Дата создания: 20.05.2015
Название: Горящее Небо
Система игры: эпизодическая
Рейтинг игры: 18+
Мастеринг: смешанный
Каждый день для вас трудятся
Aurora Hart
Mukuro RokudoElina Mears
Нужные персонажи

Занзас, Леви-а-Тан, Луссурия, Сасагава Рёхей, вся Семья Сфорца, вся Семья Риколетти, особый отдел ФБР.

25.12.2014 г. | Добро пожаловать к дяде

Эмель
— Вы должны понимать, что цена должна быть.. м~м.. адекватной. — «А то знаю я, аппетиты Игараси-сама.» — И, безусловно, весьма удачно то, что я прибыл в Японию в поисках информации. И уполномочен вести подобные переговоры. - Эмель снова бросил взгляд на коробочки мирно покоящуюся на столе, выдавая свою заинтересованность.

КАНОНИЧЕСКИЕ персонажи принимаются по упрощённому шаблону. Очень ждём Хранителей Вонголы!
18.10.16
Вводится новое правило. Если вы не предупреждали об отсутствии (все мы можем быть заняты, все всё понимают), то в сюжетные эпизоды, посты пишутся в течении недели ( 7 дней). Если Вы не укладываетесь в означенный срок, персонально оговорим тот интервал, в который Вы сможете ответить.

Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Архив законченных игр » [общие][Флешбек] "Миг через миг в мире происходит фигня..."


[общие][Флешбек] "Миг через миг в мире происходит фигня..."

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Место действия:
Сицилия, Катания.

2. Время действия:
12 августа, 2012 года.
Вечер.

3. Погода:
Хорошая. Умеренно жарко, никаких признаков дождя.

4. Участники:
Bianchi, Lussuria, Hayato Gokudera

5. Краткое описание:
Хозяин дома - уважаемый член общества, торговец органами и наркотиками на "чёрном рынке", решил провести закрытую вечеринку, человек на пятьдесят приглашённых. Не слишком удобно, когда у тебя заказ на хозяина празднества, а уже завтра утром он должен покинуть Италию, и подобраться к нему будет куда сложнее. Но, что получится, если твою работу делает кто-то ещё, или твои же союзники невольно делают всё, чтобы сорвать операцию?

0

2

Почти пять часов на сборы - нужно же выглядеть великолепно, но к назначенному часу Скорпион была готова, и вышла из номера в отеле, снятого для удобства на сутки. Конечно, можно было бы и на машине добраться, расстояние от Палермо до Катании не так уж велико, но тогда пришлось бы собираться на ходу, а этого женщина не любила. Как вообще так можно, тем более, когда идёшь на закрытое официальное мероприятие?
Насколько ей рассказал Андреа - старый приятель, с которым она познакомилась незадолго до трагической смерти Ромео, - людей будет не очень много, человек пятьдесят приглашённых, и их сопровождающие. В общем - можно будет развлечься, а сама Бьянки, может, обзаведется несколькими полезными знакомствами.
Собственно, и на саму вечеринку её позвал Андреа, решив совместить полезное с приятным: не идти в одиночестве, и, заодно, встретиться со Скорпион. Виделись они достаточно редко, с учётом событий последних лет - совсем мало, пару раз в год в лучшем случае, и Бьянки решила не отказывать другу. Пускай он там и будет занят делом, и сможет уделить ей не слишком много внимания, итальянка не сомневалась, что сможет найти, чем себя занять, и скучать уж точно не станет.
У отеля её встретил мужчина в белом костюме, скалящийся в дружелюбной улыбке, открывая перед ней дверь спортивного авто. Как всегда выпендривается, но киллер это совсем не раздражает, скорее даже веселит, и дорога пролетает незаметно, за обсуждением последних событий.
Хотя, что до последних событий, то в них Скорпион как раз не слишком ориентировалась, взяв себе двухнедельный отпуск, и всё время проводя на пляже, не желая ни с кем общаться о делах, если это ни что-то важное, а остальное время проводя с Реборном. Когда она рассказала возлюбленному куда и зачем собирается, тот не возражал, только улыбнулся как-то странно, словно бы предвкушая, и попросил оставаться на связи. Странность в поведении была успешно Скорпион проигнорирована, и занимали её более неизменные вещи.

Вскоре прибыли на место, и Бьянки, подцепив под локоток, под заинтересованными взглядами других гостей, повели в особняк. Стоит отметить, выглядела отравительница эффектно. Вечернее платье цвета крови, уложенные в замысловатую причёску волосы, макияж, туфли на высоком каблуке; элегантность и одновременно с тем пылкость и чувственность истинной итальянки прослеживаются не только в одежде, но и манере себя держать, лёгкой улыбке и горящем взоре.
Особняк был довольно-таки большим, окружённым неким подобием хорошо ухоженного парка. На улице играла тихая ненавязчивая музыка, дорожки подсвечивались фонарями, хотя ещё не успело так уж сильно стемнеть, и люди. Довольно трудно представить, что на самом деле их всего ничего, когда, казалось, один только двор кишит официально одетыми синьорами и синьоринами в вечерних туалетах.
У входа в особняк два крепко сложенных мужчины в чёрном, оба при оружии, контролируют безопасность, чтобы гости не  проявляли агрессию, и не входили в жильё хозяина с оружием.
Внутреннее убранство пестрило предметами роскоши, золотой обивкой на мебели, дорогими картинами и статуями, вдоволь встречаемыми по всему пути к главному на сегодня залу. Даже как-то слишком вычурно, как-будто у хозяина особняка пунктик или комплекс по теме. Или, просто отсутствие вкуса. Но, людям нравилось. Особенно тем, кто уже успел выпить до состояния лёгкого опьянения, и ему было весело.
Здесь музыка играла достаточно громко, кое-кто уже танцевал, кто-то пил, а кто-то просто общался. Вечер набирал обороты, одним словом. Бьянки опустилась на один из диванов, возле большого окна, и требовательно посмотрела на спутника.
- Пойду, принесу выпить. - Андреа правильно понял намёк, и улыбаясь белозубой улыбкой удалился, чтобы вернуться с коньяком для себя, и мартини для киллер.

+1

3

Проснуться под ужасные оры капитана, а потом полусонным получать задание от злобного босса, было слишком жестоко для Лусса. Поддерживая свою голову рукой, чтобы не заснуть прямо на кресле, мужчина кивал, будто болванчик, на все слова босса.
"Почему нельзя было дать мне задание днём?"
Для Варии всегда было важно чёткое и безошибочное выполнение заданий, но это ведь не было поводом для столь раннего пробуждения? Так же внезапно, как и утром, прозвучал громкий голос капитана, отдающимся в голове Лусса ужасным звоном. Какой-то особой сути этот "врой", как обычно, не нёс, но взбодрить Хранителя Солнца он однозначно смог, сразу же выпрямилась спина, руки были изящно уложены на коленях, а голова больше не "падала", вроде как. Наконец-то Занзас перестал говорить и просто вручил бумажку, на которой было всё подробно описано, даже фото жертвы прилагалось, так же между листами лежало приглашение на вечеринку. Можно было задавать вопросы и, конечно же, Луссурия этим воспользовался, но не ради того, чтобы узнать мельчайшие подробности задания, он хотел рассмотреть мельчайшие подробности на теле босса. Его главной ошибкой было то, что он прикоснулся к бокалу Занзаса.
- Босс, а нужно всё делать тихо... - Не успев договорить фразу, мужчина почувствовал холодный метал приставленный к его виску. Павлин быстро среагировал и убрал руки от стола, почти так же быстро он ретировался, держа бумагу с заданием в руках. Умереть в своём собственном штабе было намного легче, чем на опасном задании, а разницу найти в этом сложно. Почти каждый день ты можешь напороться на злого Скуало, ещё более злого Занзаса, весёлого Бельфегора, требующего со всех деньги Маммона, одержимого Леви и пожалуй, яркая личность Луссурии отлично вписывается в их компанию. Легче умереть на задании, чем терпеть эту чокнутую на всё голову семейку, но кто ищет лёгких путей, тот ни к чему не придёт.
Хранитель Солнца на самом деле был рад, что попал сюда, поэтому он старался из всех сил, чтобы влиться в Варию. Уже в своей комнате он стал готовиться к сегодняшнему вечеру - основательно. Это было не особо сложное задание, но все знают, что Лусс просто обожал наряжаться на разнообразные вечеринки, но больше всего он любил - мёртвые и накачанные тела мужчин, а судя по фотографии, жертва была довольно симпатичной, с красивым телосложением, из-за чего азарт всё больше просыпался в Луссурии. Наконец добравшись до ванны, мужчина полчаса посидел в горячей воде, не думая ни о чём, отодвигая проблемы (которых не было) на задний план. Слишком много свободного времени было, поэтому Хранитель Солнца никуда особо не торопился. Ужасный шум посуды на кухне, и вот он уже стоит, одетый, на выходе из своей комнаты. Пора проверить, что они устроили на этот раз, крики капитана не прекращались, а запах сгоревшей рыбы в прямом смысле висел на кухне и медленно доходил до второго этажа. Офицер открыл окна, чтобы весь дым вышел на улицу.
- Ску-чан, почему нельзя было сказать о том, что хотите поесть рыбы? Мне же не трудно постоять у плиты, - Варийская мамочка сразу же нацепил на себя фартук и быстро достал всё, что потребуется ему в дальнейшем. Хорошо рыба была не заморожена, а то пришлось бы долго ждать, и Скуало не получил бы свою еду, ведь опоздание на задание равносильно смерти. Взяв нож, и отрубив голову будущему обеду, Луссурия вынул все рыбьи внутренности, и только тогда начал добавлять разнообразные приправы для насыщенного вкуса. Готовка ему давалась ещё легче, чем убийство. Примерно через час горячая рыба лежала на столе и источала очень приятный запах базилика, золотистый цвет привлекал всё больше желающих съесть её. Зато все знают, что к еде Скуало прикасаться не стоит, поэтому зрители лишь пускали слюнки, и тут же быстро ретировались, увидев капитана.
Даже после готовки времени оставалось навалом, поэтому Луссурия весь день провёл за чтением книг или просмотром телевизора. Наконец солнце за окном встречается с горизонтом, будто краснея, создаёт оно прекрасный закат, а Лусс тем временем мчится к своему огромному шкафу с одеждой. Незамедлительно он открыл дверцы шкафа и будто, в голливудских фильмах его плащ обдало ветром, а всё внутреннее убранство шкафа сияло в блёстках и разноцветных тонах. Большую часть занимали разнообразные платья разного покроя, всё же несколько строгих костюмов и фраков у мамочки Варии имелось. Сегодня он будет блистать в свете огней, сегодня он будет белоснежным кавалером. Белый фрак изящно смотрелся на офицере, а золотые запонки подчёркивали образ, но вот красные волосы как-то не вписывались в образ настоящего кавалера. Послал воздушный поцелуй на прощание своему любимому штабу и незамедлительно сел в лимузин, специально арендованный для этой миссии. Хриплый голос водителя, свидетельствовал о старости или о продолжительной карьере курильщика, а может и то, и другое вместе. Доехав до места проведения вечеринки, как обычно открывались большие ворота, а размеры постройки впечатляли, даже такое уже сейчас не очень впечатляет, Луссурию уж точно. Выходя из своего автомобиля, офицер показал своё приглашение и спокойно вошёл внутрь. Осматриваясь и высматривая свою жертву, Варийское солнце понял, что владелец просто ужасный хвастун, возомнивший себя коллекционером. Жалкие подделки пытались выдать себя за оригиналы, которые выкупили из самого Лувра. Хозяин вечера стоял в кругу своих друзей или очередных покупателей органов. Луссурия сразу же собрался и, взяв бокал шампанского, которые носят официанты и быстро подошёл к своей жертве.
- Простите за мою наглость, но возможно ли с вами познакомиться? Ходят слухи, что вы хотите заключить контракт с Африканскими поставщиками, мне бы хотелось как можно больше узнать об этом. Совсем забыл, моё имя - Луссурия, - ради такого торговец наркотиками попросил всех уйти, началась бессмысленная болтовня, которую Лусс должен был поддерживать. Стоять и смотреть на подделки, но хозяин дома, будто глупое дитя, рассказывал как они у него появились, и что это чистые оригиналы. Внезапно, как пятно вина на белой скатерти, появилась прекрасная дама, выделяющаяся на фоне всего этого сборища.

+1

4

«Ненавижу я все эти ваши мероприятия…»
Затушив очередной, двадцатый, что ли, только за сегодня окурок в дорогую, презентованную как раз на одном из подобных сборищ по случаю то ли какого-то юбилея, то ли другого не менее идиотского праздника, серебряную пепельницу, под укоризненным взором карих глаз, Хаято отыскал, по его мнению, достаточно весомый аргумент:
- Если нужен кто-то, кто будет всем улыбаться, пожимать руки и развлекать стадо богатых идиотов, то на эту роль куда больше подходит Ямамото. А, если нужен кто-нибудь серьёзный и представительный – то Хибари. От его физиономии скиснут даже мухи. Вы уверены, что это должен быть именно я?

Однако, контрдоводы последовали не менее неопровержимые. Конечно, его неоспоримое право – отказаться, но ведь именно ему Тсунаёши доверяет целиком и полностью, как своему полноправному заместителю. Вонгола не может проигнорировать полученное приглашение - возможно, чуя, что под него уже подкапываются, организатор расстарался и напихал в текст столько любезностей, что рот от приторной сладости свести могло даже у самого наивного придурка на свете, ещё не успевшего сесть или наступить на свои розовые очки. Но Тсунаёши не может приехать - действительно не может, его время на указанные часы уже занято. Не говоря о том, что это не полностью безопасно, поскольку с объектом что-то, похоже, неладно, информация о нём по всем картотекам и базам данных накопалась самая ненадёжная. Нужно узнать обо всём поближе, скажем так – изнутри, поварившись немного в том обществе. Предположений, внушающих целый спектр разнообразнейших домыслов случаев в биографии этого респектабельного, на первый взгляд, тороватого амфитриона обнаружилось море, но ни по одному случаю не имелось ни одного доказательства. Полный ноль. Неудивительно, что полиция бессильна, а то и на лапу уже получила, чтобы слишком глубоко и рьяно не рыли. Конечно, Дечимо так не выражался, однако, из его осторожных и сдержанных реплик по предстоящему делу Гокудера сделал именно такие выводы. Если там и в самом деле обнаружится то, о чём они подумали, изучая досье – у Хаято рука не дрогнет всё это прикрыть навсегда. Возможно – путём полной ликвидации объектов.
Мрачный, насупленный, давящий взгляд Урагана Вонголы не предвещал ничего хорошего. Хаос суеты и шума множества человеческих созданий всегда действовал ему на нервы, и одно это уже могло сделать любое принимаемое им решение необъективным. Но ради Десятого он вытерпит это сборище.

***

Вниманием Гокудеру не обделили – даже многовато, на его личный вкус, этого самого внимания на него обрушили. В гущу он не лез, ни к кому не прибивался, хоть и не сказать, чтобы ютился по углам – просто вёл себя естественно. Хозяин выглядел радушным, улыбчивым, энергичным, в изобилии жестикулирующим и пестрящим витиеватыми выражениями и пафосными эпитетами в адрес высокого искусства, своих гостей и в целом прекрасной страны Италии мужчиной, и мог бы расположить к себе даже Хаято, если бы тот не был уже в курсе некоторых его, так сказать, тёмных и сомнительных махинаций… Хранитель Урагана, кстати говоря, вёл себя предельно корректно, спокойно и сдержанно, хоть и чувствовал себя при этом туго натянутой и звенящей от едва сдерживаемой разрушительной энергии тетивой боевого бронебойного лука. Несмотря на то, что ему несколько ударяла в голову кровь от тона некоторых обращавшихся к нему людей, тона чуть ли не панибратского, видимо, использовавшегося для создания впечатления, будто Гокудера тут – не в гостях, а дома, среди своих друзей, или, как минимум, давних и близких приятелей. Таким, серьёзным, с сосредоточенным, флегматично-деловитым, но без перенапряжения, лицом, в белом костюме, при галстуке, и в кои-то веки аккуратно и старательно причёсанным, Хаято выглядел даже старше своих лет, как совсем взрослый и зрелый человек, лет так под тридцать. Зелёные глаза ни разу не вспыхнули с затаённой угрозой, неприязнью или отвращением, хотя, видит Бог, он испытывал все эти чувства с лихвой.

- Благодарю, - обратился он, когда ему предложили взять бокал на изящной тонкой ножке, наполненный ярко-синей жидкостью, вроде тоника, с долькой лимона, наколотой на край. Пить не стал, только сделал вид, что пригубил – и не потому, что опасался, что в стане врага его отравят, поскольку те же самые фужеры разошлись по всей честной компании, включая и самого хозяина, а просто желая сохранить разум в абсолютной радости. Хаято и так стало уже нехорошо от всего воскуряющегося тут фимиама лжи, обмана и двуличной игры.
Так, притворяясь, что пьёт, Хаято вернул взгляд хозяину – и тут, впервые за весь срок своего тут пребывания, не слишком, впрочем, долгий, он заметил, что тот нервничает и волнуется.
- Прошу прощения, если отвлекаю Вас от размышлений, - обратился к нему вдруг какой-то юркий с виду, невысокий господин с лысиной на макушке и в небольших, почти кокетливых очках, - Но я бы хотел поговорить с Вами, синьор Гокудера. Я уполномочен на это моим компаньоном. Я – личный секретарь и помощник нашего гостеприимного хозяина. Кстати, как Ваше мнение о нём?
«Отменно омерзительное,» - мысленно ответил Хаято, но вслух сказал совершенно иное:
- Я предпочёл бы пока воздержаться от суждений.
- Хорошо. Тогда…

Разговор был вязкий, как тягучая конфета на зубах, та, которая застревает и потом долго ещё мешается во рту. Перспективы, товарооборот, вклад в удовлетворение хорошего вкуса просвещённого общества, и прочая нудная дребедень в том же духе. Наконец, в один из моментов, когда "в знак будущего длительного и наверняка плодотворного сотрудничества с Семьёй Вонгола" Хаято было предложено назвать процент, который ему, как тому, кто говорит за Семью и соблюдает её интересы, кажется достойным для заключения подобной сделки, "направленной на взаимопомощь и взаимное удовольствие", Хранитель Урагана понял – им банально пытаются всучить взятку. Или попросту купить. Их покровительство – как товар на базаре?! Ещё бы, влияние Вонголы огромно, и, заручившись такой силой, получаешь, так сказать, не просто туз в рукаве, а полный карт-бланш… Одного такого эпатирующего демарша хватило бы обычно, чтобы заставить Хаято вспылить и начать рвать и метать, но только не нынче.
- Я не уполномочен принимать подобные решения без согласия своего босса, - нейтральным тоном, одарив собеседника непроницаемо-ледяным взором, ответил Гокудера и чуть приподнял углы губ в деланном изъявлении вежливости и расположения.
- Хорошо, но Вы обещаете поговорить об этом с ним?
- Конечно, - кивнул Хаято, про себя незамедлительно продолжив: - «О, да. Десятый узнает обо всём. Это я Вам гарантирую, но Вам не понравится…»
- Тогда вот что… Это, во всяком случае, в Вашей компетенции… До нас дошло предупреждение, что сегодняшнее мероприятие могут попытаться сорвать, - маленький человечек обеспокоенно пожевал губами, - Мы предприняли меры, но их одних может оказаться недостаточно. В случае возникновения непредвиденных осложнений не могли бы Вы оказать нам помощь? Ваши усилия будут вознаграждены, обещаю.

«А с какой, собственно, стати я должен идти у вас на поводу, и почему вы тут решили, что меня можно просто нанять за деньги?» – понемногу тихо зверея, успел было подумать Гокудера, и, наверно, взрыв был бы всё-таки неминуем – а ну их к чертям, никого тут ему не было жалко, тем более, что подавляющую часть собрания трудно было назвать невинными и ни в чём не замешанными людьми, случайными жертвами, такие сюда просто не попадали, и каждый имел те или иные связи с мафией или криминалом, без них миру будет дышаться легче, однозначно, - но тут его взгляд случайно упал на очень знакомый хаер, -«Ого-го! Вария? Здесь?»- и его мнение о, хм, секретаре чуть-чуть изменилось к лучшему, - «А твой начальник, похоже, не совсем уж дешёвый параноик…» - Луссурия работал на Занзаса. Занзас заведовал отрядом зачистки, великолепной командой чудесно вышколенных профессиональных убийц. И только полный дебил не смог бы сложить два и два – то есть, странные опасения организаторов сей тихой кунсткамеры, и появление одного из варийцев в рядах приглашённых.
Хаято просиял чуть ли не первой за весь этот вечер искренней улыбкой. Причём, поскольку он почти сразу перевёл взгляд обратно на своего собеседника, тот вполне мог решить, что та предназначалась ему.
- Вы не могли бы объяснить, на чём обоснованы ваши дурные предчувствия? - играть в "да и нет не говорите" мафия учит чуть ли не в первую очередь. После того, как отнять чужую жизнь и не попасться на этом властям, конечно же.

Человек! Настоящий человек среди нескольких десятков тупых картонных кукол! Неудивительно, что Гокудера так воспрял. Наверно, никогда в жизни он не был так рад видеть кого-то из Варии в принципе, и конкретно их Хранителя Солнца – в частности, как теперь, в эту минуту.
«Что там Луссурия ему впаривает?» - заинтересованно задавался вопросом Хаято. Как и за Рёхеем, он раньше не замечал за павлиноводом особой работы мысли, однако, возможно, сегодняшний вечер создан для того, чтобы всех удивлять и преподносить с неожиданных сторон? Ураган Вонголы и сам не слишком-то смахивал на себя обычного… Он бы рад был подойти ближе, однако, судя по всему, хозяин хотел поговорить с расфуфыренным варийцем один на один.

+1

5

Посреди людей, шума музыки, обилия алкоголя и закусок Ядовитый Скорпион чувствовала себя как рыба в воде, вполне уживаясь с образом эдакой светской львицы, даря улыбки окружающим, поддерживая оживлённый разговор. Возле неё с Андреа собралась небольшая кучка представителей разных семей, обсуждали последние новости и текущий спрос на оружие.
Общаясь с гостями, Бьянки мельком осматривала зал, со всеми здесь присутствующими, подмечая знакомые лица, или тех, кого она знала только с фотографий и рассказов, кто-то встречался на других мероприятиях, кого-то женщина видела впервые.
Взгляд наткнулся на знакомую фигуру: Солнце Варии, в белоснежном костюме общался на другом конце зала с хозяином вечера, привлекая к себе внимание Скорпион. Более чем знакомое лицо, хотя между собой они не контактировали практически. Не удивительно, что он с его любовью к светской жизни, во всяком случае, так казалось со стороны, оказался в числе приглашённых.
- Бьянки, детка, я отойду. Дела, сама понимаешь. - Итальянец наклонился к уху девушки, попутно поцеловав в щёку, и, сверкая белозубой улыбкой, нырнул в людское столпотворение. Женщина только фыркнула возмущённо, провожая друга взглядом, чуть сожалея, что он ушёл уже достаточно далеко, чтобы выписать ему дежурный удар по почкам за наглость.
Скорпион ещё не успела выпить столько, что бы перестать соображать и вести себя не адекватно, но алкоголь уже успел ударить в голову, и сердце жаждало любви, а попа приключений. И если с первым, в виду отсутствия Реборна было туго, то второе она обеспечить себе могла. 
Собственно, почему бы не начать поиск приключений со знакомства с хозяином вечера? Он, конечно, сейчас был немного занят, но разве такие мероприятия нужны для болтовни о делах? Нет, нет и ещё раз нет, к тому же, они довольно давно там треплются, Бьянки успела выпить третий бокал с момента, когда обнаружила Солнце Варии.

Поднявшись со своего места, и вежливо откланявшись, Скорпион с очаровательной улыбкой на лице, мягкой, текучей походкой пошла прямо к Луссурии и симпатичному мафиози, устроившему всё сегодняшнее веселье.  Краем глаза розоволосая киллер уловила светлую макушку, показавшуюся ей знакомой, и она чуть прищурилась, всматриваясь. Но, знакомую фигуру загородили двое мужчин, с девушками по обеих сторонах от себя, активно жестикулирующих и призывно смеющихся, всячески выражающих своё довольствие вечером. Тряхнув головой, Бьянки выбросила наваждение из головы, и отправилась дальше, подходя к намеченным целям.
- Добрый вечер. - Женщина улыбнулась своей самой обаятельной улыбкой, глядя поочерёдно на каждого. - Всё так замечательно. Мой спутник отошёл, так нас и не представив нас друг-другу, очень жаль. - Ядовитый Скорпион смотрит на смуглого брюнета из под полу прикрытых век, маняще улыбается. - Синьёр Джуалини, верно?!
Переведя взгляд на Луссурию, женщина на миг раздумывает, показывать ли, что они знакомы. Было решено выбрать компромисс, и улыбка адресовывается уже Солнцу. - А с вами, мы, кажется, виделись. Хотя тесно общаться не приходилось. - Это даже не было ложью. Они действительно сталкивались, просто по тому, что работают на одну Семью, пускай Луссурия и прикреплён за Независимым Отрядом, но тесного плодотворного общения, равно как и дружбы не было, что, в общем-то, и не странно.

+1

6

Находиться в приличном и богатом обществе, нафуфыреных индюков Луссурия давно привык. Хотя его часто сравнивали с павлином, хвастался он лишь красивыми вещами, например как его тело. Выслушивать их однотипные разговоры, но часто эти разговоры больше похожи на попытку похвастаться тем, что они поимели за эти дни. Если уж такое продолжалось слишком долго, то парень принимался выпивать по бокалу шампанского, но уходить не смел, он считал такой знак дурными манерами. Так же и напиваться в этом кружке он не позволял себе, пойдёт дурная молва, да, как правило, на таких вечеринках он был лишь по заданиям. Как-никак из Варии он более изящен и с манерами для общества знаком, хотя большая часть его  нынешней семьи была из знатных родов, а Бельфегор вроде как являлся принцем. Но по их нынешнему поведению можно смело предположить, что большая часть обучения опиралась на драки и сражения, а вот манеры и хороший тон были отодвинуты на задний план. Но это никак не мешало им быть отличной мафией, убивают они на отлично, поэтому правила этикета им знать необязательно. В этот раз собеседник попался ужасно нудный и это ещё мягко сказано, ни капли интереса к слушателю, занят лишь собой и своими подделками. Луссурия чтобы как-нибудь развлечь себя пытался представить хозяина вечера как животное, жаль, что под его нудный голос ни одно животное не подходило, поэтому он так и остался целью. А тело так ничего себе - хорошее, парень был прав ещё в штабе, что убивать его будет одно лишь удовольствие, но он не подозревал, как скучно будет к нему подбираться. Поэтому Лусс обожает мёртвые и накачанные тела мужчин, они красивы, да ещё и не нудят. Бокал шампанского оказался убийственно отвратным, почти как хозяин, похоже, год, когда собирали урожай, выдался не очень, да и алкоголя почти не чувствовалось. Интереснее было разглядывать этот бокал с наверняка поддельным шампанским, нет бы достать гостям бутылочку вина из своей коллекции. Так этому индюку, похоже, было жалко одной несчастной бутылки этого прекрасного напитка, которое чуть ли не "лицо" Италии, конечно не считая пиццы и ещё многих вещей, которые устанешь перечислять. Луссурия уже устал качать головой на вопросы хозяина по поводу его дома и украшений, делать вид, что он его слушает вроде как получалось. Солнце защитные очки скрывали глаза, поэтому мужчина мог спокойно закатывать глаза вовремя диалога. Неожиданно, будто красное пятно от вина на белой скатерти появилась она, та кто сможет добавить в этот вечер чего-нибудь необычного и интересного. Солнце Варии немедленно поцеловал девушку в руку, как делают самые голандные кавалеры, без намёков на что-то пошлое.
- Здравствуйте, вы прекрасны, а ваши прекрасные духи придают вам особый шарм, - заняв ту позицию, которая следовала, что с Бьянки они незнакомы, мужчина был уверен, что глупый хозяин вечера никогда и ничего не заподозрит. Девушка по кличке "Скорпион" убивала своей кулинарией, от куска которой можно было распрощаться с жизнью, не особо опасна, но с ней нужно смотреть, что ты кладёшь себе в рот. Хоть с Бьянки они были из одной семьи, Луссурии никогда не доводилось заводить с ней беседу, поэтому этот вечер будет особенным, раз им суждено было встретиться. Информаторы Варии прекрасно делали своё дело, поэтому заочно со Скорпионом мужчина был знаком. В отличие от неё с братом, Гокудерой, хранитель Солнца был знаком довольно дольше и факт того, что в детстве бедный мальчик съел стряпню своей сестры - ужасало. Говорили, что Подрывник при одном лишь взгляде на сестру падал с ужасной болью в животе. Оставалось ему лишь сочувствовать и желать того, чтобы с собой такого не случилось. Лусс же пытается вести себя, так же как и вёл, пока не пришла Бьянки. Либо она сейчас принесла с собой удачу, либо большие неприятности, ведь к хозяину вечера подошёл высокий молодой человек в чёрном фраке и прошептал что-то на ухо и тот поспешно удалился. Похоже, он и манерам не научен, даже не удосужился попрощаться хоть с такой приятной особой как Бьянки, женский пол всегда должен оставаться во внимании. "Как жаль, что женское тело не производит на меня сильного впечатления, а вот мужское тело в самый раз".
- Вы не против пройти на эти мягкие диваны? Я ужасно устал от этих ужасных разговоров, - всё же Лусс собирался продолжать разговор на вежливых тонах и скрывать принадлежность его и Бьянки к одной семье. Мужчина сел на белоснежные диваны и поставил бокал шампанского на стол и, приложив руку ко лбу, пытался сосредоточиться на убийстве. "Да, убить до окончания вечеринки... Лучше незаметно и без следов". Но рассуждения прервал внезапный голос, который оказался до боли знакомым, и, подняв голову, верх Луссурия заметил, что хозяин дома начал зачитывать лекцию о том, как он рад всех собравшихся здесь видеть. Солнце Варии всегда задавался таким вопросом, для чего это делается? Все и так знают, что хозяин и так рад пришедшим. Догадаться было нетрудно, что все из списка гостей уже собрались вместе, но веселее от этого, вечер не станет. И мужчина готов был лечь прямо на этот диван и прямо на месте заснуть.

+2

7

Эээээээээ? Что?! Гокудера испытал спонтанный, но весьма мощный порыв отговориться тем, что у него дома пираньи с позавчерашнего утра не кормлены, прошлонедельный труп свидетеля Иеговы, который слишком много говорил, под кроватью не убран, и серная кислота с плиты убежала, и, ничтоже сумняшеся, сигануть кувырком в окно, плюхнувшись на аккуратно подстриженную травку, а затем припустить вдоль дороги, сверкая пятками - туда, куда ненатурально-жёлтый свет ночных фонарей не достигает. Бьянки - это даже не удар ниже пояса, это тяжёлая артиллерия против пластмассового игрушечного редута. Стремительно побледнев, подрыватель, медленно, дабы резким рывком не привлечь к себе внимания, попятившись вдоль стенки, ретировался за высокую, в половину его собственного полного роста, а, при учёте далеко не низенького постамента, довлевшую на полметра выше, чем его макушка, пузатую вазу с узким горлышком и двумя жеманно изогнутыми ручками, тяжёлую на вид, насыщенно-малахитового цвета. Его собеседник, следуя за ним, продолжал что-то лепетать, но Хаято уже не вслушивался, лишь молча отмахнулся рукой, будто от назойливой мухи, вьющейся у него над ухом. Тот отстал с явственно обиженным видом.
Надо было, пожалуй, валить, но Гокудера не мог оставить Луссурию в когтях этого демона. Бьянки впору было причислять к стихийным бедствиям, оповещать население о её приближении. Хаято был готов ручаться своей совестью и честью, что ни капли не преувеличивает исходящую от Скорпион ауру зла, конкретно для него было проще познакомиться со всадником Апокалипсиса, и поддержать беседу на тему обречённости этого проштрафившегося жалкого мирка, чем побыть часок с ней. Так что Гокудера замыслил небольшую эскападу, тихой сапой прокравшись сперва за свисающую до самого пола толстую гардину с вышивкой, изображавшей какую-то пафосную античную баталию - или библейскую? Вряд ли, некоторые бойцы были прикрыты лишь перевязями для оружия и боевыми щитами, хотя, автор предусмотрительно расположил их в таких позах, что картину сию можно было показывать и детям... Оттуда подрыватель перекочевал за кадку с декоративной карликовой пальмой - ещё и искусственной, в чём Хаято убедился, потерев меж пальцев кончик одного из раскидистых широких листьев. И, наконец, приёмом, достойным ползущего во вражеский тыл шпиона-диверсанта, Ураган Вонголы перекатился к спинке дивана, из-за которой виднелся разноцветный хаер мастера муай-тая, кажется, способный служить семафором даже в такой кромешной тьме, где не чувствуется разницы между открытыми и плотно сомкнутыми глазами.
- Эй! Луссурия-сан! - едва слышно окликнул Хаято Хранителя Солнца Варии, - Берегись этой женщины!
А что Павлин, всё-таки, тут забыл? Это, конечно, не Скуало, который оглушительным ором прямо с порога сперва вышиб бы у всех присутствующих барабанные перепонки, как внезапный скачок напряжения подчас выбивает пробки, а затем покромсал бы клинком все скатерти и занавески в здании, и доходчиво пояснил бы, что думает обо всех и каждом. И не Занзас, после пятого стакана хватающийся за беретту и выносящий вон всё, что не вписывается в его настроение, будь то человек, комар, или вовсе предмет меблировки. Но... В Варии не было никого, кто, по представлениям Гокудеры, мог бы пребывать на великосветском рауте дольше шестидесяти секунд, не начиная играть в Джека Потрошителя, Ганнибала Лектера или Суинни Тодда. Представить скалящуюся во всю пасть морду Бельфегора, всем обликом своим будто указывающего всевозможному дерьму, наполняющему мир, их место в пищевой цепочке, или вечно мрачного Леви-а-Тана, от вида которого у кормящих мамочек наверняка пропадало молоко, или небритого и непричёсанного питекантропа с пушками, имеющего в лексиконе лишь два слова, а именно: "Мусор!" и "Заткнись!", в приличной компании не удавалось.
- Что ты здесь делаешь, Луссурия-сан? - продолжал тихо Хаято, сидя на корточках и согнувшись в три погибели за диваном, следя за каждым движением розоволосой макушки и дёргаясь, готовый драпать, едва лишь она слишком быстро шевельнётся, даже если на деле Бьянки хотела лишь отвести с лица неудачно упавшую и закрывшую обзор прядь, или почесать кончик носа.

+1

8

Бьянки едва заметно поморщилась, сдерживая ещё подступающее возмущение такой вопиющей наглостью, на уровне интуиции проникаясь некоторой антипатией к хозяину вечера. Гордость и самолюбие женщины, окружённой вниманием противоположного пола подстрекают таки обратить на себя взор мужчины, пускай даже, ей оно не нужно, и Скорпион первая же взбесится, если внимание будет слишком уж назойливым. Впрочем, мысли эти, пока ещё не оформлены, и выражаются скорее подсознательно, проявляясь недовольством, а внимание переключается на Луссурию, и Бьянки поддерживает выбранную линию поведения.

Расположившись на диване, Бьянки улыбается Хранителю Солнца спокойной улыбкой, краем уха ловя обрывки разговоров, и прикидывая, что могло здесь понадобиться варийскому Хранителю Солнца. Вариантов целых три. Торговля, либо заказ, либо, как и Бьянки, Луссурия был приглашён на мероприятие, чтобы развлечься, может, обзавестись новыми знакомствами.
- Вы так обходительны. - Скорпион мило улыбается, с интересом рассматривая собеседника из полу прикрытых глаз, откидываясь на спинку дивана так, чтобы сидеть полубоком, лицом к мужчине, опираясь одной рукой о спинку. Расспрашивать его, вероятно бессмысленно. Сама бы Бьянки ни за что бы не рассказала, если бы занималась делом. Даже не по тому, что тайна, а по тому, что это больше никого не касается. - Рада знакомству, синьор Луссурия.
В каком-то смысле, эту встречу действительно можно назвать полноценным знакомством, которое, в любом случае, куда продуктивней, чем прочтение досье, хотя и не раскрывает моментов биографии.
- Вы выглядите уставшим. Вам скучно? - Скорпион снова улыбнулась, всё так же бесцеремонно вперив взгляд в Солнце. В общем-то, в этом она могла его понять. Стоило придумать какое-то развлечение, и алкоголь, пускай выпитый в небольшом, пока, количестве, считал, что это хорошая идея. Бьянки вообще довольно быстро пьянела, и быстро переходила от одного настроения к другому, так же быстро остывая, едва не до состояния флегматичности. И сейчас розоволосой отравительнице хотелось общения и активных развлечений. Потанцевать, например, или убить кого-то. Ещё и Андреа куда-то пропал, решая свои дела, а ведь обещал, что будет весело.

Тихий знакомый голос заставил Скорпион насторожиться, вслушиваясь. Вроде бы, Хаято тут нечего было делать, а если и было, то почему он не сказал ей, что будет? Такое отношение задело киллер, но на первый взгляд, брата видно не было.
- Хаято?! - Чуть удивлённо, в полголоса проговаривает женщина, продолжая оглядываться.  Может ей просто показалось?

+1

9

А хозяин всё продолжал говорить, заваливать других своей светской чушью, а видом так и подавал, что он гордится собой и всё что здесь находится - подлинное, но, главное, заработано на его кровные деньги. Так и хотелось расстегнуть свой фрак, достать из внутреннего кармана револьвер и всадить пулю этому болвану прямо промеж глаз. Как жаль, что задание дали выполнять по-тихому и желательно не оставлять крови, особенно на таких белоснежных полах и его одежде. А потом начнётся никому не нужная паника, все будут кричать и нервно бежать к выходу, глупые дамы будут нервно спрашивать: "Неужели он умер? Что произошло?" Хотя и кровавую дыру было бы видно очень чётко, как и слышно звук выстрела из огнестрельного оружия. Мужчина так удобно расположился на диване, что даже почти не двигался, лишь еле заметные движения грудной клетки, может быть, могли свидетельствовать о том, что Луссурия не спал. О собеседнице он ни на минуту не забывал, но минутку хоть расслабиться у него получилось.
- Что вы, это всего лишь моя врождённая любезность, мадам, - очень вряд ли, что на улицах Италии можно было научиться простейшим правилам этикета. Всё, что оттуда узнавал Лусс - каждый сам за себя, бей того кто слабее, кто последний - тому и получать. Мужчина поворачивается, добро улыбаясь Бьянки, ведь она никоим образом не портила его настроение, девушка лишь скрашивала секунды, проводимые в этом индюшатнике. Хоть каким-никаким, а она пока единственная, с кем здесь можно нормально общаться, та, которая выделяется из всех своей яркостью и экспрессией своего платья. Мамочка Варии, как правило, всегда находился в компании мужчин, иногда даже казалось, что он пытается обойти прекрасный пол стороной, будто Лусс их боялся. Но как только все стали узнавать его чуть лучше, эти глупые догадки сразу же переставали даже появляться среди слухов. - Мне тоже очень приятно, - а всё же этот нудный голос на верхних ступенях виллы становился всё менее и менее заметным, просто какой-то неважный голос, отодвинутый на задний план. К этому вроде как даже можно привыкнуть или это дешёвое шампанское начало затрагивать извилины мозга, хотя бы пытаясь вызвать намёк на настоящее брожение в этом и не напитке вовсе. Вдруг в голове Лусса включились две педали "идея" и "киллер". Идея упорно твердила, что Бьянки может отлично помочь с заданием. Киллер же подтверждал версию идеи, говорил, что можно невзначай попросить Скорпионшу приготовить молочный коктейль лично для Луссурии, но подмешать его в бокал хозяина вечера и наслаждаться отлично выполненной работой.   
- Мне безумно скучно. Вы одна, кто скрашивает мои страдания, дорогая, - ни грамма лжи, кристальная чистая правда, что не слишком типично для Солнца Варии, частенько он врал, во благо же, конечно. И лишь при своей семье он был настоящим, и враньё никогда не использовалось им в разговорах, даже с тем же Франом, которому вряд ли можно было доверять. Внезапный голос непонятно откуда, завёл мужчину в ступор. Спрашивается, какого чёрта тут творится? Не может же его внутренний голос заиметь себе тело, став полноценным живым существом, или даже такое в нынешнее время возможно? Ну, нет же, не может быть внутренний голос Лусса такой хриплый, что же это тогда может быть? Так же этот голос утверждал, что Бьянки стоит опасаться, да эта девушка и мухи не обидит, лишь её кулинария. Поняв, что звук идёт откуда-то снизу мужчина чуть развернулся и посмотрел вниз. На полу сидел седоволосый юноша, хранитель Урагана Вонголы - Хаято Гокудера. Теперь стало понятно, почему он говорит опасаться своей же собственной сестры, наверняка стоило сохранять чувство ничего не знания, просто показалось. Он не мог говорить с ним, пока рядом сидела Скорпион. Уходить нельзя, это будет ужасно некультурно, оставить девушку скучать в одиночестве. Поэтому Лусс передвинулся на другой конец дивана, делая вид, что тянется за очередным бокалом шампанского.
- Мне больше интересно, что делаешь здесь ты, милый. Я, если что, приглашён на сие мероприятие, - в пол голоса произнёс Солнце Варии и немедля возвратился на своё прежнее место. Похоже хозяин вечера перестал рассказывать про сегодняшнюю встречу, ведь люди стали расходится или искать столы с едой и закусками.

+2

10

Хаято хотел уже было ответить Солнцу - вещать вслух опять он не решился бы ни в коем случае, однако, вполне мог бы показать приглашение, официально высланное Вонголе, на имя Дечимо, и записку от Тсуны с печатью пламени посмертной воли Неба, что сам прибыть не имеет возможности и предоставляет вместо себя Хранителя Урагана. Но, прежде, чем он успел бы что-то сделать, Бьянки вскинулась и заозиралась, напоминая высматривающего добычу коршуна. Гокудера вжался в пол и запихнулся как можно глубже под диван, проявляя чудеса протискивания в предельно узкие проёмы за кратчайшие сроки. Ни один Гудини таких выкрутасов не проворачивал, Хаято был готов за это поручиться. Теперь сестрица не увидит его, даже если обойдёт диван, разве что наклонится и заглянет в зазор между тем и половым покрытием.
«Нет, Бьянки, нет-нет-нет, я тут отсутствую, тебе показалось!» - становясь бледнее мела, посылал он в Скорпион импульсы мысленного внушения. Сказать, что Дымовая Бомба ударился в панику - означало бы бесстыдно смягчить истинное положение дел. Он психовал, загонялся и накручивал себя. Его вовсе не прельщало остаток вечера провести в распростёртом и полубессознательном состоянии, с компрессом на лбу и в холодном поту. А, если она вздумает на радостях его угостить - он и на неделю с отравлением и переваривающим самого себя желудком запросто слечь мог.
Однако, пока Ураган Вонголы настраивал себя на то, что его не заметят, и всё наверняка обойдётся, никак не иначе, откуда-то из складок его одежды выпали и покатились по полу несколько динамитных шашек. Что за ерунда, он же, кажется, оставлял их, когда шёл на мероприятие, именно во избежание подобного случая?! Замирающим взором Хаято проводил бомбы, остановившиеся под одной из скульптурных композиций. Злорадно зашипели догорающие фитили. Прекрасная, несмотря на свою поддельность, скульптура, изображающая какую-то сценку из мифов Древней Греции, с полуобнажёнными нимфами в лёгких летящих туниках, интересно подчёркивающих их изящные фигурки, и танцующими фавнами, эффектно взлетела на воздух, разламываясь на крупные куски, и радиус взрыва накрыл ещё несколько картин, нанеся им повреждения разной степени тяжести. Отшвырнуло и нескольких гостей.
Лицо сгорающего от стыда Гокудеры залило прямо-таки насыщенно-пунцовой краской. Ему сейчас хотелось только провалиться поглубже. Уткнувшись носом в пол, Хаято крепко зажмурился.

+1

11

Видимо, просто показалось, или это пара бокалов шампанского так действует. Игристое вино всегда почему-то пьянит чуть больше, и киллер списывает всё на него, расслабляясь, улыбаясь Варийскому Солнышку, закидывает одну ногу на другую, и в разрезе платья открывается вид на часть бедра итальянки, склоняет голову к плечу. Лёгкий невербальный флирт, который ничего не значит для неё, и если верить слухам - и для Луссурии тоже, без всякого подтекста, скорее привычки и желания  привлекать к себе как можно больше внимания.
Пожалуй, за их короткое свидание вариец уже начинал нравиться Бьянки, пускай они едва парой реплик обмолвились, и женщина уже даже не злилась на своего безвременно затерявшегося спутника.
- Знаете, на миг мне показалось, что я слышу голос своего брата. Вы с ним знакомы, насколько я помню. - Розововолосая смеётся, прикидывая абсурдность данной идеи. Да её братец просто не умеет себя вести на людях, что ему делать на полу-официальном, к тому же, довольно скучном вечере, где половина людей явились по работе, а другая за знакомствами. И та прослойка, кого занесла сюда волей случая, вроде Бьянки. - Глупость конечно. Может посыпать ему яд в бокал, и он заткнётся. - Ураган морщится, полу шутливым тоном, с нотками недовольства комментируя очередную реплику Джуалини, уже не кажущегося таким привлекательным, как на первой взгляд. Мужчина не должен быть треплом. Таково мнение итальянки, и хотя высказанная вслух мысль не несёт за собой реальной угрозы, Скорпион вполне могла не выдержать и взбеситься, устраивая всем веселье.

Гремящий неподалёку взрыв разносит одну из статуй к чертям, и до отравительницы, не успевшей заслонить лицо, долетает пара осколков, порезав той щёку. Впрочем, кое-кому повезло гораздо меньше, и он оказался на полу, кто-то получил ожоги. Все затихли, тут же обращая своё внимание на переполох, несколько человек выхватили вроде как конфискованное и запрещённое на вечере оружие, а сама Бьянки вскочила на ноги, уже держа в каждой руке по торту, исходящему кислотным дымом, теперь более чем уверенная, что ей не показалось, а значит братик где-то рядом, и его милостью у неё на лице есть, пусть небольшое, но повреждение, а тоненькая струйка крови совсем не сочетается с макияжем.
- ПРИКОНЧУ! - Лицо девушки словно бы частично посерело, а вокруг зарябила зловещая фиолетовая аура. Свободные прядки волос как будто колышет неощутимый ветер, а стойка свидетельствует о том, что первый, кто к ней приблизится - огребёт.

0

12

Спинка дивана вдруг стала жёсткой и ощутимо тяжёлой; будучи человеком с широкой душой и открытым сердцем  Луссурия ощущал, как Гокудера сидит на полу и трясётся от страха. Сказать, что было неудобно - ничего не сказать. Мужчине хотелось встать, взять этого беспомощного "котёнка" за руку и отвести подальше от  Бьянки. Теперь ему казалось, что вести себя как обычно у него не получится, но улыбка украшала его лицо до сих пор. Девушка сбоку накинула ногу на ногу, оголив свои недурные ножки, случайные гости были не прочь посмотреть на красивую, чуть загорелую часть кожи. Было видно, как взгляд мужчин резко опускался вниз, а некоторые девушки смотрели с завистью. Да, ноги у Бьянки были довольно неплохие, но Лусса они никак не привлекали. Солнечные очки отлично скрывали то, как мужчина с наглостью смотрит в глаза каждому прохожему, думая вычислить подставного человека, того кто подставлен охранять хозяина вечера.
- Я не слышал ничьего голоса, кроме вашего, - улыбаясь в ответ на смех девушки, ответил Луссурия. Наверное, стоило каким-нибудь образом увести Скорпион отсюда, так как Гокудара не может выйти из-за дивана незамеченным. Такими посиделками он выполнит своё задание, чуть ли не к концу вечера, а это значит, что придётся убивать быстрее, может даже применить оружие, но быстрее получится просто, свернуть шею и не париться. Девушку заметно начинал бесить хозяин вечера, как же некоторые умеют портить о себе первое впечатление.
Вечер обещал быть нудным и скучным, но громкий взрыв оповестил об обратном. Быстрота реакции спасла Луссурию от каменных осколков, летящих в разные стороны, а вот Бьянки задело. Небольшая царапина на щеке и маленькая струйка крови, что украшает мужчину - совсем не красит женщину. Даже от небольшого пореза на теле, женщина превращается в настоящего монстра, готового убить того, кто испортил её прекрасное лицо. Два смертельно опасных торта с ядовитой фиолетовой окраской - не сулили ничего хорошего. Лучше нужно уладить всё поскорее, а вот Бьянки трогать не стоит. Некоторые достали оружие, которое было якобы конфисковано при входе, они вполне могли являться подставными, на них нужно заострить своё внимание. "Какие же люди могут оказаться глупыми в стрессовой ситуации". Шашка динамита не могла взяться из ниоткуда, лишь один человек в этом здании мог притащить сюда свои "игрушки", стоило быстро увести отсюда Гокудеру.
- Не стоит так нервничать, всё же более чем хорошо, дорогие мои, - расхаживая около перепуганных гостей, говорил Луссурия, как это могло помочь успокоить толпу? Да никак, делать же что-то надо было. Заходя за диван, делая вид, что он осматривает разлетевшуюся на куски статую, мужчина присаживается на корточки и поворачивает голову в сторону подрывника.
- Тебе лучше слиться с толпой, милый, твоя сестрёнка сейчас не в духе, - прикрывая ладонью рот, Луссурия тихо посмеивается над этой ситуацией и встаёт на ноги. Сказать пару слов Бьянки или лучше последовать своему совету и уйти поглубже в толпу? Слиться, с такой яркой причёской, всё же лучше, чем пытаться увернуться от ядовитых тортов. Мужчина ушёл от белого дивана совсем недалеко, ему самому было интересно, как будут развиваться события, но больше всего интересно, где сейчас находится этот Джуалини.

+1

13

Хаято содрогнулся, нервически хохотнул, а его платиновая шевелюра встала дыбом. Не в духе? Не в духе?! Да Луссурия, мягко говоря, недооценивает ситуацию! Его можно понять, он с этим розовым чудовищем не рос, её выпечкой в рожу не получал, не терял шанс насладиться лучшими моментами единственного и неповторимого детства по причине валяния в бессознательности в чудесной компании тяжёлого пищевого отравления, и посему имеет мало представления, и то - идеализированное, о подлинной натуре исчадия неведомой, но наверняка жуткой и полной боли и стенаний - может, что-то, связанное с культом сенобитов? - религии. Бьянки - не меньше, чем целый рехнувшийся Терминатор! Гокудера видел те фильмы со Шварценеггером, и никак не мог, вполне искренне, взять в толк, почему его дорогая сестрица не снялась в чём-то подобном, ведь успех был бы обеспечен, и явно затмил бы количество просмотров саги о войне с роботами и прочими порождениями взбунтовавшегося искусственного интеллекта! А, стоп, это он уже с "Матрицей" путает, кажется... Хотя, и туда тоже можно, скажем, в качестве женской версии агента Смита. Тот сразу же покажется очаровательным и отзывчивым на фоне Скорпион. Вот только... Армия Бьянки?! Совершенно одинаковых и с равными возможностями?! Причём не просто Бьянки, а Бьянки в состоянии аффекта, с шевелящимися, будто у Медузы Горгоны, и разве только не шипящими волосами, окружённую ореолом смерти, будто у одного из тёмных рыцарей на службе у властелина зла и повелителя хаоса?! О, пресвятые рукавицы Джудайме, кто-нибудь, спасите!!! Это сделалось последней каплей для и без того развинченных нервов Гокудеры. Прекратив слушаться гласа рассудка, Хаято извлёк из особого тайника, встроенного в наручные часы под циферблат, отскочивший с мягким щелчком при нажатии сбоку на крошечную кнопочку, дымовую гранату, не предназначенную для использования в быту и рассчитанную на самые экстренные случаи, и метнул в зал, почти не глядя. Глухой хлопок, как если бы воздушный шарик лопнул - и всё заволокла сплошная тёмно-серая клубящаяся завеса, словно посреди помещения вдруг разрослась и заворочалась крайне недовольная и готовая наказать не нравящееся ей сборище туча. Сам же Гокудера, заранее подметив дислокацию ближайшего окна и расстояние до того, совершил сквозь эту непроницаемую для взоров пелену стратегический марш-бросок, просадил своим телом стекло и вывалился наружу практически кубарем. Бежать со всех ног, мчаться наутёк во весь опор, спасаясь, он начал, когда его подошвы ещё не успели коснуться земли. Честно говоря, Хранитель Урагана Вонголы развил такую скорость, что его вполне можно было выпускать в качестве спринтера на Олимпийские Игры, и он не посрамил бы честь Италии. Чего только не совершишь, подчиняясь великому инстинкту самосохранения, ведь речь шла о сохранении не только психики, но и всех конечностей Хаято в целости! Она же ему руки оторвёт, чтоб неповадно стало всем другим - он-то уже совсем безнадёжный и невменяемый, его можно только лишить технической возможности предаваться хулиганству и наведению общественных беспорядков. И сестрица ни на миг не дрогнет, она так распалена, что он бы к ней предпочёл не приближаться до самого конца года, а в идеале - до середины сдедующего. Ой, нет! О чём он?! Что за чушь?! В идеале - вообще до скончания веков не!

+1


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Архив законченных игр » [общие][Флешбек] "Миг через миг в мире происходит фигня..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC