Гокудера Хаято
Главный администратор
Связь
Бьянки
Администратор
Связь
Элина Мейрс
Администратор-дизайнер
Связь
Кикё
Администратор
Связь
Дата создания: 20.05.2015
Название: Горящее Небо
Система игры: эпизодическая
Рейтинг игры: 18+
Мастеринг: смешанный
Навигация
Нужные персонажи

Занзас, Леви-а-Тан, Луссурия, Сасагава Рёхей, вся Семья Сфорца, вся Семья Риколетти, особый отдел ФБР.

Новости проекта
Приём неканонов ограничен, пока не наберётся 10ть канонических\акционных персонажей.
18.10.16
Вводится новое правило. Если вы не предупреждали об отсутствии (все мы можем быть заняты, все всё понимают), то в сюжетные эпизоды, посты пишутся в течении недели ( 7 дней). Если Вы не укладываетесь в означенный срок, персонально оговорим тот интервал, в который Вы сможете ответить.
Цитаты игроков
Эмель

— Вы должны понимать, что цена должна быть.. м~м.. адекватной. — «А то знаю я, аппетиты Игараси-сама.» — И, безусловно, весьма удачно то, что я прибыл в Японию в поисках информации. И уполномочен вести подобные переговоры. - Эмель снова бросил взгляд на коробочки мирно покоящуюся на столе, выдавая свою заинтересованность.

Баннеры партнёров
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Сюжетные эпизоды » 29 декабря 2014 года | "И в небе вспышки ломаных стрел..."


29 декабря 2014 года | "И в небе вспышки ломаных стрел..."

Сообщений 31 страница 40 из 40

1

1. Место действия:
Мир Кристин, с отстающим технологическим развитием.
Странствующий цирк, стоянка по дороге из одного города в другой.

2. Время действия:
В основном мире - 29 декабря 2014 года.
В другом - судя по погоде и состоянию природы, примерно середина-конец осени.
Глубокая ночь.

3. Погода:
Проливной дождь. Вдалеке слышен рокот перекатывающегося грома.
Листва на деревьях выцвела, истлела, по большей части облетела, и её остатки рвёт и треплет ветер.

4. Участники:
Byakuran Gesso, Kristin.

5. Краткое описание:
Красиво распрощавшись с профессором Эрвингом и отправившись на прогулку по оси параллельных миров, Бьякуран попадает в один, привлекающий его внимание. Кажется, он нашёл кандидата на вакансию Хранителя Грозы, вместо Призрака.

0

31

Изображение мира перед глазами утрачивало правдоподобность.Джессо вдруг примерещилось, будто бы он - человек, насильно и внезапно затащенный неведомой магией внутрь сцены, происходящей на большом экране в кинематографе. Вроде бы, жизнь воспроизведена до мелочей, люди двигаются, едят, пьют, разговаривают - но это лишь дешёвый суррогат, искусственно созданный сюжет. Они действуют в соответствии со сценарием, и, на самом-то деле, никого из них не существует, они - лишь вымысел, в который зрители пытаются поверить от скуки, дабы выбраться из монотонной обыденности вереницы похожих дней. И, с замирающим сердцем, такой невольный участник, выхваченный из зала и вовлечённый в этот грандиозный фарс, в чужой и чуждый ему спектакль, обнаруживает вдруг, что выглядит и поступает в точности как они. Монотонность вращения колеса убаюкивает, и спастись, преодолеть навязанные поступки и посторонние, не подходящие тебе речи, вырваться из фильма обратно в подлинную жизнь невозможно, да и не хочется. Зачем, если тут нет ни забот, ни хлопот, а надо лишь следовать замыслу режиссёра.
Остекленевшим и мутным взглядом Джессо вгляделся в лица окружавших его циркачей. Это само собой походило на какую-нибудь приключенческую драму с уклоном в философию... Внутри у него что-то повредилось, но вид собственной крови и гаснущее сознание заставили сдвинуться его восприятие, и он перестал верить в то, что эти события творятся с ним на самом деле. Может быть, он всё-таки не смог вовремя сбежать, и до сих пор находится в той камере, где его запер Лайт, и сейчас просто галлюцинирует, или же видит красочный и экзотический сон? С ним такое бывало, некоторые видения он, пробудившись поутру, не сразу отличал от того, что окружало его в состоянии бодрствования. Он самому себе же казался собственной гротескной пародией, не имеющей ничего общего с его настоящей личностью. Бьякуран бы сейчас даже поверил, если бы ему вдруг сказали, что он был осуждён ещё десять лет тому назад, и сошёл с ума на нижнем уровне тюрьмы Вендикаре. Поэтому рассудок подменил подлинную жизнь, ставшую непрекращающейся пыткой, на сладкий дурман фальшивых событий, никогда не происходивших, оберегающих его от ада заключения. Может быть, стоит пойти ещё дальше? Что, если он никогда не воскресал, и блуждает по закоулкам собственного мозга, сооружая себе нечто вроде замкнутых персональных владений? Человек не способен оказаться в тупике и сидеть там вечность, даже самый слабый или безынициативный рано или поздно хоть что-то да сделает... А он сочинил то, что было бы, если бы он оказался кому-нибудь нужен. Но... Разве мёртвые воскресают? Всем известно, что нет. Люди весьма изобретательны, а его ум всегда выдавался из ряда штампованных "под копирку" посредственностей, он бы не ожидал от себя меньшего, чем такое качественное помешательство, многообразное, насыщенное и оригинальное. Он придумал себе замечательных друзей, каких в действительности не заслуживал, и вереницу пёстрых и захватывающих происшествий. Придумал то, чего не смог воплотить до того, как погиб, потому что даже не пытался, не отдавал себе отчёта, какие вещи и впрямь важны, а какие - трата ресурсов, времени и сил, которые он банально не знал, куда девать. Изготовил для самого себя милую сказку - но, увы, они же никогда не длятся вечно, и этой не удалось.
Прошлое и настоящее перемешались, и Бьякуран перестал верить чему бы то ни было. Сердце болело где-то в груди, кололо и саднило, но пульс, казалось, толкался примерно в области горла, отдаваясь, вдобавок к этому, глухим стуком в ушах. При каждом вдохе  он ощущал непонятную тяжесть, а взгляд ни на чём не мог сфокусироваться, и, когда девушка заговорила с Джессо - он уже не понимал смысла звуков её речи. Тело превращалось в чужеродный элемент, и его клонило в дремоту, порождая безразличие ко всему. Бьякуран сомкнул веки и позволил себе потерять сознание. И совершённый выбор подарил ему столь необходимый отдых. Истерзанная и запутавшаяся душа погрузилась в те пучины, где ей не требовалось копаться в себе, разбираясь, кто же она такая. Если бы Джессо промедлил с обмороком ещё хоть немного - безумие бы сожрало его, не жуя.

+1

32

Бьякуран не отвечал несколько тягучих, растянувшихся в вечность минут, и более того, закатил глаза и отправился в путешествие по миру грёз, лишившись чувств и перепугав девушку до кондратия.
Гимнастка испуганно вскрикивает, и подхватывает парня, благо падал он с небольшой высоты, иначе они оба больно бы ударились об землю.
- Бьякуран!!! Что с вами? - Девушка обеспокоенно касается тыльной стороной ладони лба блондина, проводит по скуле и щеке, отмечая, что лицо у него холодное. И не удивительно. Кровь отхлынула от головы, иначе он бы не упал в обморок.
А кроме того циркачи загалдели, и Кристин испугалась, ведь здесь был ещё директор, притихший сейчас, настроенный не слишком дружелюбно. А если кто-то решит что-то сделать руководимый страхом? Что тогда? Кристин обернулась на них, ища в лицах поддержку, и даже нашла кое в ком.
Всё же, они были людьми, привыкшими к тяжёлым жизненным обстоятельствам, и не могли просто оставить кого-то в беде. А вот кое-кто со страхом смотрел на саму Кристин. Те видимо, кто видели то, что она сделала, стремясь защитить Джессо. Что это было на самом деле? И сможет ли она повторить это снова, если потребуется? Она обязана будет что-то сделать, и обязана что-то сделать сейчас. Хоть крохи, в благодарность за то, что уже сделал для неё он.

К ним подошла рыжеволосая женщина, мама Кристин, и положила ладонь на плечо девушки. Вместе с ней и неразумный увалень, получивший распоряжение от Руаты, и поднял Бьякурана на руки, относя его в ту кибитку, где жили  Кристин с мамой, и ещё несколько женщин, укладывая его на сбитую из досок низкую постель, застеленную самым простым матрасом и шерстяным домотканым одеялом.
Пришедшему к ним Ангелу следовало отдохнуть, и ещё не знающая о своём "титуле" Гроза решила, что не будет отходить от него, пока он не очнётся. Мама сказала, что позаботится о еде, а потом им лучше будет уйти. Лучше для них самих и для остающихся циркачей, которые сейчас ошарашены, но потом придут в себя и могут отреагировать крайне негативно.
В кибитке они остались вдвоём. Женщина с шикарной рыжей бородой ушла по своим делам, которые внезапно появились среди ночи, а две другие сейчас отпаивали чаем перепуганную, не верящую в своё счастье Шень, только и способную сейчас что плакать, счастливо улыбаясь и утыкаясь в грудь качающей её Рины.       

[NIC]Kristin[/NIC]
[STA]Воспарившая чайка[/STA]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0015/bd/66/84-1448051234.jpg[/AVA]

0

33

Бьякурана вместо полноценного отдыха тела и души терзало тяжёлое, душное, давящее, выдавливающее даже жалкие остатки жизненных соков забытье. В нём он ступал по развалинам какого-то большого города, в котором с огромным лишь трудом угадывались почерневшие и грубые руины Палермо. Дома выглядели так, будто их раздавили, снесли, покорёжили резвящиеся в игре или в танце, а, может быть, и в драке необузданные дикие великаны. Вот собор, в нынешнем виде больше смахивающий на рассыпавшийся конструктор, принадлежащий неловкому ребёнку, так и не сумевшему выложить из деталек что бы то ни было осмысленное. Вон дома, как будто бы подвергшиеся ковровой бомбардировке, а тут лежит чья-то оторванная нога, на первый взгляд кажущаяся достоянием манекена, однако, при малейшей попытке присмотреться выдающая свою подлинную природу. Разбитые оконные стёкла щерятся, словно зубастые рты каких-нибудь там сказочных лангольеров или церберов, а за ними зияют чёрные провалы опустевших помещений. Под ноги подворачивается край бетонного блока, некогда являвшего собой часть стены целого здания, прежде казавшейся монолитной. Рваный клок подола розового детского платья придавлен ею. А вон под балкой лежит десятилетний мальчик, его туловище раздавлено, а кости раздроблены так, что не имеет никакого смысла искать пульс или другие показатели жизнедеятельности.
Что здесь произошло?
Бьякуран слышит какой-то странный, необычный шум, и вскидывает лицо к небесам. Там с юга горизонт накрывает диковинная туча - абсолютно чёрная сверху, а снизу - подсвеченная разноцветными вспышками. Джессо напрягает память - и вспоминает. Некоторые из этих оттенков пламени он уже видел... И догадка подтверждается. Туча оборачивается целым армейским подразделением, чёрное - это их мундиры, а пёстрое свечение - покрывающее подошвы военных сапог хадо. Женщин, детей, щуплых подростков или нездоровых телосложением или цветом лица там не наблюдается, все - здоровые, сытые, крепкие взрослые мужчины. Как будто способности вручили самой красе боевой мощи страны... И не Италии. Америки. Всё в них указывало на то, что они - американцы. Бьякуран, набравший некогда огромное количество индивидов с пламенем в Мильфиоре, отлично знал, как трудно собрать и организовать разношёрстное сборище. Кто-то очень неплохо вложился, чтобы развязать эту войну.
Однако, тем дело не ограничилось. С другой стороны в воздух внезапно поднялись несколько взводов регулярных войск Италии. Выхватив оружие, кто во что горазд, они схлестнулись в открытом противостоянии. И то верно - Палермо уже уничтожен, спасать, беречь и защищать больше нечего, а, значит, и сдерживаться смысла нет.
- Прекратите... Сейчас же прекратите это! - крик-то получился грозным, но, кроме вопля, у Бьякурана вообще ничего не вышло. Хадо отказалось повиноваться. Он ощутил себя обычным человеком, ввергнутым в самое пекло массовой бойни, не ведающей правых и виноватых.

С криком, обливаясь холодным потом, безумным взором широко распахнутых лиловых глаз блуждая вокруг себя, ища и не находя отрады, что успокоила бы и привела бы в порядок его мечущуюся в тоске и ужасе душу. Джессо - не Юни, пророческими видениями не обладал, так что апокалиптические картины будущего имели шанс никогда не сбыться... Но такие яркие, насыщенные подробностями, правдоподобные сны всё равно его пугали. Жуткая перспектива... И тот, кто пошёл на эксперименты над живыми людьми, был ли Лайт Эрвинг развязать такое масштабное и кровопролитное противостояние? Нет... Это же учёный. Но что, если его изобретения однажды перестанут принадлежать только ему? Мафия не упустит случай. Правительства больших держав - тоже. А Бьякуран, поддавшись сочувствию и мягкотелости, не выжег исследовательский центр дотла, покуда у него была такая возможность! Более того, он поступил не лучше Лайта со своими проверками, и кое-кто погиб... А ещё, вероятно, Джессо потерял друга. Единственного, кто, кроме Венков и Юни, никогда не желал ему гибели. Не в новом времени, и не в новой реальности.
- Да что я вообще наделал? - прошептал Бьякуран, закрыв правой ладонью половину лица, вместе с глазом, так, словно бы тот у него ни с того, ни с сего разболелся.
Ладонь тут же намокла от слёз. Да, увы, он не смог их сдержать... Право на существование? Есть ли оно у него теперь, после всего произошедшего? Ему доверяли, на него смотрели, как на того, кто увлекает за собой и озаряет путь, а он не оправдал их надежд и чаяний. И пусть утверждают всякие циники и умники, что в разочарованиях повинны тишь те, кто оказался достаточно глуп, чтобы очаровываться - другим человеком, априори несовершенным и, что ещё хуже, ничем им не обязанным. Бьякуран взял на себя ответственность за Венков добровольно, обещал им помощь, защиту, опору... И провалился при выполнении данной задачи.
Стоп! Венки... Хранители! Джессо пришлось ускользнуть в другой мир, иначе он рисковал погибнуть. Убитый в основном измерении, он бы пропал во всех. А Лайт мог не просто прервать его физическое бытие, он мог сотворить с ним всё, что вздумается, пока Бьякуран бы не сошёл с ума. Хранители получили бы бессмысленный овощ и никогда не доказали бы, что он не сам с собой это натворил, по нносторожности переборщив при очередном опыте. Цело ли его тело там? И что с Венками?
Бьякуран вскочил с постели, но силы не восстановились до конца, перед глазами всё поплыло, голова закружилась, и он, едва не потеряв равновесие, схватился за спинку кровати. Кольца нет. В том мире отсутствует маяк обратного перемещения... А в этом оно у него, похоже, не с собой. Как бы его местное воплощение ни занесло в эти края - атрибут радуги Маре оно не прихватило. Таилось от кого-то? Но проблемы, в которые впутана его местная ипостась, решать некогда, да и желания не возникает, со своими бы разобраться.
- Кристин-чан? - впервые с мгновения пробуждения заметив девушку, Джессо изумлёным, оторопевшим взором уставился на неё, - Как много времени я проспал? - от волнения и беспокойства его сердце колотилось втрое быстрее.

0

34

Кристин не отходила от кровати Бьякурана ни на мгновение. С тех пор как он упал в обморок после исцеления Шень прошло уже 2 дня. За это время блондин ни разу не пошевелился и не подал признаков жизни. Он лежал на спине тихий, безмятежный, светлый и очень красивый. Словом, выглядел так, как и полагается ангелам, изображенным на иконах с разницей лишь в том, что сейчас Бьякуран не просто нарисованная в порыве религиозного фанатизма картинка, а вполне живой и настоящий человек. Человек ли? Возможно... Но явно не совсем обычный. За эти два дня церковный трепет поутих в душе девушки, оставив место неясным опасения, тревоге и волнению. Нет сомнений, этот незнакомец (а Кристин не знала о нём почти ничего) не имеет ничего дурного на уме. Однако, хорошо бы, чтобы это "дурное" не имело на уме его и отпустило поскорее. Крис переживала почти так, словно этот человек был её старшим братом или по крайней мере лучшим другом. Как может человек, сказавший девушке едва ли полсотню фраз стать настолько близок душе Птицы? Ах, да... Теперь она больше не Птица... И всё благодаря этому поразительному блондину. Но когда же он проснётся?
Сердце отозвалось виной и болью. Все верно... Её вина в случившемся видна невооруженным глазом. Если бы она остановила его, если бы не согласилась на помощь непонятно откуда взявшегося прохожего, сейчас всё было бы нормально. Кристин продолжала бы выступать с труппой, Линч продолжал бы затягивать узел на их шее, а белокурый парень легкой походкой прогуливался бы по близлежащему городку или попивал какой-нибудь напиток в одной из местных забегаловок, не слишком долго вспоминая темноволосую артистку, которая отказалась от его великодушия. Но история не терпит сослагательного наклонения, и ничего, увы, не нормально и, тем более, не как прежде.
Кристин кожей чувствовала изменения. Стоянка цирка задерживалась, был шанс опоздать на следующее представление, поэтому сборы шли полным ходом. И всё же не смотря на обилие физической работы, которая имеет тенденцию замещать работу умственную, циркачи были встревожены. Естественно, тот факт, что кого-то из них хотя бы примерно можно излечить будоражил их умы, а улыбка Шень, которая быстро освоившись, тут же начала помогать со сборами, вызывала тёмные чувства в душе её друзей. Также раздражал артистов и факт того, что всю работу (особенно это касалось работ на высоте), которую легко и быстро делала Кристин, теперь пришлось поделить между всеми и среди них, увы, почти не было воздушных гимнастов.
Самые позитивные изменения в лагере произошли с директором. Линча словно подменили. Он стал вежлив (в меру, как любой руководитель), вполне обходителен и что самое главное  — полезен. Не смотря на его дурную репутацию в труппе, Эдвард оказался неплохим начальником. Эффективным и быстрым на решения, недаром бывший военный. Он даже умудрился перенести на пару дней дату шоу без существенных потерь.
Помимо сборов существовала ещё одна проблема у цирка — кто заменит в шоу Кристин и Шень? Если у Шень роль была небольшой, то Крис участвовала в трети номеров, если не как артистка, то как персонал. Так что в перерывах между сборами артисты спешно переписывали программу.
Блондин спал и не видел этих изменений. Его лицо словно отражало Вечность. Неизменную, прекрасную и равнодушную. Кристин вздохнула и устало потёрла виски. Она не спала. Ни секундочки. Даже, если бы девушка легла, сон не пришёл бы к ней. Крис не заметила, как подошла к зеркалу. Это было почти максимальное расстояние, на которое ЛеКруа отдалялась от Бьякурана. Так-так, тёмные круги, красные белки и осунувшееся лицо без улыбки... Красотка! А что если её благодетель проснется сейчас и увидит это великолепие? Пожалуй, мужчина предпочтёт снова грохнуться в обморок. Слегка улыбнувшись подобным мыслям, Кристин принялась накладывать "естественный" грим на лицо во избежание описанного казуса. И только она успела закончить свое превращение из вампира в нормального человека, как парень пошевелился.
Крис подумала, что ей померещилось на фоне недосыпа, но нет, Бьякуран снова пошевелился. Кристин подбежала к кровати. Парень не проснулся... Он всё ещё спал, но снились ему явно не розовые пони! Все признаки кошмара читались на прекрасном лице, искаженном сейчас в гримасу боли. Девушка засуетилась, потрясла блондина за плечи, но не помогло. Сердце снова наполнилось болью. Она не могла смотреть на его мучения. "Проснись! Проснись же!! Я не знаю что делать!" — в отчаянии думала девушка.
— Проснись! Пожалуйста! Проснись! — она повторяла это как заклинание в течение этих двух дней, но никогда до этой секунды ей настолько не хотелось, чтобы Бьякуран открыл глаза. Может Всевышний услышал Кристин?
Бьякуран очнулся с криком и обратил невидящий взор на Кристин. Несколько мучительных секунд он не видел её, погруженный в остатки сна.
"— Да что я вообще наделал? — прошептал Бьякуран, закрыв правой ладонью половину лица, вместе с глазом, так, словно бы тот у него ни с того, ни с сего разболелся."
Крис похолодела. Что могло вызвать такую реакцию у мужчины? Она почти не хотела знать.
"— Кристин-чан? — впервые с мгновения пробуждения заметив девушку, Джессо изумлённым, оторопевшим взором уставился на неё, — Как много времени я проспал? — от волнения и беспокойства его сердце колотилось втрое быстрее."
— Д.. Два дня, — с запинкой ответила темноволосая. Девушка почти физически ощущала страх белокурого парня, он передавался словно болезнь, окутывал всё её существо, — Прекрати! Мне страшно! — внезапно воскликнула Кристин и сжалась в комок на стуле, на котором сидела.

+1

35

В лиловых глазах мелькнули ужас и боль, а спустя секунду они потухли. Два дня... Значит, если Хранители колец Маре не справились сами - они уже получили исполнение своего приговора. Ни один из них не был в безопасности, даже отсутствовавший на Аляске Кикё. Наверняка ведь рано или поздно сунется обратно на базу, выяснять, что там стряслось за срок его отсутствия, и почему сигналы пропали. Особенно если не успеет никак вмешаться до того, как Лайт разделается с остальными. Не упоминая уж о том, что Эрвингу было вполне по плечу отправить за Облаком сявок, накачанных до отказа рукотворным пламенем, науськанных перегрызть добыче горло любой ценой. Ну, а все другие Хранители были у Лайта и так практически на мушке. Если они мертвы... Если это действительно произошло... Значит, и Бьякурану больше незачем жить, ведь он видел в них смысл своего существования. Более того, он не только оставил их один на один с бедой, но и вовлёк в неё, он снова покинул своих Венков на произвол судьбы. С Призраком он ведь тоже не ставил себе целью непременно убить их, ему лишь требовалось собрать всё возможное пламя, при этом, кто выживет, а кому не удастся - его тогда не интересовало. Приемлемые жертвы во имя поставленных целей. Джессо верил, что, получив доступ к управлению реальностью, к созданию сверхизмерения, сможет всё переписать заново, с нуля, "на чистовик", исправив каждый недостаток среди всех тех измерений, что чем-то да не устроили его. В том числе и восстановив любого понравившегося человека, да ещё и в идеальном по представлениям Бьякурана варианте. Так что неважно, кто и что исчезнет в процессе, обладая ключом к манипуляциям над устройством бытия, он бы претворил любую свою фантазию в реальность. Захотел бы - и Хранители бы вернулись, нужно же кому-то петь ему дифирамбы. Он переключал бы временные и пространственные координаты, как ему бы заблагорассудилось. Разве не великая и прекрасная мечта? Но она рассыпалась, пошла прахом, увы.
А теперь... Ради своих надежд и желаний не остался ли он вновь без тех, кого обещал не покидать, глядя каждому в глаза? Розовое пламя Лайта, боль от сгоревшего хадо - столь сильная, что он потерял сознание и дал Эрвингу возможность схватить его. Да ведь тот может одним данным фактом отдавать Венкам любые приказы. Интересно, как бы поступил Кикё, если бы светловолосая очкастая бестия велела ему либо смотреть, как будет убит его босс, либо уничтожить остальных - товарищей и верных соратников? Ах, да, вариант "огрызнуться и напасть на самого Лайта" при этом исключён из перечня доступных действий, а любое действие, кроме непосредственного исполнения приказа, повлекло бы смерть всех... Невыносимо размышлять обо всём этом. Невыносимо думать, что они валяются там, кто где, и уже остывают. Этого не должно было произойти! Из-за его ошибки... Его глупости... Его слепоты... Они мертвы, или ранены, или их схватили и пытают?
Бьякуран пошатнулся, энергия вышла из его тела, и, чтобы не шмякнуться прямо на пол, он сделал несколько слабых шагов назад и бессильно сел на кровать. Опираясь локтями на собственные колени, спрятал лицо в ладони. Хотелось плакать, но слёзы не шли, что-то им мешало.
- Прости, Кристин-чан, девочка... - он говорил таким тоном, словно был не просто более взрослым, чем она, а даже старым, нет, вовсе сломленным годами, - Я не хотел тебя пугать. Просто... Понимаешь... Я... - попал в беду? Нет, им могло прийтись хуже, чем ему, при чём тут он, отсидевшийся в другом измерении, как ничтожество и трус, - ...вероятно, потерял всю свою семью. Всех, кого любил. Я не могу этого проверить прямо сейчас, но, когда я был вынужден уйти, их хотели убить. Я ничем не был в состоянии им помочь, только не умереть. А теперь я даже не способен туда вернуться, у меня нет того, что необходимо для пути обратно.
Два дня. Если они не нашли средства защититься - их уже нет. Вернуться, чтобы отомстить Лайту? Сжечь его живьём - и покончить с собой? Не вариант. Опускаться до такого... Бьякуран так и увидел прежнего себя, наслаждающегося властью над окружающими. Легко проливающего кровь, будто это лишь красная краска или томатный сок - театральные декорации, быстро смывающиеся после представления. Но... Когда он был таким, Мильфиоре столь легко не проигрывали неизвестно кому с вытащенной из кармана пародией на истинное хадо. Когда его ненавидели и боялись, а перед Погребальными Венками тряслись поджилки - собаки могли кружить на немалом расстоянии от них и брехать попусту. Так для чего же Бьякуран отказался от своей решительности, самоуверенности, напора, не ведающего о понятиях милосердия и сентиментальности? Зачем превратился в тряпку, в чувствительного идиота?
Нет. Нельзя рассуждать в подобном направлении.
- Я... Было бы лучше, если бы я надорвался, исцелив тебя и ту девочку, и больше никогда не проснулся, - прошептал, не поднимая глаз, не встречаясь взглядом.
С самого начала общение с ним несло исключительно негативные последствия. "Ты пугаешь меня!" - девиз того, во что превратилась их дружба с Ирие Шоичи, и, хотя они помирились, прежняя близость исчезла, а доверие - было ли в принципе доверие? Даже в университете до колец, Бьякуран всегда оставался себе на уме... Сколько людей положила Мильфиоре, пока её не остановили? Он не смог спасти Юни, при всём желании, и пусть она сама хотела всем пожертвовать ради обожаемого "дяди Реборна" - очень уж жалко выглядело поражение Джессо после всех его красивых утверждений о том, что вывернется ради неё наизнанку, но добьётся снятия проклятия, а, если разбил часы, был обязан найти другой способ, а не полагаться на Тсунаёши-куна... Он повторно вовлёк Хранителей в мафию и ещё раз приучил совершать убийства. Непревзойденные киллеры - разве ради этого он пришёл к ним?
Какой смысл от его рождения? Он сломал всё, к чему притронулся.
- От меня всегда одни проблемы.
Небо не для него. Свет не для него. Он оказался слишком слабым, и подвёл всех. Хотелось стереть себе память. Или сгинуть. Да-да, найти в настройках мироздания файлы, выражающие доказательство его присутствия на планете, и нажать кнопочку "Delete". Жаль, что так не поступить, такой функции не приложено.

0

36

Кристин сидела на стуле, тщетно пытаясь успокоиться. И что на неё нашло? Да, эмпатия была одним из её свойств, но чтобы она проявлялась так явно... Нет, такого не было. Девушка сделала глубокий вздох и приступ паники вроде бы отступил. Несколько секунд Крис не решалась открыть глаза и снова взглянуть на Бьякурана. Хотя, собственно ему это не требовалось.
Когда же ЛеКруа наконец обрела мужество и приоткрыла ресницы, её ждало ужасное зрелище. Прекрасные лиловые глаза её благодетеля потухли, руки были безвольно опущены, фигура не излучала больше силу и свет. Он был похож на фарфоровую куклу, забытую на полке давно закрытого магазина игрушек. Казалось, что от любого прикосновения по идеальной светлой коже пойдут трещины, Ангел рассыпется на тысячу осколков. И хоть его тело уже вновь опустилось на край кровати, а руки скрыли полное боли лицо, разум белокурого явно был где-то не здесь. Сердце Кристин снова сжалось от тоски. Почему он так страдает? Что случилось? Но Кристин не была бы Кристин, если бы её разум не породил следующий вопрос: "Как я могу ему помочь?" Может ли вообще? Нет, сомневаться нельзя! Наверняка, есть хоть что-то, чем Крис будет полезна. Птица помотала головой, словно отгоняя наваждение, потерла глаза, отчего грим частично стерся, обнажая темные круги, и осторожно встала со стула.
Ноги подаренные Бьякураном всё ещё не были привычным средством передвижения. Привыкшие к совершенно иной работе мышцы периодически подгибались. Что и говорить, а до модельной походки ещё далеко. Хорошо, что далеко идти не пришлось. Всего один шаг и девушка уже стоит над Бьякураном, который за это время не шелохнулся. Крис опустилась на колени рядом с ним. Он прятал лицо, но не плакал. Его плечи не дрожали, а крупные соленые капли не струились по изящным рукам вниз. Кристин сглотнула. Ей очень хотелось обнять его, успокоить человека, который сделал ей столь бесценный подарок. На этот раз был её черед спасать... Она нерешительно протянула руку и легко без нажима провела по волосам парня. Его волосы на ощупь были похожи на перья... Мягкие, белые... Но рука Крис опустила ниже и мягко, но настойчиво попыталась убрать кисти Бьякурана от лица. Кристин уже открыла рот, чтобы извиниться за свой нелепый возглас, успокоить, поблагодарить, но блондин заговорил первым.
"— Прости, Кристин-чан, девочка... — он говорил таким тоном, словно был не просто более взрослым, чем она, а даже старым, нет, вовсе сломленным годами, — Я не хотел тебя пугать. Просто... Понимаешь... Я... ...вероятно, потерял всю свою семью. Всех, кого любил. Я не могу этого проверить прямо сейчас, но, когда я был вынужден уйти, их хотели убить. Я ничем не был в состоянии им помочь, только не умереть. А теперь я даже не способен туда вернуться, у меня нет того, что необходимо для пути обратно."
Кристин выдохнула. Что можно ответить на такое? Какие вообще можно найти слова, когда от скорби и тоски в глазах собеседника перехватывает дыхание?! Нет, у Крис не было права говорить ничего, ведь они так мало знакомы, но и молчание стало бы оскорблением в адрес Ангела. Тем временем парень продолжил:
"— Я... Было бы лучше, если бы я надорвался, исцелив тебя и ту девочку, и больше никогда не проснулся, — прошептал, не поднимая глаз, не встречаясь взглядом."
Что? Девушка ушам своим не поверила. Как он может такое говорить?! В глазах Кристин промелькнули зелёные искры. "Почему он не смотрит мне в глаза?!" - мелькнула мысль.
"— От меня всегда одни проблемы." После этой фразы Кристин снесло башню напрочь. И откуда взялась эта ярость, Крис ведь никогда не была агрессивной. Она схватила парня за плечи и хорошенько встряхнула.
- Так ты сдаешься?! - голос темноволосой звучал возмущённо, - Ты сдаешься после всего, что ты сделал?! Потерял семью?! - казалось, еще чуть-чуть и гори оно всё зелёным пламенем, - Ведь ты не знаешь этого наверняка! Давай возьмём лошадей и отправимся им на помощь! Почему ты сидишь тогда тут? - мда, раньше утешать у девушки получалось гораздо лучше, но каток уже было не остановить, - Говоришь, лучше бы ты не просыпался?! А как бы мы с Шень себя чувствовали? Ты подумал? Ты на нас собственную смерть хотел бы повесить!?
Огонь в глазах Кристин потух, и она вновь села на колени, опустив глаза.
- Проблемы? От тебя... Ты сделал чудо для меня и Шень... Ты не представляешь, что ты сотворил. Ты дал нам надежду. Не только нам двоим.
Ле Круа решительно поднесла руку к подбородку парня и приподняла его лицо, поймав взгляд. - Не смей сбегать, - её голос был жёстким, но глаза лучились теплом. Она улыбнулась и нежно, почти по-матерински, обняла белокурого Ангела.
- Так что мы будем делать? Я ведь... Могу чем-то помочь? - голос девушки окончательно стал тихим, от уверенности в себе ни осталось и следа. Слава Богу за толстым слоем грима было незаметно, как она покраснела, осознав что натворила.

Отредактировано Kristin LeCrua (2016-11-01 12:10:01)

+1

37

Кристин, разумеется, говорила всё правильно и логично - с её точки зрения и при том объёме информации, которым она обладала. Вот только как же ей объяснить, что на конном транспорте им не добраться туда, где он желал бы очутиться всем сердцем, и, одновременно, страшился этого? Бьякуран помнил жуткое ощущение пустоты на месте привычных согревающих токов энергии хадо по каналам, пронизывавшим всё тело. Он помнил высокомерную двуличную заботу о беспомощном побеждённом, проявленную Лайтом... И это в день, когда Кикё вообще отсутствовал на базе, а остальные Венки не были готовы к поражению своего Неба и охоте на них! Эрвинг наверняка знал, что отпускать восвояси их нельзя, даже Блюбелл или Дейзи, что любой из них обязательно будет преследовать его, дабы расквитаться. Тот монстр в состоянии глубокого стазиса, запечатанный втайне от других исследователей, разве что Верде знал об их сокрушительном провале принудительного  совмещения разных типов хадо, произведённого технологиями, а не волей матери-природы... Что, если Лайт задействует его? Бьякуран вдруг сообразил, что на его совести, возможно, не только конец Венков, но и смерть Джокеров - бесправных кукол, таких же несчастных людей, как его Хранители были в Мильфиоре, ведь каждого из них Джессо извлёк из весьма плачевного состояния, дал возможность реализоваться, обучил управляться с пламенем. Точно так же дела обстояли и с Джокерами, никому в нормальной жизни не пригодившимися. Бьякуран сочувствовал им, и по-хорошему должен был забрать оттуда, из научного центра, и помочь сделаться счастливыми, а сам центр испепелить дотла. Он же избрал путь изучения их странной силы, попробовал потягаться с Лайтом - и не вытянул. Тот, вложивший все свои ум, страсть и душу в изобретение искусственного хадо и стабилизацию данного процесса, разумеется, не поделился бы ни с кем, их конфронтация была предрешена.
- Я пришёл из места, очень похожего на Ад, Кристин-чан, - медленно и негромко начал Бьякуран, - Людей там использовали в качестве подопытного сырья, имеющегося в неограниченном количестве и не предусмотренного для того, чтобы его экономить. Как вещи, нужные для проверки идей, приходящих в голову определённой группе личностей. Многие умерли... Страшно крича и агонизируя иногда по несколько часов... Потом процесс стал более безопасным. Те, кто уцелел, стали ненавидеть весь мир, в большинстве своём. Я был там... И я обязан был поступить иначе во всём, что сделал. Возможно, я стал виной тому, что все они были убиты. А я не справился и сбежал. Я не создан для того, чтобы дарить надежду, я - такой же монстр, как те, кто обрекли тех несчастных на пытки и смерть. Поэтому мне лучше уйти отсюда и не оборачиваться. А никому из вас не стоит следовать за мной. Единственный пункт назначения, куда я могу проводить - это пропасть.
Он вспомнил, что хотел забрать её с собой... Но куда и зачем? Начать с того, что неизвестно, как девушка, имеющая представление о религии, отнесётся к пламени посмертной воли, похожему на магию, однозначно и резко осуждаемую Библией и церковью. Затем, процесс перемещения между мирами, растолковывать который Джессо не отваживался даже Шоичи или Кикё, поскольку и они, далеко не обделённые интеллектом и знаниями, могли не понять. Плюс к тому, само данное действо безопасность не гарантировало. Ну, и куда он её притащит? Что они обнаружат? Резню? Обугленные трупы Венков, Джокеров, обычных людей? Или вовсе чёрное выжженное пепелище? Отнять её от знакомых и родных, увести навстречу жуткой чужой неизвестности? А если он зря исцелил её, и вообще встрял в размеренное существование балаганчика, до сих пор как-то справлявшегося со всеми проблемами, невзирая на жестокого хозяина? И вечно-то у него всё получается только так. С Генкиши, охотно согласившимся бы перерезать ему горло. С Клариссой, которую уже не вернуть. Со всеми теми, кто открыто спрашивал его, как ему не мерзко самого себя терпеть, и почему он не повесится... Жизнь и любовь, вера в друзей и в лучшее грядущее подвели его и потеряли смысл. Мультивселенная колец Маре завела в тупик, лишь увеличив количество ошибок. Снова и снова Бьякуран наблюдал, как его планы идут крахом. Снова и снова не мог обнаружить оптимальный вариант... Количество разочарований и подтолкнуло его некогда к мечте о сверхизмерении. Перестать копаться в несовершенном материале и произвести на свет своё.
- Знаешь, однажды человек, понимающий меня лучше всех остальных, назвал меня демоном... Он был абсолютно прав. В те годы, когда он об этом говорил, мои руки, мои мысли, мои приказы обрушивали целые цивилизации. Мне известно, как выглядит пустота. Даже если кто-то ухитряется обнаруживать во мне надежду - кто подарит её мне самому?! Мне... Я проклят. Проклят своим даром. Проклят кольцом и крыльями. Я думал, что это ключи ко всему бытию, а это оказалась западня.
Лиловые глаза, совсем холодные и безучастные, устремились на Кристин, он ловил её взгляд. Взаимопомощь и всеобщее благо - ерунда, разрисованная ширма, прячущая неприглядную сущность смертных созданий. Что польза одному - вред другому, а своя рубашка всегда ближе, и нет резона соваться, куда не звали, и обустраивать там всё по своему вкусу. Когда Бьякуран руководствовался лишь тем, что требовалось ему, не заботясь об окружающих, он вёл себя честнее, чем теперь, со своим донкихотством, нагло вмешиваясь во всё подряд и не задумываясь, каково будет тем, кто останется за его спиной, если он не сможет прийти на выручку повторно. Притворяться добрым, отзывчивым и справедливым, но не доводя ничего до приемлемого завершения... Кристин, наверно, не понимала, откуда у юноши лет шестнадцати, каким Джессо выглядел в этом измерении, манера рассуждения долго жившего и утратившего умение наслаждаться этим фактом не-вполне-человека, но ведь ему уже исполнилось дважды по двадцать семь, а, если сплюсовать весь опыт параллельных миров из обеих жизней... То перед ней находилось нечто беспрецедентное. Многовековая тоска таилась на дне его печального и сердитого взора. Это было выражение, принадлежащее человеку, убеждённому, что для него нет выхода, нет спасения, что он обрекает любого, кто сойдётся с ним - человеку, презирающему себя.

0

38

Кристин вздохнула. По-видимому взбодрить его так просто, лишь парочкой сумбурных высказываний не получится. С другой стороны, зачем ей вообще это? Зачем успокаивать странного незнакомца, который появился ни с того ни с сего, перевернул её жизнь с ног на голову, а теперь валяется (ну, почти валяется) в её постели и хандрит? На самом деле, у Кристин всегда были проблемы с вопросом "зачем?". Он, неугомонный, возникал каждый раз, когда девушка ущемляла свои интересы в пользу ближнего. Естественно, такое могло происходить до десяти раз на дню, но ни разу за все эти попытки дурацкому слову не удалось заставить Крис засомневаться в своих намерениях. Иногда девушке действительно казалось, что инстинкт самосохранения у неё отсутствует. Ну, не знает она зачем! Просто... Хочется? Это такая форма мазохизма? Зацепившись за эту вполне забавную мысль Крис улыбнулась. Однако, при взгляде на Бьякурана улыбка вновь померкла. Его боль никуда не делась и, создавалось впечатление, что он не хочет от неё избавляться. "Это тоже форма мазохизма, полагаю..." - печально подумала Крис, - "Однако, куда более тяжелая, чем моя". Она снова вздохнула. Страх терзавший её душу отступил, окончательно уступив место глубокой скорби. Нужен был план. Каким образом вернуть ему волю к жизни? Его слова ясно говорили, что в той битве (за его волю к жизни в смысле) она одинока.
"— Я пришёл из места, очень похожего на Ад, Кристин-чан, — медленно и негромко начал Бьякуран, — Людей там использовали в качестве подопытного сырья, имеющегося в неограниченном количестве и не предусмотренного для того, чтобы его экономить. Как вещи, нужные для проверки идей, приходящих в голову определённой группе личностей. Многие умерли... Страшно крича и агонизируя иногда по несколько часов... Потом процесс стал более безопасным. Те, кто уцелел, стали ненавидеть весь мир, в большинстве своём. Я был там... И я обязан был поступить иначе во всём, что сделал. Возможно, я стал виной тому, что все они были убиты. А я не справился и сбежал. Я не создан для того, чтобы дарить надежду, я — такой же монстр, как те, кто обрекли тех несчастных на пытки и смерть. Поэтому мне лучше уйти отсюда и не оборачиваться. А никому из вас не стоит следовать за мной. Единственный пункт назначения, куда я могу проводить — это пропасть."
Крис печально посмотрела на него, но не прервала.
"— Знаешь, однажды человек, понимающий меня лучше всех остальных, назвал меня демоном... Он был абсолютно прав. В те годы, когда он об этом говорил, мои руки, мои мысли, мои приказы обрушивали целые цивилизации. Мне известно, как выглядит пустота. Даже если кто-то ухитряется обнаруживать во мне надежду — кто подарит её мне самому?! Мне... Я проклят. Проклят своим даром. Проклят кольцом и крыльями. Я думал, что это ключи ко всему бытию, а это оказалась западня."
Девушка подарила Бьякурану долгий взгляд и молча встала, дошла до двери и вышла. Её осенило - поднять настроение уставшему, измученному Ангелу вполне может... Еда! Она рванула на полевую кухню, где по счастливой случайности цирковой повар как раз заканчивал приготовление обеда.
- Луис! Он очнулся... Вроде бы с ним всё  порядке, но... - Крис почти нырнула в объятия толстенького и добродушного повара Луиса, который едва устоял на ногах, преимущественно потому, что оперся на свой хвост. Он был наполовину человеком, наполовину ящерицей. Большую часть его кожи покрывала чешуя, а глаза были ярко-желтыми с вертикальными зрачками. Несмотря на вполне угрожающую внешность, Луис был отменным поваром и чудесным другом с прекрасным чувством юмора.
- Воу-воу-воу! Кто это тут у нас? Птичка моя. Мне кажется, что я тебя не видел.. эм... Два дня?! ТЫ вообще питалась всё это время? - тут в его голосе появилась угроза. Больше всего Луис не любил, когда кто-то плохо кушает то, что он готовит, воспринимая это как личную обиду его кулинарным талантам. 
Кристин притворно съёжилась под его суровым взглядом, а потом улыбнулась: -  Лу, ты же знаешь, что когда готовишь ты, это невозможно не попробовать. А теперь положи мне всего и побольше. В двух экземплярах.
- О, понимаю-понимаю, - подмигнул он, - У тебя романтический обед с нашим гостем...
- Луу! - девушка смутилась и покраснела, - Мы не в таких отношениях! Ты же знаешь, я ему должна... - тут её глаза снова померкли, она снова вспомнила, в каком состоянии оставила парня в вагончике.
Повар вздохнул, глядя на резкую перемену в настроении девушки, обнял её так, что затрещали кости, и произнёс: "Крис, малышка, ты всё сделала правильно! Нет ничего, что не могла бы вылечить моя стряпня!" Тут он грозно взмахнул половником: "Берегись тоска и отчаяние, Луис приготовил свой знаменитый волшебный суп из корней горатукки!"
Кристин вновь улыбнулась и, получив две огромные порции варева, со всех ног бросилась обратно, держа ложки в зубах. Безусловно, годы в цирке сделали своё дело, так что девушка умудрилась не расплескать ни капли по пути, и это ещё при том, что "новые" ноги то и дело пытались подогнуться или запутаться, или споткнуться. Один раз она почти потеряла равновесие и чуть не уронила драгоценную пищу прямо грязевую лужу, но ангелы-хранители присматривали за ней, так что обошлось.
У вагончика Крис снова столкнулась с проблемой - как открыть дверь, если руки заняты?! Пришлось поставить одну из тарелок на собственную голову, ибо открыть "новой" ногой дверь при этом оставшись балансировать на другой девушка не рискнула.
- Бьякуран! Я принесла тебе самое вкусное блюдо в нашем мире. Я уверена, стоит тебе его попробовать, и жизнь станет светлее. А после еды придумаем что-нибудь, чтобы помочь твоим друзьям! Не может быть, чтобы не было выхода! - услышал бы белокурый гость, если бы ложки во рту Кристин не превратили этот монолог в едва-разборчивое мычание. Поняв конфуз ситуации, девушка вынула ложки, отчаянно покраснев, и поставила "добычу" на стол.

0

39

Настроение некоторых людей подобно стихии. Оно может казаться прирученным, полностью обузданным и покорным, но, на самом деле, только и ждёт удобного момента, дабы захлестнуть, накатив на несчастную добычу и захлестнув с головой. Рассудок, логика и здравый смысл же оказываются на положении годовалого крохи, брошенного на берегу океана - заходятся в истерике, пытаясь заставить ставшую вдруг агрессивной окружающую среду прекратить. А волны прибоя продолжают набегать, грозя утянуть за собой на глубину.
Страхи Бьякурана ему так и не удалось изжить за десять лет. Он боялся, что внутри у него всё ещё существует мильфиорский демон. Что он не заботился о Венках так, как это следовало бы. Что напрасно не поделился с Юни и Тсунаёши происходящим, а пустился в одиночную авантюру - вместе они нашли бы какой-то другой вариант. Но Джессо не хотел впутывать девочку, ещё ребёнка, и без того уже настрадавшуюся в прошлом по его вине, и босса Вонголы, который, помимо товарищества с Бьякураном, был ещё и лидером Альянса, что не выходило проигнорировать. Младший Савада - уже не тот милый и трогательный мальчик, он стал способен на интриги, и, как у полноценного дона, у него свои интересы, свои взгляды на жизнь. Однако, таким вот образом использовать людей? Принимать неизбежные жертвы, возникшие в ходе эксперимента? Имел ли Бьякуран право на это?
Их лица снова и снова вспыхивали перед его внутренним взором, Небо Маре перебирал возможные варианты, тасовал их у себя в голове. Пытался найти тот путь, на котором не потерпел бы поражения, и не находил. К нынешней ситуации сходились все нити, как когда-то они же привели к полному краху Мильфиоре и необходимости перерождения.
Недостаток доверия. Бьякуран не мог ни на кого положиться, даже на самого себя, собственные эмоции, мысли, идеи, целая какофония желаний и планов, он всегда являлся таким - никем не контролируемая натура, готовая заставить планету вращаться по прихоти. Потом к этому добавились комплекс вины и сомнения в каждом принятом решении. О них мало кто знал, разве что Кикё и Закуро, неоднократно получавшие шанс понаблюдать за Джессо в самых нелицеприятных из его фаз деятельности.
Пока Кристин отсутствовала, Бьякуран медленно прошёлся по её помещению. Всё ему тут казалось вроде бы и обычным, но внове - непривычным и чуждым. Мир, откуда он явился, притягивал его к себе обратно. Бьякуран отсиживался в тылу лишь тогда, когда точно знал, что всё развивается по намеченной схеме, и его личное присутствие не обязательно, состояние информационного вакуума он ненавидел. Его жизнь... Во что она превратилась? Не то, чтобы его заботило мнение мафии, плевать на тех, кто даже не попробовал вникнуть и понять его. Но Венки не должны были мучиться и умирать за его выбор, в конце концов, это означало, что он так и не изменился. Не стал ни на йоту лучше.
Взгляд задумчивых и холодных, потерявших блеск жизнерадостности и замкнувшиеся вовнутрь него глаз натолкнулся на поверхность зеркала. Немного покосившегося и не самого чистого, но вполне пригодного к употреблению. Отобразившаяся оболочка выглядела незнакомой и не принадлежащей ему, как будто тело двигается отдельно от него. Эта равнодушная линия губ, запавшие щёки... В нём не хватало энергии, стремления, естественности. Он - фальшивка, заблудившаяся между измерениями и временами, запутавшаяся в том, которое из этого вороха, калейдоскопа, мерцающего в головокружительном вращении, настоящее. Джессо вдруг вывел из себя его же вид, как будто он узрел что-то, оскорблявшее его эстетические понятия. Выдохшаяся, сошедшая с дистанции тень, воззрившаяся на него усталым, безразличным и вымотанным взглядом - это вовсе не он! Когда он так опустился?! У того монстра, не ценящего людей, использовавшего каждого так, как ему нравилось, хотя бы наличествовала точная цель, пусть и выяснилось в итоге, что та неосуществима. Ныне он прекратил гоняться за химерами, поняв их бесплодность, но к чему тянется в новом витке времени? Чего жаждет достигнуть? Или стержень выпал окончательно и бесповоротно? Что такое "неправильно" - Джессо сообразил, но для него всё ещё оставались размытыми понятия о том, что же по сути верно. Он не утешался ни религией, ни моралью. То и другое он считал за костыли, на которых ходят умственные калеки.
- Я так понимаю, ты полностью проигнорировала то, что я тебе сказал? Такой вывод я делаю на основе того, что ты не боишься меня и не держишься подальше. Зря, так было бы разумно, - он даже улыбнулся возвратившейся Кристин, но движение, изогнувшее его губы, не затронуло души и сердца, Бьякуран просто нацепил маску, привычную столь давно, что та, похоже, срослась с кожей и въелась в плоть, - Но дело, конечно, твоё.
Быть беспомощным и жалким перед самим собой - хуже, чем сдаться врагам и подчиниться им. Джессо не стал спорить и начал есть, но, Боже, можно было предположить, что он жуёт картон или пластмассу. Он жевал, откровенно заставляя себя, поняв, что отказываться глупо.
- Проблема есть, Кристин-чан. Не то, чтобы тупиковая, но такая, в которой ты, возможно, не захочешь меня поддержать, - подняв перед собой маленький кусочек еды, Бьякуран с неподдельным любопытством повертел его, разглядывая, - Дело в том, что они... Как и я... Не из этого мира. Проход отсюда туда сейчас закрыт, и они находились в опасности, когда меня вынудили уйти. Если ты сказала, что прошло два дня, то все сражения уже закончились, и они либо победили, либо мертвы. В обоих случаях мне больше некуда спешить...
Да и незачем. Честно говоря, Бьякуран боялся им теперь показаться. Не малодушие вынудило его совершить это путешествие, а насущная потребность, Хранителям не полегчало бы, окажись он убитым или запертым Лайтом. Однако, непричастность к основным событиям бесила его донельзя, Бьякурана переиграли, а такого он не терпел. Плюс ко всему, Лайт наложил лапы на кольцо, присвоил имущество Семьи, а это - позор, как ему предстать перед Венками, развенчанному Небу с оторванными крыльями? Так надо ли стремиться обратно? Больше злости Закуро, отчаяния Кикё и слёз Блюбелл Бьякуран страшился натолкнуться на их общее разочарование. Предстать перед близкими, чтобы выяснить - он остался одиноким и никому не нужным? Наломал дров и причинил массу вреда? Нет. Прятаться - не ответ. Надо принять причитавшееся ему наказание, иначе он будет безответственным трусом. Казнь или заключение? Без разницы. Что им заблагорассудится. Он не будет сопротивляться.

0

40

Честно говоря, Крис зверски проголодалась, поэтому накинулась на еду как небольшая, но вполне голодная рысь. Суп оказался как всегда восхитительным на вкус и, естественно, жутко острым. Но её гость, казалось, не замечал этого. Возможно, действительно была вероятность опасаться, что Бьякуран прибыл прямиком из Огненного озера, если может так спокойно и даже с равнодушием поглощать это блюдо. Дело в том, что корень горатукки обладает множеством интересных свойств. В первые 4 часа после того, как он выкопан и очищен, корень имеет сладковатый вкус обычной моркови, однако если высушить его (особенно, на солнце), корень приобретает вкус сравнимый разве что с перцем чили, увеличенном в объёме раза в три. А Луис был любитель "поострее", так что почти все блюда несчастные артисты запивали литрами воды. А когда они жаловались, то весёлый повар назидательно отвечал, что это растение лечит практически все болезни. И правда, в цирке никто и никогда не болел с тех пор, как Лу стал поваром. Хотя это возможно и не странно, учитывая, что их гены почти наполовину нечеловеческие. Тем не менее, Крис была солидарна с поваром во вкусах. И плевать, что язык и горло жжёт огнем, словно заливаешь кипящую лаву в желудок. Это было потрясающе!
Мысли о еде и кулинарии, впрочем, нисколько не отвлекали Кристин от созерцания Ангела. И разумеется, внимания его словам.
"Ох... Другой мир... Это... возможно.. слишком для меня", - подумала девушка на мгновение, а затем помотала головой, отгоняя трусливую часть натуры. Разумеется, Кристин не была сверх религиозной, однако путешествие в другой мир как-то смахивало на богохульство. Неужели есть ещё реальности кроме этой? Бьякуран был похож на ангела, так что его мир должно быть рай? Ад? Он, вероятно склонялся к последнему варианту.
Другой. Мир. Крис представила, каким он может быть. Очень жаль, но в мире Кристин чудесный писатель по имени Льюисс Керолл так и не родился, иначе, представления девушки были бы подобны цитате из его ненаписанного здесь прозведения "Алиса в стране чудес". Да, пожалуй, другой мир должен полностью отличатся от её. Например, люди там все похожи на Бьякурана, умеют летать и пользуются магией. Наверное, там нет этих ужасных паровых машин, а раз у Бьякурана есть крылья, то и к таким как она относятся куда лучше.
Стоп! Крис больше не "урод". У неё совершенно нормальные человеческие ноги... Эта мысль простая до сих пор казалась чем-то новым, почти чужеродным в мозгу девушки. Да, больше ей в цирке делать нечего. В голове Кристин пронеслись картины из прошлого - она помнила почти каждый день, проведенный здесь. Здесь она нашла свою семью, а теперь ей придётся покинуть её, чтобы не сделать им больно. Кристин окутала тоска. Она повернула голову к окну и вздохнула. "Сегодня снова будет гроза", - пришло ей на ум. Внезапно среди картин радостных и не очень цирковых будней, появилось одно воспоминание из доцирковой жизни. Мальчик с огненно-красными волосами. "Тэкео," - еле-слышно прошептала девушка. Тот самый, который был её первым другом в этом мире. Она погружлась в себя глубже, голос Бьякурана начал отдалятся.
"Проблема есть, Кристин-чан..." - вот последнее, что услышала Крис перед тем, как воспоминание поглотило её.
Проблема? О да, у этой маленькой девочки была проблема. Она не могла выйти из дома, потому что... потому что была не такой как остальные... Дни её проходили в скуке, перед окном и в ожидании родителей. Когда выдавалось время и находился материал девочка шила кукол, которые и заменяли ей живых собеседников.
Тот мальчик сразу понравился ей. Он озорно подпрыгивал, отлично зная, что перелезать через чужую ограду нельзя, но дух приключений и неповиновения был у мальчика в крови и даже слухи о приведении или даже монстре, живущем в этом доме не могли смутить его сердца. Мальчик медленно пробирался к домику, прячась за кустами крыжовника, растущими в изобилии на участке. Его целью была шикарная яблоня в центре небольшого сада. Но мальчик даже не подозревал, что за ним наблюдают. Гордясь своей ловкостью и сообразительностью, он подобрался к дереву, подпрыгнул, повиснув на ветке и уже собирался достать яблоко, как...
"Ты же знаешь, что брать чужое не хорошо."
Уааа... Бах. Мальчик от неожиданности свалился с дерева и, потирая ушибленные места, оглянулся. В проёме окна виднелась девочка. Лицо её было строгим, как и голос. Она грозно взирала на непрошеного гостя.
"Привет! Я Тэкео... "
Всё вокруг позеленело и вспыхнуло, Кристин очнулась и зелёное сияние вокруг её кожи погасло.
- Ах, что? Я, должно быть, уснула... - Крис сонно потерла глаза. - Я не спала всё это время, - честно призналась девушка.
Она помедлила, и тихо произнесла.
- Здесь мне больше нечего делать, Бьякуран. Я пойду с тобой. Я тебе должна.

Отредактировано Kristin LeCrua (2016-12-07 19:34:17)

0


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Сюжетные эпизоды » 29 декабря 2014 года | "И в небе вспышки ломаных стрел..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC