Гокудера Хаято
Главный администратор
Связь
Бьянки
Администратор
Связь
Элина Мейрс
Администратор-дизайнер
Связь
Кикё
Администратор
Связь
Дата создания: 20.05.2015
Название: Горящее Небо
Система игры: эпизодическая
Рейтинг игры: 18+
Мастеринг: смешанный
Навигация
Нужные персонажи

Занзас, Леви-а-Тан, Луссурия, Сасагава Рёхей, вся Семья Сфорца, вся Семья Риколетти, особый отдел ФБР.

Новости проекта
Приём неканонов ограничен, пока не наберётся 10ть канонических\акционных персонажей.
18.10.16
Вводится новое правило. Если вы не предупреждали об отсутствии (все мы можем быть заняты, все всё понимают), то в сюжетные эпизоды, посты пишутся в течении недели ( 7 дней). Если Вы не укладываетесь в означенный срок, персонально оговорим тот интервал, в который Вы сможете ответить.
Цитаты игроков
Эмель

— Вы должны понимать, что цена должна быть.. м~м.. адекватной. — «А то знаю я, аппетиты Игараси-сама.» — И, безусловно, весьма удачно то, что я прибыл в Японию в поисках информации. И уполномочен вести подобные переговоры. - Эмель снова бросил взгляд на коробочки мирно покоящуюся на столе, выдавая свою заинтересованность.

Баннеры партнёров
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Личные моменты » [Флешбек] Через руки передается куча болезней. Целоваться безопаснее.


[Флешбек] Через руки передается куча болезней. Целоваться безопаснее.

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

1. Место действия:
Небольшой немецкий городок близ Альп.

2. Время действия:
3 года назад.

3. Погода:
Холодно, ветренно, снежно.

4. Участники:
Кларисса и Мукуро.

5. Краткое описание:
Без комментариев.

+1

2

Неделя беготни по Германии не прошла даром, и туманник был доволен полученным результатом. Своеобразная шпионская деятельность, допрос и устранение свидетелей, работа под прикрытием в лучших ночных клубах мегаполисов, и наконец, завершение миссии в тихом городке с живописным видом на горы. Брать заказы на устранение, работать отдельно от Вонголы, которые, по недоразумению, до сих пор причисляли Туман к своим Хранителям, да и в целом работать в одиночку Мукуро любил куда больше, особенно когда попадалось что-то достаточно интересное и забавное как сейчас, к тому же сулящее неплохой доход. И тем удобнее, что ему не нужны люди для поддержки, можно ограничиться иллюзиями, которые уж точно не сведут всю кипучую деятельность подчистую.
Чтобы преданные Кокуё не скучали, и не рвались с туманником, горя энтузиазмом помочь - им тоже было найдено достойное занятие, только в родной Италии. 

Мукуро усмехнулся, допивая последний глоток кофе, и глядя на довольного заказчика, только что закончившего переводить оплату на карточку.  Кроме них, в кофейне была только парочка подростков, больше занятых друг другом, чем окружающей обстановкой, и подслушивать было некому. Да и незачем. Небольшой уютный городок. Не без своих тёмных сторон, не богатый, и здесь нечего делать всякого рода шпионам, если Франц, конечно, не привёл за собой наёмников. Но, это уже его проблемы. Охрану заказчику Туман Вонголы обеспечивать не собирался, даже если на него прямо сейчас нападут. Свою работу он выполнил, да и следить за итальянцем далеко не самое безопасное занятие, чтобы повесить инцидент на его совесть.

Вежливо попрощавшись, окидывая мужчину презрительным взглядом и даря на прощание усмешку, Мукуро уходит, спускаясь на первый этаж местного торгового центра, куда стекаются все жители за покупками или отдыхать. Своеобразный островок цивилизации, в остальном в провинциальном городке, не представляющем собой никакого интереса.
Стоило выйти на улицу, как морозный ветер всколыхнул расстёгнутый плащ, пробирая холодным воздухом через тонкую рубашку, вынуждая застегнуться. Здесь была зима. Настоящая, дышащая свежестью и холодом, разительно отличающаяся от зим мягкого итальянского климата.
В какой-то степени, местность даже походила на родную Италию, только заснеженную, с более просторными улочками, но тоже довольно старыми домами, выстроенными в едином стиле, не отличающиеся особой роскошью, но чем-то цепляющие. Неким изяществом и похожестью, отчасти напоминающие сейчас детскую новогоднюю открытку.
А вот приличных гостиниц здесь не было,  равно как и заброшенных домов, которые мог бы занять туманник, и ему пришлось остановиться в среднего класса мотеле на несколько комнат, и маленьким ресторанчиком на первом этаже. Собственно, можно было уезжать. Вызвать машину или подчинить сознание любого местного жителя, который отвезёт в ближайший город, где есть аэропорт, чтобы не трястись в рейсовом автобусе. Но, уезжать не очень то и хотелось. Не прямо сейчас. Что-то в этом городке было, манящее остаться на пару дней, и поиграть в обычного туриста, приехавшего посмотреть горы.
Погрузившись в свои мысли, Туман не особенно смотрел, куда идёт, прогуливаясь, бегло любуясь домами, здесь - ещё многоквартирными, пусть и невысокими, теснящимися один к другому.

+1

3

"Блииин... Ну и что делать? Ну, мамаша, вот уж удружила, сучка!"
Да, мать удружила. Сначала довела Клару, а потом, когда та не выдержала и послала ее подальше, выперла из дома, заявив, что раз научилась огрызаться, то и прокормить себя сможет. Весело, да? В итоге Кларисса уже второй день как бродит по городу, мерзнет, греется в магазинах. За эти два дня она съела одну шоколадку, которую удалось спереть из магазина. Нет, конечно, можно было извиниться перед ней, сказать, что была не права и продолжать молча терпеть ор и тумаки. Но Клара была слишком горда и упряма для этого. Нет, она не сможет так поступить. Лучше уж она насмерть замерзнет, чем подогнётся перед мамашей.
В желудке заурчало, а пальцы свело холодной судорогой. Нет, надо было что-то делать, и делать срочно, ведь сейчас реально есть шанс скопытиться.
"Как папа..." - мысль об умершем отце больно резанула по сердцу, а в горле появился комок. Это произошло совсем недавно и вроде бы улеглось, да не совсем.  Все еще больно, она все еще скучает. С тех пор, как папа умер, все пошло наперекосяк, им пришлось продать большой и красивый дом и переселиться в маленькую квартиру в самом ужасном районе, рядом с промзоной. В больших городах такое место называется трущобами. Денег катастрофически не хватало, да еще мать словно подменили. Нет, она всегда была вспыльчива, но не до такой степени. И раньше она ее не била, а теперь Клара получала подзатыльники по поводу и без. Но это все меркло перед тем, что отец умер. Что его больше нет в ее жизни, что он больше не обнимет, не поддержит, что она больше не сможет с ним поговорить. Да и говорить было не с кем, одноклассники все равно не поймут ее, а мама отказывается хоть как-то помочь Кларе справиться с этой болью. Вот так она и осталась одна. Сейчас девочка чувствовала себя вещью, выброшенной на помойку за ненадобностью и это чувство лишь добавлялось к боли, обрисовывая ее новыми чертами.
А сейчас хотелось есть. Так хотелось, что глаза слезились. Она шмыгнула носом, и вытерев слезящиеся глаза, поправила шапку и подула на покрасневшие от холода руки.
И тут ее взгляд наткнулся на шедшего по улице парня. Взрослый, хорошо одетый, не так как одеваются у них. Видно, что он приехал из большого города. А у таких, по мнению Клары было много денег.
"Но ведь это неправильно..."
Новое урчание желудка развеяло все сомнения. И что, что неправильно? У него денег много, с него не убудет. Ей, никто не поможет, она должна научиться справляться со всем сама. И еще она видела, как это делают в кино.
Оторвавшись от стены, она двинулась навстречу незнакомцу, высоко застегнув воротник дешевой, тонкой курточки. Поравнявшись с ним, она чуть сдвинулась в бок, чтобы задеть его плечом, а рука между тем нырнула в карман длинноволосого, дабы подцепить пальцами его кошелек.

+1

4

Прогулка продлилась недолго, вплоть до того самого момента, когда в него врезалась невысокая девчонка лет пятнадцати, и затянутая в чёрную кожаную перчатку рука туманника скорее на автомате перехватила тонкую ладошку барышни.
- Оя-оя. - Мукуро остановился, разворачиваясь, так и не отпуская запястья неудачливой воровки, крепко, но рассчитывая силу, чтобы не причинить боль, удерживая руку, дабы не вздумала сбежать.  - Кажется, я поймал золотую рыбку. - На губах мужчины играет лёгкая ухмылка. В словах не слышится угрозы, хотя и просто так он её не отпустит. Не будь девушкой - сломал бы руку, не задумываясь, сейчас же ограничился только цепким взглядом.  Не нищенка, хотя замёрзла, выглядит какой-то потерянной, а в эмоциях чувствуется довольно сумбурный коктейль. Смотря в глаза девушке Мукуро вытаскивает наружу последние мыслеобразы, понимающе усмехается, качает головой.
- Вы замёрзли, фройляйн! Могу я пригласить вас на недолгую прогулку? - Мукуро улыбается мягко, можно сказать - ласково, только в глазах можно прочитать лёгкий огонёк угрозы. Отказ принят не будет, и лучше незнакомке пойти с ним добровольно. – Я, знаете ли, здесь совсем никого не знаю, и буду рад, если столь милая девушка составит мне компанию за чашкой чая.
Туманник не забывает о вежливости, хотя и говорит с насмешкой. Бродить здесь в одиночестве на самом деле довольно скучно, и девушка вполне может удовлетворить его любопытство. К тому же, она довольно симпатичная, хотя, вот прямо сейчас, замёрзшая, растрёпанная, мало походит на милое создание.

Как-то вредить девочке, делать что-то, за что его могли бы осудить в большинстве обществ, Мукуро не собирался, а вот малышке не помешало бы согреться и поесть. Да и бродить по городу в одиночестве, не понимая, как поступить, тоже сомнительное удовольствие, и к девушке проснулось что-то вроде сочувствия. В какой-то мере он её даже понимал, относясь к неумению приспосабливаться куда снисходительней, чем будь на её месте парень.
- Я не сделаю тебе ничего плохого, милая фройляйн. - Успокаивающим голосом, на всякий случай уточняет Туман. - Тебе ведь всё равно некуда идти. Я прав?
В ответе Рокудо и без того уверенный, уже примерно представляя общую картину, выловленную из сознания так, как были бы добыты её самые сокровенные страхи и желания, пожелай иллюзионист причинить ей вред, запугивая, подчиняя влиянию сознание.
- Куфуфу. К тому же, я уверен, у тебя найдётся пара историй, чтобы убить время, правда же!? - Мукуро переходит на «ты», с интересом рассматривая незнакомку. Выдавать себя он не намерен, но вот немного развлечься, может, даже помочь этому неразумному дитя, не умеющему с первого взгляда отличить, у кого можно красть, а у кого нет, наверняка впервые промышляющей воровством.

Отредактировано Mukuro Rokudo (2015-10-11 23:46:22)

+1

5

Казалось, что запястье стиснули стальные тиски, а сердце ёкнуло от страха. Девчонка пыталась рвануться, но куда там? Хватка отказалось слишком сильна, она даже вцепилась в запястье "жертвы" второй рукой, пытаясь разжать пальцы и смотря на иностранца со смесью страха, упрямства и готовности к последствиям. В общем, всем своим видом розоволосая показывала, что живой она не дастся. Однако незнакомец не спешил давать ей пендаля или волочь в полицию, он просто держал Клару, с улыбкой обращаясь к ней, но вот только эта его улыбка нагнетала еще больше страху - слишком уж она не сочеталась со странным выражение его не менее странных глаз. Иностранец смотрел на Клару, как удав смотрит на кролика, вызывая дрожь в коленях. Он напоминал ей чудовище из фильма, которое обязательно утащит в свое логово и убьет. А потом расчленит, съест, а остатки закопает в землю или украсит ими интерьер. Она уже тысячу раз успела пожалеть о своем решении, но прошлого назад не вернуть, а значит надо выкарабкиваться из этой ситуации. И от размышлений о том, что будет, если она пнет городского под коленку, хватка разожмется или усилиться, ее отвлек вопрос этого самого жуткого мужчины.
- Не пойду, ты жуткий! - нет, все же что-то просто не может измениться. Клара всегда отличалась предельной честностью и привычкой говорить в лицо, все что думает, этого не могло отнять ни горе, ни безвыходная ситуация, ни страх перед незнакомцем. И даже понимая, что с таким следует держать язык за зубами, подросток ничего не могла с собой поделать. Кстати, был еще план закричать на всю улицу "Помогите, педофил", но ведь Кларисс была еще и гордой, она бы никогда не позвала на помощь. Глупо, но и этого не отнять. Кстати, план по вырыванию руки так и не ушел на задний план, и немка продолжала тянуть на себя конечность, в надежде вырваться, которая, впрочем, гасла с каждой секундой.
И тут в памяти всплыло одно событие, произошедшее лет семь назад. Рождественские праздники, они с мамой, тогда еще нормальной, а не со съехавшей крышей, как раз шли за подарками папе и друзьям. Было так же холодно и шел снег. В тот год его выпало очень много. И в какой-то момент, маленькая Клара увидела мужчину, тащившего за собой маленькую девочку, лет трех на вид. Мужчина шатался, словно от сильного ветра, а лицо у него было толстое и одутловатое, словно бы его надули, как воздушный шарик. Но не это она запомнила, она запомнила ту плачущую девочку. Господи, как же рыдала! Она плакала так сильно, что у нее пошла носом кровь. Но никто не обращал внимание ни на нее, ни на этого мужчину. Взрослые спешили по своим делам, спешили купить подарки и продукты для предстоящего праздника, им не было дело до плачущего ребенка. Тогда она спросила у мамы, почему девочка плачет, на что получила достаточно резкий ответ, мол, им-то какая разница. Маме не было дела до этой девочки, ей было главным купить подарки к празднику.
Этот эпизод очень сильно врезался в ее память, так сильно, что сейчас всплыл перед глазами. Она чуть повернула голову, с трудом оторвав взгляд от жутких глаз иностранца. Прохожие шли мимо, не обращая на них внимания. Взрослые были заняты, они всегда заняты, у них всегда проблемы и они их решают. У них нет времени на других, и думают они только о себе.
А ведь она сейчас прямо как та девочка, только не плачет, и ее не тащит неизвестно куда мужчина с шатающейся походкой. Но, как и тогда, взрослым нет дела. Они видят, но предпочитают не замечать. А если и он утащит ее куда-нибудь? А потом ее труп найдут на обочине, может быть даже покажут в вечерних новостях между сообщениями о новом теракте и днем рожденья любимого попугайчика канцлера. Общество, конечно возмутится, но через некоторое время успокоится. Так всегда бывает - людям проще порицать и возмущаться, чем вмешаться и предотвратить беду. Так им комфортнее. Но только на самом деле всем плевать.
Эта картина встала перед глазами так четко и ясно, что пора бы и жалеть о настолько бурной фантазии. Но только поздно. И едва она это представила, едва увидела это, как Клара поняла, что на самом деле одна. У нее больше никого нет,  ей никто не поможет и никто не поддержит. И когда ее не станет, никто не пожалеет, никто не заплачет, никто не вспомнит о ней. Одиночество. А еще она разозлилась, на мать, которая ее ненавидит, на отца, который умер и бросил Клару, на окружающих, которым нет дела, на себя за то что испугалась какого-то парня.
- Некуда.
Она смотрит на него, но уже без прежнего страха и уже не пытается вырваться, взгляд стал выжидательным, словно бы Клара ждала подвох, он ничего толком и не сказал, а Кларисса уже ждет вранья. Но теперь-то она всегда будет его ждать.
- Ага. Пошли, ты же меня куда-то отвести хотел, - а вот и пошли шипы, она ощетинилась, как это было с матерью, перед тем, как та выгнала ее. Главное, не показывать, что тебе страшно и что тебе плохо. Хватило и того, что иностранец сделал еще хуже, чем было до того. Причем смог это сделать за несколько минут, особенно не напрягаясь, просто дал ей посмотреть вокруг, не больше.

Отредактировано Clarissa Rosenkreuz (2015-10-12 23:31:52)

+1

6

Страх, растерянность, желание выдернуть руку и поскорее сбежать - вполне нормальная реакция, которую Мукуро может читать в эмоциях девушки, в её глазах, жестах.  Неумелая воровка, едва ли не впервые взявшаяся за такой способ заработка, это волне очевидно, попавшаяся просто на том, что по неопытности не умеет определить, к кому лучше не подходить.
Вспомнились те годы, когда он вместе с Кеном и Чикусой, ещё совсем мелкими пацанами лет по семь, учились воровать. Только они особо не беспокоились о том, что их поймают, просто убивая свидетелей. Маленькие, озлобленные на весь мир мальчишки, позже прибившиеся к другой мафиозной семье, отданные под опеку Ланчии, что стало для него приговором.
Эта же леди вряд ли могла за себя постоять, и рисковала влезть в огромные неприятности, оказаться в полицейском участке, или что вероятней, нарваться  на кого-то, кто будет менее снисходительным к проказам голодной малышки.
Просто подчинить её сознание, сделав безвольной куклой, не интересно. Рокудо хочет узнать, что же сподвигло девушку на воровство, как она оказалась в таком положении. Зачем? Непонятно и самому итальянцу, ведь он может просто отпустить её, если уж не в его принципах обижать юных девушек, но что-то внутри против такого решения. В конце концов, за все свои поступки рано или поздно приходится расплачиваться, и девушке ещё вполне повезло, что она отделается одной только историей.
Туман лишь приподнимает брови, состроив удивлённо-насмешливую гримасу, когда слышит отказ, и  краткую характеристику. Как будто бы у неё есть выбор, и Мукуро знает, девушка понимает это.

Рокудо ловит в глазах пленницы картинку, напугавшую её в детстве, пугающую её сейчас. Образ маленькой девочки, напуганной, захлёбывающейся слезами. Её волочит куда-то тип неприятной наружности, то ли пьяный отец, а может, и вовсе чужой человек, решивший что девочка - это возможность неплохого заработка, или просто не понимающий, что делает под воздействием алкоголя или наркотиков. И люди: равнодушные, спешащие по своим делам, которым нет дела к беда малышки.
Не трудно догадаться, какие ассоциации провела девочка, что сейчас могла себе придумать, и она была права. Если иллюзионисту вздумается причинить ей вред, никто не обратит внимание на слёзы и крики о помощи. Даже не из-за равнодушия, которым полны люди, они просто не увидят и не услышат их.
Но отчего-то мужчине совсем не хочется, чтобы она его боялась, он качает головой, и, поддаваясь неожиданному для себя порыву, притягивает малышку к себе, заключая в объятия, посылая в её сознание слабую волну спокойствия, ели заметную, чтобы влияние не подчинило сознание немки, оставляя ей полную свободу действий и выбора, лишь помогая успокоиться.
- Я же сказал, что не трону тебя, не нужно бояться. - Отпустив девушку, Мукуро улыбается ласково, даже дружелюбно, игнорируя колючий взгляд и настороженность своей маленькой пленницы, из глаз его пропала угроза, правый - красный с иероглифом глаз - скрыт чёлкой.

- Идём. - Словно бы и не заметив колкости, Мукуро улыбается, берёт ладошку девушки в руку, не для того, чтобы удержать на случай побега, хватка очень слабая, даже нежная - просто по тому, что хочется, задействуя Перчатку Верде видоизменяет лёгкую курточку на девушке, делая её теплой, соответствующей погоде, не отличающуюся внешне, разве что чище.  Скорее всего, немка не сразу заметит подмену, пока не согреется, а если и  заметит, то объяснять он всё равно ничего не станет.
Идти им ещё около получаса. Туманник собирался посидеть в кофейне под мотелем, не желая возвращаться в торговый центр, где ещё мог находится заказчик.
- Я Рокудо Мукуро. - Иллюзмионист решил представиться, с улыбкой разглядывая заснеженные дома, уверено ведя девушку к окраинам квартирных домов, где располагалось его временное жильё. -  Как твоё имя?

+1

7

Она не могла удержаться от того, чтобы не вздрогнуть, когда незнакомец притянул ее к себе. Она ожидала от него чего угодно - от дарования свободы, до пинка или чего похуже. Согласитесь, когда тот, кто поймал вашу руку в своем кармане, хорошего не ждешь. Но объятия... это было неожиданно, действительно неожиданно. В последний раз ее обнимал отец, а с тех пор, как он умер, девочку даже по голове никто не погладил, не говоря уже о чем-то еще. Но этот жест, он успокаивал, навевал воспоминания о хорошем, сейчас было так тепло, сейчас она чувствовала себя в безопасности. Кларисса была уверенна, что ее никто не тронет. Не сейчас. Немка даже позволила себе чуть поднять руки, осторожно положив их на спину иностранца и закрыть глаза. Глубокий вздох, а сама она чуть дрогнула, но не от страха. Сейчас, Клара и сама не могла точно сказать, что именно она ощущала. Сейчас было спокойно, просто спокойно.
И действительно хочется ему доверять. Очень. Да вот только она уже решила, что не будет так делать, и теперь Клара разрывалась между принятым решением и собственным желанием.
"А разница, я ведь решила, что пойду с ним, вне зависимости от того - верю я или нет?"
Это да. Правда, зачем она идет? Или точнее, куда он ведет Клару и что он будет с ней делать? Что-то плохое? Быстрый взгляд брошенный на иностранца. И все равно, несмотря на то, что она успокоилась, что прежние отчаянье и страх уже не ощущались так остро, она все равно почему-то чувствовала опасность. Он не был похож на других, он выделялся из толпы. Такой, как этот человек, просто не может быть обычным. И пусть она не видела сейчас этого странного глаза цвета крови, но сути это не меняло. Но почему она больше не боится его, как несколько минут назад? Ведь до встречи и в начале ее Кларисса была совсем другой, а теперь все не так, почему?

- Клара, - отвечает она, идя рядом с иностранцем, представившимся, как Мукуро, а потом поправляется, - Кларисса Розенкройц, - если он представился полным именем, то и девочка тоже должна также поступить. Это диктовало ей воспитание и вежливость, которую безуспешно пытался привить ей покойный отец, - У тебя странное имя. Откуда ты? Ты ведь иностранец. Я никогда тебя не видела здесь.
Если бы он был в городе, то Клара бы запомнила, в последнее время, до того, как ее выгнали, девушка часто проводила целые дни на улице, не желая общаться с матерью, от которой все равно ничего, кроме крика, не дождешься.
"Интересно, а куда он меня все-таки ведет? Хотя, какая разница?"

+1

8

Заснеженные дома довольно быстро сменяли один другим, и чем дальше, тем интересней они становились. Довольно бедный квартирный район, вокруг местного центра, довольно бедный, шумный, с узкими улицами, хоть и не такими, как в родном Палермо. Только здесь всё запорошено снегом, а дома кое-где украшены к Рождеству, хотя до него ещё пара недель. Ближе к частным домам - красивее и интересней, опять же, люди живут более состоятельные, не считая нескольких "элитных высоток".
- Кла-ара.  - Иллюзионист тянет имя девушки, усмехается. Кларисса - красивое имя, в значении добрая, светлая, что довольно забавно выглядит вкупе со склонностью девушки хамить, которая уже проскакивала в её манере общения. Можно списать на испуг, вот только поведение не самое разумное, тем более - для особы, оказавшейся в её положении.
- Ты права, я не здешний. - С лёгкой улыбкой отзывается Мукуро, чуть сжимает ей правую руку, очень легко и всего на пару секунд, чтобы дать понять новой знакомице, что пора сворачивать вправо. - Я из Италии, приезжал сюда по делам. Уже завтра лечу обратно.
В поле обозрения показалось аккуратное четырех этажное здание, с характерным названием, и вывеской с изображенной на ней чашкой кофе возле прозрачной двери.
- Вот мы и пришли. Куфуфу. Как видишь, ни в какую подворотню я тебя не завел, тут даже посетители есть. - Мукуро беззлобно смеется, скорее по привычке и от любви к искусству подтрунивая над немкой.
Кофейня встретила теплом, запахами сладостей и горячего шоколада. В углу сидела парочка, явно на свидании, в другом конце зала от них - двое молодых девушек, весело переговаривающихся, оглашая кофейню звонким смехом. Прямо таки идиллия, и не скажешь, что совсем недалеко отсюда находятся бедные районы, где обретаются неопытные воровки.
Туманник огляделся, и потянул подружку к столику возле окна, расстегнул и снял плащ, оставаясь в рубашке, опёрся локтями о стол, сцепливая руки в замок и опираясь о них подбородком, чуть щурясь глядя на Клариссу.
- И как же такая очаровательная фройляйн оказалась на улице? Тебе стоит научиться разбираться в людях, если собираешься и дальше промышлять воровством. - Иллюзионист улыбается, говорит дружелюбно, не упрекая, с искренним любопытством глядя в глаза малышки.
Подошла официантка с блокнотиком и предложила заказать что-то. Туманник чуть поразмыслив, остановился на кофе с молоком, после чего вопросительно посмотрел на спутницу, предлагая ей самой решить, чего она хочет. Девочка наверняка голодная, это очевидно, и хочется верить, что она не будет стесняться и строить из себя скромницу.

+1

9

- Ой, правда? - оживилась немка, - Никогда там не была. У вас хорошо, наверное, тепло, и море тоже теплое... - она замолчала, представляя себе, каково это - жить в стране, где зимы в общем-то и нет. Нет, зима-то она есть, но теплый итальянский климат нельзя сравнить с суровыми холодами этого пояса, когда рядом горы, а ветер дует только северный, обжигая холодом и посылая обильные снегопады. Впрочем, немцы уже привыкли к подобному, ну, те, что жили в Северной Германии, для них не было помехой ни близость гор, ни суровые холода. Сама Кларисса терпеть не могла холод, но сделать с этим ничего не могла, так что приходилось смиряться и отогреваться в магазинах и парадных многоэтажек.
"Потеплело на улице что ли?" - разумеется девочка не могла не заметить, что ей стало намного теплее, чем раньше, да и тонкая курточка стала намного уютнее, даже снимать не хотелось, - "Или это я отогрелась, наконец? Да не важно, живем! Теперь-то я точно не замерзну и не отморожу себе все, что женщина может отморозить."
А на улице было красиво - выпало много снега, который прятал под собой всю грязь, в окнах сверкали люстры, а кое-где и ёлочные украшения, заставляя снег искриться, словно алмазы. И как бы Кларисса ни ненавидела зиму, снег она любила, вот за такую вот способность становиться похожим на бриллианты.
"Красиво..." - она вертела головой по сторонам, правда не для того, чтобы запомнить дорогу, ее она и так знала, как и весь город. В конце концов девушка родилась тут. Вот сейчас они пройдут район, где живет она с мамой, если повезет, то в одном из домов можно будет увидеть и ее окна. После будет еще один магазин, но на этот раз с одеждой и еще один - универсам. Потом будет отель, не самый лучший, для людей со средним уровнем доходов, а рядом с отелем есть очень классное кафе, где пекут вкуснейшую выпечку и потрясающе жарят мясо. Место, кстати, не очень дорогое, тоже для среднего класса, правда цена тут совсем не влияет на качество. А если пройти дальше и чуть свернуть на юг, а после миновать еще кварталов пять, то можно выйти прямо на хостел - вариант совсем экономичный. Кстати, Кларисс всегда удивлялась зачем в таком маленьком городе сделали аж три гостиницы, разные по цене и качеству. Разве что для туристов-автостопщиков, которые решили по дешевке покататься на лыжах.
- Ну... да... - не могла не согласиться немка, а потом, подняв голову, чуть улыбнулась, - Но еще не вечер. Вдруг ты меня на сытый желудок завести решил? И вообще, я ни о чем таком не думала, мне все равно куда ты меня заводить собирался, вот так вот!
Ну не могла же она признаться, что такие мысли мелькали в ее голове, и что она действительно боялась, что Мукуро придушит ее в каком-нибудь переулке. И кстати, лучшая защита - это нападение. Пусть знает, что она не боялась его! Ей было просто страшно и, в-основном, потому, что Клара сама себе все накрутила. И именно поэтому, она едва сдержала вздох облегчения, увидев, что итальянец привел ее в обычное кафе.

И да, Кларисса не скромничала - едва зайдя в помещение, она почувствовала, как скрутило от голода желудок, а рот наполнился слюной, стоило немке вдохнуть аппетитные запахи. Так что, сев напротив мужчины, сняв куртку, под которой оказался лишь тонкий полосатый свитерок, и шапку, она, дождавшись официантку, мигом заказала чайник чая, наваристый мясной суп, свиную отбивную с печеным картофелем и мясной пирог. Как истинная немка, Кларисс просто обожала мясо и могла есть его почти до бесконечности.
- Да, не буду я воровать, - она сняла заколку, а после снова стянула волосы в хвост, - Я просто есть хотела, а денег даже мелочи не было. Просто с шоколадкой же прокатило, вот и подумала, что с кошельком получится. Я по телевизору видела, как это делают, - правда, говорить она начала только после того, как официантка ушла, - А сколько тебе лет? - тему с причинами дохождения до такой жизни, она старалась обойти, вот и не ответила на вопрос. Если расскажет, то получится, что Клара просто давит на жалость, а ей не хотелось бы, чтобы Мукуро так думал, несмотря на его заинтересованность и вроде бы искренний интерес, - И это... а чем я с тобой расплачиваться буду? Ну, за еду и за то, что ограбить хотела? Денег-то у меня, как ты понял, нет. А заказала я на много, уж точняк на милостыню не тянет.
Она вытаскивает салфетку из салфетницы и начинает складывать ее вдоль, дабы хоть чем-то занять руки. А смотрит внимательно, прямо в глаза, ждет ответа.
"Может, заложить что? Нет, он же сказал, что завтра улетает, а у меня с собой нет ничего, да и мать домой не пустит. Да уж, голяк, предложить-то ему и нечего... Вот же засада-то!"
Тем временем уже принесли первую часть заказа - кофе для мужчины и чай для самой Клариссы, которая поспешила налить себе чашку и с видимым удовольствием сделать глоток обжигающей жидкости со вкусом бергамота.

+1

10

Туманник смеётся, наблюдая за девушкой, её манерой себя вести, храбриться, показывая как ей не страшно. Впрочем, она больше не выглядела испуганной, похоже, быстро осваиваясь в ситуации. Бойкая девочка, явно не привыкшая находиться в амплуа жертвы, не лишённая чувства юмора и некоторой самоиронии. Миленькая, даже красивая, хотя и напоминает сейчас растрёпанного воробья.
Стесняться немка не стала, и заказала себе полный обед. Иллюзионист даже немного неловко себя почувствовал, достаточно странно смотрясь со своей чашкой кофе, на фоне всего озвученного. Впрочем, всего на мгновение, тихо смеясь от подобной мысли.
Мог ли он завести её куда-то? Безусловно -  мог, тут Кларисса абсолютно права, и ничто бы ему не помешало. А, если учесть то, чем туманник занимается, возглавляя преступную группировку, и неофициально числясь в одной из сильнейших мафиозных семей, пускай и не любил этого признавать, согласно всем канонам, за попытку себя ограбить, он вполне мог навредить девушке, изнасиловать, убить, накачать наркотиками, продать на органы, и какие там ещё поступки причисляют типам вроде него. Вот только это было слишком скучно, и придётся разочаровать маленькую пленницу, отпустив её целой и невредимой.
Вместе с тем, подобные предположения, сказанные после слова, походили на своеобразную форму флирта, скорее всего, девушка и сама не понимает, как это всё выглядит со стороны, что было не менее забавно.

- Кто знает, малышка, что мне взбредёт в голову. - Поддерживает Мукуро игру, улыбается, склоняет голову к правому плечу. Определённо Розенкройц была ему симпатична, вызывала некоторый интерес, но не настолько, чтобы принуждать её к близости.
Заданный вопрос Клара предпочла проигнорировать, очевидно, не желая выкладывать явно невесёлую историю своей жизни первому встречному, переводя тему на более неизменные, но не менее невесёлые вещи.
- Нет? И как же ты собираешься жить дальше?! - Рокудо с любопытством смотрит на собеседницу, без насмешки, но и не спеша проявлять сочувствие. В мире много людей, с тяжёлой судьбой, и во многом от них зависит, выкарабкаются они или сломаются, не справившись с обстоятельствами. - Умеешь что-то делать, или отправишься торговать своим телом? - Голос совсем чуть-чуть насмешливый, но Мукуро на самом деле интересно. Судя по тому, что она не приспособлена к жизни на улице, а то, что она не приспособлена - бросается в глазах, скорее всего она поругалась с родителями, будь они мертвы, ею бы занялась служба опеки, или другие социальные органы, и выход достаточно прост - вернуться в отчий дом, наплевав на гордость.
- Куфуфу. Целая вечность, милая фрайляйн. - Туманник снова смеётся, задумываясь над вопросом. Ему ничего от неё было не нужно, разве только убить время до вечера.
Девочка снова начинает нервничать, иллюзионист чувствует отголоски её эмоций, с любопытством наблюдает за манипуляциями с салфеткой. В состоянии лёгкой растерянности, не понимании, как поступить дальше она выглядит донельзя очаровательно, вызывая приступы умиления, желания немного подразнить её, поиграть в кошки-мышки. В голову мужчины закрадывается ребяческая мысль, он хитро усмехается, смотрит в глаза немке, выдерживая паузу.
- Как насчёт поцелуя?! - Глаза иллюзиониста азартно поблёскивают, он не сводит взгляда с девушки, забавляясь и ожидая реакции.
Столь простое, ни к чему не обязывающее предложение порой вызывало интересный эффект у особей прекрасного пола, что порядком веселило Рокудо.

+1

11

- Нет уж, - она чуть вскинула голову, во вроде как горделивом жесте. Правда, с учетом того, что таких свойств, как гордыня и высокомерие, никогда не было в списке характеристик Клары, а сама она была человеком простым, как пять копеек и прямолинейным, как стенобитная машина, то получилось не очень, - Уж чего-чего, а проститутничать и попрошайничать я никогда не буду. Лучше уж воровать.
Странноватая логика, конечно, но сейчас девочка говорила чистую правду. Это, конечно, смешно, но и у этой пятнадцатилетней почти оборванки тоже была гордость и она не позволяла ей опускаться так низко, как продавать себя за деньги или выпрашивать их у незнакомых или знакомых людей. Кроме того, ее отец был уважаемым человеком и Розенкройц просто не могла позволить себе так марать память о нем. Чтобы потом соседи говорили, до чего докатилась дочь Марко Розенкройца. Нет, нет и нет!
- Я... - и тут в голову немки пришла гениальная идея. Так уж повелось, что в пятнадцать лет все идеи гениальные, - Я умею играть на флейте. Буду играть на улице и мне прохожие будут давать деньги, вот!
"Да, только как мне ее из дома забрать? Меня же мать на порог не пустит и стулом, которым не попала встретит... Ладно, соображу потом. Главное, что я нашла способ не сдохнуть с голоду. А там может даже и комнату получиться снять, все-таки деньги свои будут, а мне по сути вообще много не надо - пожрать да поспать в тепле."
Вечность? Шутит все, на вопросы отвечать тоже не хочет. Хотя, можно и поверить в его слова, слишком уж необычным был Рокудо. Словно бы с другой планеты прилетел. Вот честно. Клара никогда в своей короткой жизни не видела таких. Даже по телевизору. Даже эти типа двухтысячелетние вампиры по сравнению с ним казались какими-то плоскими и фальшивыми. Вот что называется энергетикой и харизмой.
- А? - Кларисс заливается краской, чувствуя, как начинают гореть щеки и уши, а цвет ее лица становится даже ярче волос, делая девушку похожей на перезрелую свеклу. Да-да, в свои пятнадцать лет Кларисса никогда не целовалась, чем и вызывала насмешки одноклассниц. Они-то уже это делали тысячу раз, а некоторые даже сексом занимались. А Клара одна такая осталась. Ну, кто виноват, что все девочки в классе красивее ее? И милее, все-таки язык у немки был еще тот. По крайне мере во время общения с ровесниками.
- Да без проблем, - после некоторой паузы, которая понадобилась ей, чтобы вернуть дар речи, ответила она, нарочито беззаботным тоном, - Сейчас?
И вообще, к чему последний вопрос? Да вообще ни к чему! Опустив глаза вниз, девушка узрела смятую в руке салфетку, которую принялась тут расправлять.
"Но это же не проституция же?"

+1

12

Мукуро усмехается, глядя на то как девушка вскинулась, тут же ощетиниваясь, на предположение о возможном месте работы. Гордая, судя по тому, что он мог видеть, ещё и пробивная, значит выживет. Если её не сломаю раньше уличные нравы. Можно было посоветовать ей пойти в какую-то мафиозную семью, но без Пламени она бы там сгодилась разве что как подстилка, ничего не умея, и не будучи рождённой в семье мафии. И в социальные службы она наверняка не пойдёт, тоже по вполне понятным причинам. Но, что-то подсказывало, что не так легко её сломать, и Розенкройц найдёт способ выкарабкаться из ситуации в которую попала. Туманник даже может ей немного помочь. Возможно.
Вот уже в головку розоволосой девчонки забрела мысль, что можно зарабатывать на жизнь музыкой. Не бог весть что, но с голода может и не умрёт.
- Куфуфу. Не самая плохая идея, хотя за жильё ты платить вряд ли сможешь. - Туманник посмеивается, наблюдает за девушкой и подошедшей официанткой, принёсшей заказ. Может, когда малышка поест, сможет успокоиться окончательно, переставая нервничать. С другой стороны, Мукуро сам вытаскивал из неё ответы на неприятные вопросы, раскапывая ситуацию.

Девушка покраснела как маков цвет, сразу становясь в несколько раз милее, на миг впадая в своеобразный ступор, после чего с преувеличенной уверенностью соглашается на предложенный способ оплаты, от чего Мукуро снова разбирает смех. Совершенно очаровательное создание, сочетающее в себе по истине детскую наивность, и вместе с тем бойкая, явно непривыкшая себя чувствовать нежной и прекрасной.
Туманник махнул рукой, продолжая посмеиваться, показывая, чтобы девочка расслабилась, и не заморачивалась раньше времени всякими пустяками.
- Всему своё время, Кла-ара. - Туманник снова растягивая гласные, неспешно делая глоток кофе.  Всё же, забавная в целом получалась ситуация, в самый раз, чтобы завершить довольно насыщенную операцию, и с чистой совестью вернуться в Италию.

Немного поразмыслив, решая для себя что делать с девочкой, рас уж ввязался в это дело, так или иначе будучи к нему причастным, пускай даже в роли слушателя. 
- Думаю, я не сильно ошибусь, если предположу, что ты сбежала из дома, или что тебя выгнали. Вряд ли ты из приюта, да и на выросшую на улицах не похожа. - Мукуро снова спокоен, говорит таким тоном, будто бы перечисленное им - самое обычное дело, просто констатируя факт, не выражая своего мнения по поводу. - И, в целом, я мог бы сделать так, чтобы твои родители забыли о ссоре и о том, что ты отсутствовала какое-то время. Остальное уже будет зависеть от того, как ты будешь вести себя дальше. - Туманник чуть усмехается, сильно сомневаясь, что Клара станет паинькой, а ведь просто так из дома не вылетают. Но и за жильё маленькая беглянка не сможет расплачиваться, не говоря уже о том, что когда она вернётся в школу, а в том, что она школьница - сомнений не было, -  ей придётся объясняться с учителями. Зачем он это делает? Возможно, руководствуясь простым как мир принципом: "Потому что я могу". Да и какая по сути разница? Мукуро достаточно того, что подобная мысль вообще забрела в голову, и если так, почему бы немного не побыть благотворительностью.

+1

13

- Не смогу, еще что-нибудь придумаю, -отмахнулась девочка. Таки нельзя класть все яйца в одну корзину. Главное, что решилась проблема с заработком и с голоду она не умрет, а вопрос с ночевкой решаем, все-таки провела же она сегодняшнюю ночь на чердаке и не померла. Холодно, правда, но ничего, пригрелась. А там можно еще что-то придумать - в их городе полно всяких подвалов, чердаков, открытых парадных. Был даже один заброшенный дом, где обитали местные бездомные и тусили готы. Правда, туда Клара сунется в самом крайнем случае, поди не дура, да и шкура нужна в целом виде.

- Почему ты все время смеешься надо мной? У меня с лицом что-то не то? - честно говоря, смех мужчины смущал куда больше, чем предложение и последующие девичьи фантазии последовавшие после. Про неуверенность, я вообще помалкиваю. Кларе все время казалось, что она либо как-то не так выглядит, либо не так ведет себя, а хотелось, чтобы к ней относились серьезно, как ко взрослой. Она ведь взрослая! Вот будет сама зарабатывать деньги и жить одна тоже будет. И мать сказала, что она уже выросла, раз может позволить себе оговариваться и дерзить. Но, зато, пока целовать не надо, а значит у Кларисс есть время морально приготовиться к процессу. И поесть, да.
Так что стоило официантке отойти, как немка взялась за ложку и принялась наворачивать суп, улыбаясь от удовольствия. А поданное действительно было вкусным - темный, говяжий бульон с овощами и кусочками мяса, в меру острый, в меру соленый и очень насыщенный, как раз такой, какой и любила Кларисса.

- А как ты это сделаешь? Ты типа гипнотизер? Или типа маг? - в магию Клара не верила, так что вопрос был произнесен шутливым тоном, ну по крайне мере Кларисс надеялась на это. Говорила она, не отрываясь от еды и сверлила тарелку хмурым взглядом, - В любом случае это не надолго, через пару дней все тоже будет, да и родителей нет у меня, только психованая мамаша, которая только и может, что орать и швыряться тем, что под руку попадется... - "И зачем я все это рассказываю?", - В общем, не важно. За предложение спасибо, но я сама справлюсь. Одна. Вот, - суп она уже доесть успела и отодвинув тарелку, принялась за следующее блюдо. Ела она, почти не жуя, уж очень хотелось, но первый голод она утолить успела, а значит можно было и сбавить обороты.
- А почему ты мне вообще решил помочь? Мог бы и просто же пинка дать? - розоволосая поднимает глаза и внимательно смотрит на мужчину, внимательно, правда без прежней настороженности во взгляде. И действительно интересно, с чего? - Я же тебе вроде как никто. Попробуй, кстати, - Клара отрезает кусочек мяса и наколов его на вилку, протягивает ее Мукуро, - тут афигенное мясо.

+1

14

Туманник благосклонно наблюдает за девушкой, чуть улыбаясь, отслеживая отголоски её эмоций и мимику. Видимо, она твёрдо решила, что дальше будет самостоятельной, и это заслуживало уважения, хотя в её случае и могло быть глупостью. Вместе с тем, она не переставала забавлять иллюзиониста задаваемыми вопросами, наивными, содержащими в себе вполне очевидный подтекст "воспринимайте меня всерьёз". Вот только этим она только больше  умиляла, как котёнок, который пытается показать, что он уже способный показывать зубки и убивать хищник, но отвлекаясь на клубок с нитками.
Вместе с тем, коктейль из эмоций смятения, смущения, неуверенности - всё это очень мило, вызывает желание подразнить девочку, заставить её немного позлиться, играя с формулировками намёками и подтекстами, поселяя в розоволосую головку заставляющие нервничать мысли, додумывая несуществующие подробности.
- Оя, что ты, милая Кла-ара. Разве я могу смеяться над таким очаровательным созданием? - Мукуро лукаво улыбается, не отводя взгляда от глаз девочки. Итальянец привык смеяться над всеми и над собой в том числе, воспринимая мир как игру, где серьёзность - далеко не высшая благодетель. Но не говорить же об этом новой подружке, портя себе всё веселье.

Девочка принялась за еду с такой скоростью, будто бы в любой момент её могли отобрать. Туманник качает головой, с лёгким укором глядя на девушку, понимая, что такими темпами она быстрее подавиться, и снова будет смущаться.
От помощи немка отказывается, попутно выдавая часть истории, которая, собственно, подтверждая догадки, выдвинутые Мукуро, и тот кивает, не собираясь настаивать. Влиять на судьбу девочки, принудительно вмешиваясь в её дела, пускай и во благо ей, убеждать или принуждать туманник не собирается. Он предложил один из вариантов развития событий - Розенкройц сделала свой выбор, и стоило с ним считаться. Хотя бы по тому, что Рокудо не собирался брать на себя ответственность за её жизнь, она не была кем-то из его людей, да и никаких видов на неё у Мукуро не было.
Зато определение Хадо повеселило, хотя это и было вполне логичным предположением для девочки ничего не знающей ни о Пламени Посмертной Воли, ни о кольцах с коробочками, ни о врождённых способностях людей. Для неё, возможно, как для большинства обывателей это было не более чем сказкой.
- Куфуфу. Если фройляйн скажет, я могу быть и магом и гипнотезёром, - Не отвечая на вопрос, только усмехаясь, чуть склоняя голову, отзывается иллюзионист. - Зачем?! - Мукуро выдерживает паузу, делая вид что задумался. - Пожалуй, мне было скучно, куфу. К тому же, я не обижаю маленьких девочек.
Туманник снова смеётся, отставляет чашку, и сцепляет руки в замок, водрузив локти на стол, и опираясь подбородком о затянутые в перчатки ладони. На предложение девочки, усмехается, подаётся чуть вперёд и аккуратно снимает кусочек мяса губами, не беря вилку в руки.

+1

15

"Очаровательным?"
И тут Клара всерьез задумалась, в каком конкретно месте она очаровательна. Уж как ее ни называли, но уж точно не очаровательной, да и сама Кларисс в последнюю очередь подумала бы о себе в таком ключе. Честно говоря, подростку совсем не нравилась ее внешность - слишком угловата, слишком худощава, груди так вообще нет, короче кода, да кости. Другие девочки ее возраста уже выглядят, как взрослые, даже могут короткие юбки и кофты с декольте носить, в то время как Кларисса щеголяет в джинах и свободных футболках. Но больше всего немку бесили ее волосы - странного цвета, такого, что издалека кажется, что ее голову облепила жвачка. Здоровая такая. Она даже всерьез задумывалась над тем, чтобы перекрасить их, да все руки не доходят.
- Но ты смеешься, - тоном профессора, сообщила она, - Даже сейчас. Не люблю, когда надо мной смеются, - нахмурив брови, Кларисс чуть сердито глянула на мужчину, но после лицо девчонки снова расслабилось. Клара в принципе не могла долго сердиться, а с Мукуро и трех секунд не выходило.
"Это потому что он мне помог... Нельзя злиться на тех, кто помогает."

- Я - не маленькая! - снова завела свою шарманку Кларисса, - Мне уже пятнадцать, я взрослая... А покажешь что-нибудь? Если ты маг, - пожалуй тема с магией захватила ее куда больше, чем споры о своей взрослости, - Ты можешь сделать дождь из серы? А огнем дышишь? Стоп, это ж из религии... - она на пару секунд задумалась, - Во! Можешь прямо сейчас сделать цветок?
Конечно, это не огненный армагедон, но ведь тоже магия, пусть и в куда меньших масштабах. И да, Клара любила магию, как и все дети в ее возрасте. Все-таки приятно знать, что в мире есть чудеса, что в нем есть что-то волшебное, необычное, то, что неподвластно пониманию взрослых.
- А я вот фокусы умею показывать, - похвасталась она. Правда, девочка опустила подробность о том, что фокусы получаются не с первого раза. Ну, знаете из разряда тех, когда из уха вынимается монетка или когда угадываешь карту в колоде или внезапно достаешь из пустой шляпы букет искусственных цветов. Отец, в свое время часто покупал ей такие наборы или привозил из-за границы, куда отлучался по работе.
"Блин... он же специально это делает..." - немка снова покраснела, когда мужчина, вместо того, чтобы взять вилку, снял кусок мяса губами. Со стороны можно было подумать, что они - влюбленная парочка, а Кларисс кормит своего "парня". И да, это очень даже смущало. Опять.
- Ээээ... В общем, ты тоже поешь, а то пьешь один кофе, - она положила вилку на сторону итальянца и переставила тарелку на стол, а сама, опустив глаза вниз, подхватила ложку и принялась есть. Тоже быстро и нарочито смотря только в тарелку, только бы не видеть этого насмешливого взгляда и не чувствовать, как снова пылают щеки.

Отредактировано Clarissa Rosenkreuz (2015-10-30 12:25:25)

+1

16

Мукуро пожал плечами, не меняя линию поведения, продолжая бесцеремонно разглядывать немку. Девочка, видно, не понимает, что чем больше она выдаёт таких фраз, лёгкого возмущения, по-детски наивных реплик, тем больше он будет смеяться, в любом случае будет, не давая ответа, дразня и подначивая.
Да и выглядела она от того только очаровательней. Не той нежной красотой и наивностью, которой обладала Хром, не кукольной внешностью, которую так старательно доводят до однообразия многие девушки, даже не отсутствующей грацией и женственностью.  Встрепанный воробей необычной окраски. Бойкая, по натуре скорее пацанка, и недоумение в общем эмоциональном фоне - видно, не привыкла чувствовать себя в амплуа милашки, возможно зациклилась на шаблонных образах, от того могла не понимать, что несмотря на смешки, туманник вполне искренен.

Та, которая не маленькая, видимо для вида возмутившись, воспрянула и с новым интересом в глазах и эмоциях уставилась на иллюзиониста, напоминая ему самого, что ни на есть младенца, впервые увидевшего фокусника, и с искренним интересом и верой в чудеса просящего сотворить настоящее чудо. Рокудо рассмеялся, на миг прикрывая лицо ладонью. Фокусником он не был, магом - тем более, но небольшое чудо для наивной, не посвящённой в возможности человеческого тела девочки, сотворить мог.
- Оя, какая кровожадная малышка. - Иллюзионист смеётся, представляя панику, которая поднимется, создай он иллюзию дождя из серы. Фокус не трудный, зачастую даже безобидный для тех, кто имел дело с иллюзионистами, но простые люди валились бы с ожогами.
А цветок, что же, это не привлечёт много внимания, и туманник согласно улыбнулся кивая.
- Посмотри мне в глаза! - В голосе Мукуро проскальзывает сталь, чтобы девчонка не вздумала ослушаться, когда взгляды пресекаются,  туманник задействует гипноз, всего на пару мгновений, чтобы удержать внимание девочки на себе, и не позволить смотреть на руки. - У тебя красивые глаза, Кларисса,-  Уже с мягкой улыбкой, ласково отметил мужчина, протягивая девушке цветок - розовую лилию, покрытую кристалликами льда, - ассоциирующийся у него с немкой.
Лилия была соткана из сгустков тумана за те мгновения, которые внимание Розенкройц было отвлечено, и будет такой же свежей, пока Мукуро не забудет про иллюзию, переставая её поддерживать, и она не развеется туманной дымкой.

- Спасибо, я не голоден. - Туман сощурился, довольно улыбнулся, уловив смущение розововолосой, покачал головой. - Покажешь что-нибудь? - Ладонь в чёрной перчатке прочерчивает прямую линию параллельно девушке, и из под ладони на столе появляются раскрытые карты, повторяющие линию. С такого ракурса не понятно, откуда берутся пластиковые карты, возможно извлечённые из рукава неуловимым движением, как делают это престидижитаторы.

+1

17

Она подняла взгляд и не отрываясь смотрела в глаза Мукуро. И нет, это вряд ли было из-за гипноза, которому Кларисса, по словам одного заезжего вместе с цирком гипнотизера, была не подвержена. Просто мужчина говорил таким тоном, что Клара просто не посмела бы ослушаться. Все-таки когда-то она была послушной дочерью и действительно слушалась родителей. Ну, пока отец не умер, а мать не превратилась в чокнутую истеричку.
- Спасибо, - она чуть улыбнулась, беря цветок и поднося его в лицу, вдыхая приятный сладковатый аромат. Да, вот только немка совсем забыла, что у нее аллергия на цветочную пыльцу и стоило ей сделать вдох, как в носу засвербило, а сама Клара едва сдержалась, чтобы не чихнуть, - Крутоооо... - протянула она, проводя пальцами по нежным лепесткам, - А ты меня научишь так?
Конечно же нет. И Кларисс это знала. В конце концов Мукуро сам сказал, что уезжает завтра, а за один день такому уж точно не выучишься. Но зато Кларе будет чем заняться в свободное от выживания время. Она убрала цветок в карман куртки. Все-таки это была память, настоящее доказательство того, что магия есть, что она существует, что в мире есть что-то большее, чем серые и беспросветные дни. И она не избавится от этого цветка, даже если он завянет, будет хранить его очень долго, если не всю жизнь.

- Давай, - фокусы Кларисс любила и сама, при каждом удобном случае демонстрировала свое умение со словами: "Вы хотите увидеть чудо?", ну и конечно, оттачивала мастерство. Чуть отодвинув тарелку, не забыв при этом сунуть в рот еще один кусок мяса, девушка отсчитала двадцать одну карту и отложив остальные перетасовала оставшуюся колоду.
Она начала раскладывать карты лицом вверх в три ряда по семь штук и закончив, указала на получившийся расклад.
- Загадай одну из карт, но мне не говори какую, просто покажи ряд в котором она лежит.
Вообще, это был один из самых простых фокусов, но вместе с ем он был самым удивительным. Люди вообще всегда удивляются, когда отгадываешь загаданную карту.

+1

18

Удивительно перевоплощение, всего на пару мгновений, но когда девушка видит что-то, что назвала бы чудом, магией, из растрёпанного воробья она превращается в очаровательную юную леди с лучезарной улыбкой, обаятельную, чем-то притягивающую взгляд. Мукуро смеётся, качает головой с выражением лёгкого сожаления на лице.
- Прости малышка, боюсь, что из этой затеи ничего не получится. - Можно подумать, что иллюзионисту действительно жаль,  хотя это не так. Но, обладай девочка явной предрасположенностью к Пламени Тумана, он бы уже почувствовал, и даже в этом случае вряд ли стал бы вмешиваться в судьбу немки более предложенного. Впрочем, Кларисса и сама это наверняка понимала, и вряд ли расстроится такому исходу.

Впрочем, возможностью показать что-то самостоятельно девочка увлеклась, беря в руки колоду, и раскладывая её особым пасьянсом, во время которого, при определённом пересчёте нужная карта выпадала одиннадцатой. Или один из ему подобных. Рокудо с 10ти лет не интересовался такими вещами, но и ломать Кларе шоу не собирался, потому покорно выбрал трефовую семёрку, указывая на крайнюю правую колоду. Хотя, можно было немного пошутить над девушкой, и в последний момент поменять рисунок на картах, заменив на что-то совсем иное, к примеру, меняя старшие с младшими местами. Впрочем, уже сейчас, если девушка присмотрится, то в лицах дам увидит себя в четырёх, совсем немного видоизменённых согласно масти образах. 
Немка окончательно расслабилась, и даже увлеклась ситуацией, переключаясь с неприятного инцидента на простейшие фокусы. Точно как маленький ребёнок, или просто кто-то, кому не хватает  нормального общения. Судя по её реакциям, вниманием парней она не избалована, хотя внешне действительно мила, а с социальным статусом и манерой хамить на автомате, вряд ли имеет много друзей. С семьёй тем более всё ясно, если уж она оказалась на улице, и дальше будет только хуже.  Возможно, девушка не понимает, что если продолжит шататься по улицам и зарабатывать игрой на флейте не посещая школу - совсем скоро ею заинтересуются социальные службы. 
Впрочем, кому как не иллюзионисту знать, что дети, к тому же подростки, способны при желании избежать навязчивого внимания органов опеки, для этого вовсе не обязательно обладать Пламенем Посмертной воли, или быть связанным с любой преступной группировкой. Другое дело, когда ты не можешь за себя постоять, вскоре у тебя может не остаться выбора, и подчиниться одному из течений.

- Куфуфу. Клара, не сочти за грубость, сколько тебе лет? - Мукуро улыбается, с любопытством наблюдая за раскладываемыми картами. Вопрос лишь дань интересу, желания подтвердить собственные догадки.

+1

19

- Ну да, - она и правда не расстроилась, а только пожала плечами, - Я сама чему-нибудь такому научусь, буду крутым иллюзионистом, как Ури Геллер или Гудини.
Не то, чтобы это были реальные планы на жизнь, но как один из вариантов имел место быть. На самом деле Кларисса была в таком замечательном возрасте, когда подростки и сами не знают кем именно хотят стать и как зарабатывать на жизнь. У Клариссы, как и у тысячи ее сверстников, планы были громадные, а вариантов куча. Она планировала стать и поваром, и известным музыкантом, и фокусником, и стюардессой. И только одно было неизменно - когда она станет взрослой, она обязательно будет заниматься чем-то очень крутым и необычным. И да, когда она станет взрослой, она обязательно свалит из своего города и больше никогда сюда не вернется - слишком много плохих воспоминаний о нем.

Она собрала карты так, чтобы указанный Мукуро ряд оказался по середине и снова выложила карты в том же порядке - три ряда по семь карт в каждом. На самом деле это был самый простой фокус из тех, что знала Кларисса и из тех, которые она точно помнила ибо карточными фокусами не занималась очень давно. Она даже забыла, насколько любила их.
- Снова покажи.
Она не была настолько внимательной, чтобы заметить свой портрет на картах, лишь краем глаза отметила, что дамы здесь какие-то странные и что у всех у них розовые волосы, прямо как у Клариссы, но значения этому не придала, мало ли какой дизайн может быть у карт. Сейчас какие только не рисуют, даже карты с голыми бабами уже не являются чем-то редким. У Клары самой были карты и с Зачарованными, и с Покемонами, и с нечистью. Не говоря уже о самых обычных.

- Пятнадцать, а что?
Она поднимает взгляд от карт и смотрит на Рокудо, без прежнего напряжения и недоверия, как это было на улице или в самом начале их "свидания" в кафе, но все равно очень даже внимательно и, можно даже сказать, изучающе. Но спустя минуту, девушка снова опускает глаза, отдавая все внимание картам и, разумеется, еде, про которую не забывала все это время, стремительно уменьшая содержимое тарелки.

+1

20

Пожав плечами, иллюзионист улыбается, показывает на центральную колоду, внимательно следя на руками девушки, тем, как она перебирает карты, смеха ради прикидывая, насколько хорошей бы из неё получилась воровка, при должной практике. Во многом это зависело от ловкости рук, ну и умению быть незаметной, разумеется, и в этом Кларисса пока не сильно преуспевала.
- Не более чем любопытство. - Туманник легко качает головой, перехватывая взгляд Розенкройц, глядя не мигая,  улавливая отголоски эмоций, уже спокойных, без настороженности или страха, словно бы они уже достаточно знакомы, и всё происходящее в порядке вещей. Девушка сама отводит взгляд, возвращая внимание картам, и Мукуро с одобрением отмечает, что она быстро адаптируется в новых обстоятельствах, достаточно необычных, если учесть начало их знакомства. И вместе с тем, уже с лёгким осуждением, впрочем, никак не отображающимся на лице, что Клара уж слишком доверчива, хотя, может успокаивающе на неё действует спокойная обстановка и наличие людей рядом, то, что туманник не проявляет никакой агрессии.  С другой стороны, для него лично, это скорее плюс, и не нужно беспокоиться по пустякам, спокойно играя свою партию, просто развлекаясь, как обычный турист; было бы не очень хорошо, если бы розоволосая немка дёргалась от каждого шороха.

- Ты не покажешь мне местность? Быть может, здесь есть какое-то место, где бы открывалась панорама на город. Это должно быть довольно красиво сейчас, не находишь? - Мукуро улыбается с самым беспечным видом, подпирает рукой щёку, и, не удержавшись, перехватывает руку девушки с вилкой, и наколотым на ней кусочком мяса, съедает его, поблёскивая искорками озорства в глазах. Никаких намёков, или попыток смутить девушку, итальянец просто развлекается, полностью входя в на ходу выдумываемый для себя образ. - В Италии, знаешь, снег не выпадает, и даже зимой у нас довольно тепло. Не хотелось бы упускать возможность, и, так сказать, почувствовать дух приближающегося рождества в полной мере. - Рокудо снова смеётся, откидывается на спинку стула, обеими руками обхватывает чашку с почти допитым, уже остывшим кофе. Ему раньше в голову не приходило, что праздники можно справлять вот так, в беззаботной, даже романтичной обстановке, без алкоголя, забавных, но не самых безопасных выходок Кена, Чикусы и М.М., или пары тройки трупов - итога хорошей драки.  В детстве было тем более не до того, да и не очень похожи празднования в мафиозных семьях, во всяком случае в тех, где успел побывать Мукуро, на то, как делают это обычные люди. Даже забавно посмотреть, что бы из такого получилось.

+1

21

- М... - она только кивнула, снова собирая карты и снова не перемешивая колоду начала раскладывать ее в третий раз. И вот сейчас главное было не промахнуться. Клара прекрасно помнила, сколько намучилась, запоминая, что карта должна быть одиннадцатой, а не тринадцатой и несмотря на то, что немка знала это, ее все равно тянуло указать на карту под номером тринадцать. Вот честно. Она быстрее научилась гвоздь в нос засовывать по шляпку, чем вытаскивать то, что надо, несмотря на всю простоту этого фокуса.
- В последний раз покажи.
Кстати говоря, фокус с гвоздем, несмотря на свою опасность очень прост, сложнее было собраться с духом перед его началом. Причем конкретно так собраться ибо если рука дрогнет, то все, до свиданья мозг и слизистая. Но с этим у Клариссы никогда проблем не было, уж что-что, а безумные поступки она умела совершать. Правда, девушка обещала никогда этот трюк не повторять.

И да, она снова покраснела, когда мужчина перехватил кусок, не так сильно, как в первый раз, конечно, но все же. К сожалению, светлокожая немка всегда заливалась краской, стоило ей хоть немного смутиться, что поделать - особенности организма такие. Хотя она уже успела немного привыкнуть к тому, что Мукуро делал крайне смущающие вещи, как и к тому что он над ней постоянно хихикает своим странным смехом.
- А почему ты так странно смеешься? - да, этот вопрос она не могла не задать, правда он был скорее риторическим, из серии "Как дела?", ведь обычно на этот вопрос все отвечали "Хорошо" или "Нормально", никто никогда не станет рассказывать, что дела не слишком хороши, что почки вот застудил и геморрой опять вскочил, что сын-дебил снова притащил из школы два, а жена набрала еще двадцать кило, а ремонт у тещи надо заканчивать, а то она никогда не съедет.
- Я бы хотела там побывать, - вздохнула Клара, - В Риме, там так красиво, я видела фотографии и еще в Палермо. А правда что в Италии все мафию боятся? - Нет, а что? У американцев демократия, у немцев порно и сосиски, у французов вино, башня и любовь, у русских балалайка, водка и медведи, а у итальянцев пицца, паста и мафия, у каждой страны свои стереотипы, - А место есть такое, вид - шикарный, о нем только местные знают, да и то не все. Но там лезть надо. Высоты не боишься?

+1

22

Третий раз колода ложится на стол тремя столбиками, и итальянец с беззаботной улыбкой указывает на крайний правый, где притаилась выбранная карта. Допив кофе, чуть морщится - вкус холодного напитка не так уж приятен туманнику, лучше было оставить - отставляет чашку, снова укладывая подбородок на сцепленные ладони, наблюдая за девочкой.
Вопрос веселит Мукуро, и рука непроизвольно тянется к лицу, прикрывая глаза, а сам мужчина беззвучно смеётся. Пожалуй, таких вопросов ему раньше не задавали, хотя и понятно, что немка не ждёт подробного ответа, просто отмечая так называемую странность.
- Задавать такие вопросы бестактно, не находишь? - Разумеется, Рокудо не задели слова девушки, хотя он и честно добавляет в голос лёгкие нотки возмущения, поддерживая игру.

А Клара тем временем, очень мило краснела, реагируя на непринуждённый ребяческий флирт уже не таким ярким эмоциональным окрасом, но всё ещё приливающей к белым щекам кровью, превращаясь из растрёпанного воробья в очаровательного котёнка,  волей рока выкрашенного в розовый цвет. Рокудо чуть улыбается, и как бы невзначай смотрит в окна, за которым уже видна сотворённая персонально для девушки иллюзия одной из центральных римских улочек. Только иллюзия эта предназначена для беглого взгляда, и как только немка заметит подмену и отведёт взгляд, за разрисованном под трафарет снежинками и ёлками, украшенным новогодней гирляндой стеклом снова будет заснеженная улица.
Нельзя не рассмеяться снова, когда девушка упоминает мафию. Можно сказать - прямое попадание, ведь именно одним из представителей преступного мира Палермо, именуемых мафиози, она и встретила сегодня. Только с поправкой, что Мукуро мафию ненавидел, хоть и считался союзником Вонголы. Захватить тело Савады, власть, уже сейчас туманник не торопиться, пересматривая планы, но и молодой Дон не похож на типичного представителя теневого мира Италии. Хомяк в варежках. Итальянец фыркнул, в который раз оценивая всю абсурдность ситуации, когда во главе самой сильной мафиозной семьи возглавляющей Альянс оказался наивный ребёнок, всё ещё не лишившийся своих идеалов, но уже вставший на кровавую дорожку перечеркнувший свою судьбу, но не осознающий этого, верящий, что сможет возродить традиции Виджеланты.
- Нет, куфуфу. - Рокудо отвечает тихо, практически умиляясь таким наивным вопросам. – Разумеется, мафия и разного рода преступники не действуют открыто, и с ними вполне успешно борется полиция. - Последнее - враньё, органам правопорядка даже с самыми мелкими и слабыми семьями едва удаётся справляться. - Прошли времена, когда жители Италии боялись опасности в их лице. Прости, если разочаровал.

Зато продолжение прогулки, похоже, будет, и если повезёт - довольно интересное. Но Рокудо и правда хочет провести день просто так, ни о чем не заботясь и не думая, просто гуляя в компании забавной немки, устраивая по возможности маленькие мини-приключения, вроде намечающегося подъёма в горы, если он правильно понял  девушку.
- Очень боюсь. - С самым серьёзным видом кивнув, отзывается мужчина. - Так пошли?
Подозвав официантку, иллюзионист попросил счёт, расплачиваясь, как не странно, настоящими деньгами, не забывая и про чаевые для любезно позаботившейся о них официантке.
- Веди. Надеюсь, ты не сбежишь, бросив меня где-нибудь на произвол судьбы, оставляя самостоятельно находить дорогу из незнакомого места, куфуфу.

0

23

Она снова собирает карты, но на этот раз не раскладывает их на три столбца, а выкладывает по одной, мысленно ведя отсчет. Первая, вторая, третья... На одиннадцатой Клара остановилась, призадумалась, а одиннадцатая ли? Было бы обидно, если она завалит весь фокус. Впрочем, реабилитироваться если что немка сможет, ведь совсем недавно она научилась засовывать в нос гвоздь. Прямо до шляпки. Был бы тут еще гвоздь.
- Эта карта? - она указала на семерку треф. Нет, точно должна была быть она, теперь-то Кларисс вспомнила этот фокус, понимая, что все сделала правильно и если она случайно не подменила карты местами, когда складывала, то все будет в норме.

- Не-а, это ж правда, - только и пожала плечами немка, запихивая в рот последний кусок мяса и чувствуя приятную тяжесть в животе. Даже когда она была дома, она так не наедалась - у них постоянно не было денег. Она чуть скосила взгляд на окно и... прифигела.
"Чего? - Клара закрыла глаза и чуть тряхнула головой, а потом снова уставилась на улицу, - Показалось... Ну вот, уже и глюки начались..."
Нет, правда, как еще можно было расценить появление за окном незнакомой улицы, залитой солнцем. Но благо глюк пропал так же внезапно, как и начался и Кларе вскоре удастся выбросить это из головы. Главное, чтобы подобные галлюцинации не взяли себе тенденцию повторяться.

- Да не особо, - пожала плечами девочка, - У нас, видишь, тоже не только пивом с сосисками питаются. Это же хорошо, когда преступников нет.
Она сложила карты в стопку и передвинула их мужчине, возвращая, а сама, попросив официантку завернуть пирог, натянула на голову шапку. С тоской посмотрев в окно, Кларисса думала, что совсем не хочет уходить из теплого кафе на мороз. И сейчас очень хотелось оказаться в этой самой Италии, где не бывает холодов. Там даже на улице жить лучше - можно поспать в каком-нибудь парке, не боясь замерзнуть насмерть.
- Ага, - кивнула она, поднимаясь, одевая куртку и засовывая пирог за пазуху, здраво решив оставить его на завтра, ведь не факт, что она завтра будет дома. Но зато теперь ее судьба была более радужна. С пирогом-то.
- А если ты высоты боишься, то почему решил подняться? Тебе же страшно будет, - не могла не поинтересоваться Клара, ведя мужчину по улицам и поворачивая в один из переулков. Двигалась она достаточно уверенно, точно зная, как и где сократить дорогу. Впрочем, чему тут удивляться? Кларисс выросла в этом городе и знала его как свои пять пальцев.

+1

24

Туманник и забыл насколько обычными бывают люди. Нет, разумеется, среди тех, с кем ему приходилось иметь дело было множество тупых заурядных личностей, озабоченных деньгами и властью, мало подходящими под слово "обычные". "Обычные" в своей среде, из тех, кого Рокудо терпеть не мог, считая, что они портят окружающую обстановку, в которой и без них немало людей. В целом людей, в каждом из которых дремлют пороки, старательно скрываемые лицемерными масками, или подавляемыми желаниями не влезать в грязь.
Вместе с тем, как-то совсем вылетело из головы, что есть ещё действительно обычные люди. такие разные, но вместе с тем так похожие друг на друга. Озабоченные лишь своей семьёй, работой и любимым делом. Тоже тоска, и кто знает, как бы изменились эти люди, попади в обстоятельства, где у них будет сила, возможность безнаказанно или почти безнаказанно убивать. Почему-то Туман не сомневался, что вся обычность, в целом безобидная, быстро уйдёт под давлением низменных инстинктов. Разумеется, Рокудо не ждёт мира во всем мире, и что его обитатели станут воплощениями Юни и Савады, которые, к слову, тоже не смогут долго сопротивляться миру мафии, в котором оказались. Они уже обагрили руки кровью, только тешат себя какими-то надеждами, более того, туманник не стремился к такому исходу. Его лишь раздражало лицемерие и самообман. То, что многие из представителей человечества слишком скучные и бесполезные даже для того, чтобы быть игрушкой в руках более сильного. Люди…
Но сейчас, гуляя с Клариссой по заснеженным улочкам провинциального города, это было как-то... Уютно? Не самое привычное для итальянца слово, тем более, когда речь идёт о незнакомой девчонке попытавшейся его ограбить, а он сам, вместо того, чтобы проучить неудачливую воровку, взялся заниматься благотворительностью. Нет, каждый день развлекаться таким образом он точно не хотел, и врагу бы не пожелал. Это какой-то новый круг Ада, на замену уже пройденным шести, и после пары дней спокойствия станет самым скучным и отвратительным занятием, которые ему попадались. Право, уж лучше обратно в лабораторию, чем тихую мирную жизнь в глуши. А вот один раз для разнообразия - почему бы и нет. Да и девочка-воробушек довольно забавная, несмотря на всю свою обычность, бойкая, не пугливая, не побоялась идти с незнакомым мужчиной непонятно куда. Хотя, это именно он сейчас идёт непонятно куда, а для неё все здесь знакомо с детства.

Итальянец покосился на Розенкройц и тихо фыркнул. Святая простота.
- Куфуфу. Ну, как же, со страхами нужно бороться, разве нет, Кла-ара. - Мукуро смеётся, вскидывает голову к небу, откуда начал падать снег. Скоро уже начнёт темнеть, хотя до вечера ещё несколько часов. Кое в чём он ошибся. Они идут не к горам, если, конечно, малышка не решила заскочить домой, что сомнительно, учитывая её историю.
Мужчина взял девушку за руку, улыбнувшись, отметив про себя, что возможно спутница мерзнет, без перчаток-то. Впрочем, на улице действительно было не тепло, и одетый не по погоде туманник, пренебрегший тёплой одеждой в пользу привычной, тоже это чувствовал, проводя ассоциацию с Виндиче. Только там не было так красиво. Лишь резервуар с водой, давящая на барабанные перепонки тишина и уж точно никаких девушек в качестве хорошей компании. - Где ты собираешься ночевать? На улице минус, если решишь использовать чердак или подвал - утром будет уже некому просыпаться. - Простое любопытство. Рокудо не отличается тактом, чтобы опустить вопрос, как девочка, не приспособленная к жизни на улицах, собирается выкручиваться - интересно. В своё время он попал в подобную ситуацию. Почти. Только он был младше, не один, в тёплой Италии, и уже тогда умел убивать и использовать гипноз, так что проблема быстро разрешилась. В наличии же этой фройляйн нет ничего.

+1

25

Будь Клара постарше лет этак на десять-пятнадцать, она бы полностью согласилась с Мукуро насчет ада. Но с одной поправкой. Это должен быть мужской ад. "...И в мужском аду должно быть скучно. Никаких котлов, чертей, пыток, сковородок, плодов фантазий Клайва Баркера, нет. Никаких спец.эффектов. В мужском аду просто адски скучно. Это тихая семейная жизнь - жена, дети, работа в офисе, дача по выходным. И это все навечно. Тебя не может сбить машина, у тебя не остановится сердце, ты не умрешь, дети никогда не вырастут, жена не постареет, потому что она уже старая. Такой тихий, семейный ад. Конечно, мужской ад полностью совпадает с картиной женского рая, но это справедливо - все мужики в ад, все женщины в рай. И все по парам. Как мы, женщины, любим..."

- Не-а, - качнула головой немка, - Страх - это же чувство самосохранения. И я еще смотрела передачу, там говорили, что страх высоты вообще врожденный, это типа генетического кода, который появился еще когда люди были обезьянами.
Она вполне уверенно вела его через переулки, к недавно отстроенным высоткам. Точнее, недавно отстроенной высотке, которая, правда, пока еще не была доделана до конца. Но зато стройка почти не охранялась и при желании туда можно было пробраться.

- В парадной, - ничуть не смутившись, ответила Клара, - Если заныкаться между входом на лестницу и лифтом, то тебя не видно, а там хорошо топят. Тем более я же покушала, а значит будет теплее - когда ты сыт, то замерзнуть меньше шансов. Да и на улице вроде как потеплее стало... О! Мы пришли, - она указала на огороженный строящейся дом, возвышающийся над своими "братьями" на несколько этажей, - Отсюда открывается классный вид. Пошли, тут подлезть надо, - она с уверенностью повела мужчину вдоль забора, и, опустив глаза, начала выискивать недавно обнаруженный лаз.

Отредактировано Clarissa Rosenkreuz (2016-01-30 19:46:43)

+1

26

Неужели она и правда не видит простейшей иронии? Или решила немного подыграть? Или сам туманник привык подозревать всех и каждого, равно как и находиться под подозрением. Но это было мило. Девушка-воробей порядком забавляла, рассуждая с непривычной итальянцу точки зрения: мнения обычного горожанина, пусть и попавшего в трудную ситуацию, и речь, разумеется, не о случайной фразе.
- Все страхи приобретенные, Кларис. - Мукуро рассеяно улыбнулся, чувствуя себя почти так же, когда объяснял прописные истины Хром. - Некоторые вещи - инстинкт самосохранения присущий всем живым существам в той или иной степени, когда твое тело и гены подсказывают про опасность. Но страх, именно страх, твои мысли и сомнения, не основанные на генетике - совсем другое. Он появляется благодаря воздействию чего-то или кого-то из вне.
Разумеется, в какой-то степени это всё было одним и тем же, но Мукуро предпочитал не смешивать эти "виды страхов", хотя и немецкой девочке с трущоб вряд ли нужна или пригодится эта информация.

Незаметно улочки сменяли друг друга, и в конце-концов они оказались возле высокого недостроя, кажущегося чем-то чужеродным на фоне низких домиков с черепичными крышами, и даже наползающими друг на друга, не слишком-то аккуратными домами бедных районов городка.
Туманник запоминал дорогу, подмечая мелкие детали и проулки, словно бы эти воспоминания могли бы ему когда-то пригодиться; слушал девушку, которая так легко рассуждала о том, где и в каком качестве ей придётся провести ночь. Вероятно не в первый раз. Это было не очень-то нормально для девушки, росшей пускай и в бедности, но с крышей над головой, имея хотя бы минимальные вещи необходимые человеку.
Либо же, такая ситуация не была редкостью для юной немки, и она знала как действовать. Эта версия противоречила её более чем опрометчивому, неаккуратному поступку, приведшему к их знакомству.
Впрочем, беспокоиться за Розенкройц итальянец в любом случае не стал бы, не стремясь взять на себя ответственность за жизнь малышки. Да и не нужно ей это было. Сама отлично справится, с такими повадками.

Ограждение не представлялось для Мукуро серьезным препятствием, и уж точно он не собирался лезть в дыру под забором.
- Куфуфу, позволь я помогу?! - И не дожидаясь согласия немки, туманник подхватывает её на руки, удерживая одной рукой как ребенка, а второй нащупывая опору - верх ограждения- прилагая небольшое усилие, словно бы подтягиваясь - легко запрыгивает на верх. Балансировать на кромке бетонной "стены", пусть и с девушкой на руках было легко, и Мукуро прошел несколько метров по кромке, прежде чем вспрыгнуть во двор стройки.
Вероятно, дальше они поднимутся на крышу, а взгляд уже выхватил мелькнувшую в окне лестницу. Обходить здание, искать дверь - что вы, это слишком просто, так что туманник, отчасти для того, чтобы немного порисоваться, влез в окно первого этажа, и только потом поставил Клару на ноги.
- На верх? - Вопрос риторический, конечно. Мукуро усмехается, смотрит, чуть щурясь, ожидая пока малышка сама поведет его туда, куда ей хочется.

0

27

- Ну... наверное... - пожала плечами Клара, не берясь спорить с Мукуро об этом. Все-таки у нее не было столько знаний, чтобы вести дискуссию о страхах, а просто упереться лбом и сказать, что она права, только потому что она права, сейчас не стоило - не та тема, да и не та ситуация. Да и вообще это не было нужным - они ведь не ссорятся, а просто разговаривают, - А ты боишься чего-нибудь? Ну, кроме высоты? Я вот не переношу насекомых. У нас тараканы завелись и, однажды я обнаружила его на своем сандвиче, который готовила утром и не съела. Вот это был ужас! Я ж его чуть не съела! Представляю, что было бы если б съела. Он же внутри меня бы ползал! А если это самка и беременная? Она бы там родила и внутри меня были бы тараканы! Они бы там жили и съели бы меня заживо. Жуть... бррр... Правда ведь, жуть?
Я говорила, что фантазии Клары не занимать? И да, она знала, что даже съеденный таракан растворился бы в желудке, переварившись вместе с остальной пищей, не говоря уже о том, что она бы сначала его прожевала. Но фантазия подростка завела ее куда-то не туда, в дебри фантастики и творчества гуру хоррор-жанра и той травы, что курили создатели третьего "Хостела".

- А? - она подняла голову с явным недоумением посмотрев на Рокудо, не представляя чем он может помочь. Не под забором же пролезть? А спустя секунду, поняла чем именно. Поняла она это, когда взвизгнув, вцепилась в шею мужчины, прижавшись к нему максимально крепко. И да, конечно она испугалась, сложно не испугаться, когда ты внезапно полетел. Не то чтобы ей было совсем страшно, но дозу адреналина Клара получила приличную.
И да, она так и не отпустила Мукуро - до шеи доставала с трудом, но за талию его она держалась крепко.
- Как т... ты? - она не могла отдышаться, но спустя минуту умудрилась более менее придти в норму. И придти к выводу, что это было круто, - Ага... На крышу, - она таки отлипла от своего спутника и ткнула пальцем в высоту.

0

28

Такая милая девочка. И не страшно ей гулять по заброшенным местам с незнакомыми мужчинами. Это ведь уже не людная кафешка, и помощи ей не дождаться, если Мукуро вздумалось бы что-то с ней сделать. Если. Но у туманника сложилось впечатление, что его уже воспринимают если не своим в доску, то где-то близко к этому.
Когда малышка же вцепилась в него, чтобы не свалиться, как будто он бы такое допустил, попутно огласив пустынную улицу коротким визгом - то что нужно, чтобы привлечь к себе внимание возможным посторонним, Мукуро только рассмеялся, забавляясь ситуацией.

***
Склонив голову к плечу и с усмешкой осмотрев девушку, итальянец кивнул, соглашаясь с утверждённым, и без того ранее очевидным направлением, делая первые неспешные шаги по ступеням.
Лестница выглядела достаточно надёжной, не рисковала осыпаться кусками бетона и остатками металлического каркаса, как это порой бывает в заброшенных домах. Это радовало. Не то, чтобы Туман волновала бытовая безопасность, но, всё же, он предпочитал комфорт и возможность спокойно гулять по подмёрзшему, скользкому бетону, без риска провалиться в дыру, или надобности следить за спутницей, с которой вскоре спросит плату за её маленький проступок.

Рокудо тихо смеётся своим мыслям, искоса глядит на топающую рядом Клару, с любопытством прикидывая варианты её поведения. Немного странный для обычной девчонки, бойкий ребёнок, сочетающий в себе задатки уличной шпаны, вроде Кена, и наивной простоты, присущей всем маленьким и не слишком девочкам.

Рождественская сказка на старые добрые мотивы. В них Мукуро, нужно полагать, занимает роль кого-то типа Кентервильского приведения, только что получившего плату за убийство очередной супруги, не умеющей готовить, а если точнее - за выполненный заказ, не слишком отличающийся от описанной картины. Розенкройц же должна его освободить старым добрым сказочным способом? Так что ли? Вот только в этой сказке розововолосая немка попала в ловушку, попытавшись вытащить у него бумажник, и при худшем раскладе могла попасть в не очень рождественские неприятности.
Кто бы мог подумать, что он скуки ради будет развлекаться таким вот образом. И не зря ведь говорят, что в путешествиях люди всегда становятся немного другими, или открывают в себе какие-то грани. Тем более в канун праздника.
Даже немного жаль, что Кларенс не старше на пару тройку лет, тогда могли бы продолжить невинную игру более интересным образом.

- Куфуфу, Кла-ра. Расскажи ещё о себе? Например, какие парни тебе нравятся? С бойким характером и симпатичным личиком у тебя просто обязаны быть поклонники, хоть первое впечатление производишь скорее, как воробей-неувязок.
Мукуро говорит с легкой насмешкой, но не зло, не стремясь задеть чувства девушки, скорее просто напоминая ей и себе о недавнем происшествии, несколько часовой давности.

***

Между тем они уже доходили последний пролет ступеней, подбираясь к крыше. В конце пути их встретила старая проржавевшая дверь, висевшая на одной петле, честном слове и подпираемая палкой.
Открыв чудо инженерной мысли, парочка имела возможность наблюдать вид, открывающийся с высоты. С высоты - это немного громко сказано, но по сравнению с другими домиками, в лучшем случае трёх\пятиэтажными - здание было высоким.
Можно было рассмотреть черепичные, присыпанные снегом крыши более дальних кварталов, и постараться не обращать внимания на те, что были сразу внизу, не аккуратные и обшарпанные.  Зато дальше были горы, и усиливающийся снегопад. Красивая, даже романтичная картина, достойная кисти художника. Самое оно для завершения прогулки.

0

29

Мда... Неловко как-то вышло... Звуки, которые девушка извлекла из недр собственной тушки при преодолении забора и последующих попытках завести разговор смутили её донельзя. А ведь она так тщательно храбрилась... Все усилия насмарку. Впрочем, что с неким раздражением отметила у себя в голове девушка, это ничуть не тронуло её спутника, даже наоборот - повеселило. Кларисса толком не знала, как нужно выходить из подобных этой неловких ситуаций, когда твоё собственное смущение красноречиво выступает на твоих щеках и ушах, поэтому, чтобы хоть как-то скрыть следы "преступления" Клара прикрылась чёлкой и старательно начала оглядываться по сторонам, как будто она первый раз увидела этот недострой. Что ж, попытка засчитана, однако розововолосое чудо шестым чувством знала, что скрыть что бы то ни было от подозрительного незнакомца со странным именем вряд ли возможно. Ойй... В конце концов, кому какое дело?
Закончив таким образом окончательно внутренний спор, девушка вполне бодрым шагом отправилась вслед за Мукуро, который каким-то чудом теперь вел её, хотя предполагалась обратная ситуация.
По этим ступенькам Кларисса не раз уже поднималась. Ей действительно нравилось это место. Небольшие дома маленького европейского городка каждый вечер освещались мягким теплым светом окон. Конечно же, особенно красивы они были в это время года, когда снег мягкими хлопьями опускался на крыши, и город превращался в какое-то сказочное царство.
Размечтавшись, девушка сделала неосторожный шаг по заледеневшей лестнице. Мда, жизнь действительно просто обожает возвращать её с небес на землю. И каким чудом Клара не полетела обратно вниз, пересчитывая головой уже пройденные ступеньки? Однако, положение, в котором она оказалась, было весьма забавным: обеими руками Кларисса вцепилась в какой-то хлипкий кусок арматуры и повисла, так как ноги силились обнаружить хотя бы кусочек не покрытой льдом поверхности. Самое интересное, что в этой ситуации, Клару в общем-то больше всего волновала не перспектива в скором времени встретить лицом бетон, а то, чтобы Мукуро не дай боже не повернулся и не увидел её в таком положении. Слава богу, парень был то ли слишком погружен в свои мысли, то ли слишком тактичен, чтобы заметить её пируэт. Ей почти удалось восстановить равновесие, как внезапный вопрос снова сбил её с ног. "Какие парни мне нравятся!? И за воробья спасибо... "
Девушка вздохнула. Что бы он не говорил, а Клара никогда не была популярной в чисто женском плане. Она была сильной, довольно высокой и абсолютно честной. Не самое то сочетание, которое нравится мужчинам... Что касается её предпочтений...
- Мне нравятся добрые и сильные люди... - она осеклась, на секунду засмущавшись своих совершенно "не крутых" предпочтений, - Люди, у которых есть принципы и цель, которые не обижают слабых...
Ох, да, конечно... Это был фактически портрет её отца. Не то, чтобы он был прямо принцем на белом коне, но это он объяснил ей, что лучше всего всегда говорить правду и что нельзя обижать маленьких. Воспоминание об отце ножом резануло грудь и девушка ещ раз вздохнула.
- Но такие встречаются только в сказках, верно? По крайней мере в жизни я встречала такого лишь одного.
Естественно, Клара знала, что её предпочтения весьма наивны и однобоки. - Все мальчишки моего возраста - козлы, - внезапно поделилась она, - Они не настоящие мужчины... Глупые и трусливые. С ними здорово в футбол играть или там, ну, какой-нибудь фигней заниматься вроде звонить в дверь соседям и убегать. На большее они не способны. Знаешь, ты единственный, кто не спасовал подняться на эту крышу со мной. - тут она замялась, сделала последние несколько шагов по лестнице и добавила, - Ты действительно странный какой-то. Без обид.
И правда, Кларисса ни в коем случае не хотела обидеть незнакомца, который вполне себе с добром отнесся к ней. Но стоило ей отдышаться после "борьбы" с этой жуткой заледеневшей лестницей и поднять голову - дыханье перехватило, а на губах заиграла улыбка. На улице действительно было красиво. Снег чистым белым покрывалом накрыл весь город, и горы за ним казались огромной белой короной многоглазого желтоглазого чудища, мирно прилегшего отдохнуть здесь.
Кларисса на секунду забыла обо всем, что её беспокоило и позволила этому мирному тихому дыханию огромного существа, именуемого городом, захватить её воображение. В голове родилась мелодия. Тихая, немного печальная, но как нельзя лучше описывающая эту картину. Клара сделала шаг в сторону перил, ограждающих крышу, но под слоем снега, крышу покрывал приличный слой льда, поэтому незадачливая мечтательница (надо отдать должное, не проронив ни звука), упала прямо на своего загадочного нового знакомого.
- Эм. Я... Прошу прощения, - выдавила из себя девочка, зажмурившись от стыда.

Отредактировано Clarissa Rosenkreuz (2016-10-04 16:18:40)

+1

30

Красивый финал для их прогулки, ничего не скажешь. Не без эксцессов, тактично проигнорированных туманником, прячущим усмешку в уголках губ, но они добрались до крыши.
Город по-настоящему завораживал, убаюкивая зрелищем белого покрывала накрывшего крыши домов, скрыв мусор на улицах и сияющими лампочками, переливающимися всеми цветами радуги, отсверкивающими от снежинок.
А вверху тоже всё белое. Пухлые облака сыплят новые снежинки, припорошившая волосы и одежду, мерно кружась, как по причудливому серпантину опускаясь вниз, не беспокоемые порывами ветра.
Красиво. Романтично. Настраивает на благодушный лад, будя в душе порывы юности, требующие не только производить впечатление, но и подстраивать обстановку под разыгрываемый спектакль. Сейчас природа постаралась сама, выбрав самую верную ноту, придавая прогулке оттенок романтики.

Мукуро не долго молчит улыбаясь, дословно прокручивая в голове ответ Розенкройц. Очень наивные представление, но это ведь и нормально для юных фройляйн, мечтать о благородных и надёжных.
- Куфуфу. Какие скучные мальчики тебя окружают, Кла-ара. Не связывай с ними судьбу. - С хитрой улыбкой, посверкивая глазами, протянул иллюзионист. - Если уж они на такую простую вещь не способны, то такая бойкая очаровательная девушка как ты быстро затоскует в их обществе.

Самому смешно, но высмеивать мечты малышки, пытаться разрушить её иллюзию или навязать своё мнение мужчина не собирается. Незачем. Она останется здесь, и их судьбы не пересекутся больше. Она не его противник или союзник, чтобы Рокудо принимал участие в её судьбе. Просто случайная девушка, волей судьбы ставшая недолгой заложницей скуки туманника. Но пора было заканчивать, и ставить последний росчерк в романтической комедии, героями которой они стали, пока сюжет не затянулся, и не испортился.
Очень удачный момент, в котором розововолосая девушка поскальзывается и буквально повисает на итальянце, смущённо краснея при этом. Очень милая девочка. Аккуратно придержав её за талию, Мукуро не спешит отпускать малышку, не мигая глядя ей в глаза и ловя насыщенные эмоции.
Не трудно догадаться по реакциям немки, что она не то, чтобы избалована вниманием противоположного пола, да и то, как она вела себя в кафе... Туманник усмехается, смещая одну руку вверх по спине девушки, заползая под шапку, чувствуя под пальцами пряди волос.
- Куфуфу, пора платить по счетам. - Взгляд иллюзиониста скользит по лицу девушки, по щекам, губам, пока снова не останавливается на глазах. Такие вещи, порой, работают не хуже гипноза, обволакивая и заставляя момент застыть, и потому Рокудо не спешит, растягивая момент, ловя каждый удар сердца и вслушиваясь в эмоции Розенкройц. - Не беспокойся, малышка Клар. Тебе понравится. - Мужчина склоняется к лицу немки, и нежно целует, чувствуя под своими губами её губы, холодные от мороза, обветренные, но мягкие.

Для Мукуро столь невинный жест ничего не значит, да и не может значить. Просто неплохая забава, красиво заканчивающая все дела связанные с Германией. Убийства и романтика ведь должны ходить под руку, не так ли.
Туманник, отстраняется и не отрывая взгляда от глаз девушки делает шаг назад, в вихрь снега, слишком густой на общем фоне и являющийся иллюзией, полностью скрывается в нём и при помощи пламени Тумана делает себя незримым для глаз окружающих.

Спуститься с крыши, не привлекая к себе внимания, не составляет труда, а через какое-то время Мукуро уже находится в номере отеля, собираясь отдохнуть, и утром отправиться в ближайший большой город, а оттуда - первым же Рейсом до Италии.

+1


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Личные моменты » [Флешбек] Через руки передается куча болезней. Целоваться безопаснее.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC