Дата создания: 20.05.2015
Название: Горящее Небо
Система игры: эпизодическая
Рейтинг игры: 18+
Мастеринг: смешанный
Каждый день для вас трудятся
Aurora Hart
Mukuro RokudoElina Mears
Нужные персонажи

Занзас, Леви-а-Тан, Луссурия, Сасагава Рёхей, вся Семья Сфорца, вся Семья Риколетти, особый отдел ФБР.

25.12.2014 г. | Добро пожаловать к дяде

Эмель
— Вы должны понимать, что цена должна быть.. м~м.. адекватной. — «А то знаю я, аппетиты Игараси-сама.» — И, безусловно, весьма удачно то, что я прибыл в Японию в поисках информации. И уполномочен вести подобные переговоры. - Эмель снова бросил взгляд на коробочки мирно покоящуюся на столе, выдавая свою заинтересованность.

КАНОНИЧЕСКИЕ персонажи принимаются по упрощённому шаблону. Очень ждём Хранителей Вонголы!
18.10.16
Вводится новое правило. Если вы не предупреждали об отсутствии (все мы можем быть заняты, все всё понимают), то в сюжетные эпизоды, посты пишутся в течении недели ( 7 дней). Если Вы не укладываетесь в означенный срок, персонально оговорим тот интервал, в который Вы сможете ответить.

Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Архив законченных игр » [общие][Флешбек] "Когда вокруг шторма в 12 баллов..."


[общие][Флешбек] "Когда вокруг шторма в 12 баллов..."

Сообщений 31 страница 60 из 63

1

1. Место действия:
Сначала Палермо, потом Алькамо.

2. Время действия:
Через четыре года после завершения арки Аркобалено (Хаято 20, Бельфегору - 21).

3. Погода:
Очень ветрено.

4. Участники:
Hayato Gokudera, Belphegor.

5. Краткое описание:
Новое поручение от босса, особенно с перспективой от души надра... подраться - это всегда здорово. Стоп. Кто-кто там назначен в напарники?! О, боги пресвятой Дискордии, за что?!
Нда. На таких условиях "Доехать до пункта назначения и не угробить спутника" уже звучит как "Миссия невыполнима".
А задание-то интересное, зачистить всё живое в... О, пардон, успокоить беспорядки в таком приятном на вид городке.

0

31

- Прибавилось или нет – меня это мало волнует, - убирая ножи в карман пробубнил Принц. А затем подпрыгнул, так как ему в ногу прилетело сигаретой. Он уже собрался воткнуть эту гадость Гокудере в рот тлеющей частью, но спасение для того пришло, откуда не ждали. Сначала к ним прилетел веселый шарик, раздолбавший один из щитов, которым прикрылся горе-курильщик, а затем и остальные жители города начали подбираться и пытаться их подстрелить. Бел решил отложить экзекуцию до более спокойного времени.

- Да идииии, - растягивая последний слог, он ехидно улыбнулся, но остался стоять на том же месте. Попасть случайно под горячую руку Гокудеры, который в гневе мог уничтожить все на своем пути, не зависимо от того, враждебное оно или дружественное, не было никакого желания. Как он и предполагал, полетели щепки, пыль, редкие задетые и ещё более редкие убитые, начали рассыпаться дома, случайно построенные на пути следования атак Хаято – короче, ничего необычного. А вот вертушкам, что решили полетать в воздухе, повезло меньше – две из трех были сбиты, третья – серьезно задета. Принц незаметно похлопал в ладоши.
- Браво, бис, ши-ши, - шепотом, так, чтобы ураган Вонголы этого не заметил, прохихикал он.

Конечно, ничто не мешало ему стоять так хоть до конца света, который в этом населенном пункте наступит совсем скоро, но это было слишком скучно. Атаки продолжали сыпаться, постепенно приближаясь и увеличиваясь в количестве. Пару раз совсем близко от него пролетело несколько красивых огоньков, впрочем, не задев его.
Дальше ждать не имело смысла, народ, похоже, не хотел воспринимать данную им информацию к сведению, и воспринимать всерьез двух представителей миротворческого сообщества «Нет людей - нет проблем». Дождавшись, когда Хаято окончательно скрадет все внимание врагов на себя, Бельфегор незаметно выскользнул из-за забора с горстью кинжалов в руках. Перебегая от одного ограждения к другому, он каждый раз отправлял в атаку несколько ножей, непременно уносящих жизни тех, кто был невнимателен. Внимательным, правда, тоже не очень везло. Сделав около десяти таких перебежек и расчистив несколько небольших улочек, Принц вернулся в первоначальное укрытие, доставая из кармана коробочку на ходу.

С обеих сторон от Гокудеры неожиданно пронеслось нечто, похожее на серо-белую ракету с подожженным фитилем на одном конце, а затем с двух сторон послышались крики боли и ужаса.
Заметив засаду, Бел, дабы не лезть под руки коллеге, просто выпустил Минка, и без лишних слов и действий около пятидесяти человек, кравшихся к Хаято с понятной целью, были объяты алым огнем, который начал распространяться на близлежащие дома, не без помощи милого зверька, конечно.

- Не отвлекайся, а я тут поиграю пока, ши-ши-ши, - Принц выпрыгнул из своей засады вновь и умчался в сторону, откуда сыпались не столь частые атаки. Все, что имело несчастье попасть ему под ноги уничтожалось прямо на ходу либо метким броском стальных стилетов, либо алым пламенем урагана.

+1

32

Если честно, раздухарившийся Хаято даже не услышал обращённых к нему слов Бельфегора, более того – едва заметил и само появление принца, просто промелькнул парень со светлыми волосами и в кажущейся смутно знакомой помутнённому разгаром боевого ража рассудку форме, и снова исчез. Впрочем, взмахом руки он отправил вслед венценосцу несколько своих ураганно-дождевых щитов, выполняя данное ранее обещание... Никто не мог остановить Вонголу Гокудеру в подобном состоянии, пока ему оставалось, с кем бороться, что не исключало возможности упасть в обморок, когда противники у него закончатся.
Внезапно земля раскололась от одного конца улицы до другого, и снизу послышались заунывный вой и стенания, как обычно в фильмах снимают разверзнувшиеся адские бездны, и по всему проходу ввысь рвануло иссиня-чёрное пламя, на ходу трансформируясь в формы, смешивающиеся друг с другом, наполовину бесплотные, ни на что не похожие, но напоминающие то драконьи головы на длинных изогнутых шеях и с зубчатыми гребнями на макушках, то демонических гончих, то злобных, ощетинившихся оперением птиц, вроде Стимфалид, тех самых, стреляющих медными перьями, убивающих ими людей, неосторожно забравшихся на остров.

- Это ещё что? – выдохнул Хаято, замирающим взором следя за этими тварями сквозь алые стёкла ураганных очков, характеризующих существ как неодушевлённую материю, и едва увернувшись, когда одна из этих полузмеиных чудовищных голов выстрелила собой в его сторону и щёлкнула пастью около его левой щеки.
«Иллюзия… Это иллюзия Тумана…» - подсказал ему внутренний голос.
И – тут же возник один весьма закономерный и крайне волнительный вопрос… Как давно он попал в иллюзию? И в ней ли же находится вариец, или ему удалось избежать сего представления? Впервые за всё это время Гокудера испугался.
- Бельфегор!!!! – срывая голос, прокричал Хаято, обводя окрестности встревоженным взором. Он даже был готов рвануть на поиски принца… Если бы только знал, где тот сейчас находится. Мало того, что иллюзия легко была способна перепутать все направления, и он двинется влево, с чистой совестью будучи уверенным, что идёт направо, так ещё и запросто могла отделить его от реального мира, и тогда снаружи его не найдут, не зная, куда бить, чтобы сломать барьер, и он, находясь внутри, не увидит тех, кто вне этого вымышленного мирка.

- Не беспокойся за твоего симпатичного приятеля… Он сейчас сражается с собственным персональным кошмаром, - весело зазвучал откуда-то сверху молодой, почти мальчишечий, звонкий и бодрый, брызжущий восторгом голос.
Вскинув голову, Гокудера обнаружил зависшего в воздухе на высоте крыш парня, которому легко могло быть и пятнадцать, и двадцать пять. На нём был напялен полуразорванный саван с капюшоном, а шею обматывала петля, с уходящей ещё выше верёвкой, другой конец которой был скрыт клубящимся облаком явно искусственного происхождения. В целом тип, по-видимому, разыгрывал роль повешенного.
Неужели всё это место - фальшивка? И люди, которых они убивали, лишь плод их воображения? А, если нет, что было истиной, а что - ложью?
- Сможешь пройти за мой барьер - встретишься с ним снова. Не сможешь - умрёшь здесь, - хладнокровно объяснил неизвестный психопат правила игры.
- Да пошёл ты! - отозвался ему Хаято и швырнул в изменчивые фигуры чёрного пламени пару голубых бомб, наполненных хадо Дождя. Если оно подействует - этот бал-маскарад уродов растворится, и он сможет перейти на другую сторону улицы.

***

Навстречу Бельфегору медленно и почти торжественно по воздуху выплыло кресло, подпитываемое красными огоньками. На нём, отвратительно улыбаясь, сидел молодой мужчина, донельзя похожий на самого варийца – такие же светлые волосы, такая же длинная чёлка, а улыбка ещё шире и белозубее.
- Ну, здравствуй, глупый младший братик, - проговорил Расиэль, чуть более тусклый, чем должен быть настоящий, живой человек, и в каких-то мелочах декора кресла и одежды различающийся с тем, каким он был на самом деле. В целом, могло создаться впечатление, будто этот образ делали по очень качественному описанию, дополнив то своим личным пониманием о человеке, плюс воображением… Однако, разглядывать себя для того, чтобы Бел мог убедиться в его поддельности, лже-Сиэль, разумеется, не позволил, открывая коробочки с летучими мышами, объятыми красным хадо – тоже чуть более бледным и тусклым, чем настоящее. Разумеется, поскольку пламя Тумана – это совершенно ни единого раза не Ураган, воспроизвести неизвестный иллюзионист мог лишь визуальную форму атак брата Бельфегора, однако, если тот в них поверит, то урон понесёт самый настоящий. И это - не самый лучший расклад, потому что сейчас прикрыть варийца было некому. Только Минку, да по-прежнему плавающим вокруг него круглым щитам с вензелями Вонголы и костяным обрамлением.

+1

33

Рассекая телом воздух, Принц летел в сторону центра города, дабы устроить там небольшую, но весьма шумную диверсию, чтобы заставить жителей города как следует прочувствовать их плачевное положение. Минк метался с одной стороны на другую, помогая расчищать дорогу, а сам Бел изредка отстреливался от нерадивых самоубийц, которые порой пытались влезть ему под ноги. Основные силы были сосредоточены на Хаято, сильных же врагов ему пока не попадалось. Лишь немного мешали щиты, оставленные Гокудерой в качестве дополнительной защиты, но он решил, что лишним такой подарок не будет.

Пролетев очередную улочку он резко остановился, посмотрел в небо, выругался, протер глаза, снова посмотрел в небо, и снова выругался. Перед ним на кресле в окружении огоньков урагана парил его старший брат, точнее – не очень качественная копия Джилла. Мелкие неточности бросались в глаза, как и бледность иллюзии, а ведь работая с иллюзионистами он столько их видел, что на такую подделку было бы стыдно повестись.  И ведь мало того, что он ненавидел братца… Так ещё и подобные шуточки просто приводили его в откровенное бешенство.
- Че, серьезно, опять?, - злобно прошипел он иллюзии, ища глазами того неумного кретина, что решил его разозлить, - Оригинальностью вы, ребята, совсем не страдаете, но вот что интересно, - Минк в этот момент пронесся по окружающему его пространству, распространяя алое пламя на окружающие его предметы красными волнами, затем, так же, как и тогда, обвил Джилла и вернулся на плечо хозяину. Иллюзия рассыпалась, и Принцу осмотрелся. Вокруг все горело, кое-где валялись трупы, но самого виновника шалости не было видно.
- Откуда ты знаешь, как выглядит этот недоносок? - скалясь, он замер, пытаясь услышать что-то в грохоте атак, - И как у тебя, урод, хватило с такими-то силами смелости действовать мне на нервы?
В этот момент на него налетела толпа, пытаясь прибить всеми возможными способами, разноцветные светлячки хадо полетели к нему, осыпая градом, но, к счастью, часть атак отбило щитами, которые вскоре раскололись на мелкие осколки от общей мощи и натиска. Нырнув на бегу за угол, Бел швырнул кинжалы через улицу, оставив в подарок преследователям смертельную сеть.
Пробежав еще немного он понял, что не видит Гокудеру, а все жители городка теперь сфокусировались на нем.

- Он не мог погибнуть, эти подонки не так сильны, как думают, а значит…

Он нервно сглотнул и вылетел к очередной засаде, послав Минку приказ сформировать щит. Действительно, на том месте, где Хаято был последний раз, его не было, лишь слабая дымка, как будто жар поднимался от земли, формируя мутноватую завесу. Маневрируя между беспрерывно атакующими врагами, и уже получив несколько неприятных царапин, Принц наконец обнаружил то, что искал. Нет, он не был уверен, что это не очередная иллюзия, но тень, стоявшая вдалеке, выглядела настоящей. Отправив в напирающих, но, несомненно, уже слабеющих мужчин, практически дождь из стилетов, Принц, огибая то место, где должен был находиться Хаято, ринулся к тени.

+1

34

Пламя Дождя, высвобожденное при раскрытии тонких голубых трубочек без фитилей, брошенных щедрой рукой Гокудеры, ненадолго и частично погасило, как бы съело, иллюзию, словно бы ластиком стёрло часть этой горящей чёрной стены, состоящей из странной энергии, принимающей формы сказочных чудовищ, и Хаято, видя, как туманный полог, в котором образовалась широченная прореха, начал стремительно срастаться, стремясь не выпустить его, сиганул в сужающийся на глазах проход, ускорившись благодаря брошенной себе же за спину воздушной бомбе. Благодаря этому манёвру он чуть ли не кубарем выкатился словно бы из ниоткуда, как это выглядело, должно быть, со стороны, под ноги Бельфегору. Ураган Вонголы слегка дымился, но, в целом, оставался невредим… Пальцы подрывника мёртвой хваткой сжались на запястье принца, останавливая того в процессе очередного броска ножей. Взгляд зелёных глаз был серьёзен и даже почти строг, Хаято отрицательно покачал головой и тихо проговорил:

- Не расходуй силы напрасно, Бел. Есть предположение, что всё вокруг нас – одна цельная иллюзия, а сражаемся мы с фантомами. Когда у нас кончится хадо в этой неравной борьбе, нас просто возьмут тёпленькими. И, даже если я ошибаюсь, нам неизвестно, с какого момента начался обман Тумана. Мы не знаем местонахождение врага и его настоящую силу, она может быть больше, чем он хочет нам показать, но… - Гокудере отчётливо вспомнились слова Мукуро, и он, хмурясь и сцепив зубы, процедил: - Мы потеряли контроль над нашими чувствами, и нами управляют… - сколько пламени они оба уже успели израсходовать? Оставалось лишь рвать на себе волосы от собственного идиотизма… Или же, сэкономив время, предназначенного для покаяния, прекратить носиться кругами, и хоть немного поработать головой, - Поэтому остановись, и давай подумаем. А, точнее, просто послушай меня.

Если нельзя верить зрению, слуху, если ты не можешь отличать правду от лжи, остаётся только одно – доверять своей интуиции, разве не этому их учил Реборн? Учил жестоко, даже беспощадно, вдалбливая в легкомысленные головушки одну нехитрую истину – или они научатся тому, что он от них требует, или умрут. И для него, как для репетитора, будет достойнее пришибить их собственными руками, чем позволить это сделать врагам.
«Итак, что мне подсказывает моя интуиция?»
- Сейчас я попытаюсь уничтожить иллюзию изнутри, - едва слышно прошептал Гокудера на ухо варийцу, - Вряд ли у меня это получится, но ты должен наблюдать. Если в какой-либо точке пространства пойдут помехи – швыряй туда кинжал, отмечай место, у меня есть идея насчёт того, как нам выбраться в реальность. Я на тебя рассчитываю.
Хаято отступил от Бела, поднял руки, зажимая между пальцами по динамитной шашке, двумя синхронными движениями коснулся кончиками длинных, туго скрученных фитилей фальшивой сигареты-поджигателя, и скрестил их перед собой в характерном жесте. Сощурился. Глубоко вдохнул, пытаясь обрести точку абсолютного равновесия, когда к атаке не примешиваются посторонние эмоции. Око шторма – область затишья и спокойствия, в ней не существует уничтожающего всё на своём пути ветра, шквальных порывов, бьющих с ужасающей скоростью и силой, но, если не будет этого участка безоблачного неба и тишины, не станет и страшных чёрных туч, увлекаемых гибельным вихрем и сыплющих ливнями и молниями.
Ладно. Кажется, хладнокровие вернулось к нему, теперь всё точно получится, как надо. Так говорит его интуиция, в её понимании - процесс идёт, как надо.

Фокусировка целей произведена.
Расчёт траекторий завершён.
Концентрация пламени посмертной воли – сто процентов.
В воображении Хаято они с Бельфегором стояли в центре большого кольца, а по краям очерченного круга сиял десяток мишеней, которые требовалось поразить, причём с первого раза и все. Каждая была отделена от другой несколькими метрами, но взрывать требовалось одновременно, иначе нужного эффекта не будет.
- Ракетные бомбы… Версия Х.
Он видел оставляемый ими дымный след, будто бы неведомой силой круто сломанный под странными углами в нескольких местах, соответственно изменяющемуся направлению движения бомб. Он видел, как они врезались в стены домов, или раскрывались красивыми яркими вспышками где-то в небесах… И, как ни странно, именно небо на несколько мгновений пошло рябью, словно повреждённая запись фильма. Правда, почти тут же оно само собой подлаталось, его восстанавливала воля неизвестного туманника... Однако, пара секунд, выдававших уязвимость его мирка, всё-таки была. К сожалению, именно к этому месту Гокудера стоял спиной, и, следовательно, не мог увидеть случившегося.

+1

35

Тень не обращала на Принца внимания, видимо сосредоточившись на иллюзии, созданной вокруг Гокудеры. Он приближался к неизвестному врагу, не ослабляя внимание. Преследовать его прекратили, так как последняя его атака произвела сильное впечатление на оставшихся в живых воинственных жителей городка, и они временно притихли, лишь наблюдая.

Иллюзионист был не настолько силен, чтобы одновременно поддерживать две иллюзии, поэтому, решив, что Бел все ещё возится с братом, сфокусировался на том, кто казался ему сильнее и опасней. Придя к таким неутешительным выводам, Бел понял, что у него все-таки теперь есть шанс атаковать юношу. По мере приближения тень обретала очертания молодого человека в плаще с капюшоном, явно не желающего, чтобы его узнали или разглядели лицо, так как капюшон был низко опущен, стоящего в напряженной позе и глядящего в то место, где раньше был Гокудера, а теперь лишь едва заметная дымка поднималась от земли.
Принц понимал, что, если продолжится действие иллюзии, Хаято может сильно ослабнуть, так как силы свои он не рассчитывал и разбрасывался хадо не задумываясь об экономии. В отличие от Бела, который, несмотря на уже приличное количество проведенных атак, все ещё был способен выдержать достаточно долго. Поэтому доверчивого коллегу нужно было срочно вытаскивать.

Он почти подобрался к пареньку в плаще, но вдруг, совершенно неожиданно в его сторону из ниоткуда вылетела ракетная бомба авторства Гокудеры. Принц на рефлексах отскочил от смертельного вихря пламени, однако ему сильно опалило руку, испепелив рукав куртки и кофты. Выругавшись, он отбежал в сторону и спрятался за забором, не отводя взгляда от иллюзиониста. Которому, кстати, тоже прилетел подарок от Хаято, но увернулся он более удачно. Рука ужасно болела, обожженная от кисти до плеча, а беспокойство его усилилось многократно. Можно было предположить, что Гокудера либо сражается, либо ищет выход из иллюзии. Решение нужно было принять незамедлительно, и Бел, оборвав нижнюю часть свой кофты, замотал мешающую конечность, которая едва могла шевелиться, и подвесил её, перекинув через шею еще один кусок ткани. Минк обеспокоенно метался на ногах своего хозяина, то и дело пытаясь поймать здоровую руку или заглянуть в глаза.
Лицо Бельфегора растянулось в полубезумной улыбке, рваная кофта теперь открывала живот, свисая клочьями, одежда была в дырах, левый рукав отсутствовал, а рука болталась на повязке бесполезным грузом – жуткое зрелище. Он высунулся из укрытия. Паренек ещё более сосредоточенно смотрел в иллюзию.

- Сейчас…

Одновременно мелкого иллюзиониста охватило алое пламя, заботливо доставленное Минком, и несколько десятков ножей вонзились в его тело. А затем ещё. И ещё. Принц был зол. Из огня доносился истеричный визг, переходящий в хрипы, но Бельфегор не собирался останавливаться. Со свойственной ему жестокостью, он продолжал атаковать, не приближаясь к жертве. За спиной что-то хлопнуло и начало сыпаться – иллюзия медленно распадалась, недалеко от него пробежало несколько человек, и в их глаза отражался ужас…
- Ши-ши-ши, если это единственный ваш козырь – вам конец, толпа уродов, - громким голосом произнес Принц. Хотя он отлично понимал, что, скорее всего, скоро остальные, возомнившие себя сильными и умными, появятся на сцене.

Отредактировано Belphegor (2015-10-25 16:16:57)

+1

36

Тот, кого Гокудера принимал за варийского принца, беспардонно пихнул его локтем в бок и сладким голосом почти пропел:
- Хаято, друг мой скудоумный, как ты предполагаешь, чтобы я воткнул стилет в небо? Ши-ши-ши, так с ума я ещё не сходил! - он широченно осклабился.
Подрыватель вздохнул:
- Ну, а хотя бы место ты запомнил?
- Даааа... - довольно протянул лже-Бельфегор, ткнув пальцем над собой и вперёд.
- Тогда нам нужно ударить туда вместе. Ты готов? Ури!
- Минк... - как-то обречённо вздохнул двойник Урагана Варии.
Зверушки, синхронно прыгнув вверх, создали вокруг себя двойную, стремительно закручивающуюся, смерчеобразную спираль, острый конец которой смотрел по направлению их движения, туда, куда были повёрнуты мордочки кошки и хорька. Этот роскошный, бушующий пламенный поток ввинтился в иллюзорный небосвод и расколол тот на мириады крошечных осколков... Вокруг, наподобие своеобразного ливня, посыпались плоские детальки с разноформенными, как частички паззла, краями. Это походило на снежную порошу, вот только эти кусочки были пёстрыми.
- Получилось? - выдохнул Хаято.
- Получилось, получилось... Дурачок, - с откровенно не-беловской серьёзной интонацией покивал двойник... И с размаху вогнал ножик под лопатку Гокудеры.
От боли в глазах потемнело, а парень со сверкающей диадемой на голове облизал окровавленное лезвие, явно смакуя этот вкус.
- Ты думаешь, я тебя простил, да? Ши-ши-ши, не дождёшься. Кольцо Урагана должно было остаться моим. Вы же недоумки, и то, что вы владеете Вонголой - не ваша заслуга. И, в частности, неудачник вроде тебя стоит лишь того, чтобы околеть на ближайшей помойке.
- Бельфегор... - прохрипел, чувствуя, что ему повредили нечто важное и нужное, Хаято, пытаясь встать с асфальта, на который рухнул ничком, - Будь ты проклят, мразь... Я же тебе поверил.
И правда ведь, поверил. В то, что и с этим фриком можно общаться. В то, что им удастся поладить. В то, что они - почти товарищи. Но ни капли сочувствия не нашёл он в стоящей перед ним, торжествующей победу фигуре. Кровь - та, что ещё не успела выплеснуться на землю или пропитать одежду, - вскипела в венах, ударила в голову горячей волной, отнимая остатки здравомыслия, хладнокровия, умения производить логические цепочки.
- Это твои проблемы, ши-ши-ши... Но я облегчу твои страдания, олух динамитный. С помощью вот этого!
В воздухе вокруг заплясали ножи, десятки ножей, эта техника выглядела очень знакомо.
- Станцуем вальс, Хаято Гокудера? - двойник, видимо, ловил кайф.
- Сгинь ты к чертям собачьим, ублюдок! Десятикратные бомбы!
***
Навстречу настоящему Бельфегору из облака дыма, пыли и гари, вышел, шатаясь, закопчённый и перемазанный в собственной крови Хранитель Урагана Вонголы. В зелёных глазах подрывника плескалась только жажда убийства, а пепельно-светлые волосы стояли дыбом, этаким потусторонним ореолом обрамляя бледное лицо.
- Урод грёбаный. Я похороню тебя прямо тут, - не предвещающим ничего хорошего тоном выплюнул Гокудера вместе со сгустком крови, и вокруг него зажглась призрачная алая аура - решимость, питающая его хадо, готовность прикончить без колебания. Ненависть переполняла Хаято, била через край, он задыхался не только от опасной раны, но и от ярости, заслонившей ему всю реальность, - Умри! - бомбы, окружённые электрическими разрядами, получившие уплотнение пламени Грозы, искрящие миниатюрными зигзагами молний, с зелёными огнями на фитилях, в количестве дюжины штук полетели принцу точно в грудь.

+1

37

Лишь удостоверившись, что обгорелое нечто, бывшее совсем недавно нерадивым иллюзионистом, не дышит и не подает признаков жизни, он приблизился к телу, глядя на рассыпающуюся иллюзию. Тело было настоящим, но кто это – уже не представлялось возможности узнать. Слишком сильно был изуродован труп – хоть в чем-то мелкий уродец его обставил. С облегчением выдохнув, Бел спустился с возвышения и стал ждать появления его коллеги, попутно осматриваясь. Редкие кучки людей смотрели издалека, но атаковать видимо передумали окончательно. А, возможно, они ждали окончания представления.

Глаза Принца расширились от удивления, и он, мысленно жалея, что рядом нет Лусса, ну или психованного боксера, да пусть даже черта, лишь бы с пламенем солнца, рванул к Гокудере, который был весь в крови, собственной, судя по его состоянию и шатающейся походке. Но вместо хоть какого-нибудь приветствия в Бела полетели бомбы и обещание прибить.
- Че?, - он вогнал все, что можно, в то, чтобы щит, образованный его маленьким питомцем хоть немного ослабил силу удара, так как расстояние было очень близким, ведь с динамитом Хаято он был слишком хорошо знаком, а затем отскочил в сторону, на ходу ловя поджаренного Минка.

- Ты че творишь, урод, мозги последние про@бал в иллюзии?! Я тут, между прочим, иллюзиониста уделал, пока ты глюками исходил! Вон, валяется, кусок г@вна, или ты думаешь, что сам оттуда вылез? Хренов идиот!! - Бел был зол, снова зол, хоть и краем сознания понимал, что напоследок глюкоделец мог как-нибудь подгадить. Точнее, подгадил. Слишком уж яростно Гокудера хотел его убить, слишком яркая аура вокруг него… Прокручивая в голове варианты того, что могло так разозлить ураганного истерика, он злобно шикнул, готовый уворачиваться от атак. Или как следует вдарить коллеге… Но, судя по тому, с какой силой он истекал кровью, следующий его удар может стать последним для него. Попытаться воззвать к голосу разума, если таковой имелся, было весьма проблематично. Значит, надо было действовать на психику.

- Я так твоими стараниями чуть руки не лишился, м@дак ураганный, посмотри, - он кивнул на перевязанную руку, которая все ещё нестерпимо болела, - Нах@й, скажи мне? Или ты не понял ещё, что мы были в разных местах? Ты др@чил в иллюзии на милых блондинок, или брюнеток, хрен знает, что тебе там тот кусок мусора показывал, пока я тут носился, спасая твою слабовольную задницу!!

Бел говорил без остановки, не переводя дыхание, низким тихим голосом, но так, что его было очень хорошо слышно. Драться сейчас слишком опасно – они оба ранены, а у Хаято ещё и мозги перетекли в задницу. Тащить на себе труп не хотелось, ибо потом его сначала отчитает Дечимо, а после пристрелит Занзас. Или наоборот. Или оба убьют. Хреновая ситуация. Принц запрыгнул на крышу и спинул с отвращением к ногам Гокудеры обгорелое тело, а сам остался стоять там же, держа одной рукой покрытого опалинами Минка, неосознанно поглаживая его мордочку. Зверек едва дышал.

- Че, все ещё не веришь, ши-ши? - истерично шикнув, он с вызовом смотрел на Хаято.

+1

38

Остановить взбесившегося Халка - задача не из разряда "раз чихнуть", однако, принцу это удалось. Хаято замер на месте, моргнул несколько раз, и его пышущие яростью и жаждой оторвать Белу руки и ноги, да побросать на дно общественного нужника где-нибудь при вокзале в одной из наименее благополучных стран, где немытыми толпами ночуют бездомные нищеброды, глаза-лазеры, каким сам Скотт Саммерс мог бы позавидовать, постепенно вернулись к нормальному, человеческому, состоянию.

Ураган Вонголы, не будучи совсем уж деревянным чурбаном, явно пытался оценить услышанное, напряжённая работа мысли отобразилась даже на его перекошенном от боли лице, тоже перепачканном кровью. Бельфегор не нападал, и что-то внутри упрямо приговаривало, что вариец усыпляет его бдительность, однако, тут уж возвратился из отпуска товарищ здравый смысл, резонно возразивший, что его, Хаято, сейчас элементарно добить, он же еле на ногах держится, и пламя невесть из каких запасных закромов черпает, видимо, чтобы окончательно надорваться, но отвертеть башку белобрысому фрику с ножичками. А, собственно, зачем? К Гокудере постепенно возвращались воспоминания - об их поездке, о разговоре, о том, как их тут виртуозно, разыграв, будто по нотам, заставили потерять друг друга из виду... Разделяй и властвуй, да? Хоть бы даже из могилы, ведь иллюзорный клоун скопытился. Ха, последняя месть павшего! Хоть кино снимай по мотивам. Только не в Голливуде. Там любят устраивать выкрутасы в стиле: "Ещё одна месть павшего", "Павший снова возвращается", "Павший: Новые горизонты", "Наследники павшего" и "Рукописи павшего: Двести лет спустя". Нет уж, хватит, сыты по горло! Хаято даже хохотнул, он быстро приходил в себя, возвращаясь с последнего рубежа, когда готов подохнуть, но и прикончить тоже.

- А... Вот оно как. Значит, тот ты был иллюзией? - он говорил с приличной недоверчивостью и настороженностью, однако, Гокудера подсознательно всё-таки хотел, чтобы слова принца оказались правдой, поэтому он сделал самую большую глупость, какую мог в данной ситуации - деактивировал камбио-форму и подковылял к Бельфегору вплотную. Чтобы принять варийца снова, ему было жизненно необходимо кое-что проверить - хотя, конечно, психологические задвиги не стоили ничего в сравнении с повреждёнными стилетом внутренними органами, и льющейся кровью, от потери которой Хаято рисковал скончаться в ближайшем будущем. Однако, физические страдания он игнорировал, вместо этого поднял руку и кончиками пальцев приподнял чёлку Бельфегора, заглядывая тому в глаза, - Не врёшь, - заключил он, кивнув. Венценосец был растерян, взвинчен и напряжён, однако, от него не исходило ощущения смертельной угрозы, ну - не по отношению к Хаято однозначно. Гокудера улыбнулся - облегчённо, даже чуть виновато - а затем в полуобморочном состоянии буквально повис на Беле, обхватив его за плечи. Было более чем очевидно, что, если оставить всё идти своим чередом, то через несколько минут вариец получит попросту остывающее бездыханное тело, - Кольцо Солнца... Найди мне кольцо Солнца, - едва слышно, но вполне внятно прошептал подрыватель, пытаясь сконцентрироваться и не терять сознание. Вырубится - всё, конец, эндшпиль, финиш.

Даже после окончательного развала иллюзии вокруг валялись трупы, пусть и не в том количестве, как им пытались внушать. Видимо, создать что-то совсем уж из пустоты тому туманнику силёнок недоставало. Кольца были у всех, а вокруг валялись коробочки, и, собственно, по их цвету было можно определить, какое хадо при жизни имелось у владельцев. Да здравствует идея делать коробочки того же цвета, что и хадо! Не все, конечно, коробочки на свете были такими, у некоторых очень туго определялась принадлежность, однако, к данному случаю сие явно не относилось.

+1

39

Кажется, к Гокудере начинал возвращаться разум, а работу шестеренок в его голове, ответственных за рациональное мышление, было слышно даже Белу с высоты второго этажа. Принц нервно вздохнул и спустился на землю.

- Дошло, да неужели? – с ноткой сарказма в голосе ответил он, глядя на неожиданно поползшего к нему Хаято, - Эй, ты чего? Сядь и не двигайся, дебил, помрешь от кровопотери, а у меня как назло с собой лопаты нет тебя закапывать.
Но «дебил» не только не остановился, но ещё и фактически воткнулся в него, поднимая челку, края которой при этом окрасились в красный. От неожиданности Бел даже не дал в морду наглецу, хотя в обычное время от Гокудеры ничего бы не осталось, кроме мясных ленточек, из него же нарезанных. Он не любил, когда кто-нибудь видел его истинные эмоции, сильно, ярко и выразительно отражающиеся в серо-зеленых глазах, всегда прикрытых челкой. И все-же, он не отшвырнул, не ударил урагана Вонголы, а позволил посмотреть в них, увидеть то самое беспокойство и отсутствие желания навредить ему. Затем Хаято повис на нем, теряя силы, и тихо пробубнил что-то про кольцо солнца.

- Я тебе собачка, бегать колечки рассматривать, придурок безмозглый? – рявкнул он, аккуратно укладывая коллегу на снятые с себя остатки куртки и Минка, до сей поры почему-то не вернувшегося в коробочку вопреки приказу, рядом, -  Тебе скоро патологоанатом нужен будет, а не кольцо…

Ругаясь красивым четырехэтажным матом, Бельфегор побежал в сторону трупов, на ходу осматривая коробочки, валяющиеся рядом с ними. Нужная коробочка упорно не хотела находиться, а со стороны, где он оставил раненного Гокудеру, доносилось хриплое дыхание и кашель, не предвещающие ничего хорошего. Злобно шикнув, он пнул попавшееся под ноги тело, да так, что оно подлетело и впечаталось в стену ближайшего дома. Из кармана тела вывалилась…
- А вот и тыыы, ши-ши-ши, - Принц поднял спасительную желтую коробочку, а затем развернул ногой тело и снял с его пальца кольцо, - Спасибо, друг, ты очень вовремя.
***
Через минуту неизвестный мужчина уже сидел на корточках около Хаято, крутя в руке коробочку, и глядя на весьма печально выглядящего урагана Вонголы. А Бельфегор лежал на том месте, где совсем недавно валялся тот самый удачно попавшийся труп. Из его затылка стекала на асфальт кровь, сливаясь с красным ручейком откуда-то из-под самого его тела, которое не подавало видимых признаков жизни.
***
Последнее, что увидел Принц – широкий тесак, возникший из ниоткуда, и вошедший в его тело с фантастической скоростью и легкостью, дикая боль, пронзившая тело где-то в области живота, а затем - удар по затылку и темнота…
- Черт…

+1

40

Как бы чертовски дерьмово ни было Гокудере - но полное несходство нависшей над ним фигуры с Бельфегором он не мог не уловить... Но где же тогда сам принц? Хаято притворился обморочным, из-под почти полностью сомкнутых век наблюдая за незнакомцем. Ему сделалось жутко - впервые закралось предательское предположение о том, что, на сей раз, они могут и не выкарабкаться. А, нет, хрена с два! Хаято расслабился, как будто имел достаточно времени, чтобы себе это позволить. Злостью, безрассудными выходками, поспешными движениями ничего не решить, ему следует экономить каждую крупицу оставшихся сил.

"- Эй, осьминожья башка! Эй! Ты экстремально сдал, друг, встряхнись! Давай, просто поднимайся на счёт десять!"

Гокудера хотел ответить зову Рёхея в том смысле, что он больше не в состоянии двигаться, но это оказалось не последнее испытание, что затронуло его измученный мозг - тот чуть ли не разорвало изнутри от перебивающих друг друга криков:

" - Пламени всё ещё недостаточно! Кольца умрут! - это Талбот, и алое сияние вокруг бездушной, пустой оболочки бывшего кольца Урагана усиливается, яркий поток краного хадо поднимается вверх, выхлёстывая струёй."

"- Просто зажги их, как кольцо! - а это уже Шиттопи-чан."

"Кольцо, рассыпающееся на пальце вытянутой вперёд руки Савады Тсунаёши... Всё правильно. Ему не нужно оружие."

А на кой Хаято вообще какое-либо там кольцо, если пламя Солнца всё ещё при нём? Если тугие золотые потоки струятся по его телу, пронизывая то не хуже кровеносных сосудов? Нельзя зависеть от предметов, иначе его единственная и неповторимая жизнь не будет стоить ни гроша.
Потому что Хаято ждёт его Семья.
Просто разжечь, как кольцо.
С кончиков пальцев сыплются жёлтые искры, правая ладонь теплеет и начинает тускло светиться ласковым исцеляющим сиянием.

"- Обрати свою решимость в пламя, Гокудера! - весело и беззаботно улыбаясь, говорит ему Такеши Ямамото, словно бы о чём-то самом собою разумеющемся."

Все те, кто поддерживал его, кто подавал ему по возвращении руку.
Он должен продолжать бороться, хотя бы ради того, чтобы их единый мир не рассыпался в труху и не развеялся по ветру.
Теперь ровно и мягко светилась уже вся поверхность его кожи, это идёт изнутри, как будто бы через поры, этого хадо не хватит, чтобы полностью исцелиться, но более чем достаточно, чтобы поддерживать жизнедеятельность.
- Если ты рассчитывал, что я буду вымаливать у тебя эту штуку, стоя перед тобой на коленях - ты круто облажался, - сообщил Хаято, перекатившись в сторону, подальше от непонятного фрика, возможно, что-то сделавшего с Бельфегором, и там поднявшись сначала на одно колено, а затем - и во весь рост. Разорванные стилетом клетки стремительно восстанавливались, порез срастался. Гокудера зло ухмыльнулся. Пламя посмертной воли! Сила, дающаяся на заключительном рубеже существования! Лишь оказавшись на самом краешке пропасти, начинаешь понимать, чего на самом деле стоит твоя решимость, готовность идти до конца, отстаивать то, что дорого.

"- Защищать свою Семью всем, что у тебя есть, - обстоятельно говорит воплощение воли Джи Арчери."

- Значит, так. Слушай сюда. Или ты вернёшь моего друга, или я превращаю тебя в пепел и забираю его сам, - показывая зубы в улыбке не хуже, чем у самого Бельфегора, предложил взбешённый Гокудера. Он очень надеялся, что принц ещё не испустил дух.
- Друга? - с непонятной интонацией протянул неизвестный мужчина.
- Ахаха... Может, я и погорячился. Ну... - в тоне Хаято зазвучало неприкрытое веселье, - Если сравнивать тебя и его, то ты бесишь меня сильнее раз этак в тысячу. А то и в две, - подрыватель резко посерьезнел и просверлил врага очередным коронным взглядом "сейчас начнётся махач-убивашка", - И, как бы то ни было, он - член моей Семьи, а Вонгола не сдаёт своих. Так где он, и что с ним?
Он не собирался больше разжёвывать прописные истины, тогда как у Бела может быть каждая секунда на счету.

+1

41

Темнота… Сознание Принца молчало, не давая возможности очнуться. Вдруг… Кровь, стены, окна в крови… Босс, стоящий над ним с пистолетом… Скуалло, что-то орущий в сторону… Маммон и Фран, с презрением глядящие на него… отдельными картинками вставали знакомые лица, знакомые места, в которых он оказывался на заданиях и просто заходил или проходил мимо… Брат… Кровь на его лице и безумная улыбка… Сознание Принца искало ту ниточку, за которую оно должно зацепиться. Машина, в которой он с кем-то едет, маленький грязный городок… Обгорелый труп иллюзиониста… Гокудера, вышедший из иллюзии… Коробочка… Коробочка и кольцо солнца… Надо найти… Коробочку и кольцо солнца…

- Коробочка и кольцо солнца, - прохрипел, захлебываясь собственной кровью, искалеченный и едва живой Бельфегор. Он начал движение, на одних лишь рефлексах, тело его знало, куда он должен попасть, - Гокудера, рана, найти кольцо и коробочку, быстро…

И он пополз в ту сторону, где лежал Хаято. Сознание подсказывало, что и сам хозяин коробочки был там, около его коллеги, и коробочка, а значит там – его цель. Медленно, оставляя на грязном асфальте кровавый след, он почти плыл, подтягиваясь обеими руками, не чувствуя боли, лишь ведомый своей целью.

- Медленно… Коро… бочка… - изо рта капала кровь, рана на животе грозила расползтись, тяжесть собственного тела прижимала его к земле, но он не останавливался, и начал пытаться встать на четвереньки. Доползя таким образом до ближайшего забора, Бел, цепляясь пальцами за деревянные доски, оставлявшие на его пальцах новые порезы и занозы, поднялся на ноги, и, едва переставляя ноги, пошел, оставляя уже красный рисунок и на самом заборе.
Он находился не так далеко от Гокудеры, как думал, так как в тот момент, когда он добрался до конца длинного забора и повис на углу улицы - увидел Хаято, стоящего напротив того мужчины, что неслабо подбил его. Кажется, оба его не видели, только Минк, учуявший своего хозяина, но теперь уже вполне здоровый и полный сил, подлетел к хозяину и запрыгнул на плечо, шипя и скалясь в сторону мило болтающей парочки. Сам он безумным взглядом лишь сверкнул в сторону мужчины, который крутил в руках злополучную коробочку.

В несколько быстрых рывков Бельфегор, непонятно откуда взявший силы для такого маневра, подбежал к отбросу в официальном костюме и полоснул по его руке ножом, отрезая её на уровне локтя. Перед ним самим в этот момент возник красный щит, созданный хорьком урагана. Последним действием Принца был наклон… Он поднял отрезанную руку, на которой было кольцо, и коробочку, швырнул её в руки Хаято, а затем упал, вновь потерявшись в темноте.

+1

42

Иногда человек доходит до той кондиции, когда его ничто не может удивить - ни грохнувшийся прямо перед носом криптонитовый метеорит, ни коренастый бородатый гном в мифриловой кольчуге, вынырнувший из-под земли, будто крот. Он просто не может себе позволить удивиться. Поэтому Хаято, не задумываясь о том, откуда это вдруг вынырнул Бельфегор, опрометью кинулся к валящемуся на мостовую принцу, схватил его в охапку, оттащил подальше от утратившего конечность негодяя, из культи у которого хлестала кровь, не поддававшаяся его жалким попыткам как-то зажать дыру. Добить, что ли, дабы не мучился?
- Ури! - рявкнул Гокудера, и кошка, прыгнув на плечо здоровой руки мужчины, заставила и то загореться, огонь очень быстро охватил его всего целиком, но Хаято не обращал внимания на жуткий, предсмертный вой.

Всё ещё едва заметно светящимися солнечным хадо ладонями Гокудера провёл по телу варийца, посылая тем же усилием воли, что требовалось для активации пряжки Урагана, исцеляющие импульсы прямо сквозь одежду - изорванные, грязные клочья, болтавшиеся теперь на Беле вместо прежнего одеяния офицера Варии. Вид, как у извлечённого из канавы в изрядном подпитии несколько месяцев не мывшегося бомжа.

- Держись... Слышишь меня, ублюдок грёбаный? Только держись, падла, не умирай. Живи, бл*дь ты *б*чая, живи, дыши, сволочь, дыши, тварь, дыши, дыши, дыши... - чуть дрожащим голосом, торопливым, лихорадочным шёпотом, уговаривая не то напарника, не то собственную панику, приговаривал Хаято, одной рукой придерживая голову Бела, а вторую положив ему же на живот. Тёплый золотистый свет с Гокудеры перекинулся на принца, окутал и его, но вот только подрыватель ощущал, что надолго его так не хватит, а раны хорьковода затягивались, конечно, но медленно, чересчур медленно, - Нет... - яростно замотал головой Хаято, и жёлтый свет стал чётче, плотнее, ярче, трепетал и бился в пальцах хозяина, как пытающая вырваться из клетки на волю певчая птица. Гокудера не давал солнечному огню иссякнуть, он творил чудо как надоевшую рутину, и буквально вдавливал пламя стимуляции и возрождения в измордованную плоть венценосца. Свет сомневался, способен ли Хаято поддерживать его. Хаято огрызался, что - да, может, сколько потребуется, как будет угодно, - Я не согласен тебя тут потерять, если я слил когда-то м*даку вроде тебя, ты должен быть достойным м*даком. Не здесь подобает умирать принцу, даже если это - принц погорелого театра и тёмных подворотен. Так что давай, козёл, приходи в себя! - под самый конец своей речи подрыватель Вонголы уже заорал в полный голос, зная, что будет лупить Бела кулаками в грудь, рычать, завывать и ругаться матом уже без перерыва на цензурные слова, если тот в ближайшие сроки никак не отреагирует.

+1

43

Темнота начинала рассеиваться, а воспоминания об этом злосчастном дне возвращались, напоминая, что ему совсем мне под стать валяться овощем посреди дороги. Он чувствовал, что все его тело горит от боли, и пошевелиться он не может, не то из-за потери крови, не то – из-за усталости, обрушившейся на него огромным камнем. Хотелось спать, глаза не открывались. А ещё он осознал, что его голову подпирает человеческая рука, кажется, не желающая эту самую голову открутить – слишком уж аккуратно его придерживали, ещё одна - лежит у него на животе. И его раны медленно срастались, возвращая его тело, истерзанное и почти не живое, к жизни. Первые несколько попыток пошевелиться или вдохнуть поглубже провалились.

- Если это Гокудера, значит все получилось. Однако, надо было так налажать. Босс узнает – пристрелит за бесполезностью, и уволит к чертовой матери, посмертно, - думал постепенно возвращающийся в реальность Бельфегор. Наконец он начал разбирать звуки, и первое, что услышал –  истеричный ор Хаято ему на ухо. Немного поморщившись, он слабо, но резко махнул ладонью, пытаясь показать ураганнику, чтоб тот замолчал хоть на минуту. Или он поможет ему замолчать навечно. Видимо, тот движения не заметил, поскольку продолжил душевные излияния с ещё большим напором.

- Да заткнись! – прохрипел наконец Бел, откашлявшись при этом с кровью, - ты хочешь, чтоб я от шумовой атаки сдох, придурочный?

При этом он подался немного вперед, продолжая кашлять. Сгустки крови вылетали из его рта, рана на животе грозила снова открыться. Что, впрочем, не помешало ему наконец разлепить свои ясные очи и посмотреть вокруг. Недалеко от них догорал солнечный м@дак, рука которого валялась посреди дороги рядом со злосчастной коробочкой. Принц удивленно посмотрел на Хаято, а затем – на руку, которая лежала у него на животе и светилась желтым пламенем.
- Нихрена себе сюрприз! А раньше ты так не мог? – он злобно улыбался, продолжая осматривать окружающую обстановку. Зрение перестало плыть. Где-то за спиной мелькнула новая тень, судя по всему думавшая, что они снова расслабились. Тень немного высунулась из окна соседнего дома, направив на них винтовку.

- Я бы может целее был, кусок идиота!!!, - улыбка его стала шире, в руке появилась приличная пачка ножей, - Думать тебя не учили тем, что в голове?

Затем Бел направил ножи на Гокудеру, и швырнул в тень за окном, куда уже ринулся посвежевший после лежания рядом с лечившим себя Вонголой Минк. Тень с визгом упала из окна, похожая на горящий факел, вниз головой, и теперь то, что лежало на асфальте выглядело непривлекательно - растекшиеся мозги вперемешку с кровью догорали, оставляя очередного, точнее, очередную наивную жертву лишь в памяти жителей городка и двух раненых хранителей урагана.

- Долго целилась, ши-ши, - он перевел взгляд на Хаято, опустив уголки губ, - Че расслабился, снова сюрпризов захотелось? И колечко подбери с коробкой, зря я чтоль за ней бегал, лишней не будет. И челюсть с пола, ши-ши.

Отредактировано Belphegor (2015-10-26 23:37:52)

+1

44

Да быть того не может! You must be joking*, как выразились бы англичане. Гокудера аж застыл, чуть ли не рот разинув, однако, почему-то не веря, что Бел действительно дойдёт до его убийства. Лицо Урагана Вонголы сделалось ошарашеннм, едва ли не по-детски изумлённым и растерянным, словно у мальчишки, вместо подарка в рождественском носке, накануне с огромным количеством сладких упований и предвкушений повешенном им собственноручно над камином, обнаружившего осиное гнездо или лепёшку козьего навоза. Этот подросток оскорблён в самых лучших своих чувствах, ведь он в течение всего минувшего года вёл себя как покладистый умница, а скотина Санта Клаус столь жестоко постебался над ним. Но Хаято отказывался думать, что всё закончится так, ведь принц, хоть и мудак редкостный, конечно, но, всё же, не настолько... Гокудера дёрнулся, впрочем, не слишком стараясь, ибо отлично понимал, что с такого расстояния, да ещё таким уставшим, ему не отбить лезвия, и, однако, несмотря ни на что, в его глазах оставалась какая-то наивная вера - именно вера, бывающая у людей, убеждённых в своей правоте, при полном отсутствии способных её доказать фактов. Даже, можно выразиться точнее, доверие. Если бы ещё накануне ему сказали, что он испытает подобное не к Рёхею, Ямамото или тупой корове, а к грёбаному маньяку Принцу-Потрошителю, он бы посоветовал сходить к доктору и срочно пройти курс лечения, ибо на здоровую башку до такой ереси не дотумкаешь. Ното есть - то есть, этого нельзя не признать, Хаято даже закрываться от стилетов рукой не попытался. Он был открыт, слишком открыт, а инстинкт самосохранения заходился в истерике и бился в конвульсиях, крича, что Гокудера - готовый покойник. Смерть... Он был совсем не готов её принимать от человека, которому только что старался сохранить жизнь. Это было такой нелепой ошибкой, что могло показаться почти смешным.
Но кинжалы просвистело мимо, даже не оцарапав Хаято, и он с каким-то почти радостным удовлетворением мысленно констатировал, что оказался-таки прав.
- Бельфегор, - хрипло выдохнул он, предварительно протолкнув через забитое горло какой-то плотный и тугой комок, - Бел... Не кричи на меня. Я не знал, что так могу. Даже сказал бы, что я так не могу... - он обезоруживающе развёл руками, мол, что-то сотворил, как получилось - сам не понял, и не считает это за своеобразную форму глюка лишь потому, что недавно валявшийся в отключке Бел вскочил и ножами кидается, да и сам пока не окочурился ведь, а уже должен был, - Но это же пламя посмертной воли. Моя решимость жить... И решимость спасти тебя... Оказалась сильнее даже того обстоятельства, что у меня нет необходимого кольца.
Человек всё-таки на потрясающие вещи способен на пороге гибели, или утраты кого-то, небезразличного ему. Реально ведь, предсмертное пожелание! Плохо, что Хаято не понимал, как ему удалось провернуть это маленькое локальное чудо, но он дышит, его сердце всё ещё бьётся, а, значит, всё время мира ещё впереди, в его распоряжении, и он когда-нибудь разберётся.
Опустив взгляд на свои ладони, Гокудера заметил, что свечение исчезло.
- Всё, кино больше не будет... - пробурчал подрыватель, впрочем, отлично сознавая, что и так долго продержался в невозможном для него прежде режиме, - Ты бы лучше не дёргался, Бел, ты хреново выглядишь, - с беспокойством и почти с заботой промолвил Хаято, зная, что повторить трюк с хадо Солнца ему в обозримом будущем не удастся, и так отдал больше, чем мог, изрядно сомневаясь, что сумеет продолжить сражаться. Однако, нужда припирает - и люди открывают в себе новые границы, о коих доселе и не подозревали. На самом деле, хоть мир нагибает, а затем имеет гордых homo sapiens, как ему нравится, они способны выдержать что угодно, если дедействительно хотят бороться за себя и отстаивать свои интересы и убеждения. Кто сломался - того выбрасывают, вот и выясняется, из какого кто теста.
- Что дальше, Бел? Нам бы нужно отступить... Хоть немного прийти в себя, да и подумать сообща и в спокойной обстановке, когда никто не целит в нас из кустов, - подбирая коробочку и нацепляя трофейного кольцо на палец, предложил успокоившийся Гокудера.
Хаято не стал бы просить притормозить и дать ему отдышаться, но он не выдерживал больше заданный темп. Пламени даже на одну приличную атаку не наскребёт. Всё, до последней крупицы, в Бела вкачал. Испугался - не приведи Господи кому на личном опыте такое испытать, вот и разусердствовался. А этот принц несчастный на него же ещё и ругается! Хотя, Хаято, наверно, и правда перед ним виноват, но он же делает, что может, и как может! Старается, чёрт побери! Простите, что не всемогущ и не идеален, вам бы к Хибари обратиться, если такой нужен.
- У них должны быть боссы, есть смысл наведаться к ним... Но не как мы есть сейчас. Нас вынесут. Быстро. И ногами вперёд, - нашёл Гокудера дополнительный аргумент в пользу отдыха. Обоим полтычка сейчас хватит, чтобы свалиться.


* - "Вы, наверно, шутите?", или "Должно быть, вы издеваетесь!".

+1

45

Принц не любил «размазывания соплей» и попытки оправдываться, которыми его щедро осыпали, тратя драгоценное время, поэтому он, слушая нервную речь Гокудеры, поморщился, и начал пытаться встать. Несмотря на то, что самую глубокую рану напарник умудрился залечить и без кольца, тело казалось ватным и то и дело вспышки боли пронзали его голову. Пошатываясь, он наконец встал на ноги, и едва не упал обратно -  видимо, его все-таки не слабо приложил по затылку тот урод с пламенем солнца. И откуда они только силы такие берут… Перед глазами снова поплыл мир, и, пытаясь найти точку опоры, он схватил Хаято за плечо, однако, в ту же минуту вспомнил, что у него не совсем порядок с рукой. Отдернув вновь начавшую пылать от боли конечность, Бел, плюнув на все, вытащил нож и воткнул себе в бедро, не глубоко, но чувствительно. Зрение его прояснилось, а боль, пусть и не полностью, ушла в ногу.

- Хреново, ши-ши, - улыбаясь кривой улыбкой, он стоял, уже не пошатываясь, более уверенно, со стилетом, воткнутым в ногу, и рассуждал вслух тихим голосом, - ты себе как представляешь это? Единственное, что мы пока знаем – здесь стало на пару десятков людей меньше, а остальные не будут смотреть на то, как мы устраиваем пикник на природе. Ладно, есть у меня идея. Помнишь, от какого места мы пошли пешком? Двинемся туда, заодно узнаем, с какого момента нас начали на@бывать, - он сплюнул на асфальт сгусток крови и пошел, медленно набирая темп, - пора заканчивать с этим балаганом.

Он не стал ждать ответа Гокудеры, так как считал, что в данный момент действительно стоит передохнуть, но вот дадут ли им это сделать – он был не уверен. Точнее, уверен, что не дадут. Улыбка его стала снова блистательной и кровожадной, глаза горели злобным огнем. Эти ребята разозлили Принца не на шутку, и он сейчас буквально горел от жажды крови. Позади него шел Хаято, под ногами прыгал счастливый Минк – идиллия, мать его.
Перед ними возникли двое – девушка в длинном синем вечернем платье, которое могло бы быть красивым, если бы не было столь безвкусным и не болталось на юном создании, как на вешалке, с такими же синими волосами, и кольцом урагана на руке, и парень, совпадающий по расцветке и худобе с девушкой, и тоже с кольцом урагана. Оба с гордым видом перекрыли им путь к отступлению.

- Нам плевать, кто вы такие – сдохните!!, - радостным тоненьким голоском пропищала девчушка.
- Не лезьте в дела нашего города, сраные вонголы, мы вам не подчиняемся!!, - у парня голос уже начал ломаться, и переходил от высокого, почти девчачьего, к чуть более низкому.

Бельфегор, подняв глаза на парочку, одарил их самой широкой улыбкой, на которую только был способен, а затем махнул руками, как будто собирался начать дирижировать оркестром. От двух противоположных стен домов отделилось что-то блестящее и со свистом пролетело сквозь противников…
Глаза парочки перед ними широко открылись, и в последний момент они успели активировать какое-то подобие щитов, впрочем, это не помешало леске лишить паренька ноги аж по колено, и теперь он орал на всю улицу, пытаясь зажать рану, а девушке досталось несколько довольно глубоких порезов, и она, уподобившись своему товарищу, плюхнулась на землю, и начала выкрикивать гадости в их адрес, а так же адрес их семьи и боссов в частности.

- Хаято, как думаешь, что с ними стоит сделать, ши-ши, - Минк уже стоял, готовый испепелить вражеских ураганов, - может, расчленить? Или взять, например, в качестве заложников? Хотя, они настолько тупы и слабы, что даже не заметили такой глупой ловушки, ши-ши, - он обернулся полубоком к Хаято и сделал пригласительный жест рукой, - ну?

0

46

Пиздец, да все спецэффекты Шварцнеггера, вместе взятые, этого охрененного зрелища не стоили! Бельфегор кромсал сам себя! Хоть на камеру снимай, не поверит же никто! Хотя, ладно. Вария в полном составе поверит. А как часто он их радовал таким позитивным и нагоняющим хороший сон и аппетит спектаклем?
- Чёрт, Бел, да ты полный психопат, - с толикой восхищения протянул Гокудера, глядя на методы, коими вариец стимулировал себя оставаться в сознании. Интересно, а узкими ленточками он себя нарезать сможет? И что нужно, чтобы вынудить его на такое? Чисто спортивный интерес, не подумайте превратно, в околевшем принце Хаято не был заинтересован - остаться одному на хрен знает скольких не пойми кого его не возбуждало и не вдохновляло.
Всё же Принц-Потрошитель в первозданном своём великолепии поражал воображение. Хаято, считавший, что не боится его, вдруг передёрнулся от внезапного набега мурашек по коже, и неприятного холодка, тоненькой холодной струйкой скользнувшего вдоль позвоночника. Он очень хорошо помнил эти лески, и помнил, каково под них попадать, и что-то в груди почти физической болью сжалось в тугой пульсирующий комок, словно бы замерший в ожидании того, как в него вонзится стилет. Это было... Как ледяной душ, окативший Гокудеру с головы до ног. Несмотря на измученность и на раздражение, испытываемые Гокудерой, он почувствовал нечто вроде солидарности с этими двумя. Принц-из-Кошмара разошёлся в полный улёт.
- Бел, притормози, - безапелляционно велел Хаято. В его интонациях ощущалось плохо завуалированное послание в стиле: "если уж я их не огрел за то, что они разинули рты и протявкали про Джудайме, то и ты тоже сможешь сдержаться", - Вы двое жить хотите? Я отпущу, и даже этого буйнопомешанного вразумлю. Скажите, как нам связаться с теми, кто отправил вас сюда?
Парень смачно сплюнул в сторону и промолчал, демонстративно и вызывающе глядя мимо допрашивающего, вцепившись обеими руками в кровавую дырку вместо ноги и, вроде бы, почти полностью уняв хлестание из раны, хотя, меж пальцев и из-под ладоней продолжало обильно сочиться. Кажется, несчастный калека ещё и пробовал прижечь место разреза слабеньким огоньком пламени из кольца - для хадо Урагана применение, следует отметить, весьма своеобразное. Девушка же мрачно и почти злорадно бросила:
- Он вас сам найдёт, педики ублюдочные. Можешь меня прикончить за это, но, если ты даёшь своему боссу во все дырки - это не значит, что мы все тоже должны.
Лицо Хаято превратилось в застывшую, непроницаемую, безэмоциональную маску, лишь в зелёных глазах полыхал такой огонь, что сделалось совершенно не ясно, как он не испепелил обоих этих бесстрашных хомяков, явно избиравших героическую и славную смерть "мучеников за веру", до обугленных головешек.
- Что, я угадала? - и она зашлась противным, тонким и визгливым, смехом. Глаза этой припадочной невменяемо и дико таращились на Гокудеру, ловя малейшие изменения выражения его лица, - Наш дон тебя найдём даже в вашем сраном Палермо, и отымеет тебя в... - дальше последовало красочное и экспрессивное описание, и всё - сплошь в нецензурных, вульгарных и пошлых словах, - А потом он скормит тебе твои же уши, отрубит башку и бросит собакам! Так и попомни, падаль! - кажется, её весьма забавляло всё это озвучивать, вслух и громогласно, хоть так упиваясь возможностью унизить одного из чужаков, беснуясь и высмеивая его, как набитое опилками чучело доисторической обезьяны.
- Она неадекватна, второй - баран упёртый, так что можешь начинать стругать мясную лапшу, - флегматично проговорил бледный как полотно и напряжённый, словно натянутая до предела струна, подрыватель. Можно было не сомневаться - он сам не занялся экзекуцией, лишь поскольку его бомбы пришибли бы их чересчур быстро и легко, и они недостаточно покорчились бы перед тем, как отдать якоря.

+1

47

Двое из ларца одинаковых с расцветки одежды выглядели жалко, но, после того, как, изрезанные, они продолжили хамить - смотрелись, мягко скажем, отвратительно до тошноты. Принцу стало откровенно противно марать руки об этих отбросов, которые не отличались ни характером, ни развитым чувством самосохранения, ни умом. К тому же, оба были слабы физически. Глядя на подобие допроса Гокудеры, он, улыбаясь кривой улыбкой, уселся около ближайшей стены, и мерзко шишикал на каждую заявку парочки.

- А что ты хотел?, - играя ножами он бросал редкие взгляды на героев, и эти две плюющиеся безвкусными и не способными задеть нормального человека фразочками крысы его раздражали. - Может, поиграем с ними? Ши-ши-ши. И их любвеобильный босс-п@дор спасет своих подружек?

Мысль, кстати, была не такой уж и плохой. Выманить босса этого сборища тараканов, потерявшего уже добрую половину своих хранителей, ну, или почти потерявшего. Неужели он настолько уверен в себе, что спокойно смотрит, как членов его семьи превращают в горелые вонючие кучки мяса? И, что Принца интересовало гораздо больше, все это время появлялись члены только одной семьи, хотя в задании речь шла о каком-то противостоянии. Сейчас, когда у него выдалась минутка расслабиться, он использовал её для анализа ситуации, в которой они, собственно оказались. Осталось понять, почему все это происходит. Почему они попали в город, судя по всему с одной главенствующей семьей, явно не возносящей и не страдающей любовью к Вонголе. Единственным логичным выводом из всего происходящего было то, что их преднамеренно привезли в этот городок, чтобы убить и предъявить какой-нибудь ультиматум сильнейшей семье. Если исходить от этой мысли, то все очень логично складывалось, кроме одного небольшого минуса. В этом случае они находятся черт знает где и даже не начали выполнять свое задание. А время не резиновое, как и терпение у Босса Варии. Представив перед глазами Занзаса с пистолетом у его лба, ласково вопрошающего, где сей хренов мусор шатался столько времени, Бел нервно дернулся.

- Хей, я тут кое-что надумал, ши-ши, - один из ножей полетел в сторону паренька, оставив глубокий порез на его руке, и вырвав новый крик из горла. – Где ваш босс? Похоже, вы ему не нужны, тупые уроды, раз валяетесь тут и единственное, на что способны – пищать своими детскими голосками.

Ножи один за другим летели то в парня, то в девушку, заставляя их орать на весь городок. Те истекали кровью, но умудрялись иногда выкрикивать ругательства, в перерывах между визгами и проклятьями. Бельфегору было уже откровенно противно, но, раз уж их используют, почему бы не использовать вражеских бойцов.
- Ну, - по ощущениям прошло уже минут десять, и ураганчики в синем скорее напоминали кукол, которых уронили в красную краску. Оба сорвали голоса и теперь почти беззвучно хрипели. – Может, у вашего босса потерялся навигатор и он заблудился в этой помойке? Ши-ши-ши.

Резко пленных хранителей урагана обдало огнем оттенка явно не цвета пламени урагана, они сгорели за секунду. А прямо за трупами возник высокий мужчина в безупречном костюме-тройке, с сигарой в зубах и деревянной тростью с золотым набалдашником в руке. Мысленно отбросив весь этот маскарад, Принц разглядел в мужчине… Их водителя. Ту трусливую скотину, менявшую колесо, ползающую на четвереньках…
- Какой сюрприз, дедуля, а ты, оказывается, мастер на все руки. Таксистом подрабатываешь?, - злобно осклабившись, прошипел Бел.

Отредактировано Belphegor (2015-11-01 14:35:35)

+1

48

Ну, нет, не то, чтобы Гокудера прямо-таки распахнул рот и вытаращился на знакомого незнакомца так, чтоб глазные яблоки едва из орбит не выпадали, но охерел он изрядно. Что-то в области сердца, там, где до сих пор, невзирая на многие годы в мафии, тихонько ютилась вера в людей, больно укололо. Параллельно с этим на ассоциативном уровне вспомнился Шоичи Ирие... А, точнее, вполне определённый момент, связанный с рыжим очкариком. Вот он говорит, что Бьякуран потерял почти все кольца Маре, а тот ответил в духе: "Ах, если бы они только были настоящими!". И кольцо Солнца рассыпается в прах на пальце Шоичи... Если этот мудила мог обманывать их на тему своей личности, то мог подставить и ложных Хранителей. Швырнул в бой, будто пешек, и убил, когда перестали быть полезными. И это - босс, обязанный нести ответственность за своих людей, быть лидером, вести за собой и подавать пример? Большего контраста с Джудайме Хаято и представить себе не мог; и это задевало его за живое, пробирая до самого мозга костей. Такая бл*дская пародия на дона целой Семьи, зарвавшаяся донельзя и чересчур о себе возомнившая! Пора сшибить с этой твари излишнее самомнение и макнуть в его же собственное дерьмо.
- Где настоящие? - резко бросил Хаято, глядя этому типу в лицо в упор.
- О, так ты догадался... - ухмыльнулся тот.
- Даже идиот догадался бы... - процедил Гокудера, - А ты набираешь в подчинённые кретинов, потому что ими легче управлять, да? - он распалялся всё больше и больше, и его было уже не остановить, - Но даже полные кретины не заслуживают такого обхождения. Ублюдок, ты же их босс! Я не прощу тебя, - вокруг Хаято возникла алая аура хадо Урагана, смахивающая на вертикальный, идущий снизу вверх и берущий исток непосредственно из тела Гокудеры, смерч, и на асфальт рядом с ним мягко приземлилась в прыжке из пустоты откуда-то сверху Ури, а сам он снова активировал камбио-форму, причём, наверно, впервые в жизни так быстро и без сопутствующего небольшого ритуала в виде слов и жестов. Цвет её стал ярче, не говоря о пробегающих по динамитным лентам красных язычках пламени, искрах и сполохах. Несуществующий ветер всколыхнул волосы Хаято, призрачный багровый круг под его подошвами, отчасти напоминавший его диск шторма, одну из составляющих прежней системы C.A.I., походил на площадку для испытания ходьбой по раскалённым углям. Со стороны он вообще выглядел так, словно всю его фигуру окунули в вертикальный колоннообразный поток насыщенно-красного огня. Полупрозрачный поток, поскольку Урагана Вонголы было отлично видно, и позу, и выражение лица, и злющий взор. А, прикоснувшись к струям закручивавшегося вокруг него пламени, можно было обнаружить, что они бесплотны, это всего лишь свет, порождённый его решимостью. Иначе говоря, ни малейшего реального боевого применения, зато выглядит впечатляюще.
Он отлично сознавал, что ему будет противостоять пламя Неба, а его собственное хадо подпитывают лишь ярость и жажда восстановить справедливость - в его персональном понимании, конечно: доказать этому гаду, что истинное Небо не имеет с ним совершенно ничего общего; отплатить за попранную преданность всех тех убитых; продемонстрировать, что бывает с теми, кто пытается на*бать Гокудеру; и ещё, как ни поразительно, защитить Бельфегора. Но его гордость Хранителя и чувство собственного человеческого достоинства были возмущены и потрясены, требовали выхода их бурному негодованию, от которого Хаято чуть ли не разрывало сейчас изнутри. Озверевшего подрывателя не колыхало, что враг, вероятно, не его уровня, он ощущал, что способен победить. Нет - что напрямую обязан это сделать.
- Зачем бы мне твоё прощение, мальчик? Вы отсюда не уедете, и никто даже останков не найдёт, - широко улыбнулся "экс-таксист".
Их окружали. И не только шестеро подлинных Хранителей, но и толпа швали помельче. Хаято был готов предположить, что сюда стеклись все выжившие и способные передвигаться. Было очевидно, что им не пробиться через такое оцепление, хотя, с собой в могилу, пожалуй, прихватили бы многих... Ах, если бы только Хаято это хоть немного впечатлило! Но нет, в своём нынешнем состоянии духа он даже не вздрогнул. Этот урод, получается, всеми этими стычками, подсовывая пачками пушечное мясо, которое только в качестве балласта для Семьи во всех иных условиях служило, стремился измотать их с Белом, после чего рассчитывал взять тёпленькими, но лишь едва трепещущими? Мразь.
- Оно тебе пригодилось бы, потому что ты сдохнешь без него, - пояснил Гокудера, - Я бросаю тебе вызов. Один на один, здесь, до смерти. Примешь, или спрячешься за чужие спины, доказывая, что тебе даже чистку общественных сортиров доверить нельзя? - скосив взгляд на Бельфегора, Хаято тихо сказал ему: - Только не спорь. Пожалуйста. Из нас двоих я в лучшем состоянии, а у тебя при любом резком движении может развалиться живот. Моё пламя Солнца не лечит такие раны, оно может только помочь протянуть до реанимации, - он уж не стал говорить ещё и о том, что принц массу крови потерял, и любой нормальный человек уже бы дал дуба после столь увлекательных приключений.
- Вы долго там болтать собрались? Я согласен! - прерывая его, громко и язвительно заявил разряженный, как главная красотка на сельской ярмарке с народными танцами, мужчина.

+1

49

Во время обмена любезностями и догадками в отношении друг друга появившегося босса противоборствующей стороны и Гокудеры Принц хотел прирезать весь веселый коллектив моральных и физических уродов, собравшихся наконец вокруг них. Но уже в самом конце пламенной речи – дать по морде самому урагану Вонголы, так как, судя по всему, у того тумблер «голова-жопа» снова переключился в нижнее положение, что не предвещало ничего хорошего. Рука сама поднялась и состыковалась с лицом с характерным хлопком, а глаз дергался. Нет, это конечно не Занзас и не Дечимо, но и они оба не в полном здравии. А уж о бое один на один… Неужели Хаято ожидал, что ему позволят провести абсолютно честный бой? Наивный идиот, вот за что ему такое наказание…

Вздохнув, Принц махнул рукой, объявляя Гокудере, что тот может делать хочет, хоть вешаться прямо тут на ближайшем столбе, раз ему так хочется поиграть в самоубийцу, бросая злобные взгляды на подчиненных клоуна в костюме. Тот факт, что их действительно так неприятно обманули, не вызывал у Бела совершенно ни одной положительной эмоции. И не потому, что их откровенно подставили под атаки, измотали и сейчас собирались добить. Задание, порученное двум хранителям урагана не было выполнено, и это при том, что они даже не знают где находятся и куда двигаться дальше. Потерянный день подходил к вечеру, и хрен его знает, где тут ближайшая гостиница и больница. Раны неприятно заныли, а при попытке встать его вновь обдало потоком боли, источниками которой теперь были ушиб на затылке, частично вылеченная пламенем солнца Хаято рана на животе и обожженная рука. Да, боец сейчас из Бельфегора был не самый лучший. Однако, если хорошо подумать, а затем ещё  раз подумать… Хранителей и их дружков всего около тридцати человек, и все они по уровню силы ниже их обоих. Так что, он вполне может взять на себя эту веселую толпу, дав Гокудере спокойно провести бой один на один, раз уж у него шило в заднице вертится.

- Девочки, как насчет того, чтобы потанцевать со мной, ши-ши? - поднявшись с земли с третьего раза, Принц прислонился к стене, злобно скалясь и доставая целой рукой ножи. – Вам понравится.

План его был прост донельзя, но это не означало, что хоть кто-нибудь выживет в этом бою. Кроме него. Хаято с боссом обезьян отбежали в сторону и теперь яростно пылали решимостью угробить друг друга, а хранители, ехидно хихикая и посыпая его оскорблениями с отменной щедростью, начали окружать Бела. А он продолжал стоять на месте, тяжело дыша и слегка пошатываясь. Второй нож был воткнут в его ногу незаметно, но так, чтобы боль вновь стеклась в одну точку -  иначе все могло бы и не получиться, так как ему нужны были как минимум две рабочие руки. Коллектив потенциальных трупов остановился на расстоянии трех метров от него, позади – стена дома, отступать ему некуда. Да и не надо. Первая атака Принца была разминкой, лишь некоторые не успели увернуться, и ножи вонзились в них. Впрочем, леска так же прошла мимо многих, чувствительно оцарапав парочку хранителей и подпортив их костюмы. Злобно выругавшись, толпа перешла в наступление, атакуя сразу всеми силами, как будто чувствуя, что, если они не задавят его прямо сейчас – больше шанса у них не будет…

Щит красного цвета возник перед Бельфегором, созданный остававшимся до этого в тени хорьком урагана, полным сил и готовым испепелить того, кто попытается тронуть хоть пальцем его хозяина. А затем Минк ринулся в немного отступивших врагов, окружая их алым пламенем урагана. Крики вновь разнеслись по улицам тихого вечернего городка, лишь нескольким, самым сильным из присутствующих, удалось остаться на ногах. Они были злы.
Вдруг Принц начал смеяться громким смехом, а вокруг него в воздух взлетело множество ножей, пританцовывая в воздухе, готовые рассечь своими стальными блестящими телами воздух и уничтожить оставшихся в живых.

- Ши-ши-ши, ну что, нравится? А теперь начнем наш танец! - глаза противников расширились и они ринулись в стороны, направляя на Бельфегора свои атаки. Впрочем, Принцу было сейчас глубоко плевать, ему не хватало сил, чтобы увернуться, и он, проведя свою самую красивую атаку, и столь же смертоносную, которая уничтожила оставшихся хранителей, разрезав их на мелкие части и устроив ему кровавый душ, упал, потеряв сознание, вновь пронзенный в рану в животе, но теперь уже чем-то похожим на стрелу с пламенем грозы – понять он не успел. Падая, он удовлетворенно шишикнул, отметив, что живых в поле зрения не осталось. Теперь все было в руках Хаято.

Отредактировано Belphegor (2015-11-02 17:30:32)

+1

50

Из уст Гокудеры вырвался полусумасшедший-полуистерический, почти припадочный, нездоровый смех, и он бросил Бельфегору, даже и не скосив на того взгляд - слишком чревато это могло для него обернуться:
- Не подохни, шиза на ножках! - весело, потому что напутствие не должно звучать, как приглашение на поминки, даже если их засунули в глубину анального прохода и закрыли там.
Это было единственным, на что Хаято позволил себе отвлечься. Они начали сходиться, хотя, для подрывателя ближний бой был подобен суициду, однако, ему было необходимо присмотреться к противнику поближе. Вот прямо у него на глазах набалдашник трости налился густо-оранжевым пламенем, и три крупных, размером с баскетбольные, шара сорвались в полёт, едва мужчина энергично взмахнул своим позерским оружием. Гокудера без большого труда уклонился от каждого, пропустив их мимо себя - небесные заряды выбили большие куски из стены одного из строений, оставив там зияющие чернотой изнутри провалы. Но у Хаято не было роскоши в виде возможности оценить, какой участи он счастливо избежал - он концентрировался только на текущей схватке, и, подобравшись к врагу вплотную, он чуть ли не в упор выпустил целый десяток бомб. Тот вскинул было трость, на которой снова наливался заряд пламени, однако, ничего не успел предпринять, и полыхнувший было перед ним полупрозрачный оранжевый заслон попросту снесло детонацией. Алый столб взрыва поглотил фигуру козла в щегольском костюме, волна жара пахнула Гокудере в лицо, однако... Когда огонь утихомирился, а дым рассеялся, Ураган Вонголы узрел, что его противник почти полностью уцелел, разве что уже не выглядел таким франтом.
- Ты не слаб... Но этого мало, - сверху вниз, как прославленный гуру фехтования - на впервые взявшегося за рапиру, хотя и очень старательного, новичка, посмотрел на Хаято мужчина, выбрав сочувственный тон, мол, "у тебя были бы шансы, если бы я был не так велик".
Гокудера сплюнул сквозь зубы и рыкнул:
- Заткни хлебало и дерись.
- Как скажешь, - явно веселясь, относясь к драке не серьёзнее, чем к вечернему моциону перед сном, пожал плечами его противник, и снова поднял трость, накопив достаточное количество хадо, как ему казалось, чтобы испепелить зарвавшегося пепельноволосого парня дотла.
Два последних оставшихся щита попытались принять на себя удар, или, хотя бы, смягчить тот, но не вышло, и их разнесло в мелкую труху. Из Гокудеры вышибло дух, он не мог ни видеть, ни слышать, и боль вышла такой, что он был искренне убеждён - его разнесло на мелкие ошмётки, и сейчас он прекратит остаточно воспринимать происходящее, и даже мыслить, поскольку уже умер. Всё, финита ля комедия... Холодный асфальт, касающийся щеки, боль и ломота во всём теле, слабость и тошнота, головокружение при малейшем шевелении - всё это, однако, доказало ему, что он всё ещё не отбыл последним экспрессом.
- Мальчишка, бросивший мне вызов... Ты вообще на что рассчитывал? - судя по всему, его мучитель неспешно подходил ближе, постукивая узким концом трости по мостовой, - Теперь тебя не станет. И всё - потому, что вы сунули нос не в своё сучье дело. Сидели бы в Палермо - жили бы и дальше. Кстати. Твой напарник уже мёртв.
- Б-хрмф-бель-пхе-гор... Не верю в это, - от такого известия Хаято дёрнулся, распахнул глаза и даже приподнялся. Физическое страдание уступило под напором морального потрясения и шока. Он чуть не подавился своей же кровью от слишком быстрого рывка, однако, сглотнул и поднял голову, пытаясь сфокусировать на своём враге расплывающийся взгляд.
- Тебе его труп подтащить? Я могу! - откровенно издеваясь, расхохотался чужое Небо.
Бельфегор. Гадко хихикающий, мерзкий, самовлюблённый садист. Нет, такие всех хоронят сами, такие всюду и без мыла пролезают. Принц не мог умереть. Никак... Хаято никогда не думал, что ощущение пустоты, горечи утраты, пробирающегося в самую душу холодка у него вызовет этот чокнутый вариец.
Тот самый парень, который увлечённо старался сделать из Гокудеры кактус?
Тот самый парень, кто однажды вытащил его из-под атаки Блюбелл из Погребальных Венков.

"- Ши-ши-ши... Неплохой видок для проигравшего!
- Я не проиграл!"

- Ах вы, мрази гребучие... - тихо, просто потому, что был банально не в состоянии повысить голос, прохрипел Хаято, вставая на одно колено, - Я здесь. Не умру. И не надейся. Вы убили Бельфегора. Вы поплатитесь за это, суки недотраханные.
- О, второе дыхание вонгольского идиота? Сдаётся мне, ты только орать и горазд, - прокручивая в ладонях трость, усмехнулся Небо.
Свою потерю Хаято перетерпит потом, как-нибудь в тихом-мирном одиночестве, а не в разгар схватки. Мужики не льют слёзы, мужики берут виновников за яйца и мстят. Он поднялся на ноги и выпрямился в полный рост, мотнул головой - пряди слипшихся от пота волос прилипли к лицу, к вискам.
Он размахнулся, и метнул что-то небольшое вверх, очень высоко, с обеих рук.
- Опять динамит? А не маловато? - прикинув на глазок примерное количество зарядов, хмыкнул Небо, даже демонстративно не уходя с траектории полёта бомб.
Гокудера осклабился.
- Взгляни ещё раз, - ласково посоветовал он.
Мужчина вновь поднял взор, остолбенел и выругался. Ещё бы - динамитных шашек за эти несколько секунд стало как минимум вчетверо больше. Они заслонили ему обзор со всех сторон, обрушившись самым настоящим взрывным градом. Сам Хаято рванул в противоположную от врага сторону, понял, что не успевает убраться, и кинулся на землю, перекатом уйдя ещё немного дальше, а затем ничком вжавшись в покрытие дороги и закрыв уши руками.
Громыхнуло охрененно. Шикарно, в общем, бахнуло. Почти как маленькая ядерная боеголовка. Не только Небо, но и пол-улицы вместе с ним превратились в глубоченный кратер.
***
Сидя на асфальте, скрестив ноги, Хаято курил. Ему едва удалось дрожащими пальцами разжечь сигарету, предварительно уронив штук пять. Руки не слушались. Да ничего, нахрен, не слушалось. Теперь, когда враг оказался повержен, горло подрывателя сдавило по-настоящему. Бельфегора не стало? И впрямь? Х*ета какая-то. И, упрямо встав, Хаято, сцепив зубы, поджав губы, с торчащей изо рта зажигалкой, потопал вдоль улицы. К чёрту своё самочувствие. К чёрту всё. Без Бела, этой вечно иронизирующей, лыбящейся, будто безмозглая курица, рекламирующая зубную пасту по зомбоящику,  свиньи он не поедет обратно в Палермо.
Под ноги метнулась Ури с диадемой в зубах. Хаято взял венец из пасти зверька, и у него снова защипало глаза, а в горле как-то горько запершило.
- Бел... - почти беззвучно выдохнул Гокудера, и стиснул ладонь на украшении. Попортит? Ну и пусть. Ему хотелось снова услышать угрозы о том, куда и что ему натянет принц за порчу имущества. Ведь это означало бы... Да, что всё нормально, - Ты отстой. Я тебя ненавижу, подонок варийский, - снова испытывая прилив гнева, от коего зашумело в ушах, и забурлила кровь, вслух выдал Гокудера.
И тут среди тел он заметил знакомую форму с гербом Варии на рукаве, и белобрысую растрёпанную макушку. Бросившись к нему, Хаято, не помня себя, упал рядом на колени, потянулся к запястью, стал искать пульс... Огромный, многопудовый валун обрушился с его сердца, с губ сорвался вздох облегчения. Бережно и осторожно приподняв Бельфегора, Хаято сменил его положение, уложив макушкой себе на плечо, прижал ладонь с кольцом Солнца к груди принца и зажёг жёлтый огонёк. Повинуясь его воле, золотистое сияние от кольца прошлось по всему телу Хорька Варии, охватило его, заключив в тонкую плёнку пламени посмертной воли Солнца.

+1

51

В этот раз темнота не нарушалась ничем, она была пустой, звенящей и монотонной, ни одной мысли, полные тишина и покой. Казалось, что вот она, награда за недосып и усталость, истерзанное и горящее болью тело… Лежать так и не просыпаться… Не чувствовать… Спать…

Странное ощущение тепла разливалось по всему телу, он лежал, уткнувшись в чье-то плечо, плечо кого-то столь же сильно уставшего, тяжело и нервно дышащего. Знакомое плечо, плечо… Того ураганного придурка, с которым он таскается весь сегодняшний день, и по вине которого он второй раз уже оказывается одной ногой в могиле. Хорошо, хоть из этой самой могилы он его и вытаскивает. Его безусловно порадовало, что в этот раз ему не орут в ухо и не закатывают истерики со слезами и соплями в главных ролях.
Боль вернулась вместе с ощущением тяжести и усталостью. Для того, чтобы говорить, сил у него ещё не накопилось, зато один глаз приоткрыть он смог. Рассматривая, насколько возможно из положения, в котором его держал Гокудера, поле боя, Больфегор приятно удивился и даже неосознанно улыбнулся уголками губ. Все вокруг дымилось, вокруг лишь обломки и мертвые тела. И, если Хаято позволил себе так вот просто развалиться посреди улицы, не заботясь о защите, значит он победил.
Впрочем, ощущение, что чего-то не хватает, не покидало его. Принц пошевелился немного, а затем, постепенно ощущая, что силы к нему возвращаются, проверив, не появилось ли новых ран, наконец открыл оба глаза и попытался вдохнуть. Легкие забились пылью, и он, упав лицом вниз, пытался прокашляться. Вскоре ему это удалось, но голос его был очень хриплым и едва слышным.

- Неплохо, истеричка, ши-ши, - наконец он смог рассмотреть самого Гокудеру, который тоже выглядел далеко не лучшим образом. Принц решил, что с него хватит, и дальше они должны найти спокойное место, чтобы перевязать раны, и да, найти чем перевязать, и хорошо бы, если бы там же нашлась еда. И кровати. Лечение надо было заканчивать. И он понял, чего ему не хватает…
- Где моя диадееема? – хрипло растягивая слова, он резко откинул руку Хаято и лег на землю, оглядываясь вокруг. – Если она не найдется в течении десяти секунд… А, вот она, спасибо, Минк.
Он так и не подумал о том, почему его питомец все это время не отправлялся в коробочку. Потом, возможно, у него появится время на это. А сейчас…

- Че расселся? Не понял, что случилось? Пошли, и помоги встать, расскажу по пути, - хватаясь за руку Гокудеры, он, выругавшись не хуже, чем Босс во время похмелья, уткнулся своим плечом в плечо товарища. – Короче, нас с тобой заманили в ловушку, ну, тот водила… Надо было сразу его убить.
- Потом нас по очереди атаковали подставные хранители, потом настоящие, - Принц говорил, выдерживая больше паузы, и направляя Хаято к выходу из городка. – То есть, фактически, мы уничтожили вражескую семью. Но есть одна проблемка, ши-ши. Нам надо переночевать и подлечиться… Иииии… кхе... Отправиться в город, в который мы должны были попасть по заданию. Вот так.
Они вышли из городка, и, усевшись на землю, Бел рассмеялся. От идиотизма ситуации. От того, какими они оказались дураками.
- У тебя навигатора нет? Или может номера такси, которое нас подбросит до гостиницы, в которой милые медсестрички с большими буферами наложат нам повязки? Ши-ши-ши, - его смех уже походил на истерику, но, прервавшись кашлем, он не возобновился. – Каков план, штурман?

+1

52

Гокудера слушал и молча, глубокомысленно кивал - правда, больше для проформы, чем реально размышляя над тем, что вещал ему принц. Мозг косил под аркобалено Вайпера и противным голоском рапортовал, что без отдельной доплаты дальше пахать не наймётся. И, как понимал Хаято, вся остальная тушка разделяла сие мнение, также пакуя чемоданы для бессрочного отпуска. То, что заставило его тогда подняться и победить, то, что помогло ему спасти этого варийского недоноска, ушло; всплеск эмоций и адреналина сошёл на нет; перед глазами Хаято сгущалась дурнотная тьма, голос Бельфегора доносился как сквозь толщу воды. Физическая боль дошла до того верхнего предела выдержки, что подрыватель вообще перестал что-либо чувствовать, словно его шарахнули слоновьей порцией наркоза. Фактически, даже прекратил воспринимать существовдание своих рук и ног, и даже тело чудилось инородным, не имеющим к нему ни малейшего отношения предметом, неповоротливым и тяжёлым, который Гокудера невесть для чего продолжает тащить. Хаято, честно говоря, удивлялся, как все сколько-то там килограмм этой мясной массы, наросшей вокруг его скелета, в сплошное месиво не обратились, да, впрочем, и сами кости тоже должны были оказаться раздробленными в крошку - он ведь именно этого ждал, словив тот пламенный шар... И помочь себе он был не в состоянии, всё до капли  пламя солнца в Бела всадил, и потоки хадо, струившиеся по организму, оказались исчерпаны на ближайшие сутки, не меньше, и то - если повезёт, и восстанавливаться Хаято будет быстро и беспроблемно. Хоть бы ещё калекой с частью отказавших функций этого куска отбивной, невесть с какого хрена носившего его имя, не остаться... Он отрешённо и безразлично подумал, что никуда не хочет идти, и в этот же самый момент у него подкосились ноги, и он рухнул на дорогу лицом вниз, неподвижно, и потерял сознание. Могло показаться, что Хаято прекратил дышать, и пульс фактически не прощупывался - и лишь, приложив к его губам зеркальце или любую другую подобную вещицу, можно было убедиться, что его поверхностьсегка затуманилась, а, значит, Гокудера всё ещё был жив, хотя и, определённо, совершенно не здоров.

+1

53

Раздался звук падающего тела, заставив Принца нервно подскочить. Кажется, Гокудера выкачал из себя все резервы, которые мог, и просто уснул крепким сном, а проще говоря – практически без пульса вырубился посреди дороги. Бельфегор не стал проверять, жив ли его коллега, так как знал, что тот просто переутомился, а вот что ему самому теперь делать – было важным и очень серьезным вопросом. Продолжать сидеть у дороги бессмысленно – упаси ещё погода поменяется, и они тут окончательно помрут. По ночной трассе изредка проносились автомобили, но просить подвести их больше желания не возникало – одного благодетеля хватило выше крыши. Впрочем, сам он, хоть и был сильно ранен, вполне мог повести автомобиль сам, до ближайшего более-менее крупного населенного пункта. Осталось добыть средство передвижения.

Удача сопутствовала им сегодня очень странным образом – несмотря на то, что они едва живы – помочь лезет почти каждый встречный. Встав и вытянув руку, просто надеясь на удачу, он стал ждать, остановится ли кто-нибудь. Большая часть машин, подъезжая ближе, и освещая Принца светом фар, резко срывалась с места и продолжала свой путь. Все же, где-то через пол часа, одна из машин, медленно тормозя, подъехала к нему. Оттуда показалось личико подростка лет двадцати, явно поддатого, из салона темно-синей иномарки играла громкая музыка.
- Ээээй, парень, подвезти? – судя по выражению лица парня, тому было тяжело связывать слова в предложения и правильно их произносить. Но с одной фразой справился, молодец.

- Да, только помоги, мой друг пьян в стельку, его занести надо, - изображая пьяного, промычал Принц. Паренек вышел из машины шатающейся походкой, и Бел был удивлен тем, что этот придурок до сей поры не разбился. На руках не было колец, что значило – мальчика можно убить, не задумываясь о последствиях. У них не та ситуация, чтобы оставлять живых свидетелей. Паренек открыл заднюю дверь и помог занести Хаято, аккуратно складывая его на сиденье, с которого предварительно был скинут мусор.

- Спасибо, друг, выручил. А теперь поспи, ши-ши, - нож вонзился в шею как в масло, жертва захрипела, упала на землю и забилась в агонии. Затем Принц достал коробочку, и на белый свет, то есть на трассу, выпрыгнул Минк.
- Сжечь.
Зверек выполнил приказ, и все ещё живого парня охватило алое пламя, оставляя лишь горстку пепла на дороге. Улыбаясь, Бельфегор проковылял к водительской двери, ввалился в салон и, заблокировав двери и приглушив музыку, вытащил сигарету из пачки, валяющейся на приборной панели, прикурил, и выехал на дорогу. Развернувшись в обратную сторону, он повез их, высматривая огни хоть какого-нибудь городка. Похоже, мужик с тростью довольно далеко увез их, потому как первые огни фонарей показались лишь около полуночи, когда его самого уже начало отключать, не помогали ни громкая музыка, ни холодный ветер из окна. Заехав в ночной город, Принц проезжая по улочкам, высматривал здание гостиницы, которая появилась не сразу, и первоклассной не являлась, но – уже что-то. Притормозив в ближайшем переулке, он вышел, выволок все ещё лежащего в отключке Гокудеру, забросил к себе на плечо, хоть это и доставило ему массу неприятных ощущений, и потащил в гостиницу. Без лишних вопросов Белу выдали ключи от небольшого двухместного номера на третьем этаже, так как пачка денег, перекочевавшая человеку в костюме, сонному, но очень встревоженному, в миг успокоила его. Мужчина даже помог Принцу занести Хаято в номер, а затем ушел, предварительно сказав, что, если они хотят – еду могу заказывать в номер, и он может дать номер врача, который так же, без излишнего любопытства, осмотрит их раны. Бел запер дверь в номер, скинул мешающую полуобгорелую рваную одежду, упал на кровать и вырубился, не думая уже ни о чем.

+2

54

"Море было зелёным. Один ровный слой сплошного цвета, будто это - не вода, а разлитая краска. Хаято падал в него с огромной высоты, паря, раскинув руки, будто птица, и успел заметить вдалеке высоченные деревья, вроде кипарисов, на узкой кромке полускрытого туманом берега. Затем - без всплеска ухнул сразу на глубину, и, вопреки законам физики, даже круги по поверхности, отмечая место его падения, не пошли."

Хаято открыл глаза, но, несмотря на это, далеко не сразу понял, что больше не спит. Комната была незнакомой. И явно не его домом. Он не мог вспомнить, как выглядит его настоящее жильё, но точно знал, что не до такой степени безлико и казённо. Там, где обитаешь, неизменно обзаводишься личными вещами, множеством безделушек, и даже предметы интерьера и цвет обоев многое говорят о хозяине. А такие яповато-синие он бы никогда не выбрал... Но, что заставило его сбросить полудрёму и сесть - так это тело раздетого молодого мужчины на кровати. Светлые встрёпанные волосы. Диадема. Кольцо на пальце. Что ещё за чёрт?! Он что, гей?! И это - его любовник?! Иначе с чего они бы спали рядом?! Хаято обомлел... Стоп. Он знает, что его зовут "Хаято". А дальше как? Эээээээээ... И что это с его одеждой? Да и на этом... Хм... Незнакомец напоминал хорька, и Хаято мысленно так его и окрестил - на этом хорьке наблюдались последствия некоей передряги, в которую они вместе угодили. Они что, не только пидарасы, но ещё и криминальные элементы?! Охренеть, как много нам открытий чудных... Судя по тому, как Хорёк дрыхнет, отстреляться им-таки удалось. И то хлеб.
Нет, вряд ли они любовники - полового влечения к Хорьку Хаято не испытывал. Представить, что он сам вот ЭТОМУ даёт, тоже не удавалось, сразу начинало подташнивать. Так какого, нахрен, дьявола происходит?!
Полыхающая буйным цветом паранойя, вкупе с желанием побыть одному и поразмыслить, поспособствовали тому, что ощущающий себя загнанной в угол и предназначенной в пищу мышкой молодой человек принял решение по-тихому свалить из этого воровского притона. На цыпочках прокрался к выходу, вышел и тихо прикрыл за собой дверь. Спустился по лестнице, покинул здание и, качаясь, будто перебрал в дымину, потащился по улице, хватаясь за все подряд предметы, способные послужить опорой его какому-то обмякшему и не слишком-то послушному телу, от фонарных столбов до стен домов.

+2

55

Бельфегор проснулся от того, что полуденное солнце, ярко светившее за окном, частично занавешенным безвкусной серой занавеской, практически прожгло дырку на его лице и слепило его даже через закрытые глаза. Попытавшись потянуться всем телом, вытягиваясь на жесткой кровати, он тихо выругался, так как чувствовал, что вчерашний день прошел для него не без последствий. Хотя, боль была уже не такой сильной, но все ещё неприятно впивала свои когти куда-то в область живота. Снова закрыв глаза, он что-то пробурчал, натягивая одеяло на себя и укрываясь с головой. Вставать не хотелось до ужаса, и, к счастью, тут не было «патлатого капитана – доброе утро подъем мусор». Провалявшись в полусне ещё некоторое время, он все-таки решил подняться и заказать завтрак – не то совесть его замучила, впрочем, вероятность этого была равна нулю, либо - голод. С удивлением Принц заметил, что Гокудеры, с такими усилиями притащенного в номер гостиницы предыдущим вечером, в поле зрения не наблюдалось, и вообще он был в номере один. Решив, что тот возможно пошел пройтись в магазин или за одеждой, Бел, разминая затекшие конечности, скатился наконец с кровати и пошел в маленькую, но вполне чистую ванную комнату, где умылся теплой водой и посмотрел на себя в зеркало. Оттуда на него смотрело нечто с черными мешками под глазами, растрепанное, помятое, с ожогами левой руке и большим шрамом на животе. Из груди его выдался тяжелый вздох – сходил, называется, за хлебушком. Растрепав волосы на голове, он пошел к маленькому телефону, стоящему в номере, попутно задергивая занавески, отгораживая себя от распалившегося светила, грозившего выжечь его и без того усталые и болящие глаза, и попросил принести ему завтрак. Понимая, что в таком виде он разгуливать не может, Принц дополнил свой заказ одеждой, описав подробно, как та должна выглядеть и какого размера, и бинтами.

Примерно через пол часа ему принесли скромный завтрак, пакет с аптечными принадлежностями, узкие синие джинсы с длинной полосатой водолазкой, и наручные часы. Расплатившись на месте и поблагодарив человека, который принес заказанные им вещи, Бел быстро обработал ранения и переоделся. Теперь он был похож на худощавого подростка, сбежавшего из дома, и катающегося по городам в поисках лучшей жизни.

Столь долгое отсутствие Гокудеры начинало раздражать Принца, однако идти искать того не очень уж и хотелось. Порывшись в останках старой одежды, он выудил сильно исцарапанный и местами подплавленный, но ещё живой телефон, и набрал номер Хаято. Послышались длинные гудки, значит телефон коллеги в порядке, и, видимо, с собой. Бел начал ходить по комнате, ожидая, когда же ураганный идиот снимет трубку и соизволит отчитаться, где его уже хренадцатый час носят сизые черти и почему тот до сей поры не в номере, и не готовится к отъезду.

+1

56

Хаято стоял, изо всех сил стараясь не потерять равновесие, зажимая в пальцах обеих рук по пяти динамитных шашек, а в углу его рта тлела недавно раскуренная сигарета. Его кольцом окружали блюстители правопорядка, с электрошокерами, наручниками и ещё какой-то дрянью наперевес. Когда он забрёл в центральный городской парк, походя сунув в будку охраны у входа пару бомб - похоже, моторные навыки организма никуда не девались, - и на главной аллее рухнул под ноги почтенной, хорошо одетой синьоре в летах, она не преминула сперва заголосить, а затем спешно вызвать полицию. И вот, теперь бравые служители закона взяли Гокудеру в круг, не желая попадать под шальной взрыв, и явно пытались решить, что теперь делать с ним.
Вот в этот-то самый момент у Хаято зазвонил телефон. Не глядя отшвырнув те динамиты, что держал в правой руке, и не обернувшись на грохот, он взял мобильник и взглянул на экранчик:
- "Варийская свинья"? Это ещё кто такой? - недоуменно спросил в пространство, ибо сам себе ответа дать не мог, Ураган Вонголы, - Ладно, - и он нажал на кнопку ответа: - Кто бы ты ни был, ты не вовремя! Я тут немного занят!
Словно бы в подтверждение его слов, откуда-то сбоку проорали стандартную фразу на тему того, что, мол, сдавайтесь и поднимите руки, и вам сохранят жизнь, это последнее предупреждение. Хаято на это ответил совершенно непечатно, даже трубку от лица не отведя предварительно, так что Бельфегору всё было очень хорошо слышно.
В этот момент кто-то, подкравшись сзади, стукнул Хаято по голове, и он выронил телефон. Началась суматоха, в которой на многострадальный аппарат наступили. Так что звуки безобразной потасовки для принца сменились произнесённой приятным женским голосом фразой на безупречном итальянском: "Абонент временно недоступен! Перезвоните позже!".

+1

57

От услышанного в трубке у Принца задергался глаз, а нож сам по себе оказался в его руке и полетел в сторону ближайшей стены, воткнувшись в неё наподобие дротика.

- Идиооот. Кретин. Тупица. М@дак. Найду – выпущу кишки и намотаю на голову, - повторял он, как мантру, собирая вещи с уничтожая следы их присутствия в номере. Множество нецензурных выражений сыпалось на Хаято, и Принц надеялся, что ураганному недоноску сейчас сильно икается. В голове упрямо крутилась мысль, что нужно было зарыть коллегу около дороги, а лучше – сжечь, ведь такую прекрасную возможность он упустил, к сожалению. Теперь этот индивидуум в сознании и, скорей всего, в участке, чешет задницу браслетами и плюет в потолок. Если бы не задание, Бел бы и пальцем не пошевелил – да, он тоже был не резиновый и умел злиться. Но упаси кого-нибудь увидеть его в таком состоянии…

В общем, плюнув на все, он вышел из номера и спустился к столу, сдавая ключ, и попутно спрашивая, где тут ближайший полицейский участок. Услышав, что ему грозит солнечная перспектива идти аж до другого конца города, Бел, поблагодарив за помощь мужчину, вышел на улицу. Итак, что мы имеем… А имеем мы Хаято Гокудеру в участке, успевшего уже во что-то вмазаться, собственную помятую морду и пол часа ходьбы по пересеченной местности. И почему-то уверенность в том, что ураганника просто так и за спасибо выпустят из клетки, отсутствовала напрочь. Принц двинулся в нужном направлении, думая по пути, как бы им удачно свалить из города и прицепив к себе хвост и не спалившись перед… Ну, с этим уже опоздали.
***
Полицейский участок сиял в лучах солнца, свет которого отражался от металлической крыши, что, впрочем, не скрывало облезлых стен и грязи вокруг. Поморщившись, подросток в синих джинсах и полосатой кофте с мороженным в руках, насвистывая какую-то веселую мелодию, вошел в отделение и, лучезарно улыбаясь, спросил у дежурного, не привозили к ним случайно белобрысого паренька «с полным отсутствием мозга и чувства самосохранения». Обрадовавшись положительному ответу, он начал тараторить без остановки, вызывая желание выкинуть его на улицу – лишь бы заткнулся.

- Сэр, знаете, это мой школьный товарищ, ну, мы вместе учились, и вот поехали отдохнуть, выпили, сами понимаете, вот он с перепою и начал буянить… Разрешите с ним увидеться? Сэр, он же ничего страшного не сделал? Ну пару минут и меня здесь не будет, ши-ши.

- Вниз и налево, я сейчас позвоню, а потом – брысь. Или рядом сядешь, - сэру последняя фраза, сказанная полосатым, понравилась, так как уж больно сильно доставала болтовня парнишки, да и сам он был в хорошем настроении, почему бы и не пустить.
***
Доедая мороженое и пружинящей походкой спускаясь в полуподвальное помещение, где, судя по всему, держали самых буйных, под конвоем одного из служителей порядка, Принц вспоминал план здания и сравнивал его на соответствие с реальностью. Отходить он собирался через черный ход, а на улице их ждала заранее припаркованная в тени деревьев машина, угнанная ещё прошлой ночью. Он был готов ко всему, лишь бы ураганный представитель семейства головожопых не выкинул чего-нибудь. Хотя, в этом случае он бы просто вырубил Хаято и, закинув на плечо, вынес бы сам. Бела подвели к глухо запертой камере и попросили подождать, а затем впустили в темное помещение с одним единственным стулом, на котором почти висел скрученный Гокудера.

+1

58

По идее, Хаято, находясь в своей лучшей форме, тут ни на час не задержался бы. Опыт побегов из камер предварительного заключения, с вырубленными охранниками и дымовой завесой, в которой он, продемонстрировав на долгую память интернациональную и в переводе не нуждающуюся двойную комбинацию из пальцев с обеих рук, пафосно и бесследно исчезал, аки Рокудо Мукуро - в тумане, имелся, благо, детство и отрочество у Урагана Вонголы выдались бурными и во многом противозаконными, хоть мемуары криминального элемента в ритме жанра шансон пиши... Но его и без того хорошо замордованному в боях в том городке телу досталось ещё больше во время задержания, он не восстановил пламя... Да и имя Гатто Темпеста, как и личность Бельфегора, выветрились из белобрысой растрёпанной башки подрывника, а обычный динамит у него конфисковали, до последней мини-бомбы. А ему было настолько плохо, будто без опохмела башка разлетится изнутри, и мутило, как после отравления просроченным творогом, заеденным солёным огурцом. Ещё и пустой желудок обиженно ворочался, бурчал и вызывал противное сосущее ощущение, намереваясь, похоже, взбунтоваться и заставить хозяина вывернуться порцией желудочного сока, если ему в ближайшие сроки не дадут чего-нибудь, причём, желательно, более весомое, чем яблоко или банан. Хотя, если учитывать второй приведённый ранее фактор - все потреблённые продукты немедля выкинет обратно, так нафиг зря добро переводить?
- Опять ты? - неторопливо, с усилием, приподняв тяжеленную набрякшую голову, Гокудера вперился в стоявшего перед ним странного и уже смутно знакомого парня полубольным мутным взглядом запавших, воспалённых, распухших, покрасневших глаз, - Да кто ж ты, всё-таки, чёрт возьми?! И как давно, мать твою, мы знакомы?! - возможно, ругаться так на человека, пришедшего, вероятно, тебе на выручку, да ещё и в то время, как тот полностью свободен в своих действиях, в то время как ты скован и даже рыпнуться не можешь, чревато, но мозги Хаято, сдвинутые набекрень, вставать на место и пахать, как им положено, явно не собирались. С чего бы он за здорово живёшь доверялся неизвестно кому? Хотя, конечно, альтернатива ещё менее увлекательна, но тут уж дело принципа - не кормиться подачками с рук, чью принадлежность определить не может.

+1

59

Принц ошалело смотрел на напарника, понимая, что медленно, но верно желание добить кретина, которому кто-то по глупой ошибке доверил кольцо урагана Вонголы и назначил хранителем, возвращается. Этого придурка видимо так приложило предыдущим днем, что у него наступила временная, на что Бел очень надеялся, амнезия. В противном случае он отвезет этот кусок мяса его боссу, отчитается, получит свой выговор и быстро выполнит задание, порученное им обоим. В данный же момент времени рассказывать кто они и что делают во всех подробностях не было.
- Ну@птваюмать, - произнеся одним словом и прислушиваясь к шагам охранника, он смотрел на избитого Гокудеру, представляющего собой довольно жалкое зрелище. – Потом объясню, а пока нас не опознали – надо сваливать. Не рыпайся, когда будем на безопасном расстоянии – объясню.
***
- Сэр, можете выпускать меня, - громко крикнул Принц, и дверь со скрипом начала открываться. Охранник зашел в камеру, но оттуда уже не вышел, так как был оглушен юношей в полосатой кофте, и теперь был привязан к стулу, на котором сидел совсем недавно ураган Вонголы, запертый в камере, без сознания.

Бельфегор выскочил из камеры с Хаято на плече, закинутом на манер мешка, через черный ход, и быстрым шагом добрался до машины. Затем он практически бросил напарника на заднее сиденье, не удосужившись, впрочем, снять с него наручники, но проверив, на месте ли кольца и коробочки. К счастью, их не забрали, видимо, и так навозившись с психопатом. Медленно выезжая из города, Принц выдохнул – пока погони не было, да и склероз Гокудеры им был в плюс – тот не сказал, как его зовут, а к моменту, когда местные ребята поймут, кого поймали – они уедут достаточно далеко.

- Жив там? – глядя на через зеркало, он подметил, что напарник выглядел весьма печально. Впрочем, он успел купить кое-какую одежду и еду, пока шел к полицейскому участку, и раздобыть карту, по которой нашел место, куда они должны приехать – пять часов езды, из них два – по совершенно раздолбанной дороге, как он узнал от нескольких мужчин, похожих не то на военных, не то – на путешественников.
Неожиданно Белу в голову пришла забавная идея, которая, в случае, если Хаято так и не вспомнит, кем является – сильно облегчит его жизнь, а если вспомнит – он заткнет ему рот всем тем, что тот в беспамятстве умудрился натворить.

- Хей, наручники сниму, как только буду уверен, что ты не выкинешь какой-нибудь финт, - улыбка сияла на лице Принца. – Насчет тебя. Мы знакомы, и оба мы – члены мафиозных семей. Сейчас находимся на задании, суть которого – успокоить несколько мелких семей, которые не могут поделить какой-то провинциальный городок. И, да, кстати, ты – мой ученик, находишься под моим присмотром, и я за тебя отвечаю головой, поэтому – никаких больше сюрпризов, боссы шею мне свернут, если ты сдохнешь, ши-ши-ши. Есть вопросы?

Машина практически плыла по идеальному асфальтовому полотну, вливаясь в общий поток автомобилей и мягко варьируя между них. Времени было больше, чем достаточно, и для того, чтобы поговорить с Гокудерой, и для того, чтобы этот самый шарахнутый кретин вспомнил, кто же он есть.

Отредактировано Belphegor (2015-11-11 19:06:14)

+2

60

Слушая Хорька, Хаято всё отчётливее сознавал, что не верит ни одному слову этого пушного зверя на двух ногах. Вот не верит, и всё. Смерив парня полным скепсиса взором, Гокудера сквозь зубы рыкнул:
- Убери эту парашу с моих рук, - и тут же, не удовлетворившись всем тем, что он всю дорогу думал о полицейских, этом белобрысом фрике, и обо всём мероприятии в целом, процедил: - Недоноски. Чтоб им стало хреново.
Будто отзываясь на его слова, там, где находилось только что покинутое ими здание, вспух клубящимся огненно-дымным шаром весьма недурственный взрыв. По его мощности можно было заключить, что в лучшем случае от строения остался лишь до основания обугленный фундамент. Скорее всего, активизировался конфискованный у Гокудеры динамит. Как это могло произойти, если кому было поджечь фитили? Ну, может быть, кто-то из остолопов забылся и закурил в одном помещении с бомбами. И, конечно, Хаято не был настолько уверен в наличии у себя экстрасенсорных способностей, чтобы предположить, будто они рванули из-за его проявления недовольства.
- Кажется, с этого момента мы находимся в розыске... - пренебрежительно фыркнул Гокудера, в этот момент азартным блеском в глазах и кривой ироничной ухмылочкой ничем не отличаясь от себя прежнего, - Впрочем, если о нашей профессии ты сказал правду - мы уже наверняка и так. Я угадал?
Нет, это не пугало Хаято. Это воодушевляло его. Он искренне жаждал погони, перестрелок и адреналина в крови. Кажется, ему не впервой огребать крупные проблемы на свою головушку.

"- Недоноски. Что за Семья послала вас? - тринадцатилетний мальчишка с перекрещёнными перед собой руками, крепко зажимая между пальцев динамитные "трубочки" с уже полыхающими фитилями, жуя углом рта сразу три сигареты, смотрит на каких-то мерзавцев, самый младший из которых вдвое превосходит его возрастом. Эти придурки решили проучить чересчур вызывающе и бесстрашно разгуливающего по их району сопляка. Но они ещё не знают, на кого нарвались, - Хотя, это уже неважно, - ослепляя рассудок, его затапливает желание отправить этих придурков прямым рейсом к праотцам. Жаркий поток горячечным бредом, навязчивой идеей, звериной лютостью ударяет в мозг, толкая вперёд. Перед ним - не люди, а тупые манекены или безобразные обезьяны. Он не понимает сопутствующей заповеди, рассчитанной на слабых и мягкотелых беззубых старых пацифистов.
Уничтожить! Пусть они сгорят, пусть всё здесь сгорит! Он сделает то же самое с любым, кто встанет у него на пути!
Взрывы. Запах гари, палёной плоти, чей-то надсадный, полный ужаса вой. Ещё пару раз грохнуло - и всё оборвалось."

- Как мы на самом деле познакомились? - флегматично поинтересовался Хаято, гася бесноватый огонёк жажды убийства в зрачках, возникший там благодаря непродолжительному воспоминанию, - И почему я думаю о школе? - уже почти что самому себе задал вопрос он. Уловить образ точнее не удавалось. Только какие-то штуки, из которых дуло так, что вышибало стёкла. А потом... Потом всё разлеталось на куски, а всё, что было в промежутке, выпадало напрочь.

+1


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Архив законченных игр » [общие][Флешбек] "Когда вокруг шторма в 12 баллов..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC