — Тихим голосом молвила девушка. Явно выдав мысли вслух. Но подобная затея была дикой и слишком опасной. Да и кто решит стать приманкой для врага? Если еще учитывать то, что противник может догадаться. Поэтому, Докуро тут же замотала головой, прогоняя эти мысли  прочь. — В любом случае, Хаято… Всё будет хорошо, стоит только верить в это. Мы уже не раз справлялись со всем, что с нами случалось. И как бы трудно нам ни было вначале – мы всё равно возьмём своё.  Разве нет? — одарив мужчину теплой, подбадривающей улыбкой, Докуро задумчиво обвела комнату взглядом, умолкнув на какое-то время, словно задумалась о том, стоит ли ей говорить еще что-то или нет.

Всё остальное время, хранительница внимательно наблюдала за пепельноволосым мужчиной. Он ведь не все ей сказал. Но лезть и допытывать подрывника Докуро не желала. Себе дороже. Он и так слишком обеспокоен тем, что происходит и может сорваться. Только вот в душе Наги был еще один вопрос, который тревожил ее. Точнее. Тревожило происходящее. Ведь наблюдая за остальными Хранителями, она не раз замечала напряжение, и некое недоверие, что нависло над ними. 
— Ты ведь тоже заметил разлад среди Вонголы? — подняв на мужчину аметистовый взгляд, в котором промелькнула серьёзность, поинтересовалась Наги.  Ее голос прозвучал довольно холодно и отстранено, показавшись девушки чужим, и она даже испугалась этого. Довольно не привычен для неё был этот тон.

+2

8

Хаято лишь упрямо поджал губы в ответ на предложение Хром. Они, увы, не могли поступить так, как она говорила - и не только потому что представление не имели о том, чего же именно таким образом добивается противник. Ведь пока никто не погиб, бои явно не шли на уничтожение. А вот артефакты Вонголы... Однако, атрибут Ламбо оставался пока ещё при Ламбо, нападение на Хранителя Грозы не повторилось, враги как будто бы пошли дальше по списку... Он не мог согласиться на план Хром, потому что дело заключалось ещё и в том, что ему несказанно претила необходимость воспользоваться кем-то таким образом.
- Да. Если там Бьякуран - это бы объяснило, почему противники нас как на ладони видят. В той войне было точно так же. И, как и в той войне, он ни во что не ставит ни нас, ни своих пешек, - задумчиво проговорил Хаято, - Но твоя задумка не сработает. Мы не имеем представления, что им от нас понадобилось. Может быть, они пытаются ослабить позиции Вонголы, дискредитировать её и вынудить покинуть Альянс Семей за несостоятельностью. А, может быть, снова пытаются что-то сделать с элементами Тринисетте. Трудно, в таком случае, им будет добыть семь пустышек аркобалено у Виндиче... - хотя, на ум тут же назойливо явились воспоминания о вирусе нон-Тринисетте, убившем "вечных младенцев" в несбывшейся реальности. Что, если с Виндиче не будут сражаться, а попросту перебьют их какой-нибудь аналогичной дрянью? Тогда их положение - дрянь.
Сила Виндиче поражала и ужасала, они вполне могли постоять за себя в сражении. Десять лет назад им, Хранителям Вонголы, просто повезло, скорее всего, их недооценили, да и то они насилу справились, а повергнуть Джагера смог только Десятый Вонгола. Доведись им вновь сойтись - и наверняка окажется, что Виндиче учли свои ошибки и вновь на то же самое не купятся. Но... Если Бьякуран затесался среди тех, кто воюет сейчас с Вонголой, то честной игры ждать не приходится, и этот точно сможет отыскать способ избавиться от неугодных, не прибегая к грубой силе. Радары поиска колец, отряды по зачистке и жуткие Венки ужасали, их в оппонентах совершенно не хотелось иметь. Не стоило списывать их со счетов лишь потому, что однажды эта команда проиграла - они ведь тоже не могли не учесть всего, на чём хоть немного прокололись.
- А, ты тоже это заметила, значит... Мне не кажется, что у нас в Семье назрел раскол... Я точно это знаю, - и Гокудера взглянул на Хром тяжёлым и пасмурным взором, - У нас ещё какая трещина, мы давно не были настолько разобщены. И это угнетает меня куда больше, чем даже потеря атрибута Урагана. Мы - не просто сослуживцы, мы ещё и друзья детства. Мы прошли вместе столь огромный путь, что, как мне уже казалось, попросту не способны разъединиться. Однако, и в этом я тоже ошибался. Именно сейчас, когда нам надлежит помнить о товарищах и действовать сообща - у нас начались нелады.
Да уж. Это ещё мягко сказано. Хранители как будто вовсе позабыли, что значит групповая работа. Хаято больше не ощущал себя в безопасности среди своих же. Или же он до сих пор лишь тешил себя ложными надеждами, и так было всегда? Нет. Голубое пламя никогда ещё не было таким холодным и чужим, зелёное - тусклым, а фиолетовое - жестоким. Во всяком случае - с тех пор, как их признали, и передали им бразды правления Вонголой. Аж кровь в жилах закипала, да так и подмывало совершить что-нибудь эдакое под свою собственную ответственность, сорваться с места и ринуться на поиски недоброжелателей Семьи самому... И вовсе не исключено, что Хаято так бы и поступил, будь он обычным двадцатипятилетним парнем, а не действующим консильери Дечимо Вонголы. У него нет права на поспешность и опрометчивость, если всё покатилось вверх тормашками - надо держать в руках хотя бы самого себя.
- Враг охотится за осколками Тринисетте - той его частью, что была доверена Вонголе на хранение, - медленно, взвешивая слова, промолвил Гокудера, - Хибари простой добычей не выглядит, я бы, на их месте, или оставил бы его напоследок, или вывел бы из строя исподтишка, подловив на чём-то в мирных условиях. Например, воспользовался бы отравой, но уж точно не стал бы сходиться лицом к лицу... Такеши... - вспомнив, в каком виде явился в штаб Хранитель Дождя, Хаято даже простил ему "неловкий инцидент" на крыше, - Ну, нет, я не хочу, чтобы Такеши пострадал, - и это не подлежало обсуждению, за лучшего друга, после, пожалуй, одного лишь Савады Тсунаёши, Гокудера был вполне готов в буквальном смысле глотку перегрызть, а затем заявить, будто так и было, - Ламбо сильный, особенно в совокупности с базукой десятилетия, но я, скорее, сам сдохну, чем его подставлю. Рёхей... Как я в глаза Кёко Сасагаве посмотрю, как мы все посмотрим, если с ним что случится, и он не вернётся? Хром... - лицо Хаято застыло, он вдруг побледнел, а взгляд его стал колючим и злым, - Я не хочу, чтобы повторилась трагедия из той реальности. Мы отвергли свои кольца, и, вместо того, чтобы самим принять вызов Мильфиоре, выставили вместо себя свои детские версии. Мы, взрослые, состоявшиеся люди, отправили в пекло малолетних неопытных ребятишек. Это подлость, не считаешь? Прикрываться другими - мерзко, даже ради самой благой цели на свете. Как я вообще мог допустить такое? - а ведь был должен отговорить Десятого, должен был, хоть из кожи вон вылезти, но остановить! Ах, да... - И ещё это... То, что я никогда не забуду. Цветы, Хром. Цветы в гробу нашего единственного босса. Всё, чего я хотел тогда - это заменить его в могиле. Но даже мы, носители пламени посмертной воли, этого не может. И тогда... Тогда я возненавидел и себя, и моё бессильное пламя. Я больше не хочу видеть этих поганых ящиков, в которые запрут навсегда моих близких людей. И не стоит думать, что я беспомощен без моего атрибута... Решимость-то всё ещё при мне, и моё тело - тоже. А это значит, что и пламя - со мной. Я готов принять новых гостей в любое время суток, - он хищно усмехнулся, зелёные глаза сверкали готовностью ко всему. По крайней мере, Хаято полагал, что это так. Он не собирался позволять отобрать у него последнее. Разбежались, пусть выкусят и захлебнутся кровью, если дерзости хватило нарваться на Вонголу. Гокудера, может, и не пожелал бы им скоропостижной кончины - однако, они напугали и причинили боль тем, кого он любил, и прощения они, с его точки зрения, не заслуживали. Как и милосердия. Тем более, что никто из них до сих пор вовсе не поспешил чистосердечно покаяться. Наоборот, они вполне бодро продолжали рыть себе могилу, раздражая Вонголу.
Был и ещё один вопрос. В ключе последних событий - отнюдь не праздный.
- Хром... А кого ты выберешь, если против Вонголы окажется Рокудо Мукуро? - глядя ей зрачки в зрачки, открыто поинтересовался Гокудера.
С разноглазым не исключался такой вариант. Мукуро всегда отвергал свою принадлежность к мафии, отрицал всё, когда его пытались называть вторым Хранителем Тумана Вонголы, и руководствовался только непонятными никому больше персональными соображениями насчёт всего в мире. Саму Хром Рокудо всё же вряд ли устранит, а вот насчёт всех остальных речь не шла. Если ему будет так удобно и выгодно - Мукуро им без зазрения совести головы с лёгкостью поотрывает.

+2

9

Конечно, пропажа Бьякурана могла сказаться на очень многих вещах. Он больше не в поле зрения Вонголы и его ходы непредсказуемы. Этот человек может быть где угодно и промышлять что угодно. Может, он прямо сейчас раскрывает все карты перед новым врагом. Вонгола крайне уязвима и на это влияет не только потеря некоторых атрибутов, но и отношения между Хранителями. Всё и в самом деле было плохо. И слова Хаято тому подтверждение. Хром не спешила отвечать мужчине. Она молча выслушивала его, соглашаясь с каждым словом Урагана. Он был прав во всём. Как и в том, что подставлять кого-то слишком опасно и может навлечь только новые неприятности. И конечно, он задел тему прошлого. Ведь однажды именно они позволили  юным и еще неопытным Хранителям занять их место в битве.  Этот шаг был очень опасным, и никто не знал, как все могло закончиться. Сама Хром очень сильно пострадала в те дни. Но на тот момент иного выбора нет, и благо исход был благоприятным и юные Хранители справились. Но ведь всё могло быть иначе. Они моли проиграть и что тогда? От мысли, что всё могло закончиться еще тогда, девушку передёрнуло.
Докуро и сама не желала терять близких людей. Тех, кто стал для неё настоящей семьёй за это время. Она ведь тоже знала их с детства. Но отношения были шаткими. Хранители словно ходили по тонкой проволоке,  неверный шаг – и ты пропал. Так еще и эти подозрения, злоба друг на друга. Они просто в один миг стали чужими друг другу.
В некоторые моменты пока Хаято высказывался, Хром нервно сжимала руками юбку, вздрагивая от его слов. Она не знала что сказать. Не знала, какие слова подобрать лучше. Из неё сейчас советник не самый лучший. Да и поддержку она не сможет дать ту, которую обычно давали друг другу парни. Наги была потеряна и подавлена. Да и разговор с Гокудерой принял другие обороты. Они оба задели важные вещи, и дёргали за «больные нити». Ведь и мужчине давался этот разговор с трудом, а учитывая его взрывной нрав, он не мог сдерживать свои эмоции.  Сейчас Докуро попусту растерялась, она не могла подобрать нужных слов, как и найти ответы на его слова. Девушка вновь ощутила себя тем проблематичным подростком, который вечно мямлил что-то и редко выражал свои мысли. Она просто боялась задеть его, сказать что-то лишнее. Да и пока у неё не было связи с Мукуро. И это являлось еще одной причиной. Ведь иллюзионист мог многое ей поведать - за что Вонгола могла зацепиться. Но все попытки наладить связь с ним пока были тщетны.  А ведь именно этим она могла помочь своей семье. Как-то облегчить ношу Хаято.  И конечно, Наги не будет терять надежды на то, что в скором времени Рокудо объявится. Что-то подсказывало ей это. 
- Хаято… - Тихим голосом позвала Хранительница мужчину, поднимаясь с мягкого кресла на котором  сидела всё это время. Она неуверенно  сделала маленький шажок к пепельноволосому. Второй. Третий. И так пока Наги не настигла юношу, а тонкие ручки аккуратно не обняли его. – Всё будет хорошо. Всё изменится в лучшую сторону.  С боссом ничего не случится.  Того, что случилось однажды – не повторится. Да, мы поступили опрометчиво и несправедливо по отношению к еще юным Нам… Но у нас не было выбора тогда. Возможно, никто никогда не простит себе подобный шаг, ведь всё могло обернуться иначе. Но… Надо искать светлые моменты во всём. – Уткнувшись носом в грудь мужчины, тихим, успокаивающим голосом говорила Хром. Она хотела как-то увести мужчину прочь от тех мыслей, что путались в его голове. Как-то отвлечь от этой темы. Конечно, Хром не мастер в утешениях и она всего лишь его подруга. И то, он допускал мысль о том, что девушка могла предать Вонголу ради своего учителя. Что стало ясно по его последнему вопросу, адресованному Докуро. Этот вопрос  был ударом для хранительницы, но она чётко понимала его опасения, ведь Хром не была сама уверенна в себе, своих чувствах, отношениях в отношении Мукуро.
- Может мы и не знаем, где Бьякуран и каковы его помыслы… Может вся эта ситуация просто ломает всех нас. Все потеряны. Никто не знает, куда будет нанесён следующий удар. Каждый боится потерять друг друга. Мы боимся вновь оказаться неготовыми. Боссу куда не легче. Ведь ответственность на его плечах огромна. И он понимает это. Я думаю, что скоро всё наладится. Никто никогда не сможет разорвать ваши узы. Вы – связаны. И эта связь нерушима. Вот увидишь, совсем скоро луч света пробьётся сквозь пелену тьмы и мы вновь обретём свою силу. Возможно, что даже найдём помощь там. Где не ожидаем. Мы – семья. А это – нерушимо. Мы – совсем справимся. Главное быть вместе. – Наги сама удивлялась своим словам, и тому, откуда все они появились. Ее мысли были попусту пусты. Она не готовила речь заранее, всё произошло само собой. Словно так и должно быть. И конечно, девушка верила в то, что говорила. Даже если учитывать то положение, в котором сейчас прибывает Вонгола и ее хранители, Наги верила. Верила в лучшее. Рано или поздно трудности всегда отступят. Вонгола поднимется с колен и нанесёт сокрушительный удар врагу, отомстив ему за Всё и за Каждого.
- И… Я никогда не предам Нашу семью, Хаято. Даже если Мукуро-сама окажется нашим врагом… - запнувшись, Докуро ощутила, как слёзы стали подступать к глазам. Ведь сама девушка не исключала такого поворота.  И она думала об этом очень много. Признаться честно, Хром сама не знала, что будет делать. Она не знала - чью сторону выберет. Ведь,  кого бы она ни выбрала: Вонголу или Мукуро, удар в спину будет совершён в любом случае. Либо ее дорогой и любимый иллюзионист, либо Вонгола и люди, что окружают ее. Для Наги этот выбор был очень трудным. И девушка осознавала, что возможно ей придётся делать выбор. Но пока… Сейчас главное – поддержка. 
– Я всегда буду с Вонголой. – шепотом молвила иллюзионистка, сильнее сжав в тонким пальчиках ткань рубашки Гокудеры. Девушка сдержала подступившие слёзы, не дала дрожи в голосе выбраться наружу. Ведь если бы мужчина ощутил ее дрожь в словах, то наверняка начал бы сомневаться в ней, как и в ее словах. А это вновь сказалось бы на отношениях между хранителями Вонголы. Между теми, кто хранил дружбу с детства. Те, кто бок о бок прошёл через многое. Те, кто доверял друг другу. И даже свою жизнь. 
- Всё будет хорошо. Просто верь в это. - Вновь повторила свои некогда сказанные слова девушка, прикрыв глаза. «И всё же, я надеюсь, что мне не придётся делать этот выбор. В любом случае… Прости меня за всё» мысленно просила прощения Хром, она знала, что если предаст Вонголу – пощады не будет. Прощения не будет. Ведь нож в спину, особенно в такое время – это самое ужасное, что может произойти в этой Семье.

Отредактировано Chrome Dokuro (2016-08-10 14:18:57)

+1

10

Что-то сегодня у Хаято с самого утра ничего не ладилось. Теперь, кажется, он докатился до того, что расстроил Хром, а ведь её жизнь сейчас и так не сахар. Ну, и как прикажете заглаживать вину? У Гокудеры дело с особами прекрасного пола никогда не ладилось, и то, что теперь у него имелась самая настоящая собственная девушка, ситуацию ничуть не проясняло и не улучшало. Да и что толку в угрызениях совести? Если день не клеится - значит, надо вносить радикальные изменения. Прямо сию минуту и начнёт. Пожалуй, в первую очередь - со смены обстановки. Стены кабинета давили на него психологически, как будто выдавливали воздух и лишали жизненного пространства, словно ловушка, начинающая сдвигаться, стоит лишь кому-нибудь ступить в неё. Обычно, конечно, это помещение не оказывало на Хаято такого эффекта, он чувствовал себя здесь как правило достаточно комфортно и удобно, но сегодня всё с самого утра шло вкривь и вкось, будто сами основы мироздания пошатнулись. Не планеты, а его личные. Некоторые параметры, которые Хаято привык считать неизменными. Обычно это ему было свойственно ходить с хмурым, насупленным или агрессивным лицом, а Такеши - успокаивать его спокойной и мягкой улыбкой. Пребывающий в глубокой депрессии Ламбо и нервничающаяся, видимо, набирающаяся их с коровой настроения, Аврора улучшению самочувствия и морального состояния не способствовали. Нда, не повезло ей связаться с неуравновешенными мафиози, да ещё непосредственно перед тем, как они ухитрились в очередной раз по уши вляпаться в проблемы. Конечно, судя по всему, со спокойной жизнью Харт и раньше толком знакома не была, но настолько сурово ей вряд ли доводилось попадать. Мелкая шваль, усложнявшая ей существование прежде, даже и близко для сравнения не годилась. И совсем не на такое рассчитывал Хаято, предлагая ей остаться у него.
Кстати, об Авроре-то.
- Слушай, Хром, - резко сменяя тему, предложил Гокудера, - Давай сходим, поедим? Я угощаю. А, заодно, ты мне расскажешь, как продвигаются дела у твоей новой ученицы. Я точно знаю, что она очень старается, и, как мне кажется, очень боится провалиться, когда дойдёт до настоящего дела, - он определил это по косвенным признакам, ибо Авроре было, похоже, свойственно хорохориться и напускать на себя бодрый вид при любых обстоятельствах, даже если в какой-то сфере её занятий ничего вообще не клеится. Хаято и сам был таким же, он помнил себя подростком, убегающим от других, запирающимся в комнате и сутками изводящим себя до умопомрачения, ненавидя выказывать слабость просьбами о помощи или совете. Ныне, конечно, стал гораздо сдержаннее, и ограничивает проявления негативных эмоций, однако, по-прежнему терпеть не может расписываться в собственном бессилии, или терпеть неудачи. Болезненное восприятие своих слабостей и недостатков также никуда не девалось.
А на улице погода отчасти прояснилась. Утренний дождь сошёл на нет, и густые серые облака, затягивавшие небосвод ещё совсем недавно, наконец-то растянуло. Асфальт блестел от влаги, а здания, деревья и прохожие отражались в многочисленных лужах. Хорошо, что ресторанчик, который Хаято имел в виду, располагался не очень далеко, минутах в десяти ходьбы. Он надеялся, что Хром согласится, потому что оставаться в одиночестве и закапываться обратно в работу ему сейчас точно было противопоказано. Отправиться домой в такое время Гокудера не мог себе позволить, пусть даже он ничуть не сомневался что отпроситься у Десятого получится. А вот ненадолго отвлечься, перекусить и развеяться - это в самый раз. Восполнит запас энергии, и с новым рвением продолжит трудиться во благо Семьи. Хотя, пожалуй, толку от него в ближайшее время будет чуть. И отнюдь не из-за потери атрибута Урагана, вернее - не только. Волнение, сомнения, непонимание происходящего неизбежно оказывали влияние на функционирование его мыслительного аппарата, тот всё чаще пробуксовывал, а сам Гокудера начинал казаться себе отупевшим. Не говоря о том, что мир вокруг него будто бы положили под дымчатое стекло, смазывая краски, уменьшая чёткость и остроту восприятия, вызывая ощущение нереалистичности, словно у него никак не получается проснуться от холодного, выхолощенного, бессмысленного и пустого кошмара. В таком состоянии хочется причинить себе боль, желательно - физическую, чтобы лишь убедиться в самом факте своего существования, в том, что он не страдает формой тяжёлого бреда и не застрял во времени и пространстве, точно жук в капле янтаря, или мамонт - в толще вечной мерзлоты, внешне совсем как живой, вот-вот пошевелится, а, по правде, давно являющийся лишь сухими, лишёнными соков и внутренней силы, останками. Доходило до того, что минуты сменялись, а Хаято вообще не воспринимал их бега, и даже смена суток казалась ему чем-то, непостижимым для понимания, чуждым, как если бы принадлежало к иному миру, чем он. Но поможет ли ему очнуться прогулка? Хотя, там, снаружи, чистый свежий воздух, смена впечатлений, движение и звуки. Не может быть, чтобы всё это не оказало эффекта на его усталую и запутавшуюся душу. Пора приводить себя в порядок. Ураган - это шквальный ветер, смерч или тайфун, а Гокудера даже на лёгкий бриз в погожий солнечный денёк не тянул. Жалкое зрелище. Нет, ему срочно требуется капитальная подзарядка. Срочно.
И ещё Гокудера точно мог сказать одно. Он стал таким не из- а перспективы новой войны - сражаться с неизвестным, опасным и даже потенциально многократно превосходящим его умения противником доводилось и прежде. Он превратился в это непонятно что в результате поведения товарищей. Ламбо Бовино, Кёи Зибари, Такеши Ямамото. Как будто они напрочь выкинули из обихода такое понятие, как "трудиться сообща"... А также из-за вынужденного провисания и бездействия, отсутствия возможности провести контратаку. Хаято ненавидел сидеть на одном месте, покорно дожидаясь хода врага. Он предпочёл бы самую ожесточённую схватку, с взрывами и кровью, тому, что имел по факту. И почему Вонгола так слаба? Они столь низко не падали ни перед бандой Кокуё, ни перед Варией, ни перед Мильфиоре, ни перед Шимон, ни даже перед Виндиче. Что там говорила эта Милч, когда сравнивала два поколения? Да и Реборн, вроде бы, тоже... Будущие они утратили быстроту реакции, приобретя огромный опыт, они потеряли подростковую решительность, находчивость, готовность к риску? Он уже не помнил точно, но, вроде, что-то в таком духе. Поэтому поколения тогда и поменялись местами... Кажется, Хаято теперь воочию наблюдает причины такой слабости повзрослевшего десятого поколения Вонголы.

+1


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Сюжетные эпизоды » 25 декабря 2014 года | Лиха беда начало


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC