Дата создания: 20.05.2015
Название: Горящее Небо
Система игры: эпизодическая
Рейтинг игры: 18+
Мастеринг: смешанный
Каждый день для вас трудятся
Aurora Hart
Mukuro RokudoElina Mears
Нужные персонажи

Занзас, Леви-а-Тан, Луссурия, Сасагава Рёхей, вся Семья Сфорца, вся Семья Риколетти, особый отдел ФБР.

25.12.2014 г. | Добро пожаловать к дяде

Эмель
— Вы должны понимать, что цена должна быть.. м~м.. адекватной. — «А то знаю я, аппетиты Игараси-сама.» — И, безусловно, весьма удачно то, что я прибыл в Японию в поисках информации. И уполномочен вести подобные переговоры. - Эмель снова бросил взгляд на коробочки мирно покоящуюся на столе, выдавая свою заинтересованность.

КАНОНИЧЕСКИЕ персонажи принимаются по упрощённому шаблону. Очень ждём Хранителей Вонголы!
18.10.16
Вводится новое правило. Если вы не предупреждали об отсутствии (все мы можем быть заняты, все всё понимают), то в сюжетные эпизоды, посты пишутся в течении недели ( 7 дней). Если Вы не укладываетесь в означенный срок, персонально оговорим тот интервал, в который Вы сможете ответить.

Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Общие эпизоды » [Флешбек] "Мы поедем, мы помчимся..."


[Флешбек] "Мы поедем, мы помчимся..."

Сообщений 31 страница 52 из 52

1

1. Место действия:
Из Палермо - на другой конец Италии.

2. Время действия:
16 июня 2013 года.

3. Погода:
В день отъезда - жарко и душно, солнце печёт, на небе - ни облачка.

4. Участники:
Byakuran Gesso, Elina Mears, косвенно указаны другие охранники.

5. Краткое описание:
Семья Соланте - сильная, достаточно большая, и до сих пор не входит в Альянс. Её босс, синьор Фабио Соланте, считает, что слишком хорош для того, чтобы ходить под кем-то, согласовывать свою деятельность, принимать условия чужой игры. Но у него очень редкое пламя - Небо, Туман и Дождь, сливающиеся в весьма интересной пропорции, и очень интересно реализующиеся; кроме того, он вплотную связан с трафиком оружия и боеприпасов через границу страны, известен как человек, способный достать даже атомную боеголовку... Исчерпав все традиционные методы влияния на столь полезного человека, Альянс отправляет "тяжёлую артиллерию" в лице Бьякурана.
"Только без этого Вашего гипноза, синьор Джессо, постарайтесь договориться словами. А, впрочем, поступайте, как сочтёте нужным, главное - результат..." - сказали ему.
Но отпустить Бьякурана одного оказалось слабо. И в качестве охраны к нему прикомандировали трёх представителей разных Семей. Два сурового вида мужчины в строгих чёрных костюмах... И молодая девушка.

0

31

Элина замолчала, больше ей ничего говорить не нужно было. Синьор Фабио правильно понял, что она хотела ему сказать, и его реакция умилила девушку настолько, что она невольно улыбнулась. «Этот человек действительно похож чем-то на Дино. Хотя, не только. Его отношение к семье чем-то напоминает синьора Саваду, который также превыше всего ценит семью и близких ему людей». Лина провела много времени в общении с двумя из шести Хранителей Тсунаёши, и за это время она поняла, почему они так преданы ему. Хоть Лиса и не судит о людях по одним только слухам, но эти парни говорили с таким воодушевлением и преданностью, что сомневаться в их словах было бы безумием. С таким же рвением девушка рассказывала о Каваллоне Дечимо и всей своей семье в целом. Поэтому видя, как Хаято и Такеши рассказывают о своей семье, Эли наконец-то увидела себя со стороны. Довольно забавное зрелище, но нисколько не раздражающее.

Вот погостить она точно не отказалась бы. Потому что по возвращении в Палермо её ждала куча бумажной работы, к которой ещё добавится написание отчёта об этой миссии. Кто вообще придумал такое количество вариантов оформления документов, да ещё и на все случаи жизни. Работа с документами - это адский труд, видимо, создатель такого понятия, как «документоведение» решил подготовить людей к одному из девяти кругов Ада. Хотя, про круги доподлинно не известно, их описал Данте в своей «Божественной комедии», и то он просто подражал Сократу, описавшему нечто подобное в одном из своих многочисленных трудов. Однако приглашение на обед оказалось своевременным. Элина засмеялась вместе с Бьякураном, когда услышала урчание из его желудка. Девушке оно показалось ещё и недовольным. Словно он говорил, что питаться нужно не только шоколадом и зефиром.

- Нет, не было, - кивнула Эли с лёгкой улыбкой. – Предполагалось, что мы вернёмся как только закончатся переговоры. Но никто наверняка не ожидал, что всё пройдёт так быстро. Так что у нас есть время чтобы остаться на обед.

Джузеппе и Яцек покивали в знак согласия, подтвердив словами, что время у них найдётся. Действительно, никаких сроков Альянс не указывал, когда отправлял их на это задание. Да и сами они не отказались бы от плотного обеда, так как перекусить за весь путь так никому и не удалось. А отказываться от обеда из-за собственных принципов было бы по меньшей мере слишком глупо. Мейрс встала из-за стола и подняла с пола остатки своего испорченного вконец телефона. Их так никто и не поднял, так как Лисе и её товарищам по миссии было стыдно за своё поведение и больше никто не шелохнулся после этого странного инцидента. «Эх…Я даже не смогу написать Эмелю, что у нас всё хорошо, что он может расслабиться и получить удовольствие, пока я тут важным делом занята!». Да и Такеши она сейчас тоже написать не сможет. Эмель наверняка прискачет в Генуи, чтобы найти свою подопечную, если не сможет с ней связаться в течение нескольких часов. Однажды такое уже было. Зрелище забавное, но его повторения как-то не хочется. А то это Замороженное Солнце опять начнёт проводить тренинг на тему «почему не стоит доверять подозрительным личностям, когда тебе предлагают конфетку». И ему неважно, что Эли уже больше года сама является Хранителем пламени Урагана. Надо попросить у кого-то телефон, иначе это всё добром не кончится. Рыжая достала из сломанного телефона свою сим-карту и карту памяти, чтобы потом их можно было бы вставить в новый телефон. Ну, а пока...

- Господа, кто-нибудь может одолжить мне телефон? – Лина скромно улыбнулась, почесав в затылке. – Мне только две смс-ки отправить, и всё. Ах да, Бьякуран, хотела спросить. Ты сможешь сходить со мной в магазин? Я их не очень люблю и не доверяю этим улыбчивым консультантам. Я боюсь, что они впарят мне какую-нибудь хреновину, которая через месяц сломается. А мне нужен хороший и надёжный мобильный телефон. Пожалуйста!

Мейрс умоляюще смотрела в лиловые глаза Джессо, продолжая скромно улыбаться. А теперь дружно вспомнили Кота из Шрека. Как такому милому созданию отказать?

+1

32

Взгляд Бьякурана, и без того отнюдь не отличавшийся строгостью и суровостью, при встрече с умилительно смотрящими на него ясными глазами Элли-чан смягчился окончательно, он абсолютно не мог отказать ни в чём этой милой девушке. Хорошо, что она сама этого ещё не просекла, сообразит, что может хоть в буквальном смысле у него на шее ездить, свесив ножки и размахивая ими - и ему конец наступит, однозначно, кто же упустит уникальный и неповторимый случай поехать на бывшем мировом зле? Особенно если это самое зло теперь мягкое, ручное и покладистое, и уже души в тебе не чает, хотя знакомы всего ничего.
- О, ну, конечно же, - Джессо извлёк из кармана мобильный, израсходовавший лишь треть батареи, и протянул его Мейрс на раскрытой ладони. Хорошая трубка, хоть в стенку её швыряй - ничего не будет, проверено. Признаться честно - неоднократно. Умный и рациональный Облако, отлично зная нрав своего босса, выбирал самую прочную и ударостойкую модель. Конечно же, белую, как крылья голубки, несущей ветвь мирта в клюве. Сенсорный экран, и всего три кнопки, пара крошечных, практически незаметных, царапинок на дисплее, - Но скажу сразу, что выбирал не я. Мне его подарил один хороший друг. Предлагаю взять его с собой, а не то обманут пожалуй что нас обоих, - флегматично добавил Небо Маре, обаятельно и тепло улыбаясь, так, что невозможно было всерьёз обвинить его в беспомощности и повышенном разгильдяйстве, точнее, нужно было являться кем-то  совсем чёрствым и бессердечным, чтобы сказать такое ему в чистые и слишком наивные, чтобы оно в действительности обстояло так - но притворялся он без преувеличения великолепно, хоть прямо тут же, с места не сходя, "Оскара" вручай, и медаль "Почётному скомороху", - глаза.
Джессо было интересно, скажет ли Элина, у кого взяла телефон, но не настолько, чтобы подслушивать, если она будет звонить, или подсматривать, если напишет сообщение. Она, конечно, сказала, что ей нужны только СМС, но это женщина - знает он их "мне только на чуть-чуть"! Ну и ладно, пускай, не жалко. Главное, чтобы по ошибке, не сразу вникнув в нюансы управления данной моделью, с непривычки, номер Кикё не набрала - а, впрочем, пускай, ведь им, если дело, затеянное ими, выгорит, всё равно предстоит знакомиться; и, кроме того, Облако не удивить девушками, звонящими с номера его босса. И мальчиками. И даже говорящая псина, как всем хорошо знакомый из фильма "Men in Black" инопланетянин под маскировкой собаки, вряд ли шокировала бы зеленоволосого. "Ну, почему Вы не берёте меня с собой, когда идёте развлекаться?" - только и вздохнёт он. И объясняй потом этому травянистому раптору, что между ними не происходило ровным счётом ничего занимательного, одна лишь скучная рабочая рутина и бумагомарательство. Недаром в бумажках в Мильфиоре обычно именно Кикё - особенно после того, как Шоичи вытворил фиинт ушами с базой Мелоне, сделал прощальный реверанс и перешёл в Вонголу, - ковырялся, Бьякурана было даже под страхом смерти не загнать на такое унылое времяпрепровождение. Да-да, приставьте ему Х-Баннер к голове, предложите "или - или", и он скажет лишь: "Да стреляй, всё быстрее отмучаюсь". Хорошо, что он всегда мог отмазаться тем, что собирается в иные измерения, и ему требуются покой и тишина для полного сосредоточения. Даже Кикё, уж на что человек сообразительный, опытный и тёртый, всякий раз покупался. Или, не будучи идиотом, притворялся, что покупается, дабы не действовать боссу на нервы, рискуя остаться без волос и с подпаленной кожей? Приступы негатива у Джессо происходили не то, чтобы так уж часто, но, если уж начинались - следовало скрыться с его глаз получше, сидеть тише воды и не рыпаться, лучше даже дышать пореже.
- Скажите, синьор Соланте, а Вы никогда не подумывали... Переехать? Мне кажется... Простите, если я лезу не в своё дело, мою бестактность, но, знаете, оно не вполне соответствует Вашему характеру. Вам не бывает тут неуютно, или, возможно, Вы желали бы каких-нибудь изменений?
Сам Джессо помнил, что главный штаб Мильфиоре был ничуть не менее вычурен и пафосен, стоит лишь вспомнить его небольшое помешательство на безукоризненной белизне; ну, а в бесчисленных коридорах любой ногу бы сломил, и запросил бы пощады, компас, карту и персонального гида... Но он тогдашний со своим котелком вообще в принципе не был дружен, да и эта вызывающая роскошь соответствовала тогдашнему статусу. Фабио было далеко до такого эгоцентризма и самолюбования, Бьякуран, конечно, не считал его безвкусной деревенщиной, но именно поэтому и видел несоответствие между формой и содержанием, его эстетическое чувство тонко реагировало на подобные вещи.

+1

33

- Спасибо вам огромное! - с искренним восторгом выдохнул Фабио, разве что пожимать им руки в порыве своего восторга не стал, ценой огромного усилия всё же воздержался. Понимание того, что любопытные и полные столичной новизны гости пробудут у него ещё, словно бы приподняло его над землёй, и он не шёл, а чуть ли не буквально парил.
Фабио, как истинно галантный кавалер, никогда не отказывающий дамам, уже хотел было сделать то, о чём попросила эта очаровательная девушка, и даже повернулся в её сторону и открыл рот, собираясь начать говорить, а правая рука дёрнулась было искать сотовый, однако, его опередили... Вот, так всегда, пока он хлопает ресницами и зевает - другие оказывают привлекательным девушкам услуги вместо него. И не то, чтобы он питал к Элине чувства более нежные, чем почти-приятельская симпатия, однако, ведь точно так же у него на протяжении всей жизни выходило, не то, что с университета, а не иначе как со времён школы, и его первой дурацкой и наполовину надуманной влюблённости, когда на выпускном с избранницей его самообмана танцевал кто угодно, кроме него самого; потом, на первом и втором курсе, его пассии, точнее, красивые девушки, к которым его влекло, регулярно уделяли ему внимание, и даже удостаивали поцелуя в щёку - за то, что давал списать лекции, задания на дом, и помогал с рефератами; когда преддверие сессии и, собственно, сама её гонка заканчивались, они забывали о его существовании месяца на два, весело отрываясь на тусовках с парнями, которые плоско шутили и любили выпить и покурить, однако, круто гоняли байк и слушали "клёвый музон"; Фабио пожизненно оставался для всех и каждой представительницы женского пола "милым симпатягой" и "необыкновенным другом", то есть - тем, кого френдзонят и вежливо динамят до гробовой доски, что не могло не печалить... Одновременно, ему всё ещё оставалось отчасти дико видеть столь легкомысленный и непринуждённый трёп с Бьякураном, в котором сам Соланте, не до конца отвыкнув от памяти о кровавом монстре, жаждавшем мирового господства, начал понемногу видеть по-настоящему великое Небо; ни первое, ни второе такой фамильярности не предусматривали, хотя, он и сам не то, чтобы в доскональности следовал букве и духу предписанного этикета... Сложно и муторно это всё, короче. Копаться в себе слишком глубоко не хотелось, поэтому он провёл их в гостевую залу, где проводил званые ужины своей Семьи и ближайших её сторонников, всех этих знакомых отца, а также их многочисленных великовозрастных детей обоих полов - хотя, пол некоторых, ввиду крайне своеобразной подачи этими лицами себя на публику, угадывался с трудом, - большинство из которых в свои двадцать четыре - двадцать восемь вели себя как капризные и избалованные подростки... Зала была похожа на бальную, если убрать из неё длинный массивный стол, рассчитанный человек эдак на тридцать. Прекрасные полотна, изображающие античные войны, и античную же охоту, судя по вооружению, костюмам, общему стилю, закрывали все стены, кроме одного, во всю ширь которого простиралось окно, скрытое не занавесками даже, а роскошным пологом, каковым не зазорно даже театральные подмостки по завершению выступления закрыть. Кто-то услужливо отодвинул преграду для солнечного света, и его лучи буквально затопили всё далеко не маленькое помещение.
- Я не имею права ничего тут менять, резиденция Семьи - нечто вроде родовой реликвии. Отец внушал мне, что сохранение традиций и соблюдение особняка в первозданном виде - святое. Хотя, кое-что я ввёл, конечно, некоторые современные технические новшества... Куда же без этого, мне не хотелось становиться совсем уже посмешищем, - очень доброжелательно и увлечённо разъяснил Фабио. Он и сам понимал справедливость слов Бьякурана - да, эта роскошь, помпезность, преувеличенность заставляли его ощущать себя не на своём месте. Но продать здание было бы ещё большим кощунством, чем усовершенствовать некоторые бытовые мелочи. Именно с этим особняком вместе его и Хранителей, остававшихся до последнего, испепелил дотла Венок Урагана Мильфиоре. В памяти призрачным, бледным сполохом, жутким видением пронеслась картина, донельзя смахивающая на воплощение Армагеддона, в алом огне мелькали красные волосы и жестокие глаза, в которых напрочь отсутствовало что-либо человеческое, нормальное, адекватное, ни малейшей тени сожаления, лишь жестокое и злобное упоение содеянным. Фабио пробрала дрожь, и он опасался поворачиваться к своим спутникам, не зная, как отреагировать, если кто-то из них спросит, в порядке ли он и хорошо ли себя чувствует. Не лгать же им в лоб, неприлично это.

[NIC]Fabio Solante[/NIC]
[STA]За громом небесным приходит туман[/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/li1RM.jpg[/AVA]

0

34

Лиса с интересом разглядывала чудо техники, которое лежало в раскрытой ладони Бьякурана, и не знала с какого конца за него взяться. На вид, этот телефон очень крепок, но вдруг это только внешне - может, он очень хрупкий. Не так возьмёшь - ещё и в руках развалится. Однако Лина всё-таки протянула руку и осторожно взяла телефон, с интересом его разглядывая. Всего три кнопки?! Как таким вообще пользоваться? Девушка осторожно тыкала пальцем по экрану телефона, но он никак не реагировал. За спиной девушки раздался тихий смех, и Джузеппе показал, как нужно разблокировать телефон. Эли с благодарностью ему улыбнулась и попросила подсказать, как нужно написать сообщение. Рыжая Хранительница решила не отвлекать Бьякурана и Фабио от разговора, пока их провожали в обеденную залу. А этот мужчина из Вонголы объяснил, чего и куда нужно тыкнуть, чтобы написать сообщение. А также деликатно отошёл в сторону, чтобы не мешать девушке. За что снискал искреннюю благодарность Элины. В общем, реабилитировался в её глазах.

Первым делом девушка решила написать Эмелю, так как он наверняка уже давно потерял её. Она так увлеклась своим занятием, что не заметила, как отстала от группы – ага, группы, которая гуляет вместе с гидом по музею. А дом тот и правда похож на музей. Можно вечно по нему разгуливать, высушивая его историю, и стили, которыми этот дом украшен. Даже если не брать в расчёт что этот особняк уже долгое время принадлежит мафиозной семье, о нём наверняка найдётся что рассказать любопытным туристам. Эли в этом даже не сомневалась.

Мейрс шла по коридорам особняка, уткнувшись в телефон. С такими техническими новинками ей лично сталкиваться не доводилось, а потому она чувствовала себя обезьянкой, которой дали новую игрушку, чтобы посмотреть, что из этого выйдет. Она до сих пор не заметила, что уже давно ходит совершенно одна. Слуги не в счёт, они не обращали на гостью должного внимания, считая, что это не их дело, чем занимается сеньорита. Однако это не значит, что её не попытаются остановить, если она свернёт куда-то, куда любопытным гостям ходить не полагается.

Кажется, зря Лиса слишком увлеклась своим занятием и не заметила лестницы впереди…в общем, спуск был долгим и болезненным. Всё, что успела сделать рыжая, это прижать телефон к груди, чтобы не дай боже, с ним что-то случилось! Свой телефон не так жалко было бы, а этот телефон принадлежит Бьякурану! Его нужно вернуть в целости и сохранности. Если бы эта молодая особа не прошла суровые тренировки, когда осваивала свои ролики, и тренировки с Гокудерой, это падение с лестницы могло для неё плохо кончиться. Обычный человек, наверное, вообще шею себе сломал бы. Но для Эли всё закончилось не так уж и плохо. Легкое головокружение, несколько ссадин на руках и ногах. Первым делом она проверила телефон, чтобы на нём не было ни одной царапины и только после этого попыталась встать. Попытка была неудачная. Девушка не смогла встать из-за резкой и сильной боли в правой ноге, точнее, щиколотке.

- Да что же такое?! – удивилась Элина, она уже давно такие фееричные травмы не получала! – Только не это!

Только это ещё не всё. Мейрс не без удивления заметила, что она одна, рядом никого не было, даже снующие туда-сюда слуги куда-то пропали. Да и самое помещение, куда она так невероятно упала, оказалось тёмным и недружелюбным. Именно такие места она и не любит больше всего. Поэтому она больше не предпринимала попыток подняться, её взгляд зацепился за паутину под потолком, и девушка испугалась, что если пошевелится и попробует встать, то этот паук, что притаился в самом центре своего тонкого творения, попытается напасть на вторженку в его личное пространство. Не зря же люди любят говорить, что у страха глаза велики. А Элина пока так и не смогла избавиться от страха перед этими существами. Сколько бы Эмель ни старался. Она пока с трудом заставляет себя просто смотреть на паучка её товарища и наставника. Но ещё с большим трудом она каждый раз, при виде Ранго, заставляет себя думать, что он ей не враг и не будет её есть. Ведь он для того слишком маленький, а она такая большая, и то, по идее, всё должно быть наоборот. Все её знакомые и друзья говорят, что это паучки боятся, если рядом появляется человек. Им легко говорить! Эти люди не страдают арахнофобией, и когда Хранительница напоминает им об их страхах, они сразу же замолкают.

И если бы это было всё. Практически тёмное помещение кладовки судя по большому наличию вёдер и швабр, без окон, не добавляло смелости Элине. Ей всегда казалось, что именно в таких помещениях в темноте бродит множество пауков, которые только и ждут, что кто-нибудь угодит в их ловко развешенные сети. Кажется, Эли только что стала той бабочкой, которая угодила в липкую паутину.

+1

35

В целом, конечно, Фабио верно рассуждал – древние родовые ценности, традиции, всё такое прочее… Очень высокие идеалы, и понятия не хуже, чем у многих других. Однако, кое-что в этом сильно претило Бьякурану. А именно – предопределённость, невозможность отойти ни на шаг в сторону. Он, стихийный любитель импровизации, игрок, способный в любую минуту развернуть партию на сто восемьдесят градусов, был вне себя от таких узких рамок.
- Вы можете… Можете абсолютно всё. Вопрос лишь в том, насколько сильно Вы этого хотите. Ни Ваши предки, ни даже родной отец не вправе распоряжаться Вашей жизнью и Вашим будущим. Не слушайте никого из тех, кто скажет Вам – задуманное невозможно, никому прежде такого не удавалось. Лучше попробовать и провалиться, чем всю жизнь сожалеть о том, что не смог заставить себя решиться, - глядя боссу Семьи Соланте в глаза, серьёзно проговорил Джессо.
Однако, в этот момент раздвинули шторы, и он, окинув взором своих спутников, сообразил, что кое-кого не хватает.
«О, нет, эта Элина…» - обречённо вздохнул Небо Маре.
Что за ерунда такая с этой девушкой, и почему она всё время вляпывается?! Интересно, в обычной жизни она такая же, или это с ним так расслабилась и пустилась во все тяжкие? Он что, настолько плохо на окружающих влияет?! Может, к экстрасенсу какому обратиться, или к гадалке, чтобы карму почистили? Или случай настолько запущенный, что уже не поддаётся излечению?
- Кажется, у нас проблемы, Хьюстон… - вновь обернувшись к Фабио, кажется, слегка обалдевшему от того, что Бьякуран знает такие цитаты, заявил Джессо, вопреки сказанному, улыбаясь до ушей. И не потому, что не переживал за свою спутницу – волновался, ещё как! – просто предвкушал очередное приключение. А до них он, как известно, всегда был большой охотник.

***

После нескольких минут беготни по особняку, причём были подняты все, кто можно, включая Хранителей Соланте, местонахождение пропавшей миледи было определено. Заверив всех, что толпиться внизу всем вместе совершенно не обязательно, и он сходит за Элиной сам, Бьякуран, вызвав маленькие крылышки, чуть трепещущие у него за спиной, плавно слетел в самый низ длинной крутой лестницы в какое-то сумрачное то ли подвальное, то ли складское помещение. Она сидела там, дрожала и выглядела несчастным заблудившимся цыплёнком, вдобавок ещё и до смерти перепуганным, словно главная героиня фильмов ужасов, которую безобразная инопланетная тварь чуть не заставила вынашивать своего детёныша, предназначенного для того, чтобы уничтожить всю Солнечную Систему целиком, а, вместе с ней, и ещё порядочный кусок Галактики.
Даже не раздумывая над тем, что ему предпринять, Бьякуран просто сел на пол рядом, привлёк рыжее недоразумение к себе, как маленькую девочку, лет шести, и, ласково поглаживая по волосам, стал шептать ей практически на ухо:
- Ну-ну, Элли-тян, успокойся, всё хорошо, ты больше не одна, я с тобой, - чувствовал себя он изрядно провинившимся, ведь это по его недосмотру такое стряслось с "сестрёнкой", а ведь обязан был присмотреть за ней, знал же, с кем связался, - Сейчас я помогу тебе, всё будет хорошо, - продолжал Джессо, разжигая оранжевый язычок хадо на кольце.
Умиротворяющее – не так, как это проделывал Дождь, не успокаивающе-усыпляющее, просто приводящее в душевное равновесие и возвращающее жизненную энергию, восстанавливающее расшатанные нервы, пламя коснулось сперва лба Элины, даря ей тёплый, но не слепящий и не обжигающий, а мягкий, обволакивающий ненавязчивой заботой свет, а затем – повреждённой ноги, вылечивая небольшую, было бы, о чём говорить, травму. Заботливые руки, которые никогда и ни за что не причинят никакого вреда, близость человека, способного защитить и от худших ужасов, чем паукообразное, даже если бы то было не маленьким и безобидным, а таким, как в тех же хоррор-фильмах, где эти твари благодаря какой-нибудь там химической утечке, радиации или магии вымахивали больше гаражей для автомобилей, или грузовых судов. Вот уж никаких монстров Бьякуран точно никогда не боялся – и после того, как в тысячах параллельных измерений навидался ещё и не таких чудес, Кровавой Дороти из Мёртвой Страны Оз не снилось ни под какими наркотиками, и при учёте всех тех чудовищ, что жили в его собственном мозге, способствуя его угрызениям совести и периодическим приступам саморазрушения.
- Там, наверху, все в панике, нам лучше поскорее подняться к ним, - уже куда более позитивным тоном сказал он, когда процедура закончилось, а камень Маре вновь погас и стал похож на обычное украшение.

+1

36

Вроде бы ничего страшного не произошло. Это просто пыльный чулан с маленькими запуганными пучками, которые сами прячутся в тени если включить свет. Но даже осознание этого не мешало врождённому и приобретённом страху проникать всё глубже в сознание рыжеволосой Хранительницы, заставляя её дрожать, как если бы здесь был не только этот маленький паучок под потолком, а целый полк, марширующий ей навстречу. Девушка продолжала сидеть на полу, пытаясь не шевелиться, и сколько времени прошло - она не знала. Шум беготни доносился словно издалека, глухо и едва слышно, как и не слышала, как кричат её имя в беспросветных поисках. Лиса просто не могла оторваться, голос её дрожал.

Элина чуть было не вскрикнула от страха и неожиданности, когда кто-то прижал её к себе и начал поглаживать по волосам. Однако, услышав знакомый голос, девушка смогла немного взять себя в руки, и обняла Бьякурана, цепляясь за него как за спасительный круг. Возможно, Эли стоило ему что-то сказать, но язык никак не желал двигаться. Да и разве сейчас нужны какие-то слова? Девушка почувствовала, как что-то тёплое и умиротворяющее коснулось её лба, постепенно приводя душевное равновесие Элины в порядок. Этот свет, приносящий спокойствие, действовал совсем не так, как эффект от действия пламени дождя. Страх, что сейчас окутывал сознание рыжеволосой Хранительницы, понемногу отступал, возвращая спокойствие и привычное для этой девушки состояние. Однако, так просто она не могла начать вновь дурачиться как маленький ребёнок, даже такой проникающий в сознание тёплый свет не может полностью прогнать эти пугающие чувства. Боль в ноге наконец-то исчезла, позволяя чувствовать себя значительно лучше.

Что же на неё сегодня нашло? Ведь она обычно не такая. Это насколько нужно распуститься, чтобы вот таким образом вести себя в обществе практически незнакомых людей? С Элиной же на самом деле не всё так плохо, как им сейчас наверняка представляется. Это же не может быть «дурное» влияние Бьякурана…о, кстати, о нём! Девушка резко вскочила на ноги и протянула мужчине его телефон.

- Твой телефон цел и невредим! Мне удалось его спасти! – сказала Эли, скромно улыбаясь.

В панике? Да после таких слов Мейрс сама сейчас в панику впадёт! Итак, уже много неприятностей доставила за время этой миссии, а тут ещё синьору Фабио и его Хранителям неприятности доставила, заставив её искать по всему особняку. Пожалуй, писать об этом в отчёте для Дино не следует. А то слишком стыдно, какая-то косячная Хранительница Каваллоне Дечимо досталась. Такую наверняка выгонят через два или три месяца, могут с позором лишить такой высокой должности. А посему нужно будет сохранить это фееричное падение в тайне, да ещё и часть некоторых её действий. Девушка усмехнулась, понимая, что ей предстоит долгие метания с бумагой в попытках написать полноценный отчёт, в котором её промахов не будет. Не стоит боссу о них знать, ещё больше разочаруется в своей нормальной Хранительнице.

Элина поднялась на верх и виновато улыбнулась Джузеппе и Яцеку. Но ещё более виноватой она чувствовала себя перед синьором Соланте. Ведь из-за неё ему пришлось поднимать на уши весь дом и носиться по нему, сломя голову. Мейрс не знала, что ей сказать, поэтому она молчала, скромно улыбаясь. Одна девушка, судя по одежде, из местной прислуги, протянула гостье полотенце. Выглядела Элина сейчас не самым лучшим образом. Всё-таки с лестницы упала, да ещё и в пыльную кладовку. Элина с благодарностью приняла полотенце и вытерла пыль с волос, в таком виде за стол лучше всего не садиться. Ещё лучше сейчас было бы сходить в ванную и умыться. А из-за пережитого страха есть хотелось ещё больше, о чём только что довольно громко возвестил позывной желудка. Рыжеволосая Хранительница решила больше никуда самостоятельно не ходить, и как только Бьякуран оказался рядом с ней, вцепилась в его локоть, словно боялась снова потеряться. Хотя, у Фабио поместье очень большое, может, здесь ещё кто-то потерялся и его до сих пор не нашли?

Неважно, что сейчас Элина ведёт себя как ребёнок, который оказался в незнакомом обществе, и жмётся к отцовской руке, боясь, что может отстать или того хуже. За эти несколько часов, что Лиса провела в обществе Неба Маре она слишком долго вела себя как дитя, а кашу маслом, как говорится, не испортишь! По крайней мере, хуже уже точно не будет. Ибо дальше падать больше некуда, и так накосячила как только могла. Надо теперь взять себя в руки и держаться ближе к адекватным людям. Ну да, Бьякуран и адекватный человек? Верилось в это с некоторым трудом, но, во всяком случае он, за сегодняшний день ещё ни разу не накосячил, в отличие от одного из своих спутников. Но даже Джузеппе и Яцек отделались только инцидентом с телефоном, и по их решительным лицам прекрасно видно, что больше они ничего не сотворят. Надо тоже показать всю свою волю и решимость и не вести себя как идиотка. Хранительница она, блин, или кто?!

- Я хочу есть, - почти прошептала Элина на ухо Джессо, приподнимаясь на носочки.

+1

37

Увидев, как безмятежно улыбающийся своей находке Бьякуран и цепляющаяся за его руку Элина выплывают, иначе не скажешь, этакой забавной парочкой малолетних заговорщиков, застуканных в школьной кладовке за составлением плана подрыва заведения в день "последнего звонка" суровым завучем, на свет божий, Фабио широко развёл руки то ли в приветствии, то ли приглашая в этакое братское объятие, и с явным облегчением сказал:
- Ах, сеньорита, как здорово, что Вы в порядке, - и тут же искренне встревожился, почти всполошился: - В порядке ведь? Если что - весь мой дом всецело к Вашим услугам...
- Нет, спасибо, всё хорошо... Вроде бы, - во взгляде Джессо Фабио уловил нечто вроде изучения Элины на предмет того, сколько ещё бедлама, хаоса и бардака она ещё потенциально - и кинетически, ага! - способна учинить. Представьте достаточно хладнокровного и недурно владеющего собой человека, к которому прицепили грамм двести тротила, и заставили с этим ходить - и вы легко представите себе, каким взгляд Бьякурана показался боссу Соланте. Однако, судя по всему, до детонации было ещё далеко, и тот удовлетворился результатом осмотра.
- В таком случае, полагаю, мы можем вернуться. Обед наверняка уже готов и подан, - он выражал непоколебимую уверенность, не имея возможности знать точно, ведь слуги, ответственные за приготовление пищи и сервировку стола, не бегали за ними по резиденции, чтобы доложить о выполнении своей задачи, а Хранители и все остальные, кто помогал искать Элину, не отлучались для того, чтобы проверить, как там, на кухне, идёт процесс и насколько завершён, - Но, перед тем, как мы поедим, позвольте, я лично провожу вас туда, где можно освежить лицо и помыть руки. Признаться, мне бы это тоже не помешало.
- Да... - ещё один взор Неба Маре, окинувший с ног до головы покрытую пылью Мейрс, был настолько неописуем, что лишь Сократ, Гомер или какой-нибудь древнеегипетский сфинкс могли бы рискнуть облечь сие зрелище в скупые, бедные и несовершенные слова, - И платяную щётку пусть тоже принесут, пожалуйста. Было бы весьма кстати.

***

Когда все мелкие формальности были наконец-то улажены, и резиденция попутно не оказалась по случайности стёрта с лица земли - но, может быть, лишь потому, что оба Неба не спускали с Элины глаз и не отходили от неё дальше, чем на расстояние вытянутой руки, а у дверей гостевой ванной комнаты, снаружи, по обеим сторонам дежурили двое из Хранителей Соланте, донельзя мрачный и суровый невысокий кряжистый мужчина-Ураган и Облако, рассеянно-пофигистичная дама, смахивающая на киношную Галадриэль, - они вновь вернулись в тот самый зал.
- Всё-таки тут слишком... Вычурно, - проговорил Фабио, его эти своды заметно угнетали. Дикие звери, запертые в вольеры, даже в очень просторные, и певчие птицы, пусть в самых огромных и сделанных из чистейшего золота клетках, имеют такой же взгляд. Те, кто был пойман, конечно, а не кто родился и вырос в зоопарке. Их могут содержать безупречно и любить, но место им отнюдь не взаперти. А он, на чьи плечи довлели и предки, и заведённые ими обычаи, явно тяготился таким наследством, не имея возможности выбрать, в чьём роду и на каких условиях родиться и воспитываться.
Сервировка, серебряные приборы, тарелки и блюда, хрустальные кубки, и всё без исключения - с золотыми вензелями, выглядела старше, чем существовал сам этот особняк, и, скорее всего, явились прямиком из той эпохи, когда семья Соланте и близко ещё не стала мафиозной. Эти вещи дышали ортодоксальностью и консерватизмом, а ещё роскошью, тогда доступной только самым богатым среди богатых, а ныне выглядевшей не вполне уместно, даже для дипломатического приёма. Если же считать обед уже неформальной частью предприятия, то, как выражается молодёжь - "показушно и выпендрёжно". Мучительно покраснев, Фабио неровным голосом сказал:
- Вероятно, мне следует... Попросить заменить эту реликтовую утварь на нормальную посуду?
Однако, блюда уже начали подавать, суетясь, по его мнению, немного больше, чем оно того стоило. Несколько салатов, один из них - с натуральным крабовым мясом и кальмарами. Жареная рыба, очень крупная, занявшая немало места на столе, очень аппетитная на вид и в похрустывающей обсыпке. И целый цыплёнок табака. Из напитков - несколько тонких вин с такими датами изготовления, что Фабио предпочитал не заглядывать туда, где те были оттиснуты, заранее предчувствуя, что перепугается и не посмеет раскупорить.

[NIC]Fabio Solante[/NIC]
[STA]За громом небесным приходит туман[/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/li1RM.jpg[/AVA]

0

38

Бьякуран успел уже наложить себе полную до краёв, и даже "с горкой", тарелку всякой всячины, и, более того, непосредственно к моменту, как Фабио озвучил свой вопрос, его рот был набит так, что щёки уподобились хомячьим, и, если кто-то думает, что такое возможно лишь в мультфильмах и фэнтези - он глубоко ошибается, и ему стоило бы взглянуть на жизнерадостного Небо Маре, уплетающего снедь с невозможным ни по логике, ни по устройству человеческого организма, вмещающего в рот еду лишь до определённого предела, а также имеющего максимальную скорость пережёвывания, наверняка отмеченную в какой-нибудь там "Книге Рекордов Гиннеса", энтузиазмом. По нему можно было смело утверждать, что он знает толк в ублажении желудка, и вообще житейских наслаждениях. Кое-как прожевав и титаническим усилием проглотив, блондин слабым голосом, улыбнувшись до ушей, с вальяжной небрежностью сказал:
- Да оставьте как есть, нам нечасто выпадает такое удовольствие, - впрочем, судя по его счастливому виду, Джессо было без разницы, есть из чистейшего золота, или из грубо обтёсанного дерева, была бы лишь кормёжка вкусной и сытной, - Кстати... - Небо Маре взглянул на несколько бутылок алкогольных напитков, различных по размеру, форме и оттенку стекла, за которым был почти неразличим цвет самого содержимого, красовавшихся на столе, на Элину, снова на бутылки, опять на Элину, а затем елейно-лукавым тоном, едва ли не мурлыкая, как бы между прочим осведомился: - А никаких соков у Вас нет, Фабио-кун? Знаете, у меня есть ощущение, что это было бы нелишне...
Если трезвая Элина - такая, то что же она сможет сделать пьяной? Это Ураган-то... Бьякуран содрогнулся и решил не экспериментировать. Он даже Закуро старался не наливать, не будучи уверенным, что сумеет предотвратить извержение вулкана в центре густонаселённого города, или лавовые потоки по улицам, или просто голого красного человекоподобного тираннозавра на крыше церкви или ратуши, а то и, к чему мелочиться, международного посольства. А что, с Хранителями Маре визит в тёплую и гостеприимную Италию никто не забудет никогда! А то, что это скандалище мирового масштаба... Ну, что же, остаётся лишь плечами пожать, кто ж им виноват, что они настолько нервные? И, тем не менее, Багровый Венок ни разу не устроил дефиле в голом виде по Палермо... Ну, насколько Джессо знал. А то вдруг этот рыжий на пару с хитрым Кикё скрыли от него подробности своих грехопадений?

+1

39

Элина с благодарностью улыбнулась Фабио, и подхватив его под руку, чтоб точно больше не потеряться, и пошла вместе с ним в ванную комнату. Оказавшись в ванной, девушка поняла, что здесь можно даже в футбол играть! Её комната намного меньше размером. Архитектор сего особняка наверняка страдал от максимализма. Однако, ванная была довольно уютная, в приятных пастельных оттенках. В такой и жить, пожалуй, можно. Лиса тут же шутливо сказала, что если синьор Фабио разрешит пожить у него, можно ли ей будет занять эту комнату. После чего засмеялась глядя на обескураженное лицо босса Соланте. Всё-таки он хороший человек, вежливый и приятный в общении. С ним также легко было шутить и общаться, как и с Такеши, за исключением того, что мечник Вонголы к шуточкам своей подруги уже давно привык, может, даже с самого начала их знакомства не заострял на них внимания. Закончив с шутками, Эли минут за десять – не без помощи синьора Фабио Соланте – привела свой внешний вид в относительный порядок и с готовностью объявила, что готова к трапезе.

По дороге к обеденному залу, Эли с трудом подавила в себе желание запрыгнуть на спину столь гостеприимного босса, ведь на нём эта молодая особа ещё не каталась! Надо будет исправить эту вселенскую оплошность в ближайшее время. Правда, если совесть не согласится с этим желанием, придётся о нём на некоторое время забыть. Наверняка это не последняя встреча, учитывая что семья Соланте стала частью Альянса, так что будут либо какие-то поручения, либо совместная миссия, типа такой, где нужны будут представители разных семей. Даже без миссий, если позволят, может просто так приехать, когда появится свободное время. Хотя, учитывая положение Мейрс в семье, свободного времени будет немного, если Хаято опять не угробит свою ученицу на очередной тренировке. А то есть у него такая вредная привычка, зато, с другой стороны, от этих тренировочных боёв есть своя практическая польза. Со своими размышлениями Элина вошла в обеденный зал с довольной улыбкой на устах, словно выиграла главный приз в лотерее. Лиса села по левую руку от Бьякурана, так ей было удобнее. Наложив себе всего самого вкусного и побольше, девушка с аппетитом принялась поглощать пищу практически не отставая от самого Неба Маре. Разве что не позволяла набить себе полный рот, как её учил Эмеллиан.

- Сока? – Переспросила рыжая хранительница, подсовывая кулак под нос Бьякурана с «милой» улыбкой. – Не недооценивай меня, Бьяшка-барашка! А вообще да, лучше сок, если можно – персиковый. Остальные на мой вкус не подходят.

Девушка скромно улыбнулась, правда, совсем не чувствуя, что, возможно, начала наглеть. «Если что весь мой дом всецело к Вашим услугам...», - за что куплено, за то и продаётся. Слова синьора Фабио, между прочим! Так что, вроде бы, всё в порядке. Честное слово, Элина не собиралась заняться разрушением особняка, и тем более в её планы не входило потеряться и свалиться в какую-то страшную кладовку. И несмотря на заверения некоторых членов семьи Каваллоне – в прошлом и сейчас – целью этой молодой особы не является случайное уничтожение мира, ну, или хотя бы части особняка семьи. Подчинённые Элины, кстати говоря, вновь начали подшучивать над своим начальником пора бы заняться воспитательным процессом, а то совсем от рук отбились, пока она в больнице лежала.

- Синьор Фабио, позвольте мне украсть вашего шеф-повара, - задорно улыбнувшись, Лиса подмигнула хозяину сего особняка. – Я бы не отказалась, если бы мне каждый день готовили такие потрясающие блюда.

Закончив есть, девушка откинулась на спинку стула, довольно улыбаясь. Ехать уже никуда не хотелось, зато настроение стало более мирным и менее активным, к радости двух спевшихся боссов, которые считали, что Элина может ещё что-нибудь выкинуть. Ленивое у девушки сейчас настроение, и эти двое вполне могут расслабиться. Устраивать шутливые диверсии на полный желудок не очень-то и удобно. Сначала всё должно перевариться. Зато пока есть время, можно подумать о ближайших планах. Мейрс всё-таки хотела купить для Такеши подарок, и было бы здорово купить его в Генуи, чтобы второго такого ни у кого не было.

+1

40

"Бьяшка-барашка"?! Фабио сделал большие, как две плошки, круглые глаза, заморгал, уставившись на Лису, а потом - на Джессо, словно бы в очередной раз желая убедиться в том, что ей за подобную выходку ничего не будет. Однако, босс Погребальных Венков миролюбиво и сосредоточенно жевал, реагируя на Элину благожелательно и с немного снисходительной теплотой старшего брата, присматривающего за распоясавшейся вволю строптивой и чрезмерно энергичной подопечной, в то время как родители отлучились из дома. Хотя, пару раз Небо Маре вообще вёл себя как всё тот же брат, отправившийся вместо работающих с раннего утра и допоздна матери и отца на школьный педсовет, где встал вопрос об исключении "малолетней хулиганки и пакостницы". Соланте тяжело, понимающе, вздохнул и опустил взор к своей тарелке... Тут же встретившись с умильными глазками-бусинками, смышлёными, немного хитрыми, но, в целом, любопытными, ласковыми и весёлыми. К ним прилагалась мордочка с жующей что-то, подхваченное, как видно, с его, Фабио, тарелки пастькой, а также маленькое, но гибкое и пластичное белое тельце. Застигнутый на месте злостного и непростительного преступления, дракончик противоречащим всем законам физики и геометрии кульбитом юркнул под стол. Нужно сказать, что от хозяина и Элины бестию заслоняли блюда, фужеры, бутылки, и даже декоративная ваза с жёлтыми и синими цветами, названия которых Фабио в упор не помнил, украшающая стол, так что коварный и вероломный манёвр зверушки видел только Фабио. И ему хватило в себе сил не подать вида о произошедшем, очаровательно улыбнуться бесценным гостям и проговорить:
- Да-да, синьорита Элина, всё, что Вам будет угодно, - и тут же распорядился принести девушке то, о чём она попросила.
Обед подходил к концу, и немного "развезло" не только Ураган Каваллоне, но и амфитриона данной трапезы. Шевелиться не особенно хотелось, однако, откланяться и пойти вздремнуть после сытной еды Фабио счёл абсолютно неприемлемым - хотя и мог отговориться какими-то делами, или любой другой наспех сочинённой ложью, но ему внушало отвращение такое прощание с теми, кто скрасил ему пару часов жизни, и вообще проявил всемерное расположение к нему и даже искреннюю заботу о нём, - отложил на потом, а, вероятнее всего, на "никогда". Вместо этого он беспечно рассмеялся и ответил девушке:
- Синьор Строцци служил ещё у моего отца, его, если не ошибаюсь, близкий товарищ детских игр и школьных проказ. Вряд ли он уйдёт из этого дома, но, если Вы так хотите - думаю, он исполнит мою просьбу. Вам в упаковке, или обойдёмся одной ленточкой? И какой цвет предпочитаете? - он ни на миг не допускал, что рыжая всерьёз обратится к нему с подобным, поэтому и позволял себе так, несколько рискованно, шутить, - Кстати, время до вечера ещё есть, и мы можем успеть посмотреть город, - уже с настоящим предложением обратился к Элине и Бьякурану он. Очень уж не тянуло Фабио возвращаться к работе, которая не убежит путешествовать автостопом ни завтра, ни через неделю. Нет, она - как законная супруга, ревниво вцепляется обеими руками и шипит на ухо: "Дорогой, где ты был? Пора исполнять долг!". Брр, аж дрожь вдоль всего позвоночника пробежала. Она догонит повсюду, и на любой вечеринке найдёт средство испоганить настроение. И с работой, во всяком случае - с такой, как у него, в отличие от брака, на развод не подашь... Спасти они его не спасут, а вот отсрочить исполнение неизбежного приговора вполне могут, да благословит их святая Дева Мария за эту небольшую отдушину, способную помочь ему ещё долго смиряться с предстоящей каторгой. Фабио разумел рутинную работу, стандартные действия, вроде разгребания чужого бумагомарательства, отчего-то считающегося важными официальными документами и типа достоянием Семьи и секретными сведениями о ней.
Однако, вернёмся к другому участнику описываемых событий. Дракончик, убедившись, что на него никто не смотрит, тихой сапой выбрался из-под длинной, спадающей до самого пола, скатерти и в мгновение ока обвился вокруг шеи Элины, явно стремясь притвориться, что он всего лишь воротник. Экзотический воротник, какого нигде не приобрести, ибо таких животных в природе не водится. Животик дракончика был туго набит, это бросалось в глаза даже со стороны.

[NIC]Fabio Solante[/NIC]
[STA]За громом небесным приходит туман[/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/li1RM.jpg[/AVA]

0

41

Ни к чему не обязывающая легкомысленная болтовня сотрапезников не очень-то занимала Бьякурана, и он, слушая их разговор вполуха, на тот маловероятный случай, если всё же проскочит нечто важное, изучал интерьер помещения. Лепнина и гобелены не могли его увлечь, видел он и пороскошнее дворцы, такие, что там едва ли не целый город под одной кровлей - встретилась как-то весьма забавная нация, для которой подобные поселения были общепринятой нормой, их огромные чертоги, с виду напоминавшие хрустальные, но непрозрачные и на деле твёрже алмаза или стали, с миллиардами переливающихся на солнце каскадами пёстрых искр граней, соревновались в роскоши между собой. Страшно сказать, но, если хотя бы мельчайший кусочек удавалось отколоть - сие считалось государственным преступлением и каралось расстрелом на главной площади. А всё потому, что, как уже упоминалось, даже царапинку на такой поверхности оставить можно былно лишь специально, более того - немалыми усилиями, а, следовательно, являлось преднамеренным правонарушением. Стоил материал столько, что не каждый король возместить смог бы... Ну, так вот, после таких зрелищ, а описанное выше не являлось единственной достопримечательностью в его межмирных странствиях разума и духа - ибо тело перетаскивать ради одного удовольствия прогулки среди потусторонних улочек было слишком накладно, если учесть потенциальный шанс утраты возможности возвратиться, - впечатлить Джессо богатством убранства было затруднительно. Посему, после того, как его взгляд поблуждал по стенам и потолку, то возвратился к утвари на столе. Небо Маре, остановившись на столь милом и любезном его сердцу явлении, как цветы, непроизвольно начал изучать составляющие букета. Между прочим, своеобразного. Жёлтым гвоздикам Бьякуран не доверял, жёлтым лилиям, из-за их двойного смысла, означающего одновременно и признательность, и обман - ещё меньше. Гортензия, с её символикой отстранённости, бессердечности и равнодушия, дополняла картину далеко не самым оптимистичным образом. В голове у Джессо понемногу сформировалось нечто вроде: "Невзирая на ту благодарность, что я испытываю к вам, либо должен испытывать, не доверяйте мне. Вы мне больше не нужны, и я отказываюсь служить вам, в моём сердце не осталось тёплых чувств.". Бьякуран не мог не напрячься от такого откровенно неприятного, и даже опасного, посыла. Ладно, составитель мог не быть в курсе или забыть символику какого-то одного цветка, но сочетание трёх разных видов, складывающееся в столь стройную и логичную "записку", не давало списать всё на невнимательность, отсутствие познаний в языке цветов, либо случайную оплошность. И, вообще, Джессо обещал сберечь синьора Соланте, оказать ему помощь, и лучше перестраховаться, чем потом обряжать для церемонии погребения свежий труп.
- Синьор Фабио... - как ни старался он скрыть, что начал нервничать, это всё равно прокрадывалось в эмоциональном окрасе его ставшей слишком бесцветной и монотонной речи, - ...кто поставил сюда это?
Прежде, чем на эти слова мог последовать ответ, дракончик, уютно устроившийся на Элине, обмяк и безжизненной, словно тряпичной, тушкой сполз ей в руки. Он не шевелился, кроме того, был белым - а стал и вовсе почти прозрачным, и лишь то, что животное, в принципе из хадо состоящее, умереть не может, указывало на то, что ленточное недоразумение оклемается, если отозвать его в коробочку, а выпустить снова через некоторое время, необходимое для покоя и отдыха. Как Бьякуран и не преминул поступить, и маленькие изящные белые створки захлопнулись за исчезнувшим дракончиком.
- Он отравился, - констатировал вполне очевидный факт Джессо, восстановить подлинную картину событий в своём уме ему не составило труда, - Но, судя по тому, что мы с Эли-чан в порядке, яд предназначался лишь Вам, Фабио-сан. А моё животное съело Ваш билет на тот свет. Что примечательно - я не выпускал его после нашей посадки на самолёт, когда он, хм... - косой взгляд на Элину, и отдалённое, бледное подобие улыбки, тут же вновь сменившейся деловитой миной, - ...помог нам с затруднениями при посадке на борт. Это значит, что он вышел из моей коробочки по своему почину. В этом времени он ещё не делал так... Но я помню. Помню, когда и как такое происходило, - Небо Маре нахмурился и поджал губы - воспоминания, ожидаемо, были не из тех, которым захочешь уделять внимание без крайней нужды, - Он умеет распознавать такого рода покушения, но я не думал, что этот навык сохранился при переходе в прошлое, и не будучи до сих пор ни единого раза активно задействован.
Ну, конечно, поначалу, когда ещё не осознали, с кем имеют дело, босса Мильфиоре пытались не только накормить пакостью, но и втихомолку прирезать из-за угла. Наверно, нет надобности пояснять, что с ними со всеми случилось? Постоянная бдительность, если не ты - то тебя, всё в таком стиле.

+1

42

После плотного и прекраснейшего обеда Элина пребывала в весьма благодушном состоянии, по крайней мере, никаких шалостей она не планировала. Хотя, признаться, честно, девушка их никогда и не планирует, её действия всегда спонтанны и непредсказуемы, наверное, именно поэтому её атрибутом и является Ураган, ведь он такой же непредсказуемый и стремительный, а также всеразрушающий. Рыжая и сама как ходячая катастрофа для всего человечества и окружающих, в частности. Не зря в детстве эту девушку называли маленькой бурей, а они, как известно, обычно разрастаются…

- Нехорошо транспортировать человека в коробке, - Лина шутливо пригрозила пальцем синьору Фабио, задорно рассмеявшись. – Мне с голубой ленточкой, пожалуйста.

Хорошо, что они оба понимали, что это просто шутка. Элина тоже не стала бы расставаться с таким человеком, каким – по словам босса Соланте – являлся синьор Строцци. Вот тут девушка почувствовала лёгкие нотки зависти, у неё в детстве был только Марли, кавказская овчарка, которого папа привёз с задания для любимой дочурки. Возможно, отец стал бы таким другом, но увы, жизнь распорядилась иначе. Улыбка немного угасла, полностью отражая чувства Лисы, невольно вспомнившей день похорон отца.
«Нельзя сейчас расклеиваться! Нельзя, дорогая моя, ты не дома!», - тряхнув головой. Девушка словно бы «выпала» на некоторое время из реальности, прослушав, о чём говорили Фабио с Бьякураном. Вернуться с небес на землю её заставила тяжесть на плечах. Встрепенувшись, Эли заметила, что дракончик Джессо опустился на её плечи словно горностай королевской мантии. А потом он и вовсе сполз на руки. Хранительница погладила дракончика по голове, с удивлением замечая, что он стал полупрозрачным, как привидение. Девушка ничего не понимала в способностях животных из коробочек, но сейчас явно было что-то не так. Эли с опаской посмотрела на Бьякурана, и его последующие слова повергли девушку в состояние лёгкого шока, и только исчезнувших из рук дракончик в очередной раз вернул в реальность.

- Отравить? – только и смогла выговорить рыжая, переводя взгляд с Неба Маре на Небо Соланте. – Покажите мне этого идиота, я его лично на тот свет отправлю!

И неважно, что у него есть свои хранители и люди, которые его защищают. Элина уже отнесла этого человека, к которому просто невозможно не проникнуться доверием, а потому хотела наказать тех, кто покушался на его жизнь. Такие вещи не прощаются, или прощаются, но только Богом. И вот ещё одно доказательство фактора случайности.

Если бы Эли и Бьякуран не остались на обед, этому наглецу удалось бы отравить синьора Фабио. Однако, торопиться было действительно некуда, и этот фактор случайности оказал положительное влияние на исход этого события – покушение не удалось. Хранительница не верила в такую вещь, как Судьба, и что её невозможно изменить. В этом мире всё решает случайность и само желание человека, а не тот, кто находится там наверху и типа решает кому какая судьба достанется. Элине часто говорила, что ей не судьба стать хранителем пламени Урагана в семье Каваллоне, и что теперь? Все они помалкивают в тряпочку, или говорят, что всего верили в маленького Лисёнка. Просто смешно.

- Попадись мне этот идиот, и я буду долго играть с ним в игру «Отелло, молился ли ты на ночь?», главное, чтобы нам никто не помешал!

0

43

Фабио не то, чтобы всполошился - скорее, он банально к своему месту прирос, не в силах подняться, либо же выдавить из себя хоть одну членораздельную фразу. На его жизнь никогда прежде в этом времени не покушались, и он не мог понять, кому бы это вдруг понадобилось отбирать её. Дон Семьи Соланте никому не причинял зла, и всего лишь хотел заботиться о своих близких, и о городе, в котором обитал. Официальная и "теневая" власть сосуществовали здесь по большей части в согласии друг с другом, худой мир почитая лучше доброй ссоры, от которой страдают всегда ни к чему не причастные, далёкие и от политики, и от мафии горожане. Но кто же, тогда? От "своих" ожидать такой подлости Фабио не был готов, но и гостям доверял. Тут было бы впору схватиться за голову, выдирая шевелюру клочьями, или начинать биться головой об стол... Но таким трясущимся от страха слабаком Небо Соланте не был, и, посему, взяв себя в руки, прокашлялся - не для того, чтобы привлечь к себе внимание, просто горло внезапно пересохло и запершило, - и выдал почти ровным голосом:
- Нам именно это и предстоит выяснить. Я вызову Хранителей.
Однако, этого делать ему не пришлось - в то время, как четверо, за исключением невесть где шляющейся "Галадриэли"-Облака, переминались в коридоре, ведущем в обеденную залу, явно не решаясь вмешиваться, один, чуть ли не растолкав остальных, едва успевших посторониться, влетел на всех парах в помещение. Кольцо мгновенно полыхнуло зелёными электрическими разрядами, и высокий худой мужчина всадил крупный камень в отведённое для него отверстие в небольшой коробочке. С оглушительным боевитым визгом на свободу выбрался огромный вепрь, покрытый извилистыми молниями, буквально искрящийся и сыплющий ими. Хадо в создание сего чудовища явно вложили уйму, не экономили, он светился так, что мог бы заменять иллюминацию всего квартала, а то и двух.
- Джессо! Это ведь сделал ты! Признавайся! Ты хотел втереться в доверие к боссу, заставить его чувствовать себя обязанным тебе, и поэтому инсценировал попытку его убийства! Думаешь, нас можно держать за лохов так же, как ты делаешь с Дечимо Вонголой и всем Альянсом?! Чёрта с два, ты, выродок! С нами этот фокус не пройдёт, лживый ублюдок, ты умрёшь!
И здоровенный, матёрый, дикий кабан, весом этак килограмм в двести семьдесят, с наэлектризованными клыками и копытами, налитыми кровью маленькими чёрными глазками, вздыбленной короткой жёсткой шерстью, с какого-никакого, однако, всё же, разгона в несколько метров, агрессивно хрюкая, накинулся на Бьякурана. Остальные Хранители тоже вошли, а, вернее, чуть ли не ворвались бегом, также готовые в любой момент перейти в атаку. Насколько они поверили обвинению, выставленному одним из их товарищей, было пока что неизвестно, но им, как надеялся Гроза, всё же окажется гораздо проще свалить всю вину на чужака, чем допустить, что кто-то из Семьи пошёл против дорогого босса, которого тут едва ли не на руках были готовы носить... Им, конечно, невдомёк было, что, удайся покушение - и виновным в устах Грозы тоже оказался бы Бьякуран, в каких-то своих интересах подорвавший задание. Например, не желая усиления Альянса, или собираясь предложить "осиротевшей" Семье руку помощи, начиная путь возрождения той ужасающей силы, от которой все трепетали, и перед которой склонялись в три погибели в будущем. И плевать, что это - ложь, перестраховщики, испытывающие ужас перед возможностью восстановления Мильфиоре, уже в новом времени, скушают такую байку и не подавятся. Ну, во всяком случае, мужчина-Гроза рассуждал так... Человек очень давно вынашивал план избавиться от слишком мягкого, добросердечного, инфантильного - не чета своему отцу! - Фабио, только не было подходящего повода, а тут... Такой удобный случай! В глазах Хранителя Грозы, на Джессо можно было валить всё, как на мёртвого, ибо такого, как он, уже не единожды согрешившего, не вызывающего доверия у нормальных людей, выставить интриганом, хитрецом и злодеем проще простого. Гроза искренне и горячо рассчитывал, что своим тщательно рассчитанным "выпадом в состоянии аффекта" и убедительными, как ему казалось, репликами, удастся спровоцировать и всех остальных напасть на Бьякурана, убить, едва ли не на куски разорвать ради мести за перенесённый их боссом леденящий кровь кошмар, и за "попытку манипулирования" Семьёй Соланте - благо, невдомёк, что её, эту самую версию, Гроза практически на ходу выдумал, - дабы тот не вышел отсюда и никому не рассказал правду. Ему доводилось слышать, что мировоззрение Джессо изменилось, а, значит, у Неба Маре кишка будет тонка всех их тут перебить, совесть потом бедняжку замучит, не говоря о том, что тогда он замарается в крови по уши и выставит себя перед мафиозным миром монстром, коего прямо-таки необходимо устранить. Вот почему Гроза чувствовал себя безнаказанным - Джессо не устроит тут бойню, у него руки связаны, в том числе и тем, что вместе с ним, вполне вероятно, и даже вполне логично, ибо необходимость не даст оставить в живых такую угрозу, ликвидируют и его Хранителей, бывших Венков, дабы никому неповадно было. Ими жертвовать Бьякуран не станет, опять же, если верить новым, современным, данным на него. Кроме того, способности Неба Маре ограничены по приговору, а, следовательно, с ним можно потягаться, даже если он решится драться. Конечно же, если остальные Хранители Соланте поддержат начинание Грозы. Главное - чтоб не остановил босс... Но у них и на такое вполне весомое правдание найдётся, они взбешены вероломством "этого негодяя".

Атака вепря - 18

[NIC]Fabio Solante[/NIC]
[STA]За громом небесным приходит туман[/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/li1RM.jpg[/AVA]

0

44

Даже и кольцо поднять не успел... Если говорить по-честному - то Бьякуран даже и не пытался это сделать. И не то, чтобы он совсем уж расслабился и утратил бдительность - вести себя агрессивно и учинять поединки на столкновении разноэлементного пламени не желал, для этого слишком уважал и ценил хозяина дома, отлично зная, что, если задействует кольцо или крылья, то без погромов и пожара не обойтись; и он не ответит, даже если придётся подставить себя под удар. Так и поступил; всё, чем ограничился - это стремительно и порывисто шагнул вперёд, прикрывая Элину и Фабио - остальные находились достаточно далеко, чтобы их не зацепило даже случайно; впрочем, конечно, слишком уж далеко и энергично разлетались от упитанной туши здоровенного кабана ломаные светящиеся лучи молний. Ну, ничего, всем другим присутствующим ничего не сделается, раз уж Бьякуран всецело принял запасы вложенной в дикого вепря посмертной воли на себя, послужив чем-то наподобие щита и громоотвода одновременно.
Удар сверкающими зелёными сполохами хадо Грозы клыками в живот, разряды молний, прошедшие по всему организму, короткий полёт до первого вертикального препятствия, коим оказалась стена. Несколько секунд абсолютной черноты перед глазами, едва не сорвавшийся с губ вскрик боли - не случившийся не благодаря какой-то там нечеловеческой выдержке, а просто-напросто дыхание ему перешибло, и оставалось лишь беззвучно хватать внезапно иссякший вокруг Джессо воздух ртом. Хотелось сползти на успокаивающе прохладный и гладкий пол, унимая текущую из дырок на животе, и, отчего-то, вдобавок к этому, ещё и из носа, кровь собственными ладонями и начать жалеть себя, тем более, что голова кружилась слишком сильно, дабы можно было рискнуть без последствий, а, если без обиняков - то тяжёлых осложнений для раненого тела, хотя бы пошевелиться, не говоря о том, чтобы начинать какое бы то ни было сражение. Удержать равновесие, несмотря на все усилия, не получилось, и Бьякуран даже не сполз, а попросту упал, чувствуя, как его колотит после всаженных в живую плоть молний. Эта зверюга же со всей дури влупила, на поражение метила! Обычный человек, без хадо и дополнительных сверхвозможностей, от такого вообще, без вариантов, умер бы... Где-то в области расположения души, в груди, там, где, предположительно, размещаются угрызения совести, вновь возник укоризненно покачивающий головой Кикё, безмолвно-горестным взглядом укоряющий босса в неосторожности и пренебрежении собственной безопасностью. Нет, пожалуй, тот маленький факт, что Облака Маре здесь нет, весьма удачен, иначе бы в эту секунду тут все колокольчиками уже начали бы зарастать - и правые, и виноватые, вообще все подряд... Он даже вымолвить ничего не сумел, ибо, едва лишь попытался, как судорожно закашлялся, полурасплывающимся отрешённым взором наблюдая, как расплываются по полу сгустки выплюнутой в процессе крови. Да уж, что-то ему там отшибло, а то и вовсе разорвало - посмотреть Джессо не решался, но ощущения были немногим более приятные, чем после тесного "общения" с Джагером. Мысли в мозгу ни во что вменяемое не складывались, аргументов в своё оправдание Бьякуран не находил, да и чувствовал интуитивно, что они не нужны, и ничего не изменят. Однако... Наибольшие страдания ему причиняла мысль о том, что Фабио поверит злостному навету. Хотя, вроде бы, умный и честный босс, однако, люди склонны слушать подчас омерзительнейшую клевету, если та подана достаточно уверенным тоном и преподнесена под правильным углом видения. Отелло обожал Дездемону и был готов отдать ради неё всё, полагая жену светочем и ангелом чистоты - но Яго нашёл, чем отравить даже такую великолепную идиллию, в лад звучащие струны настоящей любви... Именно потому, что Фабио Соланте так нравился Бьякурану, он и не желал, чтобы тот подумал плохо, и счёл за обманщика и клятвопреступника, за того, кому соврать в лицо другому легче, чем сделать глоток воды. С невероятным трудом сфокусировав внимание на Фабио, Джессо каким-то воистину титаническим усилием прохрипел почти неузнаваемым голосом:
- Это... Не... Я... - правда, сообразить, кто подлинный виновник, ему уже не хватало сил. И сохранять сознание Бьякуран тоже больше не мог, - Защити их... Эли-чан... - уточнить, кого конкретно и от чего, Джессо никак не успевал, его минуты утекали сквозь пальцы, подобно песку, такому мелкому, что его никак не удавалось удержать. Но Элина - умная девушка и разберётся сама. Она же тоже обещала поддержку Фабио, как и сам Бьякуран, выполнивший данное слово быстрее и более страшным способом, чем предполагал, с небрежной улыбкой ставя под документом свои подпись и печать.
Воображение услужливо подсунуло наполненные слезами бессильного отчаяния и смертельного испуга глаза Дейзи, и сделалось совестно. Солнышко Маре всегда тяжело и мучительно переживал моменты, когда его возможности могли бы помочь любимому Небу, а его, Дейзи, как назло, не оказывалось рядом; если бы однажды он не успел, если бы Джессо умер, то от одного этого Дейзи мог бы свихнуться, не сходя с места, даже будучи совершенно вменяемым и здоровым психически. Столь потрясающие естество, душу и сердце утраты подчас подкашивают и самых нормальных, позитивных, сильных и крепких людей, что же тогда взять с уже надломленного, сохраняющего себя благодаря светлому влиянию гармонии Неба... Затем добавилась зарёванная, трущая щёки кулачками Блюбелл, кричащая ему, что он обещал их больше не бросать одних. И, наконец, последним штрихом оказались обнимающие, прижимающие к себе в попытке то ли защитить, то ли утешить, тёплые и надёжные руки Кикё.
- Простите... - почти беззвучно прошептал Бьякуран и закрыл глаза.
Он перестал бороться за поддержание себя в состоянии адекватного восприятия реальности и отключился, лёжа ничком, и даже рану прекратив зажимать, отчего больше никаких препятствий для свободного вытекания на свободу у крови не оказалось.

+1

45

Всё это было странно и совершенно неожиданно, когда один из хранителей Соланте начал обвинять Бьякурана в попытке убийства. Девушка от удивления не могла и слова вымолвить. Но ведь он не мог… Да, Элина знает Небо Маре всего несколько часов, но этого времени вполне хватило, чтобы хоть немного его понять. Рыжая не хотела в нём сомневаться, и слова этого хранителя Грозы ей совершенно не понравились. Надо заставить его взять их обратно. Эли уже почти встала на ноги, когда произошло ещё кое-что более страшное!

Бьякуран предпринял попытку защититься от атаки вепря, но его сил для этого не хватило. И всё, что он смог сделать, это защитить своим телом и Элину и Фабио. Этот хранитель явно обезумел! В такой ярости он и своего босса задеть может. Это было омерзительно. И этот человек смеет называть себя хранителем босса?! Он?! Лиса была в ярости, таких ярких эмоций она уже давно не испытывала, с того дня, когда погибли её товарищи.

- Ты считаешь себя хранителем? – Насмешливо спросила девушка, поднимаясь на ноги, в глазах сверкала ярость. – Ты забыл в чём гордость таких как мы? Мы Хранители. Наша главная задача защищать своего босса. А ты чего здесь устроил?! Но это ещё не самое страшное, страшнее посягать на моих друзей. Я не убью тебя только по одной причине. Ваша семья с недавних пор входит в Альянс, но я преподам тебе урок, который ты никогда не забудешь. Урок о долге хранителя.

Слишком пафосная речь для такой хрупкой девушки. Улыбка этого Грозы говорила о том, что он не сомневается в своей безоговорочной победе над мелкой пакостницей, которая заставила всех обитателей особняка бегать в поисках этого рыжего недоразумения. Лиса внимательно всматривалась в черты лица этого мужчины, что-то смутно припоминая. Как только, она вышла из той страшной кладовки вместе с Бьякураном. И что самое удивительное этого мужчину она увидела не сразу. Может он стоял за спинами других людей, но такого парня трудно не заметить. С Такеши, его конечно не сравнить, но всё же довольно высокий и симпатичный мужчина. Такого трудно не сразу заметить. «Как-то это всё слишком странно…», - Элина посмотрела на Фабио, чьё лицо выражало крайнюю степень удивления и сложного мыслительного процесса. Было интересно, о чём он сейчас думает. 

Неужели он тоже начнёт думать как этот его хранитель Грозы? Рыжая немного покачала головой, в которой уже созрело некое подобие плана, процентов на десять. Вряд ли у этого парня будет ещё одна животная коробочка, так что в первую очередь надо будет избавиться именно от неё. Если не получится уничтожить, то надо хотя бы заставить Грозу вернуть вепря обратно в коробочку. Эли сделала бы именно так. Она не хочет из-за собственной глупости лишиться такого верного и преданного товарища.  

На кольце хранителя заплясало пламя Урагана, и в одно мгновение, лёгким движением руки, хранительница Каваллоне открыла три своих коробочки. Одна оружейная, вторая животная и третья с линзами. Как хорошо, что в обеденном зале довольно много свободного пространства, есть где развернуться и возможность совершить необходимый манёвр, главное пожар не устроить, а то хороша же из неё помощница окажется. Девушка резко сорвалась с места и, прокатившись практически через весь зал, развернулась и приготовилась к атаке. «Дождя и ветра нет. До захваченной цели десять метров. Общая плотность пламени в роликах семьдесят два процента. Угол для выстрела оптимальный. Готовность к выстрелу стопроцентная». О да, пока Лина показывала чудеса высшего пилотажа линзы успели всё рассчитать. Больше ждать смысла не было, и, совершив ещё один вираж, Мейрс столкнула вместе два воздушных потока направив их на грозового вепря. Сила атаки была достаточно мощной чтобы свалить этого поросёнка-переростка. В себе Элина нисколько не сомневалась. А вот сила атаки питомицы подвела. Она попыталась атаковать хранителя Грозы, но сила её пламени оказалась слишком слабой.

- Вот чёрт! – недовольно фыркнула девушка, топая ногой, чуть не проломив пол.

Элина совсем забыла, что не убрала пламя посмертной воли с колёс роликов. 

Атака Дэй (изрыгание пламени)1
Атака Столкновение ветра: 16

0

46

Вот же, чёрт побери! Хранитель Грозы надеялся, что Джессо применит пламя - небось всё выжигать не стал бы, он же якобы представитель Альянса, зато защита способствовала бы завязке драки, в пылу которой можно было бы якобы случайно убить босса и сбежать, вроде как бы осознав преступную непростительность содеянного. Когда пламя плещет во все стороны - очень трудно уследить за его потоками, не говоря о том, что оно могло, если не прикончить само, так обрушить потолок, либо же учинить иные разрушения, что привели бы Фабио, а, вероятно, и лишних свидетелей заодно, всё к тому же летальному исходу, так что шанс был очень высок... Нет, конечно, избавлять Фабио от жизни было вовсе не обязательно, он мог культурно и благочинно подать в отставку по собственному и покинуть особняк и так, и комар бы носа не подточил, но мягкий, как тюфяк или пуховая перина босс Соланте, наименее похожий на заслуживающего уважения лидера, осточертел настолько, что захотелось попрощаться именно подобным образом. Вот, мол, что такое настоящая реальность мафиозная, дерьмище редкостное, а ещё кровища, подставы и ложь, а не эти ваши слюнявые бирюльки. Однако, Бьякуран, не будь дурак, не задействовал кольцо Маре, и предпочёл принять всю атаку на себя, притянув молнии и нарочно встав так, чтобы никого больше не затронуло. Гроза аж зубами скрипнул с досады - подумать только, это проклятое Небо испортило всю задумку, если бы не его игры в проницательность и дебильное самопожертвование - всё бы выгорело как нельзя лучше! А производит впечатление инфантильного и наивного улыбчивого дурачка. Белобрысый ублюдок - первостатейный, получается, актёр, чтоб ему в Аду жариться.
Зато девушка, приехавшая с Джессо, за словом и делом в карман не полезла. Однако, её желание надрать ему драгоценное и незаменимое седалище оказалось столь сильно, что Гроза, признаться, струхнул. Эта и зашибёт - недорого возьмёт.
Потоки ветра, обрушившиеся на кабана, натолкнулись на искрящиеся, змеящиеся вокруг тела зверя на расстояние в несколько метров, и свели ураганные вихри в ничто. Внутри переплетения ярко-зелёных разрядов же стоял невредимый боров. Тем временем, у входа сверкнули несколько пронзительно полыхающих длинных, более чем полноценных, молний, и стоявшие на пути остальные Хранители разлетелись в разные стороны и впечатались в стены с криками боли. Гроза же выбежал в коридор и помчался по направлению к лестнице - бросив, между прочим, своё животное, то даже развернуло корпус ему вслед и удивлённо хрюкнуло, совсем как настоящее, мол: "Я же для тебя что угодно, а ты оставляешь меня тут одного!". В маленьких поросячьих глазках даже блеснуло нечто вроде слёз. Оставшись без хозяина, свин утратил волю к борьбе и плюхнулся на задницу посреди обеденной залы.
А мужчина мчался уже вниз по лестнице... Не видя, как на одной из верхних площадок Облако-"Галадриэль" с флегматично-безучастным лицом методично разжигает фиолетовое пламя на кольце, открывает коробочку, заряжает рогатку полыхающим сочного, глубокого, ровного цвета хадо, спокойно прицеливается вниз, и, когда его макушка удачно попадается ей на глаза, отпускает туго, до предела, натянутую резинку. Шарик, в полёте эффектно размножившийся на десять, неумолимым возмездием устремляется к цели. Хранитель Грозы вскидывает сначала голову, затем - и руку с кольцом, высвобождая энергию, и рефлексы его хороши... Но недостаточны. Несколько шариков, будто рой сердитых фиолетовых шмелей, правда, не жужжащих, а нападающих в жутко-гробовом молчании, ввинчиваются сквозь переливающуюся оттенками зелёного преграду и пробивают его тело практически настоящими пулями. С коротким, прощальным, почти предсмертным, воплем мужчина упал и покатился вниз.
Белокурая женщина-Облако неопределённого возраста спустилась по ступенькам с грацией истинно царственной эльфийки, шурша длинным свободным подолом голубого, как её глаза, платья.
- А ты неплоха, - чуть приподняв самые уголки губ, милостиво кивнула Элине сия лебединая пава, леди-"Галадриэль", - Саймон, как выяснилось, не только предатель и король драмы, но и трус, каких поискать.
- Жалкая сволочь, - сквозь зубы процедил Ураган Соланте, подковыляв ближе. Ему разряд, которым столь щедро угостил бывших коллег Гроза, недёшево обошёлся, но осложнений, к счастью, не дал.
А вот со всем остальным хуже получилось.
Хранитель Солнца, не участвуя ни в погоне, ни в дискуссии, и пострадавший меньше всех, ибо держался чуть позади остальных, блондин, очень похожий на стереотипный аватар знахаря-светлого жреца, причём низкорангового, из начинающих, в он-лайн играх, убедился, что с товарищами всё хорошо, и добрался до Бьякурана.
- Д-д-дон Ф-ф-фабио, мне не хватит пламени залечить такую рану! - чуть не плача, дрожащим голосом проговорил парнишка. Он испытывал ужас молодого хирурга, у которого на операционном столе вдруг впервые в его жизни начал умирать пациент.

0

47

Атака на кабана потерпела полное фиаско! И единственная мысль в голове была, что возможно она не сможет справиться с этим типом, как произошло то, что повергло рыжую хранительницу в состояние шока на пару минут. Этот наглец атаковал молниями своих же товарищей, расшвыряв их в разные стороны, и сбежал! Сбежал как последний трус! Даже питомца своего бросил. Ну что за идиот? И, признаться, Эли стало жалко этого кабанчика, который уже сидел на полу с печальной мордашкой. Так не ценить своего боевого товарища, это же – извините за каламбур – натуральное свинство. Девушка побежала следом за этим мужчиной, чтобы всё-таки надавать ему пинков под мягкое место, как её опередили.

Невероятно красивая женщина с белокурыми волосами в длинном платье невероятно голубого цвета выстрелила из рогатки в предателя, и тот кубарем покатился с лестницы. Кара была жестока, но справедлива. В мафии предателей не любят и по возможности разбираются с ними сразу же. Как в этом случае. Когда эта женщина с атрибутом Облако подошла ближе, Элине представилась возможность рассмотреть её получше. Казалось, что эта женщина прекрасна в всём, тем более что с первого – да и со второго или третьего – не узнать, какой у неё возраст. Она похожа на королеву из волшебной сказки. Но только не человеческую королеву, а Пресветлую Владычицу мудрых и вечно прекрасных эльфов. Услышать такую простую, но всё же приятную похвалу из её уст оказалось неожиданно приятным. Не часто незнакомые люди говорят, что она не плоха. Вообще эти слова можно трактовать в двух вариантах. Непосредственно сама похвала, или же прикрытый ею сарказм. Однако Лисе хотелось верит, что в этих словах нет скрытого подтекста, и немного улыбнулась «эльфийке».

- Вот точно, жалкая сволочь, - согласно кивнула девушка на слова одного из хранителей Фабио.

Опомнившись, хранительница Каваллоне побежала к Бьякурану. Он ведь там кровью истекает! Когда девушка оказалась рядом с Небом Маре, она услышала слова Солнца, о том, что его пламени не хватит, чтобы помочь. На этих словах рыжая словно бы зависла, как в компьютерной игре. Даже мысли ни одной в голове не было. Однако надо срочно что-то делать, или Джессо умрёт от банальной потери крови! Вспомнить бы чему их учили в школе об оказании первой медицинской помощи.

- В жизни не поверю, что в вашем особняке нет собственного лазарета и группы медиков! – Лиса несильно оттолкнула хранителя Солнца Соланте, приседая рядом с Бьякураном. – Срочно сюда их! Вы просто не можете дать ему умереть!

На последних словах она подняла голову, чтобы взглянуть на Фабио. В её глазах читалась немая мольба: спасите его! А ведь, казалось бы, как можно так сильно привязаться к человеку, которого знаешь всего несколько часов. Ведь кто такой в сущности этот Бьякуран? Преступник, которого Альянс более всего опасается, а потому держит его на коротком поводке, иногда выпуская погулять. Как с этим заданием. Но ведь Элина уже успела составить собственное мнение об этом человеке, и не видела в нём того мирового зла, которое видит большинство семей. Арр, не время сейчас думы разводить! Не дожидаясь медицинской группы, хранительница осторожно уложила Бьякурана на пол, и попыталась осмотреть полученное им ранение. Вроде ничего постороннего в рану не попало, но кровоточит она довольно сильно. Надо чем-то зажать рану и попытаться хоть немного остановить кровотечение. Недолго думая, Лина сняла сначала свой пиджак, а затем и рубашку, которую сразу же разорвала пополам. Одну половину она прижала к ране, стараясь остановить кровотечение. Как хорошо, что рана не рваная, иначе были бы с этим проблемы. На уроках рассказывали, что раненого сначала надо уложить в горизонтальное положение, а затем пережать чем-нибудь рану. Наложит жгут не получится, но с остальным вроде не напортачила. «Надо привести его в чувство, ему сейчас нельзя отключаться!».

- Бьякуран, чёрт ты зефирный, приходи в себя! – отчаянно прошептала рыжая.

+1

48

Джессо, что называется, по полной программе "уплывал" - это было похоже на то, как человек начинает испытывать ощущение свободного падения вниз, когда засыпает... Только из этого провала он уже не выберется, если сейчас же не найдёт в себе сил остановиться! Разве может Бьякуран позволить себе умереть? Конечно, тогда он полностью освободится, и мнение параноиков от мафии больше не станет играть для него никакой роли, там не будет ни упрёков, ни ссор, ни сражений - лишь блаженные тишина, забвение и покой. Однако, в мире ещё оставались причины желать продолжать быть как можно дольше, и он не находил в себе твёрдости и чёрствости проигнорировать их и уйти навсегда.
Страх. Кое-кто испугался бы до крайней степени, говоря без обиняков - содрогнулся бы от дикого, неуправляемого, животного ужаса, узнав, что Бьякуран на полном серьёзе рассматривает возможность отделаться от своей бренной оболочки, взвешивая её против аргументов в пользу жизни. То было, скорее, не его даже волей, а чашами весов самой судьбы. На одной точно лежало пёрышко, на второй... А что на второй? Жутко становилось от одних предположений.

"- Пожалуйста! - зазвучал в голове очень знакомый голос, и перед внутренним взором возник... Почему-то парень лет двадцати двух, со встрёпанным зелёным хаером вместо нормальной причёски. Выглядели его волосы так, словно он их с рождения и до сих пор ни единого раза не расчёсывал. Смотрел молодой человек сосредоточенно и хмуро, - Вы же обещали! - интонация звучала слишком требовательно, чего настоящее Облако себе обычно не позволял. Но внутренний голос всегда более настойчив, груб и нагл, чем оригинал, чью форму он принял, - Мы не хотим оставаться одни, Вы же сказали, что не бросите нас! - это прозвучало практически обиженно, молодой человек разве что губы не надул.
Ещё один голос, а, вернее, истошный вопль, перебил ворчание Облака.
- Бьякурашаааа! Если ты однажды захочешь умереть - возьми и нас с собой! - призрачная фигурка голубоволосой девочки, отчего-то семилетней, льющей слёзы в три ручья, повисла у него на шее.
Что-то тёплое и живое приткнулось с правого бока, и широко распахнутые, полные надежды глаза вперились в его лицо из-за длинных косм, завесивших собственную физиономию Солнца Маре. И, наконец, в качестве последнего штриха, кто-то знакомо хмыкнул за спиной Неба. Обернувшись, Джессо обнаружил, что Закуро сверлит его взглядом в упор, скрестив на груди руки. Ураган Маре оказался единственным, кто явился в своей взрослой ипостаси.
- Ты же не можешь... Ты не можешь... - продолжала всхлипывать маленькая Блюбелл.
- Не могу. Успокойся, я не... - голос чуть дрогнул, но Бьякуран договорил: - Я буду жить.
- Правда-правда? - девочка подняла зарёванные глазки.
Выдуманный Кикё торжествующе рассмеялся.
- Ну, конечно! Боссу всегда можно верить!"

Бьякуран улыбнулся, как любой из тех, кому снится что-то очень хорошее. Боль куда-то бесследно подевалась. Телу вообще вдруг стало очень хорошо, как и душе. Ресницы дрогнули, веки медленно поднялись - это далось нелегко, хотелось остаться в блаженной дрёме. Рядом находилась та девушка, с кем он недавно познакомился.
- Эли-чан, - с искренней радостью чуть слышно прошептал Джессо и улыбнулся, - Спасибо, - одарив её сияющим взором лиловых глаз, так же тихо добавил Небо.
В эту минуту вмешался откровенно переволновавшийся, но, тем не менее, пока что ещё как-то вполне достойно держащий себя в руках Фабио Соланте:
- Вы лучше не шевелитесь, медики уже прибыли... - и, правда, в коридоре слышался какой-то шум, суета, неизбежно сопровождающая перемещение человеческих групп, - ...и сейчас доставят Вас в лазарет, синьор Джессо.
Пальцы Бьякурана обхватили запястье Мейрс, и он попросил с горячностью, ему не свойственной, и, более того, противопоказанной ему в нынешнем состоянии:
- Эли-чан, прошу тебя, возьми мой телефон и найди в электронной книге слово "Трава". Набери его, и расскажи о том, что здесь произошло, тому, кто поднимет трубку. Скажи, что он нужен мне здесь, - совершенно очевидно, что обратный перелёт пока откладывается, и Бьякуран здесь со скуки помрёт, пока его будут лечить. И пусть хоть кто ляпнет, что, мол, присутствие Облака Маре не положено, и бла-бла, он так вляпался, выполняя поручение Альянса, так что ему теперь должны! - Его зовут Кикё. Возможно, он рассердится, когда узнает правду, так что будь готова к любой реакции... - ой-ой, да хорошо, что Облако далеко, а то всё разнёс бы до основания, за то, что посмели поднять руку на его босса, злой Кикё был достоин звания "локальная катастрофа". А вы что хотели от Похоронного Венка, пребывающего сильно не в духе? Счастье, ежели город с лица земли не сотрёт... Ну, а так, может быть, остынет, пока добирается, и не перебьёт всех, кого увидит по прибытии.
Джессо не знал, отчего настаивал именно на Кикё, логичнее было вызвать Дейзи, с исцеляющим пламенем. Венок Солнца - это вам не лишённый опыта и неуравновешенно реагирующий на вид крови несчастный неопытный пацан, он и не с такими повреждениями справлялся. Но нет, Бьякуран слишком привык связывать свои психологические комфорт и безопасность именно с Облаком. И ведь почти наверняка он не избежит взгляда в духе: "Как Вы так себя никогда не бережёте, и меня не взяли с собой, если бы я находился рядом, этого бы не случилось...". И ведь не то, чтобы Джессо прямо и строго-настрого запретили прихватить кого-то из собственных Хранителей, просто, следуя похвальной застарелой привычке, он, с одной стороны, переоценил себя, а, с другой, беспечно отнёсся к шансам нарваться на опасность. Будто на пикник собрался, а не работать. Прекрасная, неподражаемая, ни в какие ворота не лезущая беспечность - но Бьякурана было гораздо проще убить, чем переделать. Во всяком случае, первое уже удавалось некоторым, а вот второе - пока нет.
- Вы слишком много разговариваете! Вам нельзя, поберегите силы! - тревожно вмешался один из прибывших врачей. Вся эта не внушающая большого доверия бригада была готова грузить Бьякурана на носилки и, коварно ухмыляясь, волочь в неизвестном направлении.
Джессо широченно улыбнулся им, напоминая довольного сверх меры, хорошо раскормленного, балованного кота, и создавая обманчивое впечатление, что его состояние лучше, чем обстояло на самом деле, и послушно заткнулся.

+1

49

Элина была готова запрыгать от радости, когда Бьякуран наконец-то очнулся. Правда прыгать пришлось бы на самом Джессо, так что девушка воздержалась от подобного проявления радости и просто повисла на шее мужчины, крепко его обнимая.

- Я так испугалась за тебя! – прошептала она ему на ухо.

Медикам пришлось приложить усилия, чтобы отцепить рыжую девушку от раненого, чтобы отвезти его в лазарет. Ибо она ни в какую не хотела расставаться с зефирным чёртом, опасаясь, что эти самые медики могут сделать что-то не так. Но пришлось сдаться уговорам и позволить им увезти Бьякурана. Эли успела только забрать у него телефон, чтобы выполнить просьбу. По правде говоря, она немного струхнула. О хранителе Облака Маре ходило множество слухов, и ни один из них не был радужным. Они были пугающими. Но Лиса не могла отказать в такой просьбе своему новому товарищу, а потому тяжко вздохнув и собравшись с мыслями, начала разбираться с телефоном. По какому принципу отсылаются сообщения она уже поняла, а вот позвонить оказалось несколько затруднительным.

Хранительница Каваллоне блуждала по обеденному залу уткнувшись в телефон, безуспешно такая по экрану, пока методом научного тыка не нашла список контактов. Её интересовало только одно имя, а потому на другие она не обращала никакого внимания всё-таки это не её телефон. Контакт «Трава» нашёлся где-то в самом конце, и Элина нажала на кнопочку с телефоном, предположив, что это и есть кнопка вызова абонента. «Как же всё сложно, с этими навороченными телефонами!», - мысленно проворчала рыжая, в ожидании ответа, который не заставил себя звать.

- Эмм, это Вы Кикё? Я хранительница Каваллоне Элина Мейрс. Бьякуран просил чтобы Вы приехали… - и она подробно рассказала о произошедшем. Об успешном заключении договора, о приглашении на обед, и том, что произошло непосредственно во время обеда. О попытке отравления босса семьи Фабио Соланте, о том, что Гроза – простите уже бывший Гроза – напал на Бьякурана попытавшись его обвинить в произошедшем. – Только у этого идиота ничего не вышло, он попытался позорно бежать, но кара настигла его практически мгновенно. В общем, мы вынуждены задержаться здесь. Бьякуран хочет, чтобы Вы приехали, и как можно скорее.

Удивительно, что за всё время объяснений, Кикё не сказал и слова, только молчал. Это напугало сильнее. Лучше бы он раскричался, что его босса не смогли защитить три идиота, Элина явно входит в это число, потому что она тоже ничего не успела сделать. Единственное, что сказал Облако Маре – адрес. Лиса хотела было сказать, что встретит его в аэропорту, но поразмыслив, решила, что это будет неправильным. Девушка сказала, что его будут ждать и привезут в особняк Соланте. Вряд ли Фабио откажет в просьбе встретить хранителя Джессо, прекрасно понимая, что рядом должен быть кто-то хорошо знакомый, чтобы помочь и поддержать.

Закончив разговор, Лина решила, что также нужно предупредить Эмеля и Такеши, что она задержится на какое-то время в Генуи, потому что Бьякуран ранен и не может пока вернуться домой. Поэтому недолго думая, рыжая написала парням и после этого положила телефон в карман. Сначала она пересеклась с Фабио, попросив его отправить кого-нибудь в аэропорт, чтобы встретить хранителя Облака Маре. Правда просить о таком было немного неловко. Лисе показалось, что она просит слишком много, и так столько всего произошло. Но вопреки пессимистичным ожиданиям девушки, босс Соланте с готовностью согласился отправить одного из своих людей в аэропорт. Ну что же, одной проблемой меньше, и это уже хорошо.

Теперь надо найти лазарет, чтобы поговорить с медиками о том, сколько времени уйдёт на выздоровление. А то эти врачи любят разводить панику по любому поводу. Помнится, на третьей тренировке с Хаято, Лина пострадала не так уж и сильно, но врачи настояли на полной реабилитации, а потому ей пришлось целый месяц проваляться в госпитале, пока её физическое состояние полностью не удовлетворило этих снобов в белых халатах. Однако, внятного ответа на свой вопрос Элина так и не получила. Послав всё к чёртовой бабушке, рыжая вошла в палату Бьякурана и, скинув ботинки, забралась на широкую кровать.

- Что за гадство, а? – начала она ворчать, заплетая косу из растрёпанных волос. – Врачи ещё не знают, сколько тебе придётся проваляться в постели. Зря они, что ли, свои дипломы получали?

Кстати, эта молодая особа так и не обратила внимания, что до сих пор не надела на себя хотя бы футболку. Хорошо что по старой привычке она надела купальник типа бикини, иначе щеголяла в чужом доме в нижнем белье. Просто она настолько привыкла к такому своему внешнему виду, что перестала обращать внимание на реакцию окружающих. Какое им дело, что на ней надето, главное чтобы это было удобно и не сковывало движений, остальное лишь недовольство чинного общества, считающего что приличная девушка должна носить только ту одежду, которая соответствует обстановке. Вздор и ерунда!

- Я с твоего телефона ещё парочку сообщений отправила, - честно призналась Лиса. – Просто, если бы я их не предупредила, то, помимо твоего Облака, сюда прискакало бы либо Солнце, либо Дождичек.

Ну, ладно, насчёт Такеши Мейрс не уверена, а вот Эмель точно прилетел бы первым же рейсом. Всё-таки заботится о ней наставник, хоть и по-своему. Это только внешне этот парень кажется холодным и отстранённым, а на деле эмоций у него столько же, сколько и у обычного человека, просто не всем их дано узреть.

+1

50

Бьякуран, как любой нормальный человек, на дух не переносил больницы. Запах и вкус медикаментов пропитывали даже сами коридоры, преследуя в том числе и тех посетителей, кто всего лишь сопровождал больных, или явился их навестить с гостинцами и утешением. Эти унылые и тоскливые, как плывущие по реке экскре... фека... отходы производства жизнедеятельности биологических организмов, заведения предназначались для того, чтобы выпивать из пациентов позитив и жизнерадостность, оставляя, подобно сказочным древним вурдалакам, лишь пустые оболочки, бессмысленно уставившиеся в никуда вытаращенными кругляками глазных яблок. Пфф, что за воспалённое у него воображение? Но, как бы то ни было, а ведь аура в таких местах в самом деле недобрая, казённо-выхолощенная, гнетуще-холодная. И, хотя лазарет Семьи Соланте выгодно отличался качественным оборудованием и заботливыми медиками, здесь Джессо ощущал себя не лучше. Так что визиту Элины он обрадовался и аж воспрянул, искренне и бурно, насколько позволяли обматывающие его бинты и всяческие подозрительные, словно английские шпионы под Парижем, проводки, уходившие другими концами в какие-то аппараты, начинающие панически пищать и верещать от каждого слишком резкого и активного движения. Поморщившись, Небо поправил воткнутую ему в предплечье иглу, и машина перестала изображать серию предсмертных визгов самки опоссума. Это немного отвлекло его внимание, и он забыл, что хотел сказать... Ну, главное, что главный вопрос на повестке дня остался. Собственно, весь интерьер, окружающий Бьякурана и Элину, беззастенчиво напоминал о нём.
- Главное, что сердце на месте, Эли-чан, здесь вряд ли есть достаточно опытные Солнце и Туман, - вспомнив мерзкие лапы мумифицированного мёртвого аркобалено, поднятого чёрным пламенем, Джессо передёрнул плечами, ёжась, и ещё какой-то из контактов отошёл, вызвав очередной истерический концерт хора недорезанных гоблинов, и Небо с лицом великого мученика за веру и отчизну воткнул иглу обратно под кожу, - В сравнении с этим данный инцидент ничего не значит, честное слово... Однако, я уже устал валяться тут, как черепаха на пляже, и готов совершить доблестное бегство через окно, - он понятия не имел, на каком они находятся этаже, но зачем это знание тому, кто обладает крыльями, - Хоть бы Кикё догадался привезти мне еды. Зефира, там, конфет, шоколадок или печенья. Да хотя бы тортик. Даже от пирожных я бы не отказался, - да уж, понятия Джессо о нормальной пище могли бы привести в ужас и трепет не только неофита в плане опыта общения с ним, но и закалённого в дзен-буддизме пофигиста со стажем реинкарнаций в двадцать, - В любом случае... Я очень рад, что с тобой всё в порядке, Эли-чан. И с Фабио-куном тоже, - о нём Бьякуран спросил сразу, как очнулся, - Извини, что не смог помочь... Мне очень стыдно, - почему-то он вспомнил, как ощущал себя в момент, когда увидел разбитые часы представителя Юни. Отлично понимая, что так оно и произойдёт, точно зная, ради чего пошёл на это, он чувствовал себя виноватым. Всё же представлять себе умозрительно и столкнуться воочию - весьма разные вещи, и лишь в тот миг он по-настоящему осознал, что теперь точно всё, надежда уничтожена. Бьякуран не справился с поставленной им перед самим же собой, а оттого вдвойне важной, задачей. Жизнь маленькой девочки, которую он не удержал в руках, висела на волоске по его милости, и это невозможно было исправить. Он не любил проигрывать, не любил, когда его спасают, не любил беспомощность и бессилие. И в долгу ему не так уж нравилось оставаться. Нет, благодарен двум другим Небесам Тринисетте Джессо был искренне и горячо, но его собственная гордость оказалась глубоко уязвлена. Чудо, что у Тсунаёши-куна получилось... А могло и не. И тогда... Тогда Юни-тян, его светлая девочка, была бы обречена. Бьякуран сказал ей, что она не останется там, откуда извлекла его, но не благодаря ему пустышка вернула свою хозяйку в мир живых. Он готов был на всё, чтобы Юни туда не вернулась - и всё равно. Юни хотела, чтобы победила команда "дяди Реборна", снова принесла себя в жертву, а он не придумал, как её остановить, как обойтись без жертв. Принял её выбор, смирился. А что оставалось? Джессо представления не имел о возможности того, что сотворила Вонгола... От осознания того факта, что он не смог помочь ей, кто угодно это сделал, кроме него, комок поперёк горла застревал и распухал до вовсе уж несообразных масштабов, скребя стенки гортани будто наждаком. Чего стоили все его обещания, на фоне этого?! Слабость непростительна. Нарушенная клятва - преступна. А ему нет и не будет отпущения грехов.
Вот и теперь Бьякуран заметно сник, отвёл взгляд от Элины, и та сияющая изнутри него щемящая чистая радость поблёкла, он как будто бы сам угас. Страшная зияющая пустота на месте эмоций и желаний, застывшие черты лица. Бьякуран пытался ускользнуть от своей невыносимой вины, но та обязательно и неотвратимо догоняла его и вновь наваливалась всей массой, сравнимой, пожалуй, с атлантовой ношей. Искупление, облегчение, оправдание не приходили, не отгоняли от изголовья монстров, явившихся из вереницы воспоминаний прошлого - нет, несвершившегося будущего, - зато появлялись новые ошибки, груз, влекомый белыми крыльями Джессо, становилось всё сложнее не только поднимать, но даже и просто сдвинуть... Раньше его таким видели разве что Шоичи и Хранители, отчасти - Юни и Тсунаёши, при чужих распускаться себе не позволял, для них - ослепительная, беспечная, дразняще-лёгкая улыбка. И пусть он этим всех раздражает, кажется легкомысленным разгильдяем или никогда не взрослеющим мальчишкой, вроде Питера Пэна, им не нужна правда, они её не заслужили.

0

51

Девушка закончила плести косу и убрала её за спину, чтобы не мешалась. После чего с улыбкой посмотрела на Бьякурана. Как хорошо, что он всё-таки жив, а через какое-то время он полностью поправится и можно будет возвращаться домой. Элина всё ещё не могла поверить в то, что так быстро привязалась к этому парню, а ведь она совсем не такой человек, по крайней мере до недавнего времени ей было трудно находить общий язык с новыми знакомыми. Что же в ней вдруг изменилось? Ладно, уже неважно, тем более что с самого начала девушка не была к нему враждебно настроена. Просто не испытывала к нему доверия, но не делала выводов о нём на одних только слухах. Только и всего. Возможно, потому что они понимают друг друга, готовы пуститься в любую авантюру, даже если это просто катание на детском аттракционе, возможно, это и стало началом для невероятной дружбы.

- Да, главное, что с сердцем всё в порядке, - согласно кивнула рыжая, подбираясь ближе. Она тихо посмеялась над его желанием съесть даже пирожное, прекрасно его понимая. Ведь сама она не так давно почти месяц провалялась в больнице из-за медиков-параноиков. – Знаешь, что-то подсказывает мне, что ли личение пойдёт быстрее, если ты не будешь сбегать от своих врачей. А если ты пообещаешь, что дождёшься меня здесь, я принесу тебе что-нибудь из того, что ты только что перечислил.

Элина всё равно собиралась наведаться на кухню, чтобы поговорить с местным шеф-поваром и спросить у него парочку рецептов. Кое-кто такое рвение в изучении кулинарии явно одобрит. Да и самой интересно, может, этот человек сможет научить любопытную девушку чему-то новому. Пригрозив Бьякурану пальцем, мол, никуда не уходить, она покинула больничную палату чтобы отправиться на поиски сладостей, о которых говорил Бьякуран. Во всей этой суматохе, рыжая совсем забыла о двух других провожатых, но, видимо, она была не единственным, потому что эти двое нисколько не пострадали и, вообще, отделались лёгким испугом. Тоже блин, мужики нашлись. Главное, что они согласились составить Джессо компанию, к которому, кстати, уже почти привыкли, пока Лина будет пропадать на кухне. Где ещё можно добыть еду, если не там?

Немного потоптавшись на пороге кухни, Лиса решительно прошла в святая святых и сразу же узнала главного «колдуна». Не потому, что она знала его лично, а по его манере вести себя с персоналом, то как он двигается, и с каким обожанием смотрит на свои произведения искусства. Каваллонский шеф-повар был точно таким же. Хранительнице не составило труда найти с этим мужчиной общий язык, и тот с радостью поделился тортом, который должны были подать во время обеда на десерт. С этой драгоценной ношей и несколькими вилками в кармане Элина вернулась в больничную палату, боясь уронить торт, размеров он был немаленьких.

- Капризы больных нужно исполнять, - довольно улыбнулась рыжая, аккуратно ставя поднос на стол у кровати. – Надеюсь, эти парни не сильно тебе досаждали? А то я просила их вести себя прилично.

Мейрс подозрительно, но с улыбкой, посмотрела на Яцека и Джузеппе. Несмотря ни на что, они тоже заслужили свои кусочки тортика. Спасибо прекрасному шеф-повару, он сразу же нарезал торт на несколько кусков, чтобы его удобно было есть. Один из разнорабочих с кухни пришёл вместе с Эли и, поставив на столик четыре тарелки, тут же скрылся за дверью. Если честно, девушка даже не заметила, что он шёл за ней, зато увидела, как он скрылся за дверью. Удобные навыки для шпиона. Видимо, все работники в особняке Соланте люди далеко не простые. Если это небогатое воображение рыжей хранительницы вдруг не разыгралось. После недавних событий, её уже ничто не смогло бы удивить.

Разложив кусочки торта по тарелкам, Лиса подала тарелку каждому лично, и после этого устроилась на кровати в ногах Бьякурана, чтобы не мешать ему наслаждаться трапезой, и самой спокойно съесть свой кусок, словно она опасалась, что Небу Маре одного куска окажется мало, и он попытается «захватить» тот, что сейчас с большим удовольствием уплетала Элина. Ела она молча. Всё-таки находится в компании трёх мужчин, и выставлять себя перед ними свинкой не хотелось. Есть у неё немного женской гордости, чтобы прилично себя вести в подобной компании. Ведь где-то подсознательно хочется произвести приятное впечатление на мужскую половину сборища.

0

52

В отличие от Элины, Бьякуран тут же чуть ли не от макушки до пят вымазался тортом - по крайней мере, нос, щёки и подбородок быстро приобрели дополнительные украшения, использованные не по назначению. Причём можно было даже подумать, будто Джессо специально это устроил, чтобы привнести в жизнь привкус смеха, абсурда и весёлого безумия. Он уплетал вкусняшку, будто та являлась лучшей пищей, которую ему когда-либо доводилось пробовать, наслаждался и блаженствовал. Бьякуран был на свидании объектом его искренней и пламенной любви - с тортом, и весь мир на этот срок как бы прекратил для него своё существование. Какие уж там роковые красотки, даже если бы все королевы, герцогини и графини, сколько их ни найдётся за всю историю существования человечества, выстроились в очередь - он не обратил бы на них ни малейшей крупицы своего внимания. Как можно отвлекаться на всякую ерунду, когда у него есть шедевр кондитерского искусства?
- Эли-чан, ты моя спасительница, вот теперь я чувствую себя просто потрясающе, хоть прямо сейчас к новым свершениям! - жизнерадостно сообщил Джессо, завершив трапезу и пытаясь убрать излишества с довольной, как у вылакавшего целую крынку сметаны кота, физиономии при помощи салфетки. Впрочем, его вальяжная и расслабленная поза свидетельствовала о том, что ни прямо сейчас, ни в обозримом будущем Бьякуран никуда не помчится, что бы он ни болтал, такова уж была его натура, он и сам не запоминал большую часть подобного непринуждённого и не несущего особой смысловой нагрузки приятельского трёпа, - С другой стороны, если бы меня всегда так кормили, я бы с радостью остался на правах почётного больного, - добавил, улыбнувшись, одновременно шутливо и задумчиво он, - Мои Хранители хотят, чтобы я перешёл на более здоровую пищу, но это же так скучно! - капризно протянул Джессо, не уточняя, кто из них и что именно говорит. Но тот же Кикё всегда проявлял интерес и заботу о том, как, когда и чем его Небо питается, не давая ни оставаться голодным, ни сидеть на одних конфетах, мороженом, шоколадках да зефире, - Дай им волю, и я бы ел одни каши, салаты и супы. Но, к счастью, босс пока что ещё я, - эти слова сопровождались легкомысленным смешком, - Но, честно говоря, Эли-чан, вполне вероятно, что без них я бы пропал, - хоть он и сказал это весёлым и лёгким тоном, было очевидно, что Бьякуран думает так вполне всерьёз. Они ведь состояли при нём не в качестве подчинённых - теперь уже нет, и такую перемену он считал приятной и положительной. Домашняя атмосфера и близость приносили ему неизмеримо больше, чем исполнительность и покорство. Любить кого-то оказалось здорово, а вовсе не обременительно, как , как он полагал прежде, и слабее его привязанности отнюдь не делали. Напротив, истинная сила открывается, если есть, кого беречь и защищать, ради кого стараться. Что, в конце концов, делать на свете, если ты один, как перст, и некому даже открыть душу? Даже самые замкнутые люди хотя бы изредка нуждаются в ком-то, в чьём присутствии можно позволить себе откровенность.
Несмотря на поведение безответственного мальчишки - ребёнком он быть давно перестал, и отлично сознавал последствия каждого своего действия, без исключений. Тот, за кем следуют другие люди, почитая его за главного, иным быть и не может. Да, Бьякуран отлично знал, что его рацион являет собой ночной кошмар дантиста, а таким потреблением продуктов, содержащих столько сахара, можно заработать диабет... Но разве его волнуют такие мелочи? Как многие другие поверхностные и беспечные разгильдяи, Джессо испытывал ничем не обоснованную, но стойкую убеждённость, что уж его-то общие занудные правила не коснутся. И, вообще, их придумали для того, чтобы издеваться над людьми. В самом деле, их послушать - так всё на свете вредно и опасно, хоть из дома не выходи. Но нет, он не купится на подобную чушь, и, вообще, никогда не жаловался ни на зубы, ни на пищеварение. Конечно, можно скептически напомнить, что какие его годы, чтобы последствия самоуверенного и неосторожного поведения по отношению к своему здоровью могли по-настоящему проявиться, и ещё далеко не вечер, но он не внемлет. По его мнению, "вредно, зато занимательно и увлекательно" выглядело гораздо предпочтительнее, чем пресловутое и набившее оскомину "правильно, полезно и скучно". В Бьякуране был отчётливо заметен подросток, с малых лет избалованный, но, вместе с тем, всецело предоставленный самому себе. Из числа отпрысков хорошо обеспеченных, но вечно занятых родителей, не присматривающих за чадом. Ни в его раннем возрасте, ни потом, когда он поступил учиться в университете, они не уделяли ему столько времени, сколько требовалось. Вот и вышло, что вырос уверенный в своём праве брать всё, что понравится, эгоист... В этой версии реальности у Джессо вообще в числе близких и родных людей, его семьи, состояли одни лишь Хранители Маре. И его это устраивало. Объявляться настоящей, кровной родне он не собирался. Ещё чего не хватало. Им ни к чему соприкасаться с его нынешним миром, узнавать о том, как у него обстоят дела. Вряд ли они там сильно соскучились.

+1


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Общие эпизоды » [Флешбек] "Мы поедем, мы помчимся..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC