Дата создания: 20.05.2015
Название: Горящее Небо
Система игры: эпизодическая
Рейтинг игры: 18+
Мастеринг: смешанный
Каждый день для вас трудятся
Aurora Hart
Mukuro RokudoElina Mears
Нужные персонажи

Занзас, Леви-а-Тан, Луссурия, Сасагава Рёхей, вся Семья Сфорца, вся Семья Риколетти, особый отдел ФБР.

25.12.2014 г. | Добро пожаловать к дяде

Эмель
— Вы должны понимать, что цена должна быть.. м~м.. адекватной. — «А то знаю я, аппетиты Игараси-сама.» — И, безусловно, весьма удачно то, что я прибыл в Японию в поисках информации. И уполномочен вести подобные переговоры. - Эмель снова бросил взгляд на коробочки мирно покоящуюся на столе, выдавая свою заинтересованность.

КАНОНИЧЕСКИЕ персонажи принимаются по упрощённому шаблону. Очень ждём Хранителей Вонголы!
18.10.16
Вводится новое правило. Если вы не предупреждали об отсутствии (все мы можем быть заняты, все всё понимают), то в сюжетные эпизоды, посты пишутся в течении недели ( 7 дней). Если Вы не укладываетесь в означенный срок, персонально оговорим тот интервал, в который Вы сможете ответить.

Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Архив законченных игр » [Флэшбек][общие] Семейные узы


[Флэшбек][общие] Семейные узы

Сообщений 1 страница 30 из 71

1

1. Место действия:
Сицилия.  Заброшенная стройка отеля на берегу моря. 

2. Время действия:
Два года назад.

3. Погода:
Жарко, солнце нещадно палит с небес, притворяющихся сковородой.
По ходу квеста погода может меняться.

4. Участники:
Bianchi, Gokudera Hayato

5. Краткое описание:
Родная семья - одна из самых важных вещей в мире. Даже если вы ссоритесь, есть непонимание, воспоминания о прошлом не дают сделать уверенный шаг вперёд, узы крови так или иначе берут своё, заставляя беспокоиться и приходить на помощь когда это требуется.

0

2

Иногда очень приятно просто пройтись по магазинам, и Бьянки, как и многие девушки, умела получать от этого удовольствие, желая выглядеть красиво для себя, окружающих, и конечно же того, кого она любила больше всего на свете. Обычно, в такие походы выходят вооружившись немалым запасом времени и парой подружек, но в этот раз Ядовитый Скорпион отправилась в одиночестве, и потратила всего около часа времени на покупки. Дальнейший путь девушки пролегал по улицам города, между торговых рядов, просто в неспешной прогулке, покуда в ближайшем обзоре не замаячила красноречивая вывеска  изображающая бутылку вина.
Мечтательно улыбнувшись, киллер отправилась прямиком туда, решив, что если уж она так быстро справилась, то почему бы немного себя не порадовать.
Полутёмное помещение приняло женщину запахом алкоголя, сигарет и почти полным отсутствием людей, что не могло не радовать.
Устроившись за стойкой и пристроив пакет с покупками рядом с собой, Скорпион заказала себе красное сладкое вино, и расслаблено обперлась о стойку. Несколько часов прошли в размышлениях, под время от времени наполняющийся бокал, фрукты, и рассеянный разговор с барменом.
Реборн куда-то уехал пару дней назад, "по делам", как он сказал, а Бьянки не стала настаивать, зная, что это всё равно бесполезно. Да и за кого, но за него точно можно было не беспокоиться, уж он то точно справится с чем угодно, иначе просто не будет собой.  Но от того, что он отсутствует, радостней не было, и девушка, в своей импульсивности едва удержалась, чтобы не отправиться за ним.
В какой-то момент в бар зашли ещё двое, и после беглого взгляда по лицам пришедших, что-то внутри Бьянки тревожно ёкнуло. Что-то смутно знакомое было в лице одного из них. Где-то она его видела, но вот где? Наверное, на фотографиях, или мельком, иначе она бы точно запомнила.  Возможно, он или оба даже из одной из мафиозных семей, или работают на мафию, тогда они могли оказаться здесь не случайно, но вероятность такого исхода очень мала.
Нужно было уходить. Женщина выждала ещё минут пятнадцать, просто на всякий случай, после чего расплатившись вышла вон из бара.
" Наверное показалось..." - мелькнула мысль облегчения, и девушка неспешно отправилась по улице.
Вот только прогулка перед походом домой женщине видимо не светила.  Чувство тревоги не только не прошло, как сперва показалось Бьянки, но и усилилось и она ускорила шаг. Благо, выпила она не так много, чтобы перестать соображать и ориентироваться в ситуации, а по тому, план того, как быстро разобраться с возникшей неприятностью уже довольно чётко прорисовывался в мыслях. Что бы это ни было, оно ещё пожалеет, что нарвалось на раздражение Скорпиона.
Решив, что разбираться с кем бы то ни было посреди улочки не самая лучшая идея, Бьянки  заскочила в автобус, как раз подошедший к остановке, и дожидающийся когда пассажиры залезут в его жаркое нутро, практически не сомневаясь, что если уж за ней и следят, то общественный транспорт с его более чем предсказуемым маршрутом не станет помехой, а она сама окажется в менее людном месте. Если же это просто паранойя вызванная выпитым вином, тогда она просто вызовет такси на конечной обстановке.
Наблюдая в окно за мелькающими улицами, а чуть позже и за морем, стоило автобусу выехать к набережной, женщина приметила чёрную машину, вырулившую из-за поворота. Значит не показалось. Скорпион раздражённо фыркнула, привлекая к себе внимание пассажиров,  и подскочив с места,  решительно направилась к водительскому месту, требуя, чтобы её высадили прямо сейчас. Видно, что-то нехорошее было в её голосе, если уж водитель не особенно спорил.
Выйдя из душной железяки, Бьянки осмотрелась,  и обнаружила неподалёку спуск к пустынному пляжу, с огороженной бетонным забором стройкой. Не теряя времени она побежала к узкой тропе спуска, зная, что машине там не проехать без риска перевернуться. Там у неё будет возможность устроить засаду, и разделаться с теми придурками, что вздумали за ней следить.
Отель не был достроен даже наполовину. Это стало понятно, стоило перемахнуть через бетонный забор и осмотреться. Впрочем, ей не было никакой разницы, главное, что здесь она сможет ненадолго укрыться.
Вскоре, с оконного проёма второго этажа, выбранного в качестве наблюдательного пункта, показались четверо мужчин. Двое тех, что были в баре, ещё двое - незнакомых.
- Эй. Где это ты прячешься?! - Стоило оказаться им на территории, крикнул тот, который был смутно знакомым, и вызывал чувство беспокойства. - Мы всё равно тебя найдём. Тебя, потом твоего брата, а потом  доберёмся и до твоего отца, и он пожалеет, что связался с боссом. -  Вот оно! Узнавание пришло ярким бликом, вызывая воспоминания об отце, показывающем фотографии неприятных на вид людей, один из которых был здесь и сейчас. Это не связанно с Вонголой, только с её собственной семьёй, и касающееся только её. Глаза Бьянки сузились от злости, стоило понять, в чём дело. Но, кроме злости было и беспокойство. Если она тогда всё правильно поняла, то может и не справиться в одиночку, и возможно, сама завела себя в ловушку.
"Ну уж нет.  Так просто вы до меня не доберётесь." Зло подумала девушка, усилием воли заставляя кольцо вспыхнуть язычком пламени, и активируя коробочку, выпуская на волю стайку окружённых алой аурой фиолетовых скорпионов. 
- Давайте хорошие мои. Устройте им сладкую жизнь. - Тихонько проговорила Бьянки, нежно погладив одного из них по панцирю. Если всё так, как она о них знала, то это отвлечёт их ненадолго, и вряд ли ей дадут шанс разделаться с ними по одному. Ей нужна была помощь. Стоило хотя бы подстраховаться, прежде чем лезть в драку. Вот только Реборн уехал, а именно он был тем, к кому женщина могла бы обратиться за помощью. Если только... Скорпион закусила нижнюю губу размышляя. Был ещё один человек, которого происходящее касалось непосредственно, или коснулось бы в скором времени.  Хаято, которого она по своему, но всё же любила, пусть он и не видит этого. Придёт ли он вообще к ней на помощь, или примет такую просьбу за попытку поиздеваться? В его бессердечность женщина не верила, вдоволь насмотревшись на его реакции и маски.  И если уж возлюбленный не сможет прийти на выручку, то к кому ещё ей обращаться, как не к родному брату?
«Семья Эспозито. Могу не справиться.», и прилагающийся к тексту адрес недостроенного отеля были отправлены короткой СМС Хаято. Если он слушал её пересказ лекции «враждебные семье группировки»,  то должен вспомнить кто это, и понять, что Бьянки не шутит.

+1

3

С раннего утра у Хаято Гокудеры невыносимо болела голова, что весьма пагубным образом сказывалось на настроении Хранителя Урагана Вонголы. Как небезызвестному Понтию Пилату, чью мигрень когда-то раз и навсегда сделал бессмертной русский писатель Булгаков, ему не было спасения под луной; Хаято мечтал казнить, только чтобы его не раздражали так сильно, и помиловать согласился бы исключительно за пару снимающих это чёртово колотьё изнутри черепной коробки таблеток. Но вокруг не было ни одного достаточно умного, чтобы раскусить подоплёку кровожадно-недовольного взгляда правой руки Десятого босса Вонголы, человека, и Хаято был обречён страдать, бледной тенью самого себя рыская по штабу. Если не проследить лично - никто ведь ничего не сделает. Только попробовав себя в роли начальника хотя бы нескольких разномастных индивидов, работающих на мафию, можно было понять, почему Занзас пьёт без просыху, а Скуало - такой нервный.
Люди - всегда люди, киллеры ли они, учёные ли, ещё ли кто-нибудь. Ненадёжный элемент, на который надо наорать, а то и сделать внушение в личное тело, чтобы выполнили всё, как требуется. Добравшись, наконец, до кабинета, Гокудера захлопнул дверь и, прислонившись к ней спиной, чуть подрагивающими пальцами извлёк из пачки последнюю сигарету. Что?! Последнюю?! Воистину, сегодня не его день. Но, щёлкая колёсиком зажигалки, Хаято утешал себя тем, что хуже быть уже не может, ибо некуда.
Накаркал. Телефон издал трель принятого сообщения. Тяжело вздохнув, Ураган Вонголы взглядом мученика-каннибала - сложно представимое, но не являющееся невозможным технически сочетание, - вперился в маленький экранчик.
В следующий миг стены кабинета огласили несколько громко и с большим чувством сказанных непечатных слов. Отведя душу, Гокудера перечитал короткий текст ещё раз, во избежание всякого недопонимания.
Миг спустя по коридору штаба нёсся тайфун в человеческом облике. Нескольких человек как-то само собой снесло с его дороги, а один, посмевший обратиться с неудачным вопросом, добился лишь того, что прогоревшая едва ли до середины сигарета была затушена об его лоб. Хаято собирался искать сестру по сигналу на пеленгаторе, получаемому от её кольца. И пусть хоть одна грешная душонка вякнет под руку! Таких олухов на свете полно, а сестра у него одна.
Разумеется, Гокудера и на секунду не задумался, что, если Бьянки убьют, то он будет навсегда свободен от её влияния. Даже ненавидь он её раз в десять сильнее, само предположение, что он может бросить на произвол судьбы молодую женщину, надеющуюся на него, заставляло ощутить себя мерзавцем, коим Хаято, понятно, совсем не нравилось быть... Кроме того, между желанием, чтобы сестрица сгинула из его жизни, просто обрела своё счастье с Реборном и поменьше мелькала на его собственном горизонте, и пожеланием смерти - бездонная пропасть. А учащённый пульс и беспокойство в мыслях, а также подтачивающий сердце омерзительный липкий червячок страха не успеть... Этого Хаято не ожидал от себя сам, и это было признаком чего-то, в полном отсутствии чего он до сего дня был более чем уверен.
***
Скорости, с которой гнал автомобиль Гокудера, мог бы позавидовать даже их главный любитель экстрима, Рёхей. И залихватскому торможению, с запуском несчастного транспортного средства таким юзом, для которого оно вряд ли было предназначено, вон как истошно-жалобно покрышки-то завизжали - тоже. А ещё Хаято пришлось распахнуть дверцу и выскочить на ходу, поскольку, едва машина остановилась около нужного строения - кажется, что-то снеся по пути и напрочь утратив ввиду этого презентабельный вид, - как её прошило сразу несколько очередей. Однако, они недооценили водителя. Остановившись во дворе, с той стороны здания, где Бьянки не могла всего этого увидеть, среди низкоранговых мафиози- исполнителей, колымага красиво взорвалась изнутри, грохот, клубы дыма и алый огонь не оставили несчастным шансов. Он даже не разобрал, имелось у них пламя посмертной воли или нет, в конце концов, даже если и да - оно их не спасло. Этот участок был зачищен. Гокудера нехорошо ухмыльнулся, он не планировал скрывать своё прибытие - хотя, сейчас сыграет с остальными в свою любимую игру с уворотами, прятками и минированием каждого угла и выступа на своём пути.
- Идиоты, - сквозь зубы презрительно процедил абсолютно спокойный внешне, но всё сильнее закипающий изнутри, совершенно невредимый Гокудера, перешедший в камбио-форму ещё на парковке, от которой брал старт. Сигареты кончились, мигрень лишь усиливалась, Бьянки влезла в полную задницу, новую машину покупать придётся - конечно, он мог себе это позволить, но эту любил, и необходимость принести её в жертву не простит ошивающимся здесь недоношенным ублюдкам... Да в столь шикарно гребучий денёк сам Господь велел убивать! Раз уж на рабочем месте ему велено Десятым кретинов в самом крайнем случае увольнять, а уж точно не приканчивать, то хоть на этих отыграется.

+1

4

Засунув телефон в карман, женщина прикрыла глаза, прислонившись затылком о бетонную перегородку. Теперь оставалось только действовать. В конце концов, она и сама далеко не плохой киллер, и может за себя постоять. Плохо то, что если это заранее рассчитанная "охота" за ней любимой, то  нападающие наверняка выяснили всё необходимое, и хотя бы попытались бы рассчитать свои силы, не просто добавив пару человек сверху, но и позаботившись, чтобы она не ушла живой.
Ха. И не с такими справлялись. Пусть не думают, что нарвались на самую лёгкую мишень. Бьянки сжала кулаки, и кольцо зажглось красным огоньком, оповещая о готовности вступить в драку. Будь их всего четверо, она и сама бы справилась, но вряд ли всё будет так просто. 
Снаружи послышались ругательства и первые выстрелы. Это нападающие наконец-то встретились с любимцами женщины и пытались отбить атаку. На губах Скорпион выступила лёгкая улыбка. "Не так просто". Не зря пламя уграна разрушает то, с чем соприкоснётся, и кому-то сейчас придётся очень не сладко.
К шуму добавился звук резко затормозившей машины и крики.  "А вот и подкрепление. Не подведи меня брат, я тебя жду".
- Отравленная кулинария. - Открыв глаза, Скорпион пулей соскочила со своего места, отпрыгивая к дальней стене, и выхватив пачку спагетти, метнула содержимое как дротики охваченные фиолетовой аурой. Вбежавший в комнату мужчина, не ожидающий такого поворота событий, повалился ничком, утыканный, словно ёжик, и конвульсивно подергивающийся от воздействия яда. 
- Ах ты... - С пола послышалось злобное шипение, и неразумно попытавшийся подняться самоубийца нарвался на удар ноги, от чего отлетел в стену, сползая по ней уже в бессознательном состоянии.
Хмыкнув, Бьянки развернулась к выходу, и оттуда на лестницу, намереваясь выбежать на крышу.  Оставаться постоянно в одной комнате было нельзя - найдут быстро, и слишком большой шанс быть окруженной.  Благо отель строили достаточно большим, и мест для манёвров навалом. 
***
Всегда неприятно попадать в кольцо явно не дружелюбно настроенных людей, у которых только одна цель - прикончить тебя поскорее. Тем хуже, если до этого, ты почти час гонял их (или заставлял гоняться за собой, как посмотреть), выбешивая  до состояния неконтролируемого мандража.  Кое кто бегать уже не сможет, что только подливало неприязни, а сама Бьянки обзавелась кучей ссадин и вывихом плеча, да и начинала уставать.
- Ты заставила нас побегать, но, всё же, попалась в ловушку. - Женщину передёрнуло от отвращения, стоило взглянуть нахально-торжествующую рожу с мерзкой жиденькой бородёнкой, осклабившуюся в гадкой ухмылочке. Самое поганое было то, что он был прав, и Бьянки действительно попалась, отчасти, по своей собственной глупости, и её шансы выйти из переделки хотя бы без по настоящему серьёзных повреждений стремительно падали куда-то к отметке «ноль».
- Может и так. Но и вам, придурки, придётся об этом пожалеть. Scorpione de Tempesta. - Новая активация коробочки, и вокруг женщины зароились скорпиончики, готовые броситься на защиту.
Одновременно с этим, откуда-то со стороны двора послышался мощный взрыв, отвлекая на себя внимание всех присутствующих. "Хаято!" Скорпион вскинула голову, мимолетно улыбаясь. От сердца по телу растеклось приятное тепло, понимания того, что брат, несмотря на всю свою неприязнь пришёл. Не то, что бы она в нём сомневалась, но получать подтверждение домыслам, тем более такое подтверждение было очень приятно, и грело сердце осознанием, что она не одна. Друзья, любимый, всё то хорошо, но девушке всегда хотелось наладить хорошие отношения с младшим братом, пускай она и пыталась это делать в своеобразной манере, и кровные узы всегда будут одними из самых крепких несмотря ни на что. И пусть он бы помчался на помощь любому, кто связан с Десятым Вонголой, только бы не огорчить его, всё равно, то ,что он пришёл о многом говорило.
- Как вам такое.  Коктейль настоящей любви! - Зло усмехнувшись, Скорпион засадила об пол что-то похожее на графин с бурлящей фиолетово-красной жидкостью, действующей не хуже чем небольшой мощности граната, следом за чем, скорпионы начали атаку. 
К чести убийц, они не особо растерялись, открывая огонь, и вынуждая Бьянки сигануть в окно со второго этажа, дабы не быть изрешеченной пулями, в сочетанием с пламенем посмертной воли.

+1

5

Те идиоты, сгрудившиеся вокруг автомобиля Гокудеры, чудом не перевернувшегося на виражах при спуске по тропинке к недостроенному зданию, и обнаружившие на водительском сидении только злющую, распушённую, выпустившую когти и шипящую Гатто Темпеста, как раз и запалившую фитили заложенных в машине динамитных шашек, а также перед самым взрывом-таки успевшую походя оприходовать одну из неприятных физиономий вражеских мафиози и перемахнуть через его тупую голову, ещё догорали в алом пламени Урагана, а Хаято уже огибал здание. Он мог бы без больших проблем разнести то бомбами ко всем чертям, обратив в убогие дымящиеся обломки, однако, где-то внутри могла быть Бьянки... Он в очередной раз спросил себя, почему дела семьи его отца должны его как-то касаться. Но ведь Хаято больше не был истеричным ребёнком, судящим по первому впечатлению, вместо того, чтобы во всём спокойно разобраться. Он был склонен считать те письма настоящими, а то, что отец просил их передать - желанием примириться с чересчур бурно на всё реагирующим сыном. Как бы то ни было, сколько ни убегай от прошлого и от кровных уз - твои ошибки всё равно догонят тебя и саданут по мозгам. Хорошо, если не насмерть. Что-то не позволяло снова отвернуться, уйти, проигнорировать и притвориться, что его не касается. Он уже однажды поступил, как трус, не способный встретиться лицом к лицу с правдой, и не горел желанием повторить этот позор. Отец, конечно, далеко не праведник, и наошибался порядочно, однако, нужно ли судить слишком строго, не побывав на его месте? Да и даже самый дрянной родитель - всё равно родитель, не бродяга из подворотни, чтобы его так просто и легко отталкивать... Потребовалось повзрослеть, чтобы начать понимать - бытие не делится на две половины, на "правильно" и "неправильно". И даже оплошность иногда оборачивается во благо... Да и никакая он не оплошность, а живой, настоящий человек, которого тоже могут любить! При том, что из недостатков самого Хаято новую Вавилонскую Башню построить хватило бы материала, и ещё осталось бы, и он сам это чудесно осознавал... Осознавал и не мирился.
Вместе с пониманием, что его всё-таки любили, пришло что-то вроде... Раскаяния? Стыда? Печали? Всего вместе? Он так и не нашёл времени навестить своего старика, да и не знал бы, что сказать, бывают моменты, когда любые слова прозвучат насквозь фальшиво. Но зачем говорить, когда можно сделать? Здесь, сейчас... Отец хотел его, и мать хотела, а сестра, эта вечно издевающаяся, вредная, высокомерная старшая сестра в момент опасности позвала на помощь его. Она-то, столько раз называвшая его слабым и неспособным! Это значит, что Бьянки тоже его признала.
Ну, и как после этого не прийти за ней? Родными не разбрасываются. И, вообще, жизнями - тоже. Очень легко убивать, или сделать вид, что не заметил чью-то смерть. Но, пока кто-то жив - абсолютно всё поправимо, хотя, Хаято всё равно и в страшном сне увидеть не смог бы, как ладит с этой стервой, а вот, потеряв, можно поймать себя на сожалении, ан стало слишком поздно. Вернуть можно откуда угодно, хоть из тюрьмы Вендетте - но только не с того света. Даже их постоянные ссоры гораздо лучше, чем посещение её могилы с венками в руках, яркими бутонами контрастирующими с серостью надгробного камня. Он не мог представить, чтобы Бьянки, сильная, уверенная в себе, погибла. Разум бунтовал против такого даже в форме простой фантазии. Какой бы противной та ни выглядела для него - Ядовитый Скорпион тоже являлась необходимой частью картины мироздания Хаято, одним фактом своего существования заявляющей, что всё идёт своим чередом, никакие катаклизмы не вторглись в их жизнь, выворачивая ту наизнанку.
Едва Хаято завернул за угол, как в поле его видимости попала изящно падающая из окна женская фигурка. Тут же между ней и окном возникли ураганные щиты, безмятежно растворившие пули, пытавшиеся догнать Бьянки, едва те коснулись их сияющей красным поверхности. Сам же Хаято ухитрился вовремя подхватить летящее тело, помимо воли порадовавшись живому теплу сестры. Значит, она в порядке.
- Ну, и какого хрена ты сигаешь из окон? - тоном восьмидесятилетнего брюзги проворчал он.
В следующий миг произошли сразу две вещи, давшие ему полную возможность постичь женское коварство - он встретился с Бьянки глазами, отрешённо отметив, что они у неё красивые, чего он раньше заметить не успевал, и ощутив, как в желудке предательски булькнуло... И в этот же точно миг догнавшая его Ури, запрыгнув на макушку хозяина и применив ту в качестве трамплина, прыгнула вверх, проскребла лапами по стене, неким чудом не упав, а как бы пробежав несколько огромных, больше похожих на скачки, шагов по отвесной поверхности, нырнула в провал окна. Пули тут же полетели куда угодно, только не в цель - словно дулами автоматов панически размахивали, продолжая истерично жать на курки, а вопли подтвердили, что Гатто Темпеста резвится вовсю, маленькая, юркая, сердитая и очень опасная, наверняка поджигающая пламенем Урагана всё, до чего в состоянии дотянуться лапками, кончиком хвоста и огнями из ушей. Отвлёкшись на неё, Хаято тут же почувствовал себя лучше, и даже рассмеялся, вообразив, как унизительно должно быть оказаться убитыми котёнком. За саму Ури он не боялся - ведь животных-оружие атрибутов практически невозможно по-настоящему убить. Только вместе с самим атрибутом - что он, конечно же, никому не позволит. В бою же эта невинная на первый взгляд малышка - серьёзный и опытный союзник, на которого можно всецело положиться. Хаято отлично представлял, что творится наверху - достаточно ей один раз хотя бы зацепить предмет, как тот начинал разрушаться, охваченный красным огнём. И неважно, пистолет это, винтовка, нож или рука - что угодно будет сожжено дотла.
- Это что, всё, на что они способны? Я как-то даже разочарован... - протянул Хранитель Урагана Вонголы, когда пальба стихла, равно как и вопли - сперва удивлённые и гневные, затем - переполненные болью и ужасом горящих заживо людей. Торжествующий кошачий мяв, сопровождавший избиение от начала и до конца и напоминающий клич бросающегося в атаку индейца, тоже прекратился... Лицо Хаято не выражало ни удовольствия, ни злорадства, однако, не было и сочувствия. Мир мафии жесток. Вышедшие убивать должны знать, что и их самих могут убить... Впрочем, нет. Не так. Это не жестокость, а правило равновесия.
- Ну, почему же... Эти недоумки выполнили свою миссию - выманили вас обоих, - голос мужчины средних лет звучал с ленивой уверенностью в собственной близкой победе.
Хаято, всё это время продолжавший прижимать Бьянки к себе и не реагировавший на её присутствие лишь потому, что больше не смотрел на неё, инстинктивно заслонил сестру собой от источника этого голоса. Раньше подобное поведение, столь безусловная готовность защитить кого-то любой ценой была ему свойственна лишь в отношении Десятого, но у него не было времени обратить на свой поступок внимание и проанализировать.
- Так это ты пугаешь мою сестру? - таким тоном Хаято мог бы осведомиться: "А не тебя ли я прямо здесь и сейчас закатаю в асфальт живьём?". И взгляд - человека, и впрямь готового совершить означенное действие. В такие минуты становилось очевидно, почему некоторые отдельные индивиды до колик боялись ранее самоназначенную, но теперь уже несколько лет как вполне официальную правую руку Дечимо Вонголы. Когда человек ни Бога, ни Дьявола не боится, и готов бросить вызов любому из них, или обоим сразу, если они станут помехой на пути - обычно, сразу заметно. Когда и как строптивый мальчишка вырос в такое? Кто знает. Но меняться Хаято не планировал, его всё устраивало в подобном отношении к жизни. Он не стремился причинять страдания и заставлять останавливаться чужие сердца, но не пугали его и жертвы во имя необходимости.

+1

6

Всё произошло очень быстро,  скорее на рефлексах, чем при здравой оценке ситуации, и женщина не успела сгруппироваться, в секунду зажмурив глаза, и приготовившись удариться об асфальт. Главное потом, как можно быстрее ретироваться с открытого пространства. Но, вместо ожидаемого удара, Ядовитый Скорпион была подхвачена практически у самой земли.
- Хаято. - Лицо Бьянки просветлело, и она с благодарной улыбкой встретила взгляд  брата, не обращая внимания на его сварливый тон. Пожалуй, это был один из тех многих моментов, когда они находились так близко. В обычных ситуациях, женщина даже никогда не обнимала Гокудеру, хотя, возможно, он и нуждался в её поддержке, даже если сам этого не понимал. Но разве он подпустил бы её к себе?
А вот дальше, уже вполне ожидаемо, брату явно поплохело, и до Скорпион дошло, что она не надела очки. Ну, так ведь она и не ожидала, что их встреча будет столь неожиданной. Спасибо Ури, она, стремясь разделаться с нападающими и прекратить огонь, добралась до окна, предварительно попрыгав на голове у брата, что отвлекло его от созерцания лица Бьянки, и помогло справиться с реакцией на него.
- Прости. Я совсем про них забыла, - очки были водружены на своё законное место, и парень мог уже не бояться смотреть на женщину, рискуя своим здоровьем.  Всё же, как удивительно долго длится этот странный эффект. Ведь они уже достаточно долгое время находятся рядом, и с тех пор, эксцессы хоть и случались, не были столь частыми и критичными, чтобы поддерживать психологический блок.
Поразмышлять над реакциями организма Гокудеры, впрочем, не дали.  Если он и был разочарован, как говорил, то теперь, похоже, только начинается самое интересное.
Наёмнки, пешки которым только и требовалось, что выполнить свою часть плана,  брали количеством а не умениями, но свою задачу похоже выполнили. «Джокеру» только предстояло объявится на арене, и по всем законам жанра испортить именно тот благоприятный момент, когда ниточка связи с братом может быть укреплена.
Среднего роста мужчина, видимо появившийся из практически целого одноэтажного здания, прилагающего к комплексу, насмешливо смотрел на парочку посреди открытой площадки.
- Ну, почему же... Эти недоумки выполнили свою миссию - выманили вас обоих, - "ублюдок".  Лицо девушки изменилось, выражая теперь только раздражение и злость, глаза сощурились, губы искривились в презрительной линии.  Чего-то такого она и ожидала, и не удивилась бы, если таких вот типов «на крайний случай» окажется больше чем один, но от того, отношение к нему не становилось более доброжелательным.
Пугает? Скорпион перевела взгляд  на брата, и прочитав его выражение лица, простила ему эту оговорку. Она привыкла быть старшей, привыкла видеть в брате неразумное дитя, и скорее сама бы бросилась его защищать, но сейчас, когда ей самой понадобилась помощь, она позвала именно его и, похоже, не ошиблась. Помимо всего, она кое-что поняла, и это понимание оправдывало многое из случившегося за сегодня. Почувствовать себя под защитой - это действительно приятно, и тем теплее становится от понимания, что несмотря ни на что - они семья.
- Покончим с этим, и уходим. На сегодня и без того много шума. - Уже спокойней проговорила Скорпион, с сожалением выскальзывая из объятий брата, попутно извлекая блюдо с крекерами.
Означенный же придурок, он же нападающий, самоуверенно усмехнулся, поднимая руку, и высвобождая потрескивающее молниями пламя грозы.
- Вам крышка! -  И сгусток, напоминающий шаровую молнию, размножающуюся в полёте на несколько таких же шаров понёсся в парочку на приличной скорости.

+1

7

Хаято, тем временем, продолжал откровенно скучать. Эти ничтожества, если и могли победить Бьянки, то, разве что, количеством. Пожалуй, в одиночестве ей здесь и правда пришлось бы нелегко... Бывшие составляющие системы Инноченти, щиты, сливающие пламя Урагана и Дождя, обладающие эпатажно эффектным дизайном, способным составить предмет гордости любого сатаниста, ныне ещё и украшенные вензелями Вонголы, свели атаку на нет. До Электрической Башни Молниеносного Гаммы этому убожеству точно было далеко. Если что-то и вызвало у Хаято слабое любопытство - так только вопрос, составляющей ли данной техники является разделение шаровых разрядов, или же это - проявление элемента Облака? Впрочем, даже если и второе - в такую игру можно играть вдвоём.
- Это что, была атака? - соболезнующе поинтересовался Хаято, - Посмотри вверх, - он небрежно махнул рукой в упомянутом направлении.
Небо непосредственно над головой владельца пламени Грозы закрывало около сотни бомб, множившихся на глазах благодаря эффекту Облака.
- Тысячекратные бомбы. Динамитный Ад, - всё-таки имелась у него некоторая склонность к позерству, никуда от этого не денешься. Небрежный тон, вальяжный жест, высокомерно искривившийся угол рта... Он хотел не просто победить, но победить эффектно.
Взрыв напоминал атомный в миниатюре, алый столб пламени, густые клубы дыма, характерная "шапка гриба" в вышине. После сего представления, занявшего секунд десять, осталась лишь чёрная, обугленная воронка, смахивающая на лунный кратер.
- Вот это - атака, - удовлетворённо констатировал главный подрыватель Вонголы, отворачиваясь... Чтобы обнаружить, что на этом ничего ещё не закончилось.
***
Пока Хаято занимался грозовым фриком - Бьянки стала объектом внимания ещё одного киллера. Точнее, то была женщина-блондинка с короткой стрижкой и кастетами, охваченными золотистым пламенем Солнца, в обеих руках. Она выглядела спортсменкой чуть ли не уровня золотой медалистки Олимпиады по бегу и рукопашному бою.
- Ничего не стоишь без своего братика, да? - поинтересовалась сия достойная особа. Секунду спустя активизировались бомбы Хаято, и Бьянки из-за грохота была лишена шанса ответить незамедлительно. Однако, взрыв рассеялся... А та продолжала насмешливо и вызывающе взирать на Скорпион. Так, словно гибель напарника вовсе её не затронула, ни морально, ни физически.
- Эта - твоя, - коротко бросил Хранитель Урагана, понимая, что должен предоставить данную конкретную разборку сестре.
- Тем более, что я ещё жив, - послышался голос откуда-то сверху. Хаято вскинул голову и обнаружил парящего словно бы на пляшущих разрядах, образующих крылья, всё того же мужчину, слегка подкопчённого, но целого и даже не раненого.
Хаято улыбнулся. Некоторые от такой усмешки крепко призадумались бы, стоит ли продолжать бой с этим парнем, явно царя в голове не имеющим.
- Уже лучше, - с одобрением и прорезавшимися нотками азарта сказал он. Значит, Урагана плюс Облако этому негодяю не хватило. Отлично, можно развернуться на полную катушку! И Хаято надеялся, что Бьянки, да и белобрысой, хватит ума перевести их поединок подальше. А то, глядишь, одна неудача с любой из сторон - и победителей не будет. Что угодно могло произойти, во время сражений Хаято очень часто страдало всё поле боя. И неудивительно, если учесть масштабность одних только его собственных атак, даже не считая противника.

+1

8


Уворачиваться не понадобилось. С защитой от атаки грозы, отлично справился Гокудера, тут же ответив  противнику бомбами. Бьянки только одной рукой заслонила лицо, чтобы не вдыхать дым от взрывов. И где-то в тот же момент стало понятно, что мужик, всё же, был не один.
- Ничего не стоишь без своего братика, да?- "Что? Это на ко мне обращается?!" Скорпион раздажённо вскинула голову, намериваясь ответить, но как раз в этот момент и прозвучал взрыв. Воспользовавшись моментом, женщина рванулась к пришелице, примеряясь засадить находящееся в руке блюдо с крекерами ей в лицо, заставляя отпрыгнуть назад.
- Разумеется. - Вполголоса отозвалась Скорпин на реплику брата, не рассчитывая, впрочем, что он её услышит, и возвращая взгляд нахальной девице.
Беглый взгляд по противнику и обстановке, и розоволосая женщина оценив ситуацию, метнула в противницу шпажки с нанизанными на них канапе, и одновременно с тем, забегая в обход здания, чтобы оказаться подальше от брата. Не хватало ещё попасть под его атаку, или стать живым щитом для того придурка, что в разгар боя было бы более чем вероятным исходом.
- Эй. Убегаешь? - Чуть удивлённый тонкий голосок позвучал откуда-то слева, заставляя Скорпион отпрыгнуть в сторону, уклоняясь от удара, и  контратаковать  очередным блюдом с Отравленной Кулинарией.
- Приятного аппетита! - С явным раздражением, и мрачным удовлетворением прокомментировала свои действия Бьянки, в этот раз, попадая точнёхонько в миловидное личико девицы. Эта барышня её порядком раздражала, и единственное, чего хотелось сейчас женщине - отправить её на тот свет, чтобы не маячила.  На этом поле боя, единственной девушкой будет она, и конкурентка, даже если бороться нужно за свою жизнь а не личное счастье, должна быть устранена как досадная помеха.
Удивительно получается, но к врагам своего пола всегда испытываешь куда большую неприязнь, с пол оборота раздражаясь, и только воодушевляясь на драку, несмотря на какие-то повреждения. Так и Бьянки, только больше разозлилась, стоило сей особе появиться в поле зрения и попытаться проехаться по её самолюбию.
- Ты отвратительно готовишь. Но этим меня не победить, - недовольно проговорила «собеседница», вскакивая на ноги, и сразу переходя в атаку. Девушка явно предпочитала ближний бой, и Бьянки ничего не оставалось, кроме как уклоняться, и самой наносить удары, поджидая удобный момент для использования оружия. Вот только долго так продолжаться не могло. В таком виде драки, соперница чувствовала себя как рыба в воде, в отличии от Скорпиона, которая привыкла использовать несколько иные методы.
- Конечно нет. Твой атрибут солнце, и ты восстанавливаешься от действия яда. Да и в такой драке мне тебя не одолеть, но... - Резко уйдя в сторону Бьянки разорвала дистанцию, и со злорадной улыбкой достала коробочку. - Мои любимцы отвлекут тебя. 
Стайка скорпиончиков стремительно направилась в сторону девицы, стреляя при этом, небольшими зарядами пылающими пламенем урагана, и заставляя её спрятаться за горой какого-то строительного мусора.
- Убежать не получится. Они тебя найдут. - Вот только убегать девица, похоже не собиралась. Только ушла из под обстрела, чтобы встретить новую атаку своим атрибутом - сияющей золотом белкой, ловко прыгающей от одного скорпиона к другому, в попытке обезвредить их, впрочем, не сильно в этом преуспев, зато отлично уворачиваясь от прицельного огня. "Похоже, они примерно равны по силе, но и небольшое преимущество я себе выиграла." Нужно было закончить быстро, и не допустить нового затяжного сближения, встретив девушку чем-то посерьезней.
Выбежавшая из-за мусора нападающая была встречена коктейлем, вроде того, что Бьянки взорвала в здании.  Никто в здравом уме не стал бы это пить. «Кипящая» фиолетовая жидкость, не хуже серной кислоты могла оставить сильные повреждения, и хвала всем богам, что на саму Скорпион её собственная Кулинария не действовала, иначе было бы очень больно.
Стоило противнице выбежать, и женщина побежала ей навстречу, лишь в полуметре грохнув стеклянный сосуд об асфальт, от чего осколки и фиолетовая жижа небольшим взрывом брызнули во все стороны, оставляя ожоги на открытых руках и лице девицы, и слегка подплавив асфальт в тех местах, где образовались небольшие лужицы.

+1

9

Шары взрывов вспухали десятками, не задевая того, кого следовало, зато пару кусков из стен здания уже выбили. Хаято недовольно наблюдал, как этот электрический фрик уворачивается от его залпов, как бы быстро он ни наводил бомбы - тот оказывался быстрее, и взрывы захватывали только пустой воздух. Запуск бомб с самонаведением тоже ничего не дал - они были сбиты шаровыми молниями.
- Вот чёрт, а ты шустрый... Хранитель Грозы Семьи Эспозито, я правильно понял? - проворчал Хаято, в немалой досаде на то, что датчики в очках до сих пор показывают противника полностью здоровым.
- Именно так. Ну, что, сдаёшься? Я прикончу тебя быстро и безболезненно, в награду за недурной бой, - с ленцой, призванной продемонстрировать, что он даже нисколько не запыхался, предложил мужчина, ухмыляясь.
Разумеется, на Хаято это подействовало, как красная тряпка - на быка.
- Ну уж нет. У меня есть дела поважнее, чем сдохнуть тут ради грязных амбиций вашего трусливого босса, - он говорил спокойно, то, что действительно думал, не для того, чтобы оскорбить, а констатируя очевидный для него факт.
Извольте, вот вам математическая задача - Гокудера вообще любил переводить сражения в расчёты и формулы, ему так было легче мыслить. Дано - оппонент, передвигающийся со скоростью, превышающей скорость стрельбы вашего оружия. У него неплохая защита от физических атак, и он ходит по воздуху, как по земле. Слишком масштабные атаки производить нельзя. Знаете ответ?
Можно обратить на свою сторону сам воздух.
Хранитель Грозы Эспозито не без изумления наблюдал, как Хаято всадил не меньше десятка бомб в белый свет как в копеечку, и они теперь болтались в хаотическом на первый взгляд порядке вокруг него, на некотором расстоянии друг от друга, зависнув неподвижно. С такими скоростью и разбросом они, конечно, не могли попасть в мишень.
- Куда это ты целился? - судя по интонации, носитель пламени Грозы решил, что враг выжил из ума. Ну, или вконец отчаялся.
- Не в тебя, - Хаято даже улыбнулся.
И тут все десять динамитных шашек рванули одновременно, заволакивая небо тёмной дымовой завесой. Стремительно распространившиеся грязно-серые клубы поглотили и фигуру этого переоценившего себя мужика. Тот тут же почувствовал, что его начинает клонить в сон, а электрический барьер и крылья - медленно растворяться.
- Что это за дрянь? - пробормотал он. Негромко, но Гокудера цслышал. И незамедлительно издал высокомерный смешок. Он явно наслаждался происходящим.
- Это - стазис пламени Дождя, которое я добавил в икс-версию моих дымовых бомб. А теперь нам пора прощаться, ты мне надоел. Ракетные бомбы, версия икс!
Поиск цели сфокусировался наконец-то на противнике, чьи движения замедлились. Система автоматического обнаружения объекта атаки сработала безукоризненно.
- Цель в зоне поражения. Цель захвачена, - отозвался слышный только Хаято приятный женский голос, как могло бы показаться - звучащий прямо у него в голове, - Процент поражения - восемьдесят. Возможность продолжения сражения - нулевая.
От мига, когда ярко вспыхнул маркер наведения на мишень, и до детонации бомб прошло менее четверти минуты. Дымящееся тело падало медленно - но вот оно со стоном глухо бухнулось об землю. Гокудера тут же коршуном подлетел к этому неудачнику, пинком ноги отправил в полёт коробочку, которую тот всё пытался сжимать в пальцах, стянул кольцо Грозы и, подхватив проигравшего за шиворот, впечатал в недостроенную стену этой недопародии на гостиницу.
- А теперь ты мне ответишь на два вопроса. Первый - сколько вас ещё здесь. Второй - где ваш штаб, - сцепив зубы, процедил Ураган Вонголы, сузив глаза.
- Мы пошли по своей инициативе. Я, моя напарница и наши подчинённые, - сдавленным голосом, пытаясь лихорадочно дышать ртом, просипел пострадавший.
Хаято нехорошо осклабился и, не удержавшись, ещё раз ударил лгущим недоноском в кирпичную кладку, да так сильно, что посыпалось мелкое крошево.
- Херово выглядишь. Готов спорить, ты скоро отойдёшь в мир иной, - с преувеличенной беспечностью промолвил он, - И неужели тебе не сказали, что лгать на смертном одре - плохо?
Мужчина дёрнулся и зло засопел.
- Да катись ты... Вас всё равно найдут и заставят копать себе могилы...
Хаято покачал головой.
- Угроза, как из малобюджетного боевика. Не хочешь говорить - не надо. Сами разберёмся.
Небрежным жестом он, не удержавшись, вложил за воротник чужому Хранителю Грозы ещё одну динамитную шашку, после чего отшвырнул того подальше от себя. Тот ещё не весь отрезок пути пролетел, когда фитиль догорел, и его накрыло очередным взрывом.
Рядом с ногой Хаято кто-то мяукнул, и Ураган Вонголы скосил взгляд.
- Эй, Ури, где тебя носило? Я всё сделал без тебя, - с укоризной, но почти ласково поинтересовался он. Та сидела, вылизывалась, и, конечно, не ответила.

+1

10

Девица попыталась отпрыгнуть, но слишком поздно, особенно если учесть, что с боков атакуют скорпионы (белка в одиночестве явно не справлялась, и была на грани того, чтобы выйти из игры), и масса именуемая коктейлем опалила ей часть лица и руки, заставив закричать, теряя ориентацию в пространстве. На её счастье, глаза, похоже, остались целыми, хотя счастье достаточно условное, поскольку Скорпион не собиралась давать Хранительнице Солнца оклематься, и добавила сверху изысканное блюдо из морепродуктов и грибов под тремя сырами, достойное шеф повара элитного ресторана, от чего девица свалилась в полуобморочном состоянии, держась одной рукой за живот, а другой прикрывая лицо. Кажется, она что-то там говорила, но не слишком внятно, а розоволосая женщина не стала вслушиваться.
- Вдвоем, вы, наверное, смогли бы меня прикончить. Тем более, что мелких крыс-помщников вы с собой достаточно прихватили, - Бьянки присела на корточки рядом с противницей, и указательным пальчиком потыкала ей в плечо, проверяя в сознании ли она, и имеет ли смысл сотрясать воздух. - Но, и на твой вопрос, думаю, я ответила.
Девушка подразумевала первый выпад в свою сторону. Глупо полагать, что она - воспитанная в семье мафиози и с детства обученная всему необходимому, не сможет справиться один на один с какой-то выпендривающейся девчонкой. Их преимущество было лишь в количестве, а с приходом брата и его не стало.
К слову о птичках. Уже несколько минут как со стороны площадки не слышно никаких взрывов, и вообще ничего не слышно. В брате она не сомневалась, зная его нрав и маниакальную тягу подрывать всё вокруг во время драки, но не могла за него не беспокоиться, тем более, что сама втянула его в переделку.
Поднявшись на ноги, Бьянки в последний раз окинула лежащую у ног фигурку, пока не собирающуюся вставать.
- Добейте её, хорошие мои, - Скорпион перевела взгляд на своих любимцев, уже закончивших с белкой, отдавая им последний приказ, и направилась обратно к Хаято.
Обойдя здание, женщина увидела, что блондин уже закончил с Хранителем Грозы, и воркует с Ури. Лицо Бьянки озарила улыбка, и она приблизилась к брату, присаживаясь на корточки возле его питомицы, и коготками почесала её под подбородком, от чего котёнка довольно заурчала, и подняла голову, чтобы было удобнее её чухать.
- Спасибо, Хаято, - Бьянки подняла голову, всматриваясь в лицо визави, пытаясь понять, что у него сейчас в голове. - Одна бы я, наверное, не справилась. Слишком много их было. -  Ядовитый Скорпион улыбалась, рассеянно поглаживая Ури, и не сводя взгляда с лица младшего брата. Задиристого, вспыльчивого, плохо контролирующего свои эмоции, но надёжного брата, которого она любила, хотя и не говорила ему про это.  Она любила такие моменты, когда могла почувствовать себя настоящей семьёй с Хаято, но увы, они были очень не частыми, и сейчас женщина была искренне рада.

+1

11

Хаято благостного настроения сестры отнюдь не разделял. Она, похоже, недооценивает их недоброжелателей, всегдашняя самоуверенность Бьянки, видимо, вернулась к ней. Но именно так и подлавливают обычно тех, кто, считая, что худшее позади, забывает об осторожности.
- Я смотрю, ты уже расслабилась? - сварливо забурчал он, прищурившись на неё из-за красных стёкол очков, - Или ты думаешь, что всё уже завершилось, типа - фанфары и салют? - его сарказм можно было откачивать вёдрами, - Нам нужно найти их босса. Эта падаль... - он небрежно мотнул головой в направлении дымящихся останков, - ...отказалась мне что-либо говорить. Но это не повод оставить в покое того ублюдка, который поднял руку на члена моей семьи... Обеих семей... И считает, что может остаться в живых, - Ураган Вонголы был в ярости, в самой подлинной ярости, и зловещий блеск в его зелёных глазах лишь подтверждал, что смерч уже не остановить, и он пойдёт вперёд, пока не сотрёт с лица земли всех до последнего уродов, виновных в сегодняшнем инциденте, - Это долг моей прошлой жизни, и я его собираюсь вернуть.
Хаято не умел мириться.Эти слёзы, сопли, мольбы о прощении и великодушные отпущения грехов... Какая редкостная мелодраматическая хрень. Возвращение блудного сына, и лучший бык, заколотый ради того, чтобы устроить торжество в честь этого великого события... Ему было проще просто встать в бою плечом к плечу. Или вот как сейчас. Подрыватель поднял задумчивый взор к небу. На языке отчего-то после боя остался гадкий привкус. Хотелось закурить. От мысли о том, что покупка сигарет ему в ближайшее время не светит, Хаято скрипнул зубами, и душевное состояние стало на несколько делений сквернее.
- Ничего не кончилось. Эти выродки не остановятся, не простят такого щелчка по носу, - он подкинул на ладони отнятое кольцо Грозы, сжал то в кулаке и усмехнулся. Его устраивает, чтобы не он ломал голову, как обнаружить врагов, а они бы пришли к нему сами.
Хаято пошёл в сторону крутого откоса, с которого, в лучших традициях жанра, столь лихо спустил свою машину.
- Пока проблема не разрешится тем или иным образом, ты живёшь у меня и вообще никуда далеко не отходишь. Поняла? - сестра могла увидеть лишь его спину, он неспешно поднимался к дороге, а говорил вообще так, будто брал Бьянки под арест. Хаято был спокоен, однако, ощущалось, что перечить ему сейчас опасно даже ей. При этом он вовсе не строил из себя крутого и взрослого, всего лишь поступал, как считал правильным. Даже если для этого пришлось наступить на горло собственным интересам и поступиться удобством. Ведь, если Бьянки будет ошиваться постоянно поблизости, всегда в соседней комнате, сам Хаято останется серьёзнее и мрачнее газетного некролога. И зачем ему это? Отправил бы к отцу - старик уж, небось, сумел бы защитить своего ребёнка и себя самого. Если только вконец не сдал... Но чувство достоинства мужчины и, всё же, как-никак, родственника не давало так поступить. Он не беспомощный ребёнок, сам не сознающий своих сил и теряющий хладнокровие от любого косо брошенного взгляда. Больше нет. Не полагаясь на себя, отстраниться от сложностей? Позволить другим разрулить всё? И, чего доброго, переоценить их обоих... И потерять. Хаято был уверен, что не стал бы плакать по родителю и сестрице, однако, не зацепить его их потеря не сможет. И кем он станет после того, как их бросит на произвол судьбы? Мерзавцем его никто и никогда быть не учил. А, если и учили - он всё прослушал.

+1

12

- Не держи меня за идиотку. - В мыслях Бьянки на миг вспыхнуло раздражение. Конечно же это не конец, и это очевидно любому, кто хоть немного понимает в  том, что такое разборки между семьями, и им придётся действовать самим, либо постоянно подвергаться нападениям, если уж первый шаг был сделан. С самого начала ещё тогда, в кабинете отца, Бьянки не придала особого значения этим людям, и похоже зря. Может они были не настолько сильными, чтобы одолеть  их не по одиночке, но, похоже, были достаточно богаты и упорны, чтобы позволить себе отлавливать семейство Гокудера по одному, тратя на это столько людей, сколько потребуется, используя их в качестве пушечного мяса. А дальше не будет легче, по тому как два хранителя уничтожены, и было ясно дано понять, что Эспозито не с слабаками связались.
И меньше всего могла предположить Скорпион, что её брата настолько заденет нападение на неё, и угрозы семьи их отца, что вспыхнувшее раздражение со словами брата начало улетучиваться, сменяясь чем-то спокойным и хорошим, вопреки сложившейся ситуации. Ей не придётся действовать в одиночку, или тащить с собой людей отца, а пришлось бы, поскольку  Хаято прав - это не конец, и сама Бьянки это отлично понимает. И пускай придётся потрудиться, чтобы раздобыть всю необходимую информацию, куда-то ехать, что-то делать, снова ввязываться в драку, то, что Хаято не всё равно, пускай он и говорит, что это его долг, не могло не вызвать растроганной улыбки и теплоты в сердце. Да, они не близки, но они семья, и то, что брат принимает это, не просто признавая как факт, беспокоится, полон решимости разделаться с теми, кто посягает на жизнь своей родни - кое о чём говорит.
Дальнейшие слова брата, женщина дослушала молча, не перебивая и не пытаясь спорить. Смысл? Сейчас он зон, и всё равно не станет её слушать, да и как не неприятно это признавать, так действительно будет лучше. Ситуация может повториться, и кто знает, какие меры будут предприняты наученными ошибкой врагами. Да и ей самой будет спокойнее, поскольку для разнообразия напасть могут и на Хранителя Урагана.
- Хаято... - Скорпион поднялась на ноги, улыбаясь в спину удаляющейся к машине фигурке. Неужели её вспыльчивый упрямый братец, так упорно сторонящийся свой кровной семьи уже настолько перерос детские обиды, что готов её принять? Не от того ли он так взбесился, что начинает кое-что понимать и принимать, возможно ещё не пытаясь объяснить самому себе, но уже готовый действовать?
Догнав брата, Бьянки взяла его под руку, и счастливо улыбнувшись пошла рядом, придвинувшись как можно ближе, от чего идти было не очень удобно.
- Ты беспокоишься обо мне, Хаято?! Тогда, сестричка послушается, и сделает как ты скажешь. - Наверное, вот из таких вот немного глупых моментов и должны состоять запоминающиеся минутки,  разряжающие обстановку. Во всяком случае для самой Бьянки. Она уже не обращала внимание на раздражение брата, тем более, что направлено оно не на неё, и просто радовалась редкому моменту, когда он признал, что она ему не безразлична, и ничуть не было стыдно, что ведёт себя Скорпион не как подобает взрослой женщине.

+1

13

Всё лицо Хаято аж перекосило от очередного выступления сестрицы - от столь кислой мины вполне могли испортиться все молочные продукты в радиусе как минимум километра, - и он насилу удержался от того, чтобы вырвать у неё свой локоть и увеличить дистанцию. В частности его раздражение подстёгивала его правота. Стоит лишь вспомнить, как у него колотилось сердце, болезненными толчками пульса отдаваясь в ушах, заставляя горький спёртый ком, мешающий нормально сглотнуть, встать поперёк горла, когда он обезумевшим тайфуном нёсся по переходам и лестницам резиденции Вонголы к выходу, как белели костяшки стиснувших руль безвременно сгинувшего ныне автомобиля пальцев, как застыл взгляд, когда Бьянки выскочила из окна, и на краткий миг ему показалось, что она мертва или умирает, и как жаркая волна тепла согрела грудь в области сердца, когда до него дошло, что она в порядке... Теперь все эти проявления идиотских эмоций бесили подрывателя неописуемо, но, тем не менее, от мыслей о том, как лихорадочно и яростно он всю дорогу сюда отрицал возможность смерти Бьянки и убеждал себя, что всё будет в порядке, потому как эту ядовитую бестию ничего не возьмёт, а сам кривился от того, как больно кололо что-то, не имеющее ни малейшего отношения к физическому недомоганию, внутри, Хаято сейчас, в уже сбывшемся хорошем настоящем, ограничился тем, что презрительно фыркнул и отвернулся от сестры, делая вид, что она - не более чем неудобный аксессуар, чей вид оскорбляет его взор, но выкинуть который нельзя, ибо он полезен.
- Забудь. Мне некогда возиться с твоими похоронами, вот и всё, - не разжимая зубов, бросил он этой сумасшедшей женщине, связанной с ним узами кровного родства, пусть и лишь наполовину.
***
С транспортом в Палермо проблем особенно выдающихся не было, так что до штаба Вонголы добрались без приключений. Новых нападений не происходило, и это было кстати, поскольку пламени Хаято израсходовал многовато, не то, чтобы всё, но отдохнуть ему точно не мешало.
Отдохнуть от драк, конечно. Рабочий график никто не отменял. Бьянки сегодня придётся побыть "талисманом-вдохновителем"... Смешно даже. Никто и никогда не сбивал Хаято с настроя так быстро и качественно, как она, даже тупая корова Ламбо. Но здесь безопаснее всего, посмотрит он на психов, рискнувших штурмовать это здание. "Безумству храбрых поём мы песню и пишем эпитафию...".
- Запомни - далеко никуда не отходи. Тут полно недоумков, зовущих себя секретарями, уборщиками и прочими бесполезными исполнителями, что-нибудь понадобится - говори им. Из здания сама ни ногой, - инструктировал Хаято сестру, пока они поднимались на третий этаж, обречённо предвидя, что она обязательно сделает хоть что-то, да по-своему.
Вот и они, постылые четыре стены родного кабинета. И стопка отчётов на столе. Некоторые документы требовали печати пламени посмертной воли Десятого - если, конечно, тот согласится её дать, - и такие откладывались в отдельную папку. Иные из них, впрочем, не прошли досмотр и отправились в стопку, предназначенную на сжигание. Как в кучу затесалось несколько любовных писем в розовых конвертах - Хаято в толк взять не мог. Ну, конечно, когда Десятый стал крутым и сильным, он им нравится, но итальянец до сих пор не забыл всех тех издевательств над "никчемным Тсуной". Они ничего не видели в нём тогда, считали никуда не годным унылым мальчишкой, так пусть не рассчитывают на снисхождение! И Хаято недрогнувшими руками разорвал конвертики с сердечками, адресованные Тсуне, на мелкие клочки и ссыпал в урну, причём с таким зверским оскалом, что останавливать его даже поборнице любви Бьянки было чревато... Над прошениями о финансировании очередных безумных идей научного отдела Хаято "завис", решая, куда их положить, затем решил было спихнуть сию головную боль боссу, тут же устыдился данной слабости и углубился в чтение, пытаясь вникнуть в строки, излагающие суть затеянного ими дела. Там даже формулы прилагались, кто бы мог подумать, вот фанатики! Разобрался бы тут Десятый, как же. Даже методы Реборна не могли сделать из Тсунаёши математического гения, хотя, конечно  улучшили общий уровень несравнимо, но тут требовался именно гений... Спустя пятнадцать минут Хаято был вынужден констатировать, что и он почти ничего не понимает. Не вслух, конечно, но он отложил - точнее, почти отбросил  - лист бумаги, с глубоким вздохом откинулся на спинку жалобно скрипнувшего стула и небрежно, многократно отточенным на школьных уроках движением закинул ноги на стол, выражая своё отношение к проблеме. Бывший аркобалено Солнца, пожалуй, разобрался бы тут, для него же не существует неразрешимых задач, он сам - нет. Возможно, он - не меньший идиот, чем те, кого он гонял тут в хвост и в гриву.
- И где он, когда нужен... - в немалой досаде пробурчал Хаято, немало, впрочем, сомневаясь, что пошёл бы к Реборну, даже окажись он на месте, однако, ему нужен был объект для выражения негодования, и лучший киллер Семьи идеально подошёл, тем более что далеко не всегда Ураган Вонголы одобрял этого типа и его "методы воспитания". Стоит отдать ему должное - он был готов не только за глаза поругать Реборна, но и напрямую высказать всё, что думает, даже если будет знать, что в него запустят пару пуль Хаоса, да пинок под дых в придачу отвесят, - Кстати, сестра, а, правда - где Реборн? Он же ничего не сказал нам... Как обычно, - нет, ну, Десятый, может быть, и знал, но не лезть же к нему с дурацкими вопросами, Хаято ещё не до такой степени одурел даже после столь сумбурного начала дня.

+1

14

Кто бы сомневался. Не смотря ни на что, Хаято только фыркнул, отворачиваясь, проронив одну равнодушную фразу. Как младенец, ей-богу. Упрямый младенец, который демонстративно сбегал от нянечки, но привыкнув к ней всё равно упорно пытается всем доказать, что он сам по себе справится,  и нет ему никакого дела, что она вернулась из долгого отпуска.  И пускай Бьянки понимала, что  её Брат просто не привык по-другому показывать свои чувства, и уж тем более признать, что он беспокоился за неё,  относясь с демонстративной неприязнью - слова причиняли боль, заставив что-то болезненно кольнуть в груди, оставляя на лице тень печали.
Кажется, так они никогда не найдут общий язык. Хаято, похоже, сам пока не может разобраться, как же он к ней относится, а начиная понимать, что сестра ему не безразлична, иначе, зачем он бы вообще сюда пришёл, и с чего бы так злился, только больше раздражается собственным реакциям.  Нет, конечно же женщина не ждала, что после стольких лет конфликтов, в которых она и сама была виновата, не признать этого нельзя, брат переменит своё поведение только из-за одного единственного случая, и была рада уже тому, что увидела.  Как не крути, но Хаято меняется, как бы ему самому ни не хотелось это признавать, и чем дальше, тем больше он будет беситься, пока не поймёт, что Скорпион ему не враг, и в её порывах сблизиться с  ним нет фальши или попытки поиздеваться.
***
Довольно быстро они добрались до штаба Вонголы, и можно было отдохнуть, пред тем, как браться за дело, и братец тут же начал выдавать указания, похоже войдя во вкус. И совсем его не смущало то, что Бьянки и сама отлично ориентировалась в особняке, зная где, что находится, и к кому в случае необходимости обращаться. В конце концов, она была там, где находился Реборн, а здесь он был мягко говоря не редким гостем. Это как минимум, не считая визитов по собственной инициативе.
Скорпион только хмыкнула, и толком даже не дослушав, что ей говорил брат, свернула в противоположную от его кабинета сторону, стоило им подняться на третий  этаж. Конечно, кое в чём он был прав, но это ешё не значило, что её можно вот так просто взять под конвой, и ждать, что она будет беспрекословно подчиняться. 
Собственно, Бьянки собиралась заняться делом, и выяснить как можно больше необходимой им информации. Самый простой для этого способ - связаться с кем-то из людей отца, или самим отцом, если тот не будет занят, и затребовать всё, что у его есть. Женщина отлично понимала, что скидывать это на брата было бы не очень хорошей идеей, да и в принципе, с чего она должна бездельничать. В конце-концов, она не балласт, и не беспомощная домохозяйка, ни на что не способная и нуждающаяся в охране.
Дойдя до комнаты, в которой обычно обитала, когда находилась в штабе Вонголы, Бьянки нашла ноутбук на привычном месте, и подхватив его пошла обратно, действовать на нервы брату, вернее, выполнять его указания "не отходить далеко", если ему так уж хочется.
Зайдя в кабинет, где братец уже разбирался с бумагами, Скорпион умостилась в кресле и запустила систему, включая почту.
Какое-то время в кабинете царила тишина, нарушаемая только шуршанием листов перекладываемых Хаято. Женщина тоже молчала, погрузившись в переписку с секретарём отца, и согласовывая детали, когда её отвлекло бормотание брата.
Вскинув голову, Бьянки удивлённо воззрилась на блондина, который, похоже, решил озвучить свои мысли.
Где Реборн? Ответить на вопрос или промолчать? Вообще, ничего такого уж секретного в его отъезде не было, но, странно что братец не знает. Он же должен быть в курсе того, что касается Тсунаёши Савады и дел Вонголы.
- Ты не знаешь? - Чуть насмешливым тоном проронила женщина, глядя в глаза брату. - Отправился в Японию по делам. Не надолго, но... - Скорпион замолчала, погружаясь в свои мыли. Не уедь Реборн - всё закончилось бы по-другому, если, конечно, он сам не отправил бы Хаято к ней, решив, что ему не вредно поучаствовать в делах своей семьи. 
- Ты всё еще злишься, Хаято? - Вопрос прозвучал тихо и серьёзно. Женщина хотела понять, что всё же на уме у её брата, и как он сам себе объясняет происходящее. - Я бы не стала тебя беспокоить, не уедь он. Но, я даже рада, что так вышло.

+1

15

Хаято не стал признаваться, что до сих пор не считал полезным для себя совать нос в занятия Реборна, тот ведь наверняка знает, что делает, и вряд ли имеет необходимость во вмешательстве того, кого видел ещё безрассудным и психованным мальчишкой-сопляком, нуждающимся в тренировках, а ещё больше - в нормальном социальном воспитании, чтобы из взъерошенного волчонка, подрывающего всё, что движется, получился более-менее вменяемый человек... Где те дети, которыми они были? Что они потеряли с тех пор, взамен на приобретённые знания и опыт? Что-то такое важное, наверное - духовную невинность, ведь каждый из них неоднократно участвовал в делах, от которых волосы могли бы стать совсем белыми, а на лицах - появиться несколько ранних морщин. Хаято боялся - невероятно боялся, что настанет день, когда груз, несомый ими, сделается столь велик, что они разучатся улыбаться даже друг другу.
- Ясно... - протянул Ураган Вонголы, утомлённо прикрывая глаза на пару минут. Ответ Бьянки не дал ему ничего такого уж интересного, так что это можно было назвать условно успешным предлогом завязать хоть какой-то разговор, - Я не злюсь. Самому в это не верится, но и вправду почему-то не злюсь. Видишь ли... - фррмулировка не задавалась, сколько бы Хаято ни гипнотизировал взглядом пляшущий по столешнице яркий солнечный зайчик из расположенного у него за спиной окна. Где-то переливчато чирикала мелкая пташка, флегматично шелестели пышные кроны деревьев в парке, который можно было рассмотреть, выглянув наружу - он специально выбрал помещение с окнами, выходящими на ту сторону, а не на проезжую дорогу и другие сдания, сжимающие в тисках, беспрестанно напоминающие о городской духоте и суете. Хаято приучился работать и под вопли Ламбо, и под ор Реохея, и под шум проносящихся по оживлённой улице машин, но зачем добавлять себе лишние выводящие из себя факторы, если можно организовать зону личного комфорта? - ...в жизни иногда случаются ситуации, когда выбора не остаётся, если не хочешь утратить самоуважение и спокойствие, и до гробовой доски влачить жалкое существование. А я уже однажды сбежал. Ни во что не вникнув, поддался эмоциям, накрутил себя и сбежал. Отец взял меня в свой дом, а я оскорбил его недоверием и обвинениями, и чуть не сломал этим собственную жизнь, - Хаято никогда не щадил глупое поведение других, но не был снисходителен и к себе самому. Напротив - ни к кому другому он не выставлял столь высокую планку требований, как к себе. Как он говорил сам иногда: "Покажте мне то, чего я не могу сделать, и я докажу вам, что вы ошибаетесь!". Сейчас Хаято было сложно признать, что он был настолько проблемным ребёнком... Даже не так, не признать, а согласиться, что он тогдашний и он нынешний имеют друг к другу хоть какое-то отношение... Само его восприятие себя и окружающей реальности изменилось, в некоторых пунктах - чуть ли не в противоположном направлении, - Но то, что можно оправдать в восемь лет, становится непростительным для взрослого человека. Я не могу делать вид, что меня не касаются наши семейные проблемы, даже если я отошёл от всех дел отца и отказался вернуться. Я всё-таки ношу нашу фамилию, и от обязательств, которые я несу в связи с этим, не откупиться и не скрыться.
Не так легко ему было объяснить, что для него это значило. Фамилия отца, признание, готовность принять к себе, даже невзирая на то, что первые лет четырнадцать своей жизни Хаято не делал ничего, чем мог бы это заслужить, а затем и вовсе приносил одно разочарование за другим им обоим, и родителю, и Бьянки. Что бы ни говорила сестрица - от воспоминаний такого сорта снова забурчало в желудке, а в сердце шевельнулось раздражение, - отец никогда не называл его незаконнорожденным, и не хотел, чтобы он таксбя чувствовал... Делать что-то ради неё? Ради этой заразы, отравившей во всех смыслах его детство? А сделал ли бы он? Возможно, потому что её присутствие в Вонголе было плюсом. Но ради неё самой, как человека? После всех этих оскорблений, после насмешек? Вероятно, Хаято всё-таки не смог бы бросить её, ведь она - женщина, а лишь безнадёжные моральные уроды допускают гибель женщин и детей. Но не из любви - конечно, нет.
Но какого беса он тогда так за неё переживал?!
- И твоя благодарность мне не нужна, - не преминул-таки добавить подрыватель, и взгляд его сделался непроницаемо-холодным, если не сказать - затаённо враждебным, колючим и злым. Глухая, неприступная преграда. Эта дамочка вновь вызвала у него прилив острой неприязни. И, если она однажды не объяснит, для чего в прошлом - и в параллельном, уже, к счастью, не способным сбыться будущем, какая ирония временного парадокса! - постоянно старалась его унизить, да так объяснит, чтобы он поверил и не возненавидел её ещё сильнее, уже за эти самые причины, то он никогда её не примет. Он не собирался согревать на груди скорпиона, готового в любой момент вонзить жало в незащищённую плоть.

+1

16

Слушая брата, женщина наблюдала за его лицом, пытаясь понять, что он чувствует. Слова хоть и звучали правильно, и Хаято, похоже, и сам понимает, что уже немного вырос для детских обид, но всё это оставляло нотку грусти. Не хотелось думать, что им руководит только долг перед отцом, желание расплатиться за ошибки, о которых сама Бьянки, довольно часто ему напоминала, особенно в первые годы их общения после долгой разлуки.
Скорпион дёрнулась как от подщёчины, от резкого окончания монолога, адресованного уже непосредственно ей. Видимо, несмотря ни на что, принимать её Хаято не собирался, или, по крайней мере, пока не спешил думать на эту тему. Конечно, Бьянки и сама в этом виновата. Сколько всего было между ними, одно детство чего стоит, что братец до сих пор не может смотреть на её лицо без спазмов в желудке, насмешки с её стороны и попытки подначить. Но, как ещё она могла реагировать, обладая не намного более покладистым норовом, и просто не умея реагировать по другому, видя в свою сторону лишь холодность, или когда было необходимо заставить Гокудеру младшего действовать, а не погружаться в пучину собственных эмоций, тем самым вредя себе.  Это где-то жестоко, но и времени прошло не мало. Сейчас остались только вполне себе беззлобные подначки, скорее по привычке выдаваемые Скорпионом, чем из желания позлить брата.
- Хаято... - Женщина закусила губу, глядя на беловолосую фигуру в ореоле солнечного света из находящегося сзади окна.  Что она может сказать? Оправдываться, или попытаться что-то объяснить? В конце-концов, она тоже не ребёнок, и понимает, что для преодоления некоторых преград  нужно наступать на горло своему самолюбию, и объяснять вещи, которые кажутся тебе прописными истинами, но при этом заставляют чувствовать себя неловко. - Я, наверное, должна была тебе говорить, - Звуковой сигнал перебил женщину на полуслове, сбивая всякое желание к откровениям. Да - она любит брата, да - она хотела бы, чтобы он это наконец-то понял, но чёрт возьми, почему она должна оправдываться?
Переведя взгляд на экран ноутбука, Скорпион бегло пролистала полученные файлы, удовлетворенно кивнув. Информации было не мало, хотя она в основном и состояла из досье на хранителей, и верхушки руководства. Поднявшись с места, Скорпион поставила ноут на рабочий стол брата, развернув экраном к нему.
- Вот, смотри. Это, всё что было на них у нашего отца. - Бьянки вернулась на своё место, влезая в кресло с ногами, и исподлобья глядя на визави. Она была немного обижена и злилась на брата, за очередную провалившуюся попытку наладить контакт, и сейчас, если бы он решил, что хочет отстраниться от проблемы - просто ушла бы, постаравшись справиться самостоятельно.

+1

17

Возвратившись в нормальную рабочую позу, Хаято без слов притянул к себе ближе материалы и углубился в чтение. Информации для анализа ему всё-таки не хватало, сухие строчки не давали объёмного представления, у него лучше получалось понимать противников, когда он наблюдал за ними вживую. И, конечно, ни один идиот не выдаст адрес главной базы... Одно подрыватель понял точно - больше таких лёгких побед не будет. Хаято резким, немного нервным движением взлохматил себе волосы на затылке, хмыкнул и вернул сестре её имущество. Что делать со всем этим - он решительно не представлял, и, дабы лучше соображать, взял чистый лист бумаги, карандаш и принялся рисовать и писать.
Вот эти два кружочка - цель их противников, то есть, он сам и Бьянки. Их окружает толстая защитная линия. Понятно, что атаковать резиденцию Вонголы даже дебил не станет, если у него силы ограничены тем, что было в материалах - и ломаные линии, отскакивающие от круга-преграды, ознаменовали отбитые штурмы. Значит, на них не нападут, пока они не окажутся снаружи. И, возможно, поостерегутся атаковать обоих сразу. Атаковать Хранителя Вонголы, между прочим, чревато, этого не оставят без внимания. Значит, нужно убедить их, что Бьянки - одна, и её никто не поддерживает. Она должна остаться без надзора и подальше от этого здания. План, задуманный Хаято, был даже отчасти жесток, и ещё - довольно рискован, но выбора не оставалось.
- Хм... А, знаешь, полагаю, что моё участие здесь и не требуется. Ты замечательно справишься с ними сама.
Угу, как же, если учесть, что те двое не только были слабейшими из Хранителей Эспозито, но и обладали наименьшим опытом проведения боёв и стратегического планирования... Но сейчас ему было важно убедить всех, начиная с самой Бьянки, что за ней не стоит ничего, кроме её собственной Семьи, разве что она пойдёт и попроси т защиты у Десятого... Гордость, скорее всего, не позволит. И обида - её сестра не особенно-то и скрывала.
Он всё-таки постарался смягчить свой вердикт навскидку подобранным обоснованием:
- Я не могу здесь помочь. Они тоже входят в Альянс. Я не могу допустить, чтобы всё выглядело так, будто Вонгола травит Семьи из Альянса из личной неприязни к ним Хранителей Десятого. Тем более что в подробности отношений между нашими Семьями никто не посвящён, так что будет выглядеть всё это именно так. Прости, сестра, но я действительно при всём желании ничего не могу сделать.
Главное - выдержать непроницаемый, равнодушный тон, разве что - с ноткой лёгкого соболезнования. Не спеша снова взяться за изучение бумаг. Полностью игнорировать её присутствие, без слов давая понять, что отныне она свободна от его первоначального распоряжения - и мешает. Очень важно, чтобы Бьянки его не раскусила, чтобы сработали эмоции, а не мозг, и она допустила ошибку. Ошибку, которая спровоцирует врагов на новый ход. А купятся ли? Остаётся уповать, что и те точно так же раскинули досье на них, а там наверняка должно огромными буквами кричать, что брат и сестра Гокудера имеют огромные нелады между собой. Разве удивительно, что они не сработались? Разъярённая или расстроенная Бьянки идеально впишется в схему "крупной ссоры". В результате которой брат дал ей от ворот поворот, заказал возвращаться, и точно больше не примчится на выручку. Как говорится, хочешь обмануть врагов - обмани близких и друзей.

+1

18

Думать? Нет, не слышала, особенно если ты находящаяся не в лучшем расположении духа и расстройстве молодая женщина, лучшие побуждения которой были не только не поняты, но и безжалостно растёрты в пыль. Женщина вскочила на ноги, яростно сверкнув глазами, в которых стояли злые слёзы. Значит она ошиблась, и ей просто показалось. Глупый мальчишка так ничего и не понял, или ему действительно плевать. Нет, он давно не ребёнок, а значит, это взвешенное решение, и он всё для себя равно решил, и тогда у неё всё равно не остаётся выбора, кроме как разобраться самостоятельно.
Нельзя впутывать Вонголу? Замечательно, эту ответственность она возьмёт на себя, и если нужно - ответит за свои действия, но отступать она не собирается. Пускай брат поступает так, как считает нужным, в конце концов, он так делал всегда, предпочитая находиться в стороне от своей семьи.
- Что ж, как скажешь, - Скорпион едва сдерживала бушующие внутри неё эмоции, стараясь не сорваться на брата за «долг», и за очередной уход в сторону, и за собственные промашки. Сейчас у неё не было морального права на это, ведь он пришёл к ей на выручку, чем бы не руководствовался, а дальше - только её проблемы, и если её не застанут врасплох, а этого не повториться, то она отлично справится с ними самостоятельно. - В таком случае, мне здесь делать больше нечего. Увидимся завтра, Хаято, прости что втравила тебя в это.- "Или не увидимся". Скорпион очень сомневалась, что она кому-то здесь понадобится в ближайшие дни, а рас уж Реборн уехал, то ей нет смысла слоняться по штабу Вонголы. И уж чего на не хотела точно, так это видеть брата, понимая, что не сможет так легко ему простить равнодушия, если не к ней, то к семье в целом. Когда-нибудь, возможно, он поймёт, что это не пустой звук, и что кроме обязанностей хранителя Дечимо, у него есть и другие обязательства, как минимум перед отцом. Не просто поймёт, но и примет, а пока, ей не о чем с ним разговаривать. 
Женщина равнодушно кивнула на прощание, не собираясь показывать того, что расстроена, и вышла за дверь забрав с собой ноутбук, и направляясь далее - вон из особняка. Пожалуй, то чего она действительно хотела, так это продолжить начатую прогулку, и убить время до вечера в баре. Всё равно она пока не знает с чего начинать, а так будет время хорошенько всё обдумать.
***
Первые несколько часов пролетели незаметно. Скорпион терпеливо изучала досье, пытаясь сосредоточиться, и составить хотя бы примерную тактику боя для тех, с кем ей пришлось бы тяжелее. На добрую половину прочитанного, она справится без особых проблем, если конечно, они не решат атаковать сразу все, что было практически не реально, учитывая, что она находится в месте, где днём и ночью ошивается много народа, а вот кое с кем пришлось бы повозиться. В частностью, с Хранителями, коих осталось ещё пятеро, и не все из них были так неопытны, как давешние Гроза и Солнце, если присланная информация хоть немного соответствовала истине.
Постепенно за окном начало смеркаться, и зажгли уличные фонари. Тут и там раздавалась музыка,  играющая вразнобой, на любой вкус, приманивая клиентов. В баре, где находилась женщина, тоже увеличилось количество людей, и были опущенные жалюзи, чтобы с улицы не было возможности глазеть на отдыхающих.  Впрочем, Бьянки не собиралась двигаться с места, решив, что ей и здесь очень неплохо, успев захмелеть, и только накручивая себя всякими нехорошими мыслями о расправе над врагом, и постоянно перескакивающими мыслями на брата.
В том состоянии, в котором она находилась, она была склонна расценивать его поступок как предательство, начисто забыв все разумные доводы, и вспоминая все их ссоры. Алкоголь тому только способствовал, отчего Скорпион медленно но верно приходила в состоянии "не подходи - убью", даже не обращая внимания, что вокруг неё образовалась "мёртвая зона". Ни один придурок сейчас не решался подойти и познакомиться с одиноко сидящей, в компании портативного устройства и алкоголя девушки, интуитивно чувствуя неясную опасность. Почти...
Иногда, судьба подстраивает совершенно идиотские ситуации, выставляя тебя полным кретином перед собой и окружающими, очень ярко отображая высказывание: "Победитель по жизни."
Некий субъект, ужасно напоминающий Шамала, развязно ухмыляясь, рискнул подсесть за столик киллера, и бесцеремонно закрыть крышку ноутбука. Женщина медленно подняла голову, горящими очами взирая на нахала, с немым вопросом, чего ему нужно.
- Как не осторожно, синьорина.  Из всех мест, где можно изучить столь ценную информацию, ты выбрала бар принадлежащий именно семье Эспозито.  - Мужчина снова ухмыльнулся, обдав Бьянки перегаром, и заставив новую волну раздражения всколыхнуться в груди.  Скорпион оглянулась, и увидела, что находится в окружении явно недоброжелательных личностей, впрочем, судя из того, что всплыло в памяти, никто из них не был по-настоящему опасен. Мелкие шестёрки, максимум, кто-то средней руки навыков, и не вызывающие у взбешённой Скорпион ни малейшего страха или трепета.
- Даже искать тебя не понадобилось. Нас предупредили, что ты не такая уж и слабачка, но скоро за тобой придут. Высунуться из норы в одиночку было очень глупо, да ещё и принести с собой информацию.  - Щелчок пальцами по крышке ноутбука, и в баре раздается дружный гогот, только ещё больше бесящий женщину.
- Кажется, это вы чего-то не понимаете, - Прошипела Бьянки. Находящееся под рукой, старательно приготовленное местным поваром\барменом блюдо с закуской задымилось фиолетовым дымом, и женщина не раздумывая схватилась за тарелку, засадив содержимым в лицо говорившему.
Мало кто так запросто переносил прямое попадание Отравленной Кулинарии, и нахал не стал исключением, сполна оценив все прелести, переносимые младшим братом Бьянки в детстве, только в разы усиленное, приправленное ударом довольно прочного блюда о буйну голову, от чего оно разлетелось на несколько частей, а  субъект сполз в обморок.
В какой-то момент из-за стойки вышел никто иной, как Хаято, заставив Бьянки отшатнуться, что было не очень разумно, учитывая что она сидела на табуретке, в результате чего оказалась на полу, быстро трезвея с недоумением глядеть на приближающуюся фигуру брата.
- Ты ждала меня, сестричка? - Совсем не свойственные для брата интонации, только ещё больше обескуражили и разозлили. Что он здесь забыл? Ведь, кажется хотел сидеть и заниматься бумагами, а тут в шпионов играет. Женщина фыркнула, и поднялась на ноги, с намереньем гордо уйти, когда братец, с характерными выкриками принял камбио форму используя против Бьянки одну из своих атак.
Что? Вот это было уже немного слишком. Сколько бы не злилась Скорпион, она достаточно знала брата, чтобы понимать, что тот не стал бы её атаковать, и уж тем более, не стал бы так глупо действовать в помещении.
"Иллюзия." Женщина зло усмехнулась, активируя кольцо урагана, и выпуская скорпионов, которые тут же начали распространять разрушающее пламя по всему бару.  Глупо было атаковать её под этим обликом, проще было задержать разговорами, а так, злая Бьянки с удовольствием присоединилась к своим любимцем, атакуя бледную, теперь то она видела, копию брата фирменными блюдами, попутно вымещая раздражение на оригинал, покуда не произошёл взрыв. Кто был его источником -  определить уже не возможно, но вылетев через стекло, и немного оклемавшись, женщина поспешила ретироваться, не проверяя, кто выжил после атак скорпионов, и что стало с доморощенным иллюзионистом, и не ожидая приезда пожарных, направляясь во дворы с мыслью, что если уж её хотели задержать, то там её наверняка найдут сами, избавляя от лишне работы.

+1

19

Мафия - омерзительно смердящее дерьмо, но, чтобы понять это, нужно вляпаться по самые уши. Когда собьёшься со счёта от количества взяток и нанесённых по почкам ударов. Когда нужно подбросить улики, обвиняющие не того, и вообще в криминале не замешанного, человека. Когда приходится врать в лицо тем, для кого твоя помощь являлась последней возможностью остаться в живых... И, хотя Бьянки, если всё пойдёт, как надо, ничего не угрожало, на языке и нёбе остался весьма паршивый осадок. Стоило сестре покинуть здание, как документы полетели в сторону,  некоторые даже перемахнули за край стола и, печально шелестя, улеглись на пол. Впрочем, это вовсе не являлось его приоритетной целью - он просто слишком резко встал. Хаято же вышел из кабинета, хлопнув дверью. Он больше не мог существовать без сигарет. И не взял с собой ничего, кроме миниатюрного наушника, подсоединённого к крошечному "жучку", посаженному им на ноутбук Бьянки. Камеры на следящем устройстве, увы, не было, лишь микрофон, передающий все звуки. И, естественно, он мог отследить сигнал местонахождения этой очень полезной штучки - по обычной карте города в мобильном телефоне. Всё-таки на любые запросы отдела техников следует давать добро - золотые люди, что бы Вонгола делала без них, они заслуживают всех и всяческих поощрений. Пожалуй, Шоичи, Спаннеру и Джаннини нужно будет премию выписать вне очереди.
***
У киоска была очередь, и Хаято в кои-то веки не стал её разгонять, а безропотно отстоял до конца. Это изумило его самого, но затем Ураган Вонголы понял, что ему просто было жизненно необходимо успокоиться и подумать, создав для себя иллюзию, что спешить никуда не нужно, ибо время всего мира покоится в его руках. Взяв, не глядя, первый же сорт, в который уткнулся его палец, подрыватель с наслаждением сделал затяжку, выпустив в тёплый воздух дымную никотиновую струю, тут же расползшуюся и растворившуюся, оставившую в память о себе лишь едковатый запах. Хаято глубоко вздохнул и оперся спиной о ближайший фонарный столб. В наушнике пока что всё было относительно мирно, а сигнал обосновался в каком-то баре, на его вкус - довольно вульгарном и низкопробном. От этого сердце Хаято чуть защемило - он ощутил себя уродом и подонком, которого нужно изолировать от обства, дабы не портил атмосферу планеты. Весь окутанный густой и плотной никотиновой пеленой, насупленный и серьёзный, Ураган Вонголы действительно был похож на назревающий шторм. Он не мог приблизиться к заведению, где так уютно обустроилась его сестра, чтобы те, кто следит за ней - если таковые имеются, - не засекли его самого, но слишком далеко оставаться боялся, вдруг не успеет. Докурив первую сигарету, Хаято выбрал укромный закуток, вызвал Ури и настроился на бой. Да, впрочем, на всё, что угодно. И это "что угодно" не замедлило произойти.
Что?! Опять?! Да вашу мать, проявите хоть немного фантазии! Сначала этот рыжий ублюдок, Джи, потом Деймон Спейд, затем ещё несколько попыток разных иллюзионистов использовать его великолепный образ... А кишка не тонка?! Всё равно никто из этих недоносков не сможет достойно его скопировать. Он этого так не оставит.
Сигнал вдруг пришёл в движение. Либо Бьянки покинула ту дыру, либо у неё украли ноутбук. А вот это было бы огромной удачей! Если бы тот доставили в штаб Эспозито, он смог бы вычислить местонахождение их базы, и украденная информация переставала иметь значение, поскольку Хаято не собирался там никого оставлять в живых.
***
Хаято едва-едва успел прижаться к стене дома, стоя в её тени, как в стороне мелькнули знакомые сочно-розовые длинные волосы. Значит, сестра снова убегает? И этот тарарам наверняка подняла тоже она. Как это мило! Бьянки всегда остаётся Бьянки... Но её преследовали. Проклятье, этот тип не стесняется, он так и не сменил обличье! Нацеливает в спину женщине новые ракеты, ничем не отличимые от обычных бомб Хаято, только фиолетовые, как и положено Туману.
- Ну, это мы ещё посмотрим... - процедил Ураган Вонголы, кривя рот в усмешке, подходившей какому-нибудь отпетому негодяю, высчитывая уровень концентрации пламени, - Встречные бомбы, - так он называл заряды, равные по силе вражеским и нейтрализующие их без остатка, благодаря пламени Урагана, заключённому в них и высвобождающемуся при детонации. Они были рассчитаны как раз на бои в городе или среди людей, потому что бомбы полностью аннигилировали друг друга, не позволив ни капле пламени выплеснуться мимо, - Я тут мимо проходил, решил присоединиться, - безмятежно проговорил Хаято в лицо собственной копии, имея удовольствие узнать, как выглядит, когда то у него кривится от неприятного удивления и злости.
Нужно было дать Бьянки время убежать. И он решился играть по-крупному.
- Ой-ой, кого я вижу! - быстро взяв себя в руки, улыбнулся Хранитель Тумана Эспозито, - Вы с этой женщиной невероятно шумные и оскорбляете мой взор, - он говорил, а его рот менялся. Короткие чёрные волосы, строгий костюм, холодные и, одновременно, колючие глаза, - Я забью вас до смерти, - проговорил оборотень голосом Хибари Кёи. И тут же объятая пламенем посмертной воли тонфа полетела точно в лоб ошарашенному до глубины души Хаято. Он насилу успел шарахнуться назад, остановившимся, неверящим взглядом вперившись в копию Облака Вонголы.
Но этим всё не кончилось. Увы.
- Ты сможешь... - проговорил из-за спины Хаято непривычно печальный и спокойный Сасагава Рёхей.
- ...убить нас... - продолжил вместо него Ямамото Такеши, до боли знакомо закинувший на плечо обнажённый меч, так беззаботно и безобидно, что не верилось, будто он в любую секунду мог перейти в нападение.
- ...а, Гокудера Хаято? - бесстрастно завершил лже-Хибари.
Это иллюзии. Всего лишь две иллюзии и нацепивший третью на себя дешёвый фокусник. Но, несмотря на это, Ураган Вонголы вздрогнул и попятился, пытаясь отдалиться от всех троих. Он не был к подобному готов. Он был деморализован и не находил в себе сил нанести решающий удар. Всё, что он смог - это призвать щиты, и в них ударили тонфы, меч и кулаки. Как смеет этот недоносок играть на его чувствах?! Хаято чувствовал, что впадает в прострацию, а ум прокручивается вхолостую, не находя решения.
Чья-то рука легла ему на плечо, и ещё один голос произнёс, без тени сочувствия или тепла:
- Знаешь, что мы решили, Хаято? Ты нам не нужен. Пожалуйста, верни твой атрибут Вонголы и уходи.
Голос Десятого. Осанка, мимика - всё, как у него. Неотличимый дубль. Настолько совершенный, что сердце предательски ёкнуло и пропустило пару тактов. Помимо воли Хаято на две-три секунды ощутил, как гаснет его воля к победе, под воздействием вдруг пробудившегося тайного страха, величайшего из всех, ставшего реальностью. Руки сжались в кулаки и тут же снова расслабились, губы дрогнули. Он встретился взглядом с существом, точь-в-точь выглядящим как Савада Тсунаёши. И... Улыбнулся.

"- Я не могу сражаться за место Десятого Вонголы, или за эти кольца, но я не позволю пострадать никому из моих друзей!"

"- Не нужно. Не напрягай себя так, Гокудера-кун, всё в порядке..."

"- Ты не можешь просто взять и сказать ему уйти, он - мой друг!"

"- Ты обязательно должен вернуться, Хаято. Обязательно. Хорошо?"

Глядя в пустые глаза иллюзии, способные лишь отдалённо изобразить дурную пародию на тот свет, который он всегда видел в зрачках Десятого - когда понял, как и на что надо смотреть, - Хаято ощутил, как внутри закипает бешенство.
- Ну и мразь же ты, приятель. Неужели решил, что я на такое куплюсь?
Удар - и иллюзия исчезает, словно её и не было.
Теперь он понял, чего им всем не хватает, в отличие от оригиналов. И как только сразу не заметил?!
- У тебя нет воли к борьбе Рёхея... - ещё удар, и, Боже, как легко это давалось! - Отзывчивости Ямамото... - третий удар развоплотил копию мечника, - ...и гордости Хибари! - оказавшись лицом к лицу со страшным двойником Облака Вонголы, он остановил иллюзорную тонфу рукой, - И, кстати, он бы никогда не объединился с неудачниками вроде этих двоих, во всяком случае - точно не против меня, так что ты облажался, режиссёр-постановщик погорелого театра! - от прикосновения пламя Тумана рассеялось, и перед Хаято предстал его ровесник. Рыжий улыбчивый молодой человек. Проигравшим он себя явно не чувствовал.
- Мог умереть быстро, я тебе, вон, товарищей прислал, чтобы было приятно отдавать концы. Теперь будешь мучиться.
Со всех сторон вокруг Хаято сгустилось фиолетовое пламя, соединившееся вокруг него в сплошной шар, не позволяющий даже нормально пошевелиться. Парень подул на кольцо, которым только что открыл коробочку.
- Он лишён притока кислорода. Ты умрёшь от удушья.
Сквозь фиолетовую пелену Хаято практически не различал даже контуров врага.

+1

20

Бьянки, средней скорости шагом, чуть прихрамывая на правую ногу, порезанную осколком стекла, когда её выкинуло наружу, шла, намереваясь выйти на открытую, более-менее безлюдную площадку. Раздражённая, оскорблённая до глубины души, с обидой в сердце, за то, что против неё был использован такой мерзкий приём, и на брата, который хоть и не нападал на неё, подменённый иллюзией, но появился мягко говоря не вовремя, женщина, чеканя шаг, целенаправленно уходила от людных мест, уверенная, что кто бы за ней не следил, если кто-то выжил после взрыва, атак скорпионов и щедрой раздачи «десертов» от самой Скорпион, пойдёт следом, и там они смогут вдоволь «наобщаться».
Шарахнувшегося в тень стены уже настоящего Хаято, Скорпион благополучно не заметила, слишком погружённая в свои мысли и предчувствия. А предчувствия подсказывали, что всё идёт по спонтанно возникнувшему плану, и она явно не одна. Единственное желание - разделаться для начала с иллюзионистом, а потом с теми, кто будет его сопровождать, если таковые имеются, как в старые добрые времена, когда Скорпион ещё с Реборном в паре работала, и куда чаще участвовала в таких переделках, нежели сейчас. Ну да ничего - отыграется, наглядно демонстрируя, что такое взбешённая женщина, что вдвойне страшно, если она обладает темпераментом Урагана.
***
"Слишком долго." В какой-то момент, женщина поймала себя на мысли, что ничего не происходит, хотя она уже достаточно отошла от людного квартала, и нападающему уже пора вступить в игру. Нехорошее предчувствие  ёкнуло пропущенным ударом сердца, заставив Бьянки остановиться, прислушиваясь к происходящему. Слишком тихо, даже сверчков не слышно, как будто всё, что могло здесь издавать звуки, затаилось в преддверии бури. Интуиция стучала в невидимые барабаны и гремела колокольчиками, принося лишь одну мысль: «что-то не так», заставляя Скорпион развернуться, и бегом кинуться обратно, гонимой невнятным порывом, и откуда-то взявшимся страхом. 
Женщина как раз успела к перевоплощению Хибари в рыжего парня с одного из досье, который заключил её брата в кокон. Она уже видела такое раньше - гадкая вещица, и не собиралась оставлять всё как есть, намереваясь помочь брату, а потом вправить ему мозги. До неё начало доходить, что и как произошло, и от того злость и обида всколыхнулись с новой силой, сколько это было бы нелогично.
- Ну уж нет. Лучше я сама его прикончу, - раздражённо выкрикнула розоволосая женщина, гневно сверкая глазами, и уже готовая зарядить по  надоевшему иллюзионисту Пламенем Урагана. Рыжий резко развернулся к ней, и сразу же с этим, за его спиной, как раз там, где находился сейчас Хаято, грохнул взрыв, начисто вынося ту часть площади, оставив на  месте лишь воронку из развороченного асфальта и земли.
Бьянки побледнела, с широко раскрытыми глазами глядя сквозь нападающего. Ноги подкосились, и девушка рухнула на колени, дрожа всем телом, переставая себя контролировать. После такого взрыва просто невозможно выжить, а это значит...
- Хаято... - Потухшим дрожащим голосом проговорила Скорпион, сквозь пелену слёз глядя туда, где ещё совсем недавно был брат. Он использовал её как приманку, но отправился следом, чтобы защитить если понадобится, и из-за этого погиб. Её младший братик, с которым она так и не смогла найти общий язык, и вместо того, чтобы сразу вправить ему мозги, поддавшись раздражению и гордости пошла в какой-то бар, не сумев распознать истинного намеренья Хаято. А ведь она была обязана. В конце концов, она очень хорошо его знает, и несмотря на всю свою нелюбовь к ней и к семье Гокудера в целом, он не способен на предательство.
На плечо легла чья-то рука, заставив женщину вздрогнуть, переведя взгляд на источник беспокойства.
"Не может быть. Он же уехал." - Перед Бьянки, присев на корточки, находился не кто иной, как Реборн, строгий и печальный, с немым укором в глазах глядящий на киллера.
- Ты опоздала Бьянки. Умудрилась впутать своего так и не научившегося контролировать эмоции брата в неприятности, заставив беспокоиться за себя, и опоздала, не сумев защитить. - По лицу Бьянки потекли слёзы. Обескураженная тем, что любимый не только столь неожиданно вернулся в Италию, но и пришёл сюда, вероятно - к ней на выручку, Скорпион даже не обратила внимания, что рыжий Хранитель куда-то пропал. - Я разочарован, - Всё тем же строгим голосом продолжил Реборн, приподнимая подбородок девушки двумя пальцами, и заставляя смотреть себе в глаза. - Он погиб из-за собственной глупости, помчавшись к тебе на выручку.
"Это моя вина. Только моя, а ведь мы даже не помирились. Хаято..."
Женщина всхлипнула, теряя остатки воли к чему бы то ни было, и желание действовать. Что уже делать, всё закончилось, и вина только на ней.
Сильные руки прижали Скорпион к себе, заключая в объятия, гладя по волосам. Женщина не могла видеть злой усмешки на лице того, кого считала своим возлюбленным, и просто выплёскивала эмоции. Она никогда бы не стала плакать при посторонних, и тем более в присутствии брата, но теперь уже всё равно, да и Реборн... 
- Ну-ну. Он всегда был бесполезен, этот глупый вспыльчивый мальчишка. - "Что?" Женщина дернулась, вырываясь из объятий, и глядя в глаза визави. Это неправда, и кому как не ему об этом знать? Как он может говорить такое сейчас? - Разве ты сама так не считала?! -  Холодная улыбка сменила равнодушную маску, и мужчина поднялся на ноги, отходя от Скорпион. - Твоя участь тоже предрешена. Ведь ты тоже бесполезна. - "Нет, не может этого быть. Только не Реборн. Он не может так со мной поступить. Только не он."
Женщина вскинулась, вскакивая на ноги.  Такого просто не могло быть. Никогда. Ложь. Не правда, и никогда ею не будет.
Волна злости, с новой силой поднялась внутри киллера, будя все инстинкты, чувства, приводя в состояние неконтролируемой ярости.
- Что за новые фокусы!? - Бьянки вскочила на ноги, движимая желанием разобраться. - Он никогда не был бесполезен, слышишь. Никогда! И как ты смеешь оскорблять моего брата, и притворяться тем, кем не являешься? - Ответ  пришёл.  Реборн тоже был иллюзией, морочащей ей голову, иначе быть просто не могло. Никогда бы он не поступил так, как говорила эта мразь. - Ты не смеешь! - Окончательно лишаясь тормозов, пылающая лишь желанием отомстить за младшего брата, если уж большего она не смогла, и за то, что он посягнул на самые сокровенные чувства её души.  Вокруг женщины фиолетовыми пятнами пошёл асфальт, превращаясь в отравленную кулинарию. Неконтролируемая женщиной силой, как бывало только на пике злость, вырвалась наружу превращая всё вокруг в отраву. Шаг навстречу, и первое, что попалось под руку, а может, это было и привычное оружие, полетело в будущего смертника, собственноручно выкопавшего себе могилу. Вокруг девушки словно бы фиолетовая аура ярости пылала, и когда она сорвалась с места, уже даже не пытаясь думать, и просто атакуя, всё вокруг подёрнулось дымкой развеивающейся иллюзии, которая изображала площадь после взрыва, возвращая привычный миру пейзаж, где не было месту воронке и взрыву убившего брата, а Реборн снова превратился в Хранителя Тумана, но Бьянки уже не обратила на всё это внимания, отравляя вокруг себя всё, на что падал взгляд, загоняя иллюзиониста в ловушку.

+1

21

Переключившись на Бьянки, иллюзионист, похоже, полностью списал Хаято со счетов, уверенный в своей безвоздушной сфере Тумана… А зря. Впрочем, сам подрыватель действительно не мог пошевелиться, эта фиолетовая пелена напоминала желе, студень, в котором он увяз, точно муха в янтаре. Однако, оставалось ещё одно действующее лицо. Снаружи послышалось мяуканье. Перед шаром сидела и смотрела рубиновыми глазами Гатто Темпеста. Маленькая милая Ури, кажущаяся безобидным котёнком.
- Ури… - насилу сумел выдавить из себя Хаято, выжигая воздух в ловушке, глотая сгустки пламени Тумана и чуть ли не давясь ими, - Помоги мне…
Если она будет разыгрывать обычную сценку дурного настроения – ему точно придёт конец. Но кошка понимающе мурлыкнула. Огненные языки из её ушек разрослись чуть ли не втрое, и она принялась… Бегать вокруг сферы, поливая ту этим пламенем. Пряжка Урагана засветилась, и вокруг Хаято заплясали ярко-красные сполохи. Стало чуть посвободнее дышать и двигаться. Хаято зажмурился, напрягая одновременно все свои физические силы и перерождаемую в хадо волю высвободиться и надрать задницу зарвавшемуся уроду из обнаглевшей мелкой Семьи.
Громыхнул взрыв. Асфальт под Хаято раскалился, пошёл трещинами, а непосредственно там, где его подошвы касались поверхности – образовалась вмятина. Порыв раскалённого ветра ударил во все стороны, неся запах гари, и клубы белёсого дыма после взрыва стремительно развеивались, влекомые прочь. Голова, определённо, кружилась, в глазах слегка мутилось, однако, Хаято не дал себе ни минуты на отдых, он тут же приступил к анализу ситуации.
«Бьянки… Тысяча Отравленных Цветов?! Плохо. Это очень плохо, и, в данном случае, опасно для неё самой, потому что противник такого уровня не может попасться на подобную технику… Стоп, именно с него я и должен начать…»
Сестра, похоже, поддавшись ярости, била практически вслепую. Во всяком случае, её смертоносные касания попадали на размытые человеческие силуэты, которым противник даже не давал труда придать хоть сколько-нибудь овеществлённую форму, просто безликие куклы, исчезающие одна за другой. Сам же тип, поднявшись по лестнице из сгустков пламени Тумана на плоскую крышу какой-то пятиэтажки, бедно и убого выглядящей даже в этом районе, грыз круглую конфету на палочке, из тех, какие Ламбо и И Пин обожали в детстве, наблюдая за творящимся внизу. Сейчас он измотает её такими простенькими фокусами, почти не требующими затрат пламени, а потом спокойно добьёт.
- Ну уж нет, - почти беззвучно прорычал Хаято сквозь крепко стиснутые зубы.
На сей раз он не стал разделять пламя Урагана на несколько десятков бомб. Создал лишь одну, покрупнее, чем обычные, целиком красную, даже багровую. Концентрирующиеся вокруг неё потоки хадо как бы впитывались внутрь, наполняя оболочку концентрированным зарядом. Всё пламя, оставшееся у него, подрыватель вложил в этот подарочек. Головка бомбы медленно повернулась, когда он мысленно направил её на цель. Спешить было нельзя. Чуть промажет – и пострадает улица. Однако, Хаято нервничал, да и ориентация в пространстве до сих пор полностью не восстановилась. Цель расплывалась, двоилась и троилась, причём без всяких иллюзий, просто потому, что у Урагана Вонголы мутилось восприятие.
«Я не попаду. Нет, я не могу стрелять…»
- Ты можешь.
Непоколебимое убеждение звучало в голосе, идущем как бы изнутри ума Хаято, и, как бы, одновременно, и из ниоткуда. Здесь, конечно, неоткуда было взяться Джи, давно мёртвому, превратившемуся в отпечаток памяти, заключённый в кольцо Урагана. Но, тем не менее, его было слышно, как наяву.
Будто чья-то чужая рука слегка подправила градус наведения ракеты, та немного сместилась. Хаято вздрогнул, когда до него дошло, что теперь траектория полёта будет идеальной. Он уже видел, как это будет, осталось только позволить воплотиться. Тёмный силуэт за его плечом, силуэт, одна рука которого упиралась в бок, а пальцы второй небрежно сжимали сигарету. Впрочем, разглядеть её было бы весьма проблематично, даже если бы Хаято отвлёкся. Только глаза, холодные глаза стрелка были чётко различимы. И, хотя тот стоял позади, Хаято его отлично видел… И вдруг он понял, что видит Джи не за своей спиной,  а прямо у себя в голове, здесь и сейчас – ярко сияющий путеводной звездой образ. Возможно, это его собственное подсознание так успокоило Хаято. Или же у него постепенно начал мутиться разум от всех этих перипетий. Но он видел, чувствовал, и его это устраивало. И, более того, выстрел действительно был скорректирован. Так почему бы не довести дело до конца?!
- Пламенная ракета, версия икс! – улыбнувшись, вымолвил Хаято, отпуская своё сосредоточенное в одной точке пламя на свободу. Шипя в полёте, бомба врезалась прямо в грудь засмотревшемуся на Бьянки Хранителю Тумана. Снесла его – удар можно было сравнить с используемым для тарана крепостных ворот большим бревном. И, утащив за собой вверх на высоту, оставляя позади след, заслуживающий уважения со стороны какой угодно кометы, там красиво взорвалась, раскрывшись алым махровым бутоном.
Теперь осталась только Бьянки. Бьянки, ничего вокруг себя не видящая, выжигающая всё и вся своей кулинарией. Закусив губу, Хаято очень боялся подойти к ней хоть на шаг ближе. Но, если он ничего не сделает – она так, пожалуй, надорвётся. Ей же больно и плохо. Но это опасно. Очень опасно… А, ладно. Он рискнёт.
И он бросился наперерез Бьянки, чувствуя себя, как тот самоотверженный самоубийца, который бросается под колёса танку в тщетной надежде остановить. Впрочем, всё было не настолько безнадёжно. Конечно, любое прикосновение к женщине опасно, однако, если не попасть под прямой удар её ладони – это будет поправимо. Сейчас самое важное – не дать ей продолжать сходить с ума. Перехватив запястья сестры, Хаято очень спокойно и уверенно внешне – и содрогаясь до самых потаённых глубин души внутренне, - аккуратно заломил их ей за спину, а потом, сжавшись и приготовившись к боли, крепко прижал её к себе. Аура Тысячи Ядовитых Цветов тут же заставила его почувствовать себя заживо окунутым в кислоту. Однако, на побочные эффекты можно не обратить внимания. Надоело уже от всего зависеть, он не позволит даже собственным фобиям и комплексам руководить собой.
- Тссс, сестра, тише, тише… Всё хорошо. Его больше нет. Правда, всё, он сгинул, после пламенной ракеты не выживают… Ну, человеку такое точно не выдержать, будь он даже сто раз гений. Ну же, Бьянки, перестань, нам ещё надо найти их штаб и спустить шкуру с босса, вот из него и приготовишь супер-ядовитый плов с мясом оставшихся Хранителей, - тихо шептал Хаято на ухо женщине, не отпуская, несмотря даже на то, что его руки и лицо начали покрываться такими же пятнами, что и асфальт под ней, и подвергаемые процедуре несчастные жертвы, которых кулинария, бывало, растворяла чуть ли не до костей.

+1

22

Удар, ещё, и ещё один. Скорпион не контролировала свои действия, как взбесившийся зверь бросаясь на любой силуэт, напоминающий человека, с желанием убить ту мразь, которая за каких-то несколько минут перевернула её жизнь с ног на голову, убив одного из самых дорогих ей людей. Что бы она ни говорила, какие колкости бы ни бросала в сторону брата, что бы ни делала,  что бы он сам ни  говорил и как бы ни отталкивал её - женщина брата любила, и меньше всего желала такого исхода. Пускай бы лучше эта тварь прикончила её, пускай бы брат ненавидел её до конца жизни, пускай... Да, что угодно. Только был бы жив.
Силы, мало-помалу начинали уходить, слишком много энергии Ядовитый Скорпион вкладывала в атаки, да и не пытаясь сдерживаться, подсознательно стремясь выложиться до последнего, выплёскивая горе, скорбь и злость. 
На фоне грохнул очередной взрыв, за ним ещё один, но Бьянки не обратила на это никакого внимания, продолжая погружаться глубже в затягивающие сети истерики.
В какой-то момент, Бьянки поняла, что не может двигаться, и её кто-то прижимает к себе. Первая реакция - вырваться, убить мерзавца, ведь наверняка этот та скотина, которую она здесь прикончить пытается, и только потом до сознания женщины долетают успокаивающие слова, сказанные голосом брата. Скорпион замерла, разворачивая голову, и с расширенными зрачками глазами уставилась на лицо Хаято, на котором уже было видно воздействие яда. Живого, уже не очень здорового, но дышащего, разговаривающего, прижимающего её к себе брата.
- Хаято. - Скорпион всхлипнула, скорее от облегчения и нового потрясения, только  в этот раз радостного, если только он не очередная иллюзия, но нет. Иначе с чего бы ему так рисковать? Женщина начала успокаиваться, отчего аура Тысячи Отравленных Цветов сошла на нет, оставив лишь растерянность и несмелую радость. - Ты жив.. Братик. - На какое-то мгновение, женщина перенеслась в детство, где она была маленькой девочкой, в упор не понимающей, почему младшему брату так не нравится её стряпня. 
Новые эмоции, на этот раз смесь радости, жгучей вины и беспокойства затапливают киллера, отчего её пробирает дрожь. Он жив, и стоит здесь, готовый идти в главный штаб Эспозито и устраивать разносы. После всего, что сегодня произошло.
- Ты жив... Я думала, что ты подорвался там. - Новый всхлип, выливающийся в слёзы облегчения, вырывается из горла женщины. - Никогда больше не пугай меня так, слышишь, Хаято? Никогда. - Скорпион резко развернулась, обнимая брата, и крепко прижимая его к себе.
Не могла она подумать, что судьба предоставит ей такую яркую возможность понять, что бы она чувствовала, случись что-то с этим упрямцем, и была счастлива, что он здесь, стоит перед ней.
- Я люблю тебя, Хаято. Можешь мне не верить, но люблю и всегда любила. Да, я не подарок, и, может, ужасная сестра, можешь ненавидеть меня, отталкивать, говорить, что угодно, но знай, что я всегда любила тебя и верила в тебя. - Бьянки говорила быстро и отрывисто, перемежая слова всхлипами облегчения, понимая, что потом вряд ли скажет всё как есть на духу, да и захочет ли Хаято её слушать.  - Прости пожалуйста, за то, что я втянула тебя в это, и вообще за всё. Я никогда не говорила тебе, но мне не плевать. Не плевать, что с тобой происходит, как и чем ты живёшь. - Скорпион крепче обняла брата, немного успокаиваясь, с каждым словом говоря всё тише и заканчивая практически шёпотом. Все слова - чистая правда, но Бьянки знает, что потом не скажет, и пусть брат ей не верит, она должна была хоть когда-то высказаться по-человечески, от сердца, не перемежая реплики подначками и колкостями, или вводя брата в ступор внезапными порывами нежностей. А сейчас, сейчас главное, что он жив.
Ядовитый Скорпион отстранилась, заново, в условно адекватном, с поправками на угасающую истерику, состоянии осмотрела брата, тут же бледнея.
- Тебя нужно сейчас же госпитализировать. Ты весь в ожогах. - Виновато-испуганным голосом проговорила Скорпион, тут же доставая чудом уцелевший мобильник, и вызывая такси. Это уже она виновата. Брат пострадал от соприкосновения с аурой, и кому как не Бьянки знать, насколько это небезопасно. Хватит на сегодня. Если не делать глупостей, то время на восстановление есть.

+1

23

Хаято не ожидал ничего подобного от сестры. Поэтому он, остолбенев и чуть ли не рот раскрыв, слушал всё, что она быстро и сбивчиво говорила ему, не решаясь перебить, чтобы вставить хоть слово. И даже его извечный сарказм не подавал признаков осмысленной жизни, так – дёрнул лапкой в своей норе и затих. Он пытался осмыслить всё сказанное – и не мог, оно не увязывалось в его картину мироздания. Блин, Бьянки извиняется, кается в грехах?! Такая любовь… Если она и Реборна так любит, бывшему аркобалено Солнца можно только посочувствовать... И, скорее всего, ему самому потребуется немало времени и размышлений в спокойной обстановке, чтобы осилить всю эту новую информацию. Нет, она не сложная, просто... Очень неожиданная. Придётся пересмотреть многое в своём отношении к жизни.
«Кто умер?! Это я-то?! Она серьёзно?!» - да ещё и подорвался, ха, это как рыба утонула. Хаято, возможно, недооценивал судьбу и переоценивал себя, но конкретно сейчас не мог вообразить себе момента, когда бы такое сделалось реальностью.
- Никогда бы я подобной глупости не сделал. Бьянки, я вовсе не такой дурак, чтобы взять и погибнуть, - убеждённо промолвил Ураган Вонголы. И впрямь, отдать концы может любой кретин, это совсем несложно, а вот найти способ выжить даже в самой безнадёжной, на первый взгляд, ситуации – задачка для куда более развитого мозга. Разве не этому учил его старый извращенец? С возрастом Хаято всё больше и больше понимал полную правоту Шамала. Впрочем, нет, понял-то он давно, но есть тот тип простых истин, который можно только впитать на личном опыте, в кости и кровь, как говорится – жизнь вколотит, навсегда запомнишь.
А сестра, тем временем, развивала гиперактивную заботу, от которой у него в животе снова начались колики.  Хаято уже хотел было высокомерно заявить, что с ним всё в порядке, и ему не нужна медицинская помощь, ещё чего не хватало, однако, зелёные глаза закатились, и он стал оседать на мостовую, затмив своим падением в обморок чувствительных барышень на большом королевском балу, лишающихся чувств от пошлого предложения пьяного корнета.

+1

24

Женщина обеспокоенно глядела на брата, который, видимо, настолько уже пришёл в себя, что возвращался к обычной манере выражаться. Не дурак, чтобы погибнуть? Отрадно слышать, конечно, но так ведь было не всегда, и как она могла не беспокоиться, зная о наклонностях брата, и его тяге к суициду во время сражений. Спасибо Дечимо, он с друзьями изменили отношения Хаято к собственной жизни, и он теперь, хоть и лез на рожон, всё равно старался не рисковать понапрасну, и не относился легкомысленно к возможности погибнуть.
Однако, похоже, блондин сильно переоценивал своё состояние, и Бьянки едва успела подхватить брата, чтобы тот не стукнулся в придачу головой об развороченный асфальт, пока падал, потеряв сознание.
Главное, чтобы вот прямо сейчас на них никто не попытался напасть, а остальное уладится. Бьянки присела на асфальт, уложив голову брата на колени, ожидая, пока приедет такси. Выглядел он, мягко говоря, хреново. Бледный, даже какой-то зеленоватый, с ожогами на руках и лице.
Бьянки положила ладонь на лоб парню, проверяя температуру, и отмечая, что у Хаято жар. Это было нормально, если вспомнить, что он получил немало повреждений от Отравленной Кулинарии. Оптимизма это совсем не добавляло, только вызывая лишнее беспокойство и воспоминания о том, что братец и так немало настрадался от её этого умения. Впрочем, продолжать истерику женщина не собиралась - это брату не поможет. Скоро они будут в штабе Вонголы, и там она позаботится о пострадавшем, насколько это будет в её силах, и это будет куда лучше, чем новый приступ истерики.
Внешние спокойствие и самоконтроль возвращались к Скорпион,  оставляя нервозность  и беспокойство за здоровье Хаято внутри, там, где посторонние не смогут этого увидеть. Женщина провела рукой по лицу Хаято, убирая с него волосы, рассматривая и отмечая детали, погружаясь в воспоминания сегодняшнего дня, того всего, что произошло, и более ранние, поддаваясь моменту и сентиментальным порывам раскаяния, которые обычно не свойственны Бьянки.
***

Такси подъехало к  парочке на асфальте, плавно притормозив и выпустив из салона удивлённого, если не сказать охреневшего от увиденного, водителя. Впрочем, оплата по двойному тарифу, и обещание хороших чаевых -неплохой стимул, чтобы шеф без вопросов помог аккуратно разместить бессознательного блондина на заднем сидении, и, в как можно более короткие сроки, довести их до штаба Вонголы, где Бьянки уже встречали парочка медиков, которым девушка позвонила по дороге, вкратце обрисовав ситуацию.
Хаято был доставлен в больничное крыло, и уложен под капельницу.
Пока мед.сестра, на пару с дежурным доктором суетились возле Хаято, переодевая его, и проводя все необходимые процедуры, женщина терпеливо ждала за дверью, опираясь о стену спиной, и сложив руки на груди, с непроницаемым лицом думая о своём. Сейчас, согласно всем законам логики и здравого смысла, ей следовало бы найти Тсунаёши Саваду, и рассказать ему, как и при каких обстоятельствах Хранитель Урагана Вонголы оказался на больничной койке, выведенный из строя на какое-то время.  Но, сейчас Скорпиону не было никакого дела до логики, и девушка предпочла думать, что Дечимо всё равно сообщат, рано или поздно, а она отсюда не уйдёт, пока не убедится, что с братом всё в порядке.
Пока же, ей было о чём подумать. Например о том, что ноутбук она оставила в баре, не став возвращаться туда после взрыва, и не факт, что хрупкая техника уцелела вообще, что, впрочем, было лучшим из исходов.  И ещё о том, что делать со сложившейся ситуацией с семьёй Эспозито. Предположительно, они обезвредили троих хранителей, и энное количество мелких подчинённых, но это ещё не конец.
Из размышлений Бьянки выдернула черноволосая молодая девушка в белом халате, с участливой улыбкой сообщившая, что она может войти в палату, и если хочет - остаться с братом.  Скорпион хотела, на что ей была вручена ванночка с каким-то раствором, в котором нужно было вымачивать каждые пятнадцать минут тряпочку, протирать ожоги и оставлять в качестве прохладного компресса на лбу.

+1

25

Веки Хаято медленно приподнялись, и в первый миг даже щадящий свет больничной палаты показался ему режуще-ослепительным. Поморгав тут же немилосердно заслезившимися глазами, он попытался сосредоточиться на расплывчатом бело-розовом пятне. Получилось плохо, но постепенно перед ним сформировались закрытые очками глаза, изящные женские черты лица… Сердцу пришлось стукнуть раза три, прежде, чем он узнал это лицо. Что она здесь делает? Пришла полюбоваться на него, бесчувственного и беспомощного? Но сестра выглядела встревоженной и усталой, и злиться на неё Хаято не смог, несмотря на то, что так и не решил, как относиться к тем её признаниям. Может быть, её постигло минутное помутнение рассудка? Солнце голову напекло, иллюзии по голове вдарили, вот и перемкнуло. Хм… Слов нет, ему было бы гораздо спокойнее без её присутствия. Ну, ладно. Раз уж сестра тут – проведём краткий обзор прошлых и будущих действий их маленькой группы из двух человек. В его стратегии зияли чудовищные прорехи, и можно было начать обливаться холодным потом при одной мысли о том, по сколь узкому лезвию они ухитрились пройти... Но прошли же! Это согревало. Он не чувствовал себя сейчас в состоянии спорить со Скорпион, пытаясь выдворить её вон за дверь, потому что вдруг понял, что не так уж ему и противно её пребывание рядом. Даже, в некоторой степени, приятно.
- Бьянки… - пробормотал Хаято, снова смеживая веки и расслабляясь, потому что даже столь малые усилия вызвали у него дурноту. Или его теперь будет сшибать с ног от её вида в принципе, и даже очки не будут спасать? Бледный, как вестник смерти, измученный, он выглядел как человек, который ещё очень долго не сможет встать. Организм, как и обычно, сильно отставал от устремлений главного подрывателя Вонголы, он просто не мог ничего поделать с тем, что даже у очень выносливой телесной оболочки есть определённые границы, которые не способен переступить ни один смертный... Однако, он не был бы собой, если бы позволил себе просто так валяться. Правда, даже обмотанную проводками руку он не смог приподнять без того, чтобы резкая боль не прошла по всей её длине, от кончиков пальцев до плеча, так, что он даже зашипел, но подобные мелочи не могли его остановить – Хаято по-прежнему мог хотя бы говорить, - Они забрали твой ноутбук, я правильно понимаю? Очень на это надеюсь, если честно. Это решит нашу основную проблему. Похоже, всё сработало так, как я планировал. Прости, сестра, я, похоже, действительно всё это заслужил, - он улыбнулся краями губ, разумея инцидент, в результате которого Хаято и оказался в этом унылом и тоскливом местечке, - Ведь я использовал тебя. Честное слово, если бы я нашёл какое-то другое решение – я бы не стал подвергать тебя такой опасности, - его голос звучал тихо, но твёрдо, хотя сам он, по всему было заметно, держался в сознании на одной силе воли… Которую в данном случае лучше было бы назвать ослиным упрямством, - Я поставил на него следящее устройство, по которому и вычислил твоё местонахождение. Вообще говоря, я не предвидел, что его похитят, однако, это играет нам на руку. Я смогу найти их базу так же, как нашёл тебя, в моём мобильном есть карта города, на которой будет отмечен весь проделанный твоим ноутбуком маршрут. Причём тот сохранится в памяти моей симки, даже если датчик будет обнаружен и уничтожен. Хотя, последнего бы не хотелось, потому что они окажутся предупреждены. Иначе говоря… - и подрывник криво, торжествующе усмехнулся, - …они почти у нас в руках. Мне, конечно, нужно время на поправку, однако, после потери трёх Хранителей Эспозито будут зализывать раны, и временно оставят нас в покое, не говоря о том, что под защитой Вонголы нам ничего сейчас не грозит, они не в тех условиях, чтобы соваться к сильнейшей из Семей Альянса.
Слишком много слов подряд. Хаято с усилием сглотнул и взял паузу, чтобы отдышаться. Хотелось воды, но той в палате не было, а просить у Бьянки было небезопасно. Кажется, любая еда, проходя через её руки, становилась непригодной к употреблению, и питьё тоже, хотела Скорпион того или нет.

+1

26

Время тянулось, постепенно уводя за собой вечер, и приглашая ночь. Сколько часов прошло? Один, два?  А может всего полчаса? Бьянки не могла ответить на этот вопрос, так как не помнила, во сколько они прибыли в штаб, и, несмотря на наличие телефона, по которому она сверяла время, не обращала внимание на то, сколько Хаято  находится без сознания. Погруженная в свои мысли, женщина выныривала из них по сигналу из мобильника, и как ей было велено, меняла компресс, снова погружаясь в размышления. Один раз заходила мед.сестра, сообщив, что парень, скорее всего, проспит до самого утра, и Скорпион имеет смысл идти к себе, и прийти утром, на что получила  рассеянный кивок, и отсутствие всякого желания вставать со своего места.
В какой-то момент в палате раздался негромкий голос брата, окликнувшего её по имени, и заставивший сбросить всё раздумческое оцепенение.
- Хаято. - Тут же, тихим спокойным голосом отозвалась женщина, внимательно осматривая страдальца. Не сказать, что он выглядел намного лучше, хотя, жидкость из первой бутылки, проводками капельницы идущая к руке брата, и должная оказывать положительное воздействие, уже подходила к концу.
Гокудере неплохо бы и дальше спать, но вместо этого он очухался, и сразу же перешёл к делу, подводя итоги, и, о боги, возвращаясь к «старой песенке», только уже по новым нотам. Как будто она сама не догадалась, пускай и не сразу, а с его появлением, и как будто ей сейчас есть до этого дело. А вот попытка извинения, и обвинения себя во всех смертных , причём, в таком виде, как будто бы она, Бьянки, его считала виноватым - невероятно бесила, вызывая гримасу раздражения, и одновременно с тем - грусть. Хотя, новость про ноутбук, если он не взорвался, была хорошей. Даже если его взломают, что не так уж и трудно, в памяти не хранится ничего, что навредило бы Вонголе, но только то, что было дорого для самой Скорпион.
- Братец, ты идиот. - Полушёпотом, с какими-то страдальческими интонациями  отозвалась розоволосая. - Мне плевать на то, как ты меня нашёл.  Меня волнует то, что в результате ты сильно пострадал, и, кажется, так ничего и не понял. - Впрочем, судя по интонациям, женщина была готова добить  больного. Вздохнув, Бьянки чуть сбавила обороты, и встав со своего места, принялась протирать тому лицо лечебной жижей, предварительно выполоскав в ней тряпочку.
- Но, да. - Уже спокойно продолжила Скорпион. - Похоже на то, что похитили. Там всё неслабо так взорвалось, и останься он в кафе - уже ни на что не был бы годен, да и следящие устройства вещи хрупкие.
Закончив своё занятие, женщина вернулась на место, снова вперив взгляд в брата.
- Хреново выглядишь. Тебе лучше уснуть, и восстанавливать силы. - Одновременно с этим, Бьянки нажала на кнопку вызова мед. сестры, которая не замедлила явиться, неся в руке новую бутылочку для капельницы.
- Рада, что вы  так быстро очнулись. Можете описать своё состояние?

+1

27

И что, интересно, он должен был понять? Что его сестра повела себя как малолетняя истеричка, а не как взрослый человек, и пошла напиваться в бар одна? Или что она внезапно вспомнила о своих сестринских чувствах, в то время, как столько лет её они не беспокоили? Но, видимо, Бьянки решила во что бы то ни стало оставить последнее слово за собой, потому что, не дав ему возможности высказаться, вызвала какую-то девицу в халате медсестры, возраст которой не вызывал у Хаято доверия, да и смазливое личико тоже – с таким личиком, стройными ножками и выгодно подчёркнутыми формами явно не о врачевании больных думают. Хоть выглядела она и неплохо, даже весьма, но её вопрос испортил знакомство, которое могло быть приятным в ином месте, в других условиях, и если бы Хаято не был бы Хаято. Разумеется, подрыватель тут же вышел из себя, и в зелёных глазах сверкнула ярость охотника, с одним кинжалом идущего в атаку на тигра:
- В двух словах – не дождётесь!
Девушка опешила, однако, всё же попыталась защититься, обиженным, даже почти оскорблённым тоном начав:
- Ну, знаете, я вообще-то…
Однако, возможности убедить его принимать их непонятные смеси Хаято ей не предоставил:
- Это Вы – знаете, что? Единственный человек, которого я, как ни парадоксально, хотел бы видеть в данных обстоятельствах – это Шамал Трижалец... - его совершенно не волновало, знает ли эта особа, кто такой Шамал, - ...и только его советы по моему здоровью я бы выслушал, - во всяком случае, первые десять-пятнадцать секунд точно бы слушал, и только потом бы перебил, - Не сомневаюсь, что лекарства в этой больнице хороши, но я не хочу, чтобы меня ими пичкали. Если, конечно, у вас тут нет ничего, что могло бы поставить человека на ноги за пять минут, - это прозвучало подчёркнуто иронически. Впрочем, в груди кололо, в пересохшем горле жгло, в ушах шумело, как в плохо поймавшем волну радиоприёмнике, глаза слегка слезились, и Хаято сменил гнев на милость, - Но кое-что Вы сделать всё же можете. Если в этом здании есть питьевая вода – принесите… - кратковременная вспышка негодования, придавшая ему сил, выдохлась, недомогание выпило из него всю агрессию, и осталась лишь безмерная усталость, головокружение и тяга задремать, - …пожалуйста, - всё-таки добавил он даже почти мягко.
Когда девушка уже выскочила за дверь, Хаято с неудовольствием отметил про себя, что сорвался на неё в том числе и за незаконченный разговор с Бьянки. Однако, продолжать уже расхотелось, и он, состроив гримасу, объединяющую сразу трёх обезьянок – Ничего Не Вижу, Ничего Не Слышу и Ничего Не Скажу, откинулся на подушку и притворился, что впал в забытьё. Однако, таких напряжённых и злых черт лица у спящих и бессознательных никогда не бывает.

+1

28

Раздражённый Хаято во всей красе. Впрочем, кажется он всегда вёл себя так с особями женского пола. И Бьянки всё понять не могла, то ли это от того, что в школе они ему проходу не давали, то ли от того, что парень стеснялся, и так прятал смущение, то ли просто так и не перерос возраст, когда понравившуюся девочку дёргают за косички. Но не обсуждать же это с ним. Это было бы смешно и глупо, хотя Скорпион, из лучших побуждений, в своей своеобразной манере, вполне могла выкинуть такой фокус.
Под конец своей пламенной речи, в результате которой, девица едва ли не со слезами на глазах, жалобно переводила взгляд на Бьянки, Хято решил перестать хамить, и попросил воды.
И, как принудить его лечиться? Всё же вызвать Саваду, которого он наверняка послушается, или воспользоваться старым добрым методом, просто сняв очки, чем привести брата в состояние, в котором он не способен спорить. Правда, сегодня он и так здорово получил от действия Отравленной Кулинарии, и добавлять в довесок к его состоянию боль в животе, было бы плохой идеей.
- Извините моего брата, - мягко, совершенно спокойно произнесла Скорпион, подойдя к девушке, успевшей уйти, чтобы через минуту вернуться с графином воды и стаканом, тут же поставленным на тумбочку, рядом с закрывшим глаза блондином. - Сегодня был тяжёлый день, и он слегка перенервничал.
Вернув взгляд брату, женщина подошла к его кровати, и села на неё, склоняясь практически к самому его лицу, и внимательно наблюдая. Похоже, он действительно собрался спать, что не могло не радовать. Но, нельзя было, чтобы он не подпускал к себе врачей, и не давал возможности себе помочь.
- Если ты будешь распугивать медицинских сотрудников, Хаято, - Тихим, с серьёзными интонациями голосом начала Скорпион, - То я притащу сюда Тсунаёши Саваду, выдернув прямо из кровати. - Совсем не обязательно, что Дечимо сейчас спал, хотя и ночь была, женщина надеялась, что хотя бы это станет аргументом для её не в меру своенравного брата.  - И, вовсе не обязательно срываться на посторонних, если злишься на меня. - Добавила Скорпион, уже немного другим тоном, скорее усталым. Почему-то, иного варианта, у неё не возникло, просто  по тому, что это было бы логично, да и по умолчанию, в её присутствии брат часто терял самообладание, хотя и старался этого не показывать (или так казалось Бьянки). 
Женщина вернулась на своё место, твёрдо решив, что никуда не пойдёт, пока брат не ляжет спать, да и нужно же проследить, чтобы врач его осмотрел. Хотя бы попытаться.

+1

29

А сестрица всегда безошибочно знала, чем его срезать, и это не помогало ему лучше переваривать её присутствие. Или сам факт её существования в этом мире? Теперь, когда за Бьянки не нужно было беспокоиться, раздражала она ничуть не меньше, чем обычно, и, как Хаято буквально только что, вот прямо сию минуту, с точностью понял, её чувства к нему, даже если она говорила тогда искренне - вот, честно, он не психолог, и ему пофиг, - ничего не изменят. Она останется в его восприятии той, кто всегда всё портит. Ему просто не нравятся такие люди, как она, от макушки до пяток они его доводят до белого каления только тем, что они таковы, какие есть. Не то, чтобы он действительно не мог выносить сестру – бывали моменты, когда он терпел её даже без очков, например, когда она соизволяла приходить на дни рождения Десятого Вонголы, так и норовя всякий раз накормить кого-нибудь фирменным тортом во славу именинника, - скорее, он просто не хотел этого делать. Ему мерещилось, что её образ, её воля довлеет над ним, будто дамоклов меч. А жить под постоянной угрозой своим психике и нервам - невыносимо.
- Не надо звать сюда Десятого, - поперхнувшись воздухом, судорожно прохрипел Хаято, пришедший в ужас и трепет от одного допущения, что обожаемый босс явится сюда и обнаружит его в настолько неприглядном состоянии, вцепившись в её запястье и до боли стиснув пальцы – впрочем, нет, он, в принципе, не хотел доставить ей неприятные ощущения, просто движение вышло конвульсивным и почти неконтролируемым, - Если это избавит меня от твоих нотаций, я не буду больше говорить людям, что думаю о них… - подумав и поняв, что его слова можно трактовать двояко, а надолго его терпения на них не хватит, и он всё равно сорвётся, Хаято уточнил: - Во всяком случае, сегодня.
Беспокойный итальянец не хотел лежать и отдыхать, ему вообще уже опостылел чёртов госпиталь, чтоб тому сгореть - но только, конечно, не тогда, когда он сам тут валяется, - у него кипела кровь и бешено колотилось сердце, но тело не позволяло творить с собой непотребства и игнорировать его простые биологические нужды. Так, например, невозможно, физически невыполнимо встать и пойти, когда у тебя в глазах чернеет, а голова кругом идёт, стоит тебе лишь попытаться подняться. Приходилось стиснуть зубы и терпеть. Хаято, вестимо, и ползком на работу потащился бы, с него бы сталось – да только получится не лучше, чем тот злосчастный концерт после угощения маленькой Бьянки ещё более мелкого его. Вечно она выводит его из строя. Как же это бесит. Может, ну к Дьяволу этих Эспозито, не уступать им такую честь и самостоятельно удушить старшую сестрицу? Было бы неплохо, и, отставив опустевший стакан, вода из которого успешно перекочевала в его желудок, Хаято снова закрыл глаза, мечтательно представляя себе, как закатывает Бьянки живьём в бетон. Это здорово успокаивало, даже умиротворяло, и он улыбнулся. Так счастливо и радостно, что можно было подумать – этот парень думает о чём-то столь же приятном, как первый поцелуй с любимым человеком или похвала от глубоко почитаемого, но невероятно строгого наставника.

+1

30


Подействовало? Алилуйя,  хоть так, но результат будет. Если, конечно, можно трактовать слова брата в том ключе, что он не станет сопротивляться лечению, а не просто перестанет хамить. Правда, подобные угрозы, как, впрочем, любые методы, которыми располагала Бьянки, не шли на пользу их и без того непростым взаимоотношениям, но сейчас это уходило на задний план. Важен результат, в финале которого, Ядовитый Скорпион хотела видеть Хаято живым, а там, пусть себе проявляет недовольство сколько влезет.
Женщина вскинула голову, автоматически потирая запястье, даже не замечая этого.  За сегодня она довольно много поняла и увидела, и чем спокойней она становилась, приходя в нормальное для себя состояние, тем больше тем для «подумать» у неё становилось. Не только о себе, но и о поведении брата, а ещё, как им действовать дальше, и смогут ли они после всего произошедшего нормально сотрудничать, не переходя в крайности. Логика подсказывала,  что в ситуации, когда будет чёткая задача,  всё отлично получится, но будет ли эта задача, и хоть какой-то план - не известно.
- Значит мы договорились!? - Скорее утверждая, проронила женщина, не сводя взгляда с брата. - Вот и отлично. Тогда отдыхай. - Скорпион поднялась на ноги, глядя на спокойное, даже довольное лицо брата. Сейчас ему нужно набраться сил, в первую очередь. Да и ей не помешает поспать, и обработать полученные травмы, благополучно проигнорированные ранее, как недостойные внимания.
Дойдя до двери, Бьянки кивнула мед.сестре, ободряя её на действия, и возвращая взгляд брату.
- Поправляйся, Хаято. И не злись на меня. - Тихо, почти шёпотом произнесла Бьянки, не стремясь, чтобы её услышали, прежде чем выйти из палаты.
***
Дойдя до своей комнаты, там, где она обычно располагалась, когда оставалась в штабе Вонголы, женщина уже полностью была погружена в свои мысли, пытаясь сложить причины и следствия всего произошедшего за день, и приходя не к самым утешительным выводам. Пройдясь вдоль стены, она задержалась возле книжного шкафа, где на одной из полок стояло несколько фотографий, и беря в руки ту, которая была сделана почти десять лет назад, где запечатлены ещё пятнадцатилетние хранители во главе с Дечимо, маленькие Ламбо, И Пин и Реборн, Хару и Кёко, и сама Бьянки. Много ли изменилось с того времени? С одной стороны - да, причём кардинально, а с другой, многое остаётся по-прежнему, если не смотреть на общую картину, а разбирать каждого в отдельности. Скорпион улыбнулась, с нежностью проводя рукой по рамке, словно бы гладя отполированный пальцами ободок. Лёгкий приступ ностальгии перемежается с привкусом грусти сегодняшнего дня. Столько всего произошло, а в их отношениях с братом всё по прежнему, и может, с какой-то стороны, это даже хорошо, но...
Поставив фотографию на место, Бьянки готовится ко сну, и уже лёжа в постели, продолжает череду мыслей, постепенно погружаясь в беспокойный сон.

+1


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Архив законченных игр » [Флэшбек][общие] Семейные узы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC