Гокудера Хаято
Главный администратор
Связь
Бьянки
Администратор
Связь
Элина Мейрс
Администратор-дизайнер
Связь
Кикё
Администратор
Связь
Дата создания: 20.05.2015
Название: Горящее Небо
Система игры: эпизодическая
Рейтинг игры: 18+
Мастеринг: смешанный
Навигация
Нужные персонажи

Занзас, Леви-а-Тан, Луссурия, Сасагава Рёхей, вся Семья Сфорца, вся Семья Риколетти, особый отдел ФБР.

Новости проекта
Приём неканонов ограничен, пока не наберётся 10ть канонических\акционных персонажей.
18.10.16
Вводится новое правило. Если вы не предупреждали об отсутствии (все мы можем быть заняты, все всё понимают), то в сюжетные эпизоды, посты пишутся в течении недели ( 7 дней). Если Вы не укладываетесь в означенный срок, персонально оговорим тот интервал, в который Вы сможете ответить.
Цитаты игроков
Эмель

— Вы должны понимать, что цена должна быть.. м~м.. адекватной. — «А то знаю я, аппетиты Игараси-сама.» — И, безусловно, весьма удачно то, что я прибыл в Японию в поисках информации. И уполномочен вести подобные переговоры. - Эмель снова бросил взгляд на коробочки мирно покоящуюся на столе, выдавая свою заинтересованность.

Баннеры партнёров
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Сюжетные эпизоды » 23 декабря 2014 года | Непонятки - косяками


23 декабря 2014 года | Непонятки - косяками

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

1. Место действия:
Италия, Сицилия. Палермо.

2. Время действия:
23 декабря 2014 года.
Поздний вечер.

3. Погода:
Температура +7, что, по меркам местного климата, считается довольно холодным.
Ветрено, небо затянуто низкими кучевыми облаками.

4. Участники:
Lambo Bovino, GM, Hayato Gokudera.

5. Краткое описание:
По дороге домой Ламбо был атакован неизвестным. Кое-как удалось отбиться, тем более что на шум явился его "злейший друг", Гокудера, однако, остался вопрос - что это такое вообще было? Кому опять неймётся зацепить Вонголу? Совместно двое Хранителей Дечимо пытаются разобраться в данном вопросе.

Вид

http://s5.uploads.ru/t/Y90ql.jpg
http://sh.uploads.ru/t/KDIOE.jpg

0

2

Ненавистные узкие пыльные улочки, осточертевшие хуже паленой корки и сегодня, да и собственно как всегда, встретили недружелюбно и неуютно. Ко всему прочему добавлялся пронзительный свистящий в ушах ветер, который поднимал осевшую пыль и перемещал на новые места. От миллиардов, невидимых, но вполне ощутимых частичек отчаянно чесалось в носу, и Ламбо не переставая чихал. Радости не добавлял и холод, забиравшийся под куртку и неприятно щекотавший кожу. И, какого черта, нынче так холодно? Ламбо холод не любил и, как только температура опускалась ниже определенной отметки начал замерзать и одевался свыше нужного.
Как известно, за одной неприятностью последуют еще десять, да и дадут по башке так, что будет болеть еще неделю. Бовино такое не любил в любом виде, но сегодня был расслаблен больше, чем следовало, поэтому и не заметил, как за ним неотступно следует невысокий широкоплечий мужчина с неаккуратной козлиной бородкой.
Ламбо хоть и чувствовал, что-то рядом, значения этому не придавал, поэтому и шел до тех пор, пока пуля не пролетела мимо него, разбив плохо стоявший горшок. Бовино отреагировал почти мгновенно, уходя с траектории, и спрятался за ближайшей стеной. Реальность была, такова, что прием с рогами работал только на близком расстоянии, а то, что ему дадут так близко подобраться, хранитель Грозы сомневался, а вот шлем непредусмотрительный Ламбо оставил дома. Посему вывести из строя предстояло какими-то подручными предметами, а потом хорошенько поджарить при помощи электричества. В ход пошли горшки. Получив первый прицельный снаряд в голову, бандит заматерился так, что птицы, мирно чирикавшие на одном из окошек, встрепенулись и улетели подальше. И сразу же послал вслед пулю. Похоже, что хадо  у него не было или же он решил, что завалит Бовино так. Второй снаряд разбился, пролетел мимо и разбился всего в паре сантиметров от бандита.
Так, Ламбо обменивался с незнакомцами любезностями, пока не обнаружил, что снаряды-то кончились. Разве, что может попробовать пустить пыль в глаза, ой, то есть землю? Попытка не пытка. Ламбо перекатом метнулся от очередной пули и стремительно, невообразимым прыжком настиг бандита и бросил тому в глаза ближайший ком пыли и сразу же боднул того, в подбородок. Бандит, зараза такая, закачался, но устоял, да еще и пулю пустил. Пары секунд хватило для того, чтобы понять, что от этого он увернуться не успеет, но хоть может, повернется так, чтобы прошило не жизненно важные органы? Пуля прошла навылет через руку, и Ламбо сдавленно зашипев, вновь накинулся на бандита.

Отредактировано Hayato Gokudera (2015-07-28 15:45:00)

+1

3

Если день с самого начала идёт под откос - проще дать скатиться, чем вырулить на приемлемый уровень. Гокудера знал эту нехитрую истину, однако, благодаря свойственному ему упрямству, иными характеризуемому как: "упёрся, будто осёл", не мог не предпринять попыток... Всё бессмысленно. Местонахождение Бьякурана оставалось тайной за семью печатями, да и исчезновение Рокудо Мукуро, вместе с его атрибутом Тумана, оптимизма не прибавляло. Ощущать себя слепыми щенками, тычущимися в темноте носами по углам, в то время как дверь - вот она, проходить, похоже, не собиралось. С ними могут сотворить, что пожелают, а они даже и не сообразят, откуда пришла угроза. Хаято опустошил несколько полных пачек сигарет, заработал мигрень и наорал на пару младших служащих, но ничего из этого ему не помогло. Наоборот, стало хуже.
Вот почему Хаято, вместо того, чтобы с работы поехать прямиком домой, отправился пешком, да ещё и кружными путями. Он рассчитывал без помех проветриться и привести мыслительный аппарат в более-менее приемлемое состояние... Но когда и что получается в соответствии с запланированным?
Вопли и звуки выстрелов были слышны издалека. Гокудера не мог оставить без внимания явное безобразие на улицах города, в котором уже несколько лет как жил.
- Ури, - шепнул он, и непрололжительная вспышка света сформировалась в маленькую кошечку, красовавшуюся довольной мордой, длинным хвостом и солнцезащитными очками на голове, - Сходи-ка посмотри, что там такое.
***
Негодяй, видя несущегося на него во весь опор Ламбо, вероятно, и успел бы выстрелить вновь, однако, ему не дали шанса это проверить, поскольку на держащей оружие руке, впившись зубами в мягкое мясо, сомкнув челюсти так плотно, как только могла, повисла кошка, невесть откуда вынырнувшая, но взбешённая донельзя - вероятно, ей передалась та черта характера хозяина, которая заставляла его чувствовать себя оскорблённым до глубины души, если тупую корову обижал кто-нибудь, помимо него самого. Мужчина послал выстрел "в молоко" и уронил пистолет. Соответственно, никто не помешал Бовино спокойно довершить затеянный им манёвр. Кто-то возбуждённо заголосил за соседним домом, послышались автоматные очереди, затем звук взрыва, и там всё стихло. Но ещё прежде, чем там, за поворотом, громыхнуло, вокруг Грозы Вонголы сомкнулись давно ему знакомые щиты. Однако, даже если бы Ламбо ведать не ведал, как выглядит защита C.A.I. Гокудеры, круглые алые пластины с отсверкивающими на них гербами Вонголы, заключённые в костяной орнамент, свидетельствовали сами за себя.
А из-за строения тянулись клубы густого серого дыма, заволакивая улицу - правда, по большей части в другую от Ламбо сторону, не доставая до места, где Хаято его запер в защитную "коробку": четыре щита по бокам, один над головой телёнка. Что характерно - тело бандита осталось валяться вне щитов... А серые стены домов оттенком были как раз в унисон с дымом. Уныло, однако, место аккурат для того, чтобы исполнять тут рэквием. Хотя, эти недоноски не заслужили такой красивой музыки, это было бы прямым унижением памяти великого Моцарта.
Из плотных, густых облаков дыма показалась фигура. И, несмотря на то, что завеса скрадывала очертания, деловой костюм, светлые, буквально седые, волосы и небрежно убранные в карманы руки, и эта осанка, без единого слова бросающая вызов всему миру, если так потребуется для спасения товарищей, бросались в глаза.
- Что-то я не понимаю в этой жизни, господа, - хладнокровно начал Хаято, как бы в пространство, - Значит, мы нападаем на безоружных детей, а честно сражаться у вас кишка тонка? Ну... - проговорить столь короткое слово с такой степенью пренебрежения, чуть ли не уровня королевской особы, снизошедшей до плебса и крестьян, нужно было уметь, - Что и ожидалось от недоносков вроде вас. А я знаю, что вас тут ещё трое, и знаю, где вы прячетесь. Но вот что - мне плевать. Нет времени возиться с вами. Так что, если хотите, валите к херам, я дам вам такой шанс. Но только один. Вперёд, не отнимайте моё время.
И приказной тон - словно они входили в число его подчинённых.
Предложение Хаято не имело ничего общего с великодушием. Он беспокоился за Ламбо и хотел забрать того отсюда. В пользу Бовино он и отказался от немедленной расправы над трусливо скрывающимися дебилами. Сами они не вызывали у него ни грана сострадания.

+1

4

Вот! Закономерный ведь результат! Нанимая дешёвую рабочую силу, ожидайте соответствующих успехов! Этого ли было не знать Катберту! Но ему было велено лишь поприветствовать и немного развлечь, а не убивать... С данной задачей он справился. Пожалуй, теперь было можно и уходить, но как же так - он ставит спектакль, но не обеспечит собственного бенефиса?! Не бывать такому. Кроме того, пока было не слишком уж весело - если не считать того, что на угрозу одному из этой семейки резво примчался второй... И, если вспомнить... По возможности, ему велено взять с собой одну забавную штуковину, принадлежащую вовсе не Берту... Забавную? Ха. Рассуждает уже как наставник Аллен. С кем поведёшься, как говорится.
- Ах, как прекрасна поддержка и взаимовыручка... - промурлыкал Катберт себе под нос. "И какими дураками она вас делает..." - мог бы добавить он, но оставил данную мысль при себе.
Махнув рукой двоим выжившим помощникам, чтобы воспользовались любезностью оппонента и проваливали, и легко и даже отчасти грациозно спрыгнув с крыши одного из зданий на мостовую, Нильссен с силой стукнул посохом об асфальт. По всей улице мгновенно повылетали оконные стёкла - разумеется, те, что уцелели после взрывов и стрельбы. Около двух дюжин острейших, словно лезвия кинжалов, осколков взлетели вокруг белобрысого, и, со свистом рассекая воздух, понеслись в него со всех сторон, целя в жизненно важные органы. Хотя бы несколько попаданий - и никто, ничто на белом свете не успеют его спасти. Но Катберт не дрогнул. Если от этих парней окажется столь просто избавиться - значит, они совсем не интересны и не заслуживают внимания тех, кто послал его сюда.
Забавно, что предпримет этот хамоватый блондинчик с отвратными манерами. Ведь щиты он отдал своему другу, и забрать не может, ведь вокруг подростка тоже парят осколки, дожидаясь своего часа. Прикроет себя - мальчишка попадёт под удар. А, может, тот сам вылезет из-под защиты, пытаясь помочь товарищу? Было бы очень смешно. Они, дураки вроде этих двоих, всегда готовы прикрывать своих собой. Пользы в подобном Катберт не видел. Убьют защитника - доберутся и до второго, разве что один малодушно сбежит раньше, причинив товарищу боль перед тем, как тот тоже погибнет.

[NIC]Cutbert Nilssen[/NIC]
[STA]Вышли из нигредо[/STA]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0015/2f/6c/23701.jpg[/AVA]

+1

5

Ури, появившаяся из ниоткуда и вцепившаяся в тушку бандита с яростью тигра, немного удивила Ламбо. Если здесь кошка Хаято, то где сам Хаято? Но останавливаться он не собирался, и успешно довершил манёвр. Бандит тихо взвыл и затих, а Ламбо имел возможность сначала услышать взрыв, а потом и увидеть столь знакомые ему щиты.
А затем пафосно и не спеша появился Гокудера. Что ж, удивляться нечему. Почему-то он всегда оказывался рядом. Будто чуял опасность или же просто оказывался в нужное время в нужном месте, что также имело место быть. В любом случае, это было уже гораздо лучше. Теперь все огребут сполна.
Неприятности, однако, заканчиваться не захотели. Впрочем, похоже, они не особо начинались. На сцене появилась новая зверушка. Ах, вот ведь каналья, никто не хочет полностью оставить их в покое. И так или иначе, чуется, будет на них вестись охота. Сомневался Бовино, что незнакомец пришел просто так. Да и статься может, что принес послание.
Ламбо был не в выгодном положении, без камбио-формы он хрен чем может здесь помочь. Но кто сказал, что Хаято так просто даст себя поймать? В изворотливости друга хранитель Грозы не сомневался.

0

6

Слаженный, синхронный удар сверкающих стеклянных лезвий-игл был по-настоящему великолепен. Эту роскошь наверняка неоднократно отрабатывали до полного совершенства. Вот только стоять на месте и ждать, пока они ударят по нему, Гокудера, разумеется, не собирался. Одним рывком, почти перекатом, он ушёл в сторону. Острейшие клинки, вместо того, чтобы разбиться от столкновения с землёй, как можно было ожидать, учитывая их скорость и материал, из которого они состояли, вонзились в асфальт на середину своей длины, и подрыватель нервно сглотнул, представив, что было бы, угоди они в его тело… Стоя на одном колене и вполоборота к парню с посохом, Хаято почти неслышно выдохнул:
- Камбио-форма!
Непродолжительная вспышка ослепительного сияния, в котором на пару мгновений мелькнул огромный призрачный герб Вонголы – и его облик меняется. Зелёные глаза смотрят на мир сквозь красные очки атрибута Урагана, а в воздух, повинуясь взмаху руки, взлетают объятые электрическими разрядами динамитные шашки – красные, с зелёной полосой и зелёным же пламенем на кончике фитиля. Пламя Грозы, смешанное с пламенем Урагана.  Он решил начать именно с этого, во-первых, потому что данная комбинация всегда являлась у него наиболее сильной, а, во-вторых, пожалуй, потому, что незнакомец покушался на Ламбо. Поднял руку на Молнию – молнию и получишь. Если потребуется – добавка будет обеспечена.
Хаято сейчас не задумывался о том, что никогда раньше не видел подобного типа пламени. Рассуждения будут потом, сейчас нужно сражаться… Впрочем, ему обычно удавалось неплохо размышлять и в разгар боя, сейчас проблема заключалась в другом – Ураган Вонголы был в бешенстве из-за того, что кто-то посмел тронуть его друга, и, к сожалению, эта злость в настоящую минуту несколько затмила весь его здравый смысл.

+1

7

Катберт, тем временем, продолжал вовсю развлекаться. Реакция блондина не разочаровала его, однако, уровня, демонстрируемого тем, было слишком мало, чтобы нанести ему повреждения. Снова свист стекла, рассекающего воздух – и бомбы оказались аккуратно разрезаны вдоль по всей длине. Нильссен не знал, что означают эти зеленоватые вспышки, похожие на разряды молнии, вокруг бомб, и знать не хотел, но, как бы то ни было, они не помогли этому типу.
«Испугался? Ошарашен? Судя по твоему лицу – такого ты никак не ожидал, не правда ли?»
- Очень рад, что сумел удивить, - рассмеялся Хранитель Зеркала, - Однако, у меня есть и другие сюрпризы для тебя, надеюсь, они исправят эту кислую мину на твоей физиономии! Смотри!
Двойной удар посохом об асфальт – и несколько осколков прошили эти странные красные щиты, заключённые в орнамент из эпатажно выглядящих костей, пронеслись совсем близко от мальчишки, спрятанного за ними. Один даже оцарапал подростку правую щёку.
А Катберт запустил руку во внутренний карман куртки  и извлёк оттуда несколько фотографий. Чуть не выронив несколько и очень неуклюже подхватив в последний момент – этим неудачникам впору было бы поржать над ним, однако, они находились совершенно не в том положении, чтобы смотреть на него свысока… Фотографии были сделаны очень качественно. Блондинчик бы наверняка ещё сильнее разволновался, заглянув в них – то были фотографии всех хранителей Вонголы Дечимо. И, отыскав те, на которых были запечатлены эти двое, он удовлетворённо хмыкнул и кивнул, словно бы сам себе:
- Теперь понятно. Ты – Хранитель Урагана Вонголы. Хаято Гокудера. Это животное – символ твоего атрибута. А все эти фокусы ты вытворяешь благодаря твоей пряжке Урагана. Здесь даже показано, как она выглядит, - Нильссен помахал фотографией, словно прокурор – неоспоримой уликой на суде, - А теперь слушай меня, - он широко , дружелюбно улыбался, и по выражению лица можно было бы подумать, что Катберт чувствует живое, глубокое и искреннее, расположение к обоим парням, - Если ты не отдашь мне свою игрушку – я убью твоего друга.
Катберт сам лично никогда бы не повёлся на такое. Среди Джокеров не было никого, за кого он мог бы пожертвовать чем-то, столь дорогим для себя, как должна быть для этого Гокудеры его пряжка. Даже невзирая на всю симпатию, испытываемую им к некоторым из этой сумасшедшей Семейки, искусственно созданной гениальными учёными лбами то ли от скуки, то ли от неудержимой жажды творить невозможное. Он бы сражался кое за кого из них, если бы пришлось, но лишь до определённых пределов… Кроме того, простая логика подсказывала, что Хранителей можно заменить, а вот величайшее сокровище их нелепой Вонголы пропадёт навсегда. Про блондина было написано, что, как правая рука их босса, он несёт ответственность за сохранность сильнейшего оружия Семьи – их элементных атрибутов, бывших колец Вонголы. И, поставленный в подобную ситуацию, он должен пожертвовать привязанностями в пользу здравого смысла. Так, во всяком случае, видел ситуацию Катберт. И нет, он не блефовал. Если его противник пожелает сохранить свою побрякушку – он прикончит парнишку безо всякого зазрения совести. В конце концов, они – враги. Ну, во всяком случае, точно не друзья. Они – никто для него. А вот за успешное выполнение поручения последует награда. И… Катберт наконец-то скинет с себя ещё часть своего долга. Надеялся ли он, что его отпустят, если он добьётся успехов? Нет. Больше нет. Но он ненавидел, когда его упрекают. Поэтому и собирался стараться изо всех сил. А вдруг надорвётся-таки, и будет навеки избавлен от необходимости заниматься вещами, о которых никогда не мечтал?

[NIC]Cutbert Nilssen[/NIC]
[STA]Вышли из нигредо[/STA]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0015/2f/6c/23701.jpg[/AVA]

+1

8

Охх, как Бовино не любил подобные ситуации, в которых он ощущал собственную беспощность. И ведь угораздило его не взять с собой шлем. Вдвоем они бы точно поборолись, да и два человека против одного - соотношение, может, и несправедливое, зато весьма выгодное. Но в данном случае...
Идиот, полный идиот он, даже друга толково защитить не сможет, если потребуется. Оружия не берет, мозгов нет, сражается чем под руку попадает - и как его вообще в Вонголу взяли? Самокритика, конечно, прет из всех щелей, но вполне справедливая. Надо все же иногда думать, прежде чем делать. А то, сначала сделать, а потом, авось пронесет. Не проносит оно, далеко не всегда. В большинстве случаев удача изменяет весьма круто, да в и принципе закон подлости не обходит стороной. Или просто он такой мнительный, что самому Ламбо кажется, что он вечный неудачник?
Он всегда отчасти ощущал свою бесполезность. Чувствовал странные взгляды в спину, да и разве тот же Гокудера не считал его таким, вечно повторяя "тупая корова"? До сих пор кажется, что это именно так. Кем он считает его - другом или просто... есть, и ладно? Не мешается и пусть с ним, делает что хочет, куда угодно попадает. Считает ли? Думает ли вообще о нем?
Ламбо считал Хаято другом, несмотря ни на что. Пусть хранитель Урагана бил его, обзывал и пытался подорвать. Бовино думал, что иначе он не может, просто. Иная форма заботы - у кого-то ласка и внимание, у другого - битье и обзывание. И неизвестно, какая лучшая. Но сам хранитель Грозы хотел больше заботы, чтобы было на кого опереться. Честно, он так устал и ему хотелось так от души выговориться о том, что так печет внутри и разъедает не хуже кислоты.
Словами горю не поможешь, лишь можно разбередить рану. Он где-то внутри понимал это, но полностью не осознавал, и совершать дела, не полностью обдумав, не мог. Может, если бы не столь долго размышлял, то было бы лучше? К чему вообще эти вечные разговоры внутри себя, которые не помогают. Да и сможет ли кто-то помочь? Кажется, что нет.
Ламбо чувствовал где-то внутри, что выберет Гокудера. Но также парень понимал, что противнику невыгодно оставлять их в живых. А что он может, черт побери в такой ситуации? Если бы был шлем... Хотя, в такой ситуации, вероятно, было и лучше, что не взял. Потеряли бы два атрибута.
Но, стоп. Ламбо хлопнул себя по лбу. Кое-что Бовино может, точнее даже не он сам, а кое-кто другой. Достав базуку откуда-то из под рубашки, хранитель Грозы лихо запихался туда. Ненадолго, все заволокло розовым дымом, а затем вместо шестнадцатилетнего шкеда, поднялся уже взрослый мужчина двадцати шести полных лет, серьезно и чуть ошарашенно окинул взглядом окружающее пространство.
- Италия, значит, - задумчиво пробормотал, а затем приметил незнакомого парня и осколки стекла, кружащие вокруг него. Любое движение могло стать роковым, но кто не рискует - тот никогда полностью не проживает свою жизнь. Бовино усмехнулся, концертируя в руке изрядное количество электричества. Конечно, в случае чего, он может и увернуться, но попробовать достать можно. Электричество - это не просто энергия, умело управляя ей, можно нанести значительный урон. В этом он сейчас выгодно отличался, хотя и не был полностью уверен в своем успехе. Но времени особого на оценку ситуации не было. Когда энергии скоцентрировалось достаточно, Ламбо выпустил ее, направляя в сторону незнакомца. Пускай она была и не очень управляемой, но если достанет - мало не покажется.

+1

9

А вот этого он совсем никак не ожидал, признаться, недооценив грозового паренька, слишком рано записав его в бесполезные размазни и списав со счетов. При виде искрящихся разрядов, опасных для Джокера ничуть не меньше, чем для самого обычного, вообще ничему не обученного и знать не знающего о существовании какого бы то ни было пламени обывателя, Катберт, честно говоря, струхнул – сердце ёкнуло и ухнуло куда-то в самый низ, не обрушившись дальше лишь потому, что сие было невозможно технически, а пальцы судорожно стиснули посох и выставили перед собой резким и инстинктивным движением, словно бы в тщетной попытке защититься, а затем Нильссен крутанул своё оружие перед собой и наставил концом навстречу молниям.
Словно бы из асфальта перед ним выросла стеклянная на вид стена, полупрозрачная, в которой угадывались лишь бледные тени отражений предметов и окружающих людей. Молния ударила в эту преграду… И была остановлена, не в силах её преодолеть. Пока что. Лишь сам Катберт инстинктивно ощущал, как изнутри его защиту медленно, но верно разъедают трещины. Однако, несколько минут она продержится, а ему только того и нужно. Штука, сотворившая такую пакость с пацаном, долго не работает, верно ведь?
- Базука десятилетия… - слегка севшим голосом, с явным облегчением выдохнул Хранитель Зеркала, - Эх, а, ведь, честно говоря, я совсем о ней забыл… - он помотал головой, будто коря самого себя за непроходимую тупость. Это ж надо, чуть было не попался.
Со стороны блондина уже летело ещё несколько бомб, с рваной траекторией, словно динамитные шашки были пьяны и блуждали в пространстве. Их Катберт снял новым взмахом руки и ещё одной порцией осколков, начиная слегка нервничать. Нет, у него ещё имелись козыри в обоих рукавах, но не слишком-то хотелось раскрывать все свои приёмы перед такими двумя недоносками.
«Фух… А ситуация начинает становиться напряжённой… Пора бы валить отсюда… Но…» - и он перевёл взгляд на брюнета. Ухмыльнулся. И выписал посохом в воздухе странную фигуру, напоминающую букву S, - «Лабиринт, первый уровень, активация…»
Под Хранителем Грозы Вонголы на земле вспыхнул серебряный трифорс, он стоял в самом центре, точно между тремя треугольниками. А из них, из каждого, выдвинулось по зеркалу. Внимательный зритель заметил бы, что абсолютно все осколки, даже уже использованные прежде и бесполезно торчавшие из земли, исчезли. Теперь они были слиты воедино в первой фазе формирования Лабиринта. Молнии Ламбо теперь могли сколько угодно метаться внутри, хоть и не вредя своему хозяину - поскольку, видимо, сие относилось к области невозможного, ведь всё это электричество брюнет выпускал из собственного тела, - но и не выходя за пределы зеркальных стенок. Катберт довольно кивнул. И… Получил мощный удар по физиономии сбоку кулаком от второго. Отлетев в сторону, Зеркальщик сруппировался и, уперевшись носком ботинка и основанием посоха в асфальт, развернув себя в полёте, попросту нырнул в одно из зеркал, окружавших Ламбо. Тут же его тело слилось с отражающей поверхностью, и возникло уже внутри. В качестве отражения, и вместо настоящего отражения Бовино. Он улыбался, в точности как тот, кто только что избежал чуть ли не смертельной опасности. Сидел и ерошил собственные волосы левой ладонью, второй продолжая крепко стискивать рукоять посоха. Сильно приглядевшись, можно было заметить, что его колотит дрожь.
«Нет, я такими темпами точно поседею… Надо будет потребовать компенсацию за моральный ущерб, я же чуть не сдох только что…»
Ладно, пожалеть себя можно и потом, дома… Катберт, взяв себя в руки, наставил своё оружие на взрослую версию того парнишки, с которым всё казалось столь просто и легко, что он едва не попался на довольно детскую уловку.
- Мне повторить свои условия? Больше я просить не буду, в следующий раз убью обоих.
Легко храбриться, но ему было порядочно не по себе. Что, если у этих ребят имеются при себе и другие фокусы? Нет уж, лучше подобру-поздорову валить. Только получить своё. Если, конечно, белобрысый поведётся на этот развод, не раскусив, что противник уже порядочно упал духом, и повторять требование в третий раз не станет. Особенно если этот молодой бычок не угомонится и продолжит пытаться поджарить его электрическими импульсами. Между прочим, их удары о стекло, составляющее стенки Лабиринта, не являлись безболезненными, и ему было трудно это терпеть.

[NIC]Cutbert Nilssen[/NIC]
[STA]Вышли из нигредо[/STA]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0015/2f/6c/23701.jpg[/AVA]

+1

10

Смятение души Хаято не поддавалось описанию. Мало того, что он сам ни на что не годен, так теперь ещё и товарищ погибнет из-за его слабости. Чего, в таком случае, стоили все их совместные тренировки? Его желание сделать Вонголу сильнее? Кто он вообще такой, какого чёрта затесался в Хранители? Случайно, наверно.
Что-то хлопнуло, и, оглянувшись на Ламбо, Гокудера узрел облако сиреневого дыма.
«Что эта тупая корова делает?!» - почти истерически то ли рассмеялось, то ли заголосило что-то на задворках его сознания, в той области, которую Хаято не контролировал, и которая отвечала за панические настроения.
Какая ирония. От этого паренька, и то пользы больше, чем от него в данный момент. Стиснув зубы, ощущая, как в груди жжёт невысказанная обида, прямо-таки чувство вселенской оскорблённости всей несправедливостью этого огромного несовершенного мира, Гокудера, не владея собой, размахнулся и запустил во фрика с посохом ещё горсть бомб. Итог вышел тем же – собственно, в этом можно было изначально не сомневаться, но не попытаться Хаято не мог.
Увидев же, как незнакомый, но явно не лыком шитый враг не растерялся и продолжил свои попытки угробить Ламбо, Хранитель Урагана снова озверел. Воспользовавшись тем, что тот отвлёкся, полностью сосредоточившись на этой странной технике, и с воплем:
- А НУ, ОСТАВЬ ЕГО, ДРЯНЬ! – Хаято, не сдерживаясь, и больше не доверяя собственному пламени, перешёл на простой мордобой и вмазал от всего сердца по стократно ненавистной роже. Вложился в этот удар весь целиком. И то верно – урод с самой первой секунды своего появления изрядно напрашивался.
Кажется, получилось… Ох, нет! Так вышло только хуже. Да сколько можно?! Кто он вообще такой, откуда взялся?!
- Зачем тебе это?! – с горечью выкрикнул Гокудера, но ответа, конечно же, не получил. Не получил ничего, кроме язвительного смеха. И вдруг гнев и ярость куда-то улетучились. На плечи навалилась усталость. Всё, чего хотелось Хаято – это вытащить Ламбо из странной ловушки, забрать его отсюда домой живым, и пряжка была лишь самой малой платой из всего, что он согласился бы за это отдать. Его губы дрогнули, но тут же сжались в одну тонкую линию, душа рванулась было протестовать – но тут же заткнулась, поскольку Ураган Вонголы не видел альтернативы тому самоубийственно-роковому действию, которое намеревался совершить, - Ладно. Хорошо. Подавись этим и отгребись от моего друга, - отстегнув свой атрибут, прошедший с ним через столько бед и трудностей, неразлучный и безотказный, Гокудера небрежно бросил его блондину. Пусть забирает. Пусть берёт, что хочет, - Отпусти его, - единственный комментарий, которым Хаято сопроводил своё действие.
Обматывавшие его динамитные ленты исчезли, Ури растворилась с прощальным мяуканьем, но он не видел, не замечал этого. Он смотрел лишь на Ламбо, на взрослого Ламбо, пришедшего в чужое время, чтобы выручить его, ни на что не способного, не пригодного выполнять свой долг. После этого он не имеет права позволить тому пострадать.

+1

11

Увы, молния так и не достигла своих целей и Ламбо с разочарованием имел возможность наблюдать, как его снаряд исчез в странной стене. Правда, ту вскоре покрыли трещины, но это не особо радовало. Насколько Бовино мог судить, это не было стеклом, хоть на вид и выглядело так. Неизвестный ему паренек, умело использовал свои силы и, могло статься, мог бы и убить при желании. Но вот что интересно, перед тем как врага скрыла странная защита, хранитель Грозы узрел на его лице проблеск страха. Похоже, он не был таким уж стальным и побаивался лишиться жизни. Что же, в этом он ничем не отличался от остальных врагов.
А затем вокруг него выросло три зеркала, которые полностью закрыли ему обзор. Крик Гокудеры он однако услышал и улыбнулся. Что-то не меняется все же. Почти в тот же миг он увидел как изображение его в странном зеркале расплылось и появился тот парень.  Так просто хранитель Грозы сдаваться не собирался. Очевидно, что разбить зеркала ему не удастся. Но если предположить, что этот незнакомец связан с ними и любое повреждение отразится и на нем?
Конечно, так он разобьет в кровь руки. Но черт с ними, заживет, ему хотелось больше запугать врага, чтобы он знал, с кем связался и что Вонголу так просто не победить. Сконцентрировав еще один заряд в руке, Ламбо сжал левую руку в кулак и что есть силы вмазал по зеркалу, где сидел его враг, направляя заряд труда. Что-то хрустнуло в его руке, очевидно кости, но сейчас ему было на это наплевать. Ламбо услышал голос Хаято и вздрогнул. Глаза его скрыли тень и он опустил руку, с которой на землю сейчас капала кровь.
Самоотверженность, что значит она в этом мире? Но и сам Ламбо понимал, что поступал бы так же. Что такое все это по сравнению с болью, которую испытываешь, когда теряешь близких? Душевная боль никогда не сравнится с физической.
- Иди к черту, - пробормотал он тихо, едва слышно, обращаясь к врагу. Пусть и правда подавится. Они найдут способ вернуть в любом случае.

+1

12

Уй-йоооооо! Больно же, кретин рогатый! То ли заорав, то ли взвыв, несчастный Катберт вывалился из зеркальной поверхности, ударившись всем лицом с маху об асфальт. Из носа тут же хлынула кровь, и он, пытаясь не дать себе провалиться в обмякше-дурнотное состояние, попробовал зажать кровотечение пальцами. Он не может сейчас упасть в обморок, его же на клочки разорвут! Впрочем, кое-что привело его в более-менее сносное состояние - рядом звякнула, упав на бетонное покрытие дороги, пряжка Хранителя Урагана. Отпустив свой бедный нос, Катберт сцапал её окровавленной рукой, разумеется, тут же перепачкав, и, более того, чуть не выронив, поскольку та моментально сделалась не только влажной, но и скользкой. Шатаясь, кое-как поднялся на ноги, радуясь, что подавленный Гокудера больше не нападает, видимо, опасаясь за всё ещё заключённого в зеркальную темницу товарища. А ведь именно сейчас у него имеется такой прекрасный шанс, противник целых несколько секунд был целиком и полностью дезориентирован! Ах, как замечательно это чувство – дружба, он не будет нападать, опасаясь, что потом этому брюнету будет только хуже! Предсказуем, будто открытая книга. Спасибо ему за это… Впрочем, где-то в самой глубине души Катберт отчасти завидовал всему этому, изрядно и не беспричинно сомневаясь, что во всём мире найдётся хоть одна живая душа, готовая сотворить то же самое для него. Может быть, именно это противное и недостойное чувство как раз и настраивало его, в принципе, не такого уж и жестокого, и далеко не самого беспощадного среди Джокеров, против этих двоих более всего. Почему у него никогда такого не было? Чем он хуже них? Что за сила, во много раз превосходящая все его потуги, объединяет их сейчас? Катберт мог сотворить с ними, что пожелает, но он ощущал это, ощущал почти осязаемо и зримо. Он может их уничтожить, но не способен победить. Разница была ему отлично известна - враг, умерший несломленным, защищающим свои убеждения до конца, не проиграл.

- Мы ещё встбетимся, обухи, дак и сдайте, - полуразборчиво прогундосил Нильссен, кляня день, час и минуту, которые подписался на это злогребучее дело.
Под ногами Катберта возникла полупрозрачная платформа прямоугольной формы, размером примерно метр на два, и на ней он примерно со скоростью грузового лифта взмыл над домами и поплыл прочь. Едва он взлетел, как стенки лабиринта вокруг электрического парня начали опускаться, убираясь обратно в серебристый трифорс, по-прежнему сияющий на мостовой, но с каждой секундой тускнеющий. Всё окончательно исчезло примерно в тот же миг, как Нильссен оказался вне зоны досягаемости атак, оставшихся в арсенале у обоих. Впрочем, опасны ему были лишь молнии, поскольку лишённый возможности заряжать динамит пламенем Гокудера окончательно утратил шансы против него. Впрочем, этот идиот их никогда и не имел, но очень просто играть на чувствах таких тупиц. Надо же, как по нотам разыграно! Если бы ещё не расквашенная физиономия, да не потрясывало бы ещё то и дело, будто от нервного тика – было бы вообще замечательно, однако, пост-эффекты ударов молний Хранителя Грозы ещё долго будут, похоже, давать себя знать. Вот, блин, по-живому лупит, пожалуй, следует предупредить об этом того или тех, кто пойдёт за атрибутом Грозы.

Далее: [Мишень 9] Королевство Кривых Зеркал

[NIC]Cutbert Nilssen[/NIC]
[STA]Вышли из нигредо[/STA]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0015/2f/6c/23701.jpg[/AVA]

+1

13

Хаято держался. Как-то заставлял себя сохранять гордый и независимый вид вплоть до того момента, как этот придурок с посохом не исчез в лазурной дали. Ну, ладно, не слишком-то лазурной – похоже, дождь всё же скоро польётся… Зато, едва это совершилось, он болезненно закусил нижнюю губу, чтобы не выдавать, как та дрожит. Увы, его глаза блестели слишком подозрительно, чтобы это можно было списать на попавшие в них пылинки или ещё какую-нибудь подобную чепуху. Гокудера был точно на грани того, чтобы заплакать, однако, не успел – злость, вскипевшая в его душе, взяла верх и высушила блеснувшие было на нижних ресницах и в уголках глаз капельки. А вслед за гневом почти сразу же пришла подавленность. Та, когда плохо настолько, что плакать уже не можешь. Его била мелкая дрожь, когда он с понурым и виноватым видом подошёл ближе к Ламбо, ещё не успевшему вернуться в своё будущее.
- Прости меня, - тихо проговорил Хаято, не смея посмотреть Хранителю Грозы в глаза, - Я не смог защитить тебя, - это было правдой, ведь, если бы их хотели убить, то и убили бы, и он ничем не смог бы помешать, они дышат до сих пор только потому, что их смерть, похоже, изначально не планировали, - Спасибо за помощь, - он даже нашёл в себе силы улыбнуться, вышло довольно-таки натянуто и горько, однако, всё же получилось ведь. Лица он по-прежнему не поднимал, чтобы не встречаться со взрослым Бовино взглядом. Он боялся того, что может там увидеть. И ещё неизвестно, что было бы хуже – обвинение, или же сочувствие и жалость.
Первые тяжёлые крупные предвестники ливня упали на макушку подрывника, и, резко отвернувшись от Ламбо, он запрокинул голову к небесам, плотно сомкнул веки и поймал губами несколько полновесных капель, смачивая язык небесной водой, смешанной с солью. Вот теперь действительно можно плакать, и никто этого не увидит, потому что капли сольются с обрушившимися с недосягаемых для смертных высот струями. Они, конечно, пытаются обманывать законы земного тяготения и летать, но все эти приспособления, на самом деле, слишком жалки, чтобы идти в счёт. Бескрылые по рождению, они всё равно обречены падать. Вновь и вновь. И, чем выше поднялись, тем на большее количество кусочков разлетятся, потерпев закономерное крушение. Разве не применимо это к нему, столь бездарно провалившему честь правой руки Десятого Вонголы и достоинство Хранителя Урагана? А, впрочем… Помимо воли в памяти всплыли непрошеные эпизоды.

"- Кольца Вонголы или статус босса мафии, я не могу сражаться за подобные вещи... Но я не позволю пострадать ни одному из моих друзей! - и пламя посмертной воли, полыхающее на лбу, подтверждает решительность в голосе произнесшего эти слова. Решительность, заключённую в его странно изменившемся под воздействием особых капсул взгляде."

"- Потому что мягкотелый босс привлекает таких же Хранителей! - Спейд, как и обычно, говорит издевательски, но разве можно обижаться на заключённую в его словах правду? Вот только то, что он называет мягкотелостью, они считают благородством и милосердием."

И тут-то Хаято расхохотался. Очень искренне и от всей души. Его отпустило, как будто он уже получил прощение всех своих грехов. Конечно, ему нельзя похваляться тем, что он сегодня натворил, потому что проиграл, получив по морде, как щенок – однако, и стыдиться совершённого не собирался. Он поступил по совести… Оглянувшись на Ламбо, Гокудера обычно не свойственным ему тёплым, и, вместе с тем, вполне спокойным тоном, без признаков начинающегося психического срыва, как можно было бы подумать поначалу, сказал:
- Я рад, что ты в порядке, тупая корова, - и даже это традиционное обзывательство сейчас в его устах прозвучало почти ласково.

+1

14

Сегодняшнее сложно назвать хоть какой-то победой. Они не умерли, да, но потеряли атрибут. Но Ламбо, взглянув на Хаято, почувствовал себя виноватым. Может, если бы его другое "Я" догадался использовать пушку раньше, то атрибут не был бы утерян? Отчетливо ощутив необходимость подойти к другу и сказать пару слов, Бовино подошел, но так ничего и не сказал.
Небо затянули тучи и теперь ветер трепал волосы их обоих, а крупные капли дождя били пыль земли, холодя горячую голову. Кажется, он чувствует себя виноватым. Думает, что он слаб? Но ведь и Ламбо считал когда-то так же. И сейчас, смотря на Хаято, понимал, что испытывает тот, и все же подошел к нему, потрепал здоровой рукой по волосам:
- Все в порядке, Гокудера. Ты не должен винить себя. Ничего еще не потеряно, я более чем уверен. Вы справитесь, как справлялись и всегда. Терять надежду еще рано, - хранитель Грозы замолчал, обдумывая то, что он только что сказал и смотря в небо. Он хотел бы подарить им сейчас веру в себя и будущее. Хотел бы убедить всех, что все будет прекрасно. Да, черт побери, даже, когда одно из иных будущих было "потеряно", они все равно победили. Почему сейчас должно быть иначе?
- Правда. Ты не должен винить себя. Это неправильно. Ты здесь и сейчас, потому что Десятый выбрал тебя не просто так.
Ламбо хотел приободрить его и даже обнять, но сложно сказать, как тот расценил бы его жест. На тупую корову, Бовино улыбнулся и чуть хохотнул.
- Похоже, что это слово никогда не уйдет из твоих уст, друг... Просто знай, что я верю в вас, - произнес он прежде чем снова уйти в будущее.
Нынешний Ламбо огляделся вокруг и заметил Хаято. Выглядел он подавленно, от этого внутри екнуло сердце и Бовино вздрогнул, но спросить не решился.

+1

15

В самом деле, на черта ему тратить время и предаваться угрызениям совести, когда рядом друг, нуждающийся в помощи? Едва вернулся шестнадцатилетний Ламбо, как Хаято едва ли не бросился к нему, чтобы осмотреть рану. И с огромным облегчением понял, что та не смертельна, и даже не опасна, но к врачу Бовино всё равно надо.
- Тебе требуется срочная медицинская помощь, - тихо промолвил Гокудера, глядя телёнку глаза в глаза, - Сейчас я вызову такси, только потерпи… - до штаба Вонголы отсюда было несколько кварталов, не слишком большая прогулка, но явно не после того, как они только что вымотались в своём бесславном сражении.

***

Врачи быстро и оперативно разукрасили Ламбо бинтами, остановившими кровотечение, и заставили соблюдать постельный режим. Буквально запихнули в палату и в чистую белоснежную кровать, чуть ли не насильственно переодев в больничную пижаму. Гокудера не отходил от него, не позволил выпереть себя в коридор… Чем ему нравились вонгольские врачи – никогда не спрашивали, где, кто и как кого подстрелил, просто делали, что им велели. Обычные наверняка бы обратились в полицию. Ему и так пришлось дать на лапу таксисту, чтобы тот не ворчал за испачканный салон, посоветовав заодно, где ему отчистят пятна крови, не спросив ничего лишнего, и потом не донёс на них. Впрочем, не только дать, но и пообещать, что найдёт лично и шкуру спустит, если только тот ляпнет хоть одно лишнее слово. Тот наверняка должен был почувствовать, что Гокудера не шутит – тот ведь действительно, пребывая сильно не в духе, был способен на любую кару над первым попавшимся провинившимся.

- А ведь теперь все мы – под ударом. Они могут прийти и за тобой, точнее – твоим атрибутом Вонголы… Я… - он даже хотел пригласить Ламбо пожить у него, но не был уверен, что это даст что бы то ни было полезное. Вон как его раскатал один-единственный внезапно напавший враг, - Слушай, давай я дам тебе охрану? Или… - тут голос Гокудеры упал чуть ли не до шёпота, - …может быть, ты пока поживёшь у меня? Нам нельзя ходить поодиночке, - он тут же представил, что на подобные санкции, введённые по Вонголе, скажет Хибари, и ухмыльнулся, правда, криво и совсем не весело, - Два атрибута потеряны. Один из Хранителей – тоже. Ламбо, если говорить откровенно – я почти уверен в Такеши и Рёхее, но за тебя… За тебя я боюсь, - и за них тоже боялся, но они хотя бы были старше и опытнее. Да и их Хаято без присмотра тоже не оставит, он не мог видеть свою Семью рушащейся и собирался предпринять всё, что в его власти, чтобы предотвратить самое плохое. У Хаято, кроме Вонголы, не было ничего, чем бы он в этом мире дорожил. И обычно ему этого хватало с лихвой, однако, сейчас самое бесценное могло быть утрачено навсегда, и он не желал с этим мириться без борьбы, как бы ни превосходил их уровень противника. Он просто не мог иначе, у него всё внутри закипало от одной мысли о том, что придётся просто сложить лапки и покорно ожидать своей несладкой участи.

+1

16

Гокудера был расстроен, и Ламбо чувствовал это. Переживает из-за того, что толком не смог защитить его? Но ведь он и так делает все, что в его силах. Почему же тогда Хаято считает себя таким бесполезным? Бовино чувствовал это, но не мог объяснить почему и как. Где-то на подсознательном уровне, а может просто догадывался, сопоставляя факты и все, что коровенок знал о друге. В некоторых случаях можно предугадать действия и даже чувства другого. Но для этого необходимо хорошо знать товарища. И в некоторых случаях выходило непредсказуемо. Кажется, что Ламбо совсем его не знает. Но ведь они столько прошли вместе и все равно. Правильно, говорят, чужая душа - потемки. Такие черные, что можно утонуть, как в гуталине. И ведь, не всегда получается осторожно приоткрыть занавесу. Иногда это наносит боль и раны, что и сам забиваешься в угол и дрожишь - зачем, спрашивается, сделал, можно было и не спрашивать?
- Гокудера, - тихо сказал Ламбо, смотря в глаза другу. - Я уверен, что ты и так делаешь, все что в твоих силах. И я доверюсь твоему выбору. Я думаю, что лучше - я поживу у тебя.
Он правда думал, что Гокудера и так все прекрасно делает. Но ведь сам-то Хаято так явно не считает?

0

17

Хаято утомлённо потёр лоб. Слишком много событий за столь короткое время заставляли его мозг закипать чуть ли не в буквальном смысле. Он ещё проанализирует всё произошедшее, но явно не прямо сейчас, и вообще не сегодня… Завтра с утра, когда Ламбо станет лучше себя чувствовать, они пойдут объясняться с Десятым. Нужно ещё продумать, что и как сказать ему… А сейчас хотелось напиться, да покрепче, так, чтобы хотя бы на пару часов забыть абсолютно обо всём. Или, хотя бы, закурить, но в больничной палате ему этого, конечно же, не позволят. Конечно, Ураган Вонголы обычно ни у кого разрешения не спрашивал, но ведь выпрут же в коридор, а то и вообще из здания, а он всё ещё не договорил с Ламбо. Да и вообще, оставаться одному сейчас не хотелось, и ещё меньше хотелось компании личностей, не участвовавших в инциденте. Поднимут на смех, или начнут сочувствовать, или обругают идиотом? В любом случае, моральное состояние Хаято от такого вмешательства явно не улучшится. У Ламбо, впрочем, тоже было мало шансов его ободрить, но Бовино хотя бы понимает, что и почему с ним такое творится. Во всяком случае, телёнок там был, видел всё воочию, и его слова не так сильно задевают за живое, будто впивающиеся в плоть кривые и ржавые металлические крючья.

- Может быть, я и сделал всё, что в моих силах, но, в таком случае, мои силы ни на что не годятся… - меланхолично пробурчал Гокудера, почти неслышно для телёнка, - Ты понимаешь, что я теперь остался без оружия? – тем не менее, готовность защищать Хранителя Грозы Вонголы никуда не делась, если нужно будет – он положит жизнь за этого паренька, но не позволит врагам и пальцем прикоснуться к тому. Жизнь… Такая малая плата за то, что тебе по-настоящему дорого. Подыхать, конечно же, не тянет, вопреки всему, в глубине сердца обитает надежда как-то вытянуть, выдюжить, пусть на последних жилах, на каком-то чуде, пройдясь по лезвию наточенной бритвы. Однако, следует быть реалистом – всех их, возможно, ждёт очень бесславная и скоропостижная гибель. Странно уже то, что удалось уцелеть сегодня, - «Я не стану для них настоящим препятствием... У Десятого лучше получилось бы тебя защитить,» - но тут уже гордость не позволяла спихнуть всё на плечи Тсуны. Вообще-то Гокудера нёс ответственность и за сохранность босса тоже, не поэтому ли он так старался стать сильнее? Не поэтому ли вступался за остальных Хранителей так, как это сделал бы сам Дечимо – вместо него, избавляя от необходимости лишний раз рисковать собой?  Не поэтому ли для него теперь так важно единство Вонголы, её мощь и здоровье? Не такая мощь, о которой мечтал Деймон Спейд, любитель запугивания врагов, а мощь, которая, будто защитным плащом Джотто, накроет любого, кто нуждается в поддержке и защите. Гокудера никогда не шутил, говоря, что отдаст всё за возможность стать настоящей правой рукой, поддержкой и опорой, Десятого Вонголы. Вообще, несмотря на склонность к умствованиям порой, основные события его жизни всегда определяли предельно простые слова. Обычно их говорили другие – Тсуна, Джи, Ямамото… Но и сам Хаято уже успел дать несколько клятв, от которых ему нельзя теперь отступиться, и за них он будет драться до последнего вздоха даже без атрибута Урагана Вонголы. В конце концов, идти ему больше некуда, Вонгола стала его единственным домом и прибежищем, местом, где ему хорошо, с людьми, которыми он дорожит. Или с ними до конца, или вообще рождаться не следовало.

+1

18

- Да, я понимаю это. Но все же лучше нам и правда держаться всем вместе. Толпу победить сложнее, чем одиночку.
Хотя, конечно, шансы их тоже могут быть не совсем равны. Тот враг, что сейчас встретился им, был как минимум неизведанным. Да и, черт, зачем им вообще атрибуты? Разве кто-то, кроме Хранителей, способен их использовать? По этому поводу Бовино ничего не помнил, но кто знает, может способ все же есть. В любом случае, следовало изучить врага, и как можно скорее. Тут времени на разгон никто не даст. Это реальная суровая жизнь, не какой-то там фильм.
- А что делал будущий я? - спросил Ламбо. Ему было интересно, что сделал другой его "я". Ведь, помнится, враг совсем не хотел покидать поле боя. С чего же вдруг так произошло?
Усталость тем временем навалилась большим комом. Бовино был уверен, что Гокудера тоже устал, но ни за что не покинет самого теленка, просто из принципа. Такой он, упрямый. Может, оно и к лучшему. И чувства Хаято он тоже мог понять. Наверное, считает, что подвел семью и любимого босса. Но черт, это же совсем не так. Совсем, и сам коровенок в это искренне верил. Просто обстоятельства сложились не лучшим образом.

+1

19

Вспомнив, с какой рожей утекал с поля боя тот белобрысый с посохом, Хаято расхохотался от души – после чего, в принципе, ему наконец-то немного полегчало. Тот победил, но, во всяком случае, смеяться точно не будет, не в том состоянии, ему бы о себе позаботиться, а не издеваться над проигравшими. И вообще, ещё долго не сможет восстановиться до приличного состояния. Было заметно, что пробрало его хорошо. Если бы не эта техника, запирающая людей в зеркала, возможно - они с Ламбо даже сумели бы победить. Но элемент внезапности и странные, никем прежде не виданные, способности сделали своё чёрное дело. Надо будет проанализировать всё, что и как делал тот парень.

- Ты-старший вмазал по нему парой молний в упор, после чего физиономия этого типа перестала быть фотогеничной, - с неприкрытым злорадством осклабившись, сообщил Ураган Вонголы, - Возможно, именно благодаря тебе-ему нас не пришибли. Во всяком случае, твоё электричество оказалось единственным, чем нам удалось пробрать этого типа. Мои-то бомбы он кромсал так, будто это – салат.
А на периферии сознания уже пробивалась необходимость предупредить всех остальных Хранителей, напасть могут на кого угодно, а не только на Ламбо – хотя, телёнок и казался лично Гокудере самой уязвимой и легкодоступной мишенью. От мысли, что Такеши и Рёхей тоже могут подвергнуться опасности, неприятно заныло сердце, будто его коснулись чем-то ледяным и колючим. Однако, имелась тут и одна хорошая, прямо-таки замечательная сторона. Просто подлинный проблеск радости среди нагнетённого напряжения.

- Хотел бы я понаблюдать за тем или теми, кто явится за атрибутом Облака Хибари. Они наверняка не успеют даже и сообразить, что это такое на них рухнуло, - с ещё более злым предвкушением добавил Хаято, и глаза его засверкали, стоило лишь вообразить себе это упоительное зрелище – Кёя, нанизавший неизвестных уродов на ежей и любующийся сим зрелищем со стороны. Характер у наследника Алауди был из рук вон, долго находиться в его обществе никому безнаказанно не удавалось, даже Кусакабе, однако, если в чём и можно на того положиться – так это в боевых столкновениях. Терминатор Облака, во всех кинотеатрах страны, только сегодня и только у нас!

+2

20

Когда Гокудера расхохотался, Ламбо вздрогнул и захлопал глазами. Кажется, тому пареньку нехило так досталось... Но сам был подумал, на кого нарываться.
- Да уж, не завидую я тем, кто решит напасть на Хибари. Мне, кажется, там и клочков не останется.
А сам Бовино тоже несколько боялся старшего товарища, прославившегося на всю Вонголу. Впрочем, что-то говорило Бовино, что и за ее пределами тот тоже весьма известен. А если и нет, то это уже проблемы врагов, которые явно метят в самоубийцы. "Быстро, бесплатно, забьем до смерти!" Да, если они себе такую рекламу сделают - их точно будут обходить за тысячу километров. А еще если прибавить сюда Варию...
Потом хранитель Грозы очевидно наконец допереварил слова Хаято и выдал недоуменный вопрос:
- Молнией? Я-тот бил молнией? - спросил он скорее себя, чем Гокудеру. Конечно, он мог в энной степени концентрировать электричество, но только через проводник. - Хотел бы я уметь так же, - понуро сообщил он.
В том, что его старший "я" умеет намного больше, Бовино нисколько не сомневался. В принципе, сейчас он и без атрибута мог бить, тем же Эллектрико Корното, но проблема состояла в том, что оно действовало только в непосредственной близости от врага. Каждый же раз использовать камбио-форму - тоже не вариант. Тем более, что весила вся эта хрень весьма много. В очередной раз Ламбо пожалел, что ему досталось подобие средневекового доспеха. И черт, почему? Он в чем-то провинился что ли?
- А то, камбио-форма - улучшенная версия консервной банки, блин, в которой и стоять невозможно. А в обычном состоянии одна атака - и все равно ее надо в непосредственной близости проводить, - бурчал Ламбо на манер седого ворчливого старика. - Тебе-то хорошо, у тебя бомбы, которые только кидать надо. А мне сегодня пришлось кидаться цветочными горшками, потому что под пули лезть вот никак не хотелось.
Разумеется, Гокудера в свою очередь мог поворчать на тему того, что кое-кто не взял атрибут, а потому и попал впросак. Хорошо, хоть чудо-труба всегда с собой.

+1

21

Хаято снова весело фыркнул и шутливо растрепал топорщащиеся вихры Ламбо:
- Ну, судя по тому, что это – ты через десять лет, ты сможешь. Кстати, чем тебе эта новая угроза - не повод продолжить наши тренировки? – вспомнив, как они стабилизировали Щит Грозы, добившись, наконец, чтобы тот, как минимум, по площади не уступал ураганно-дождевым щитам системы C.A.I., прикрывая не только самого Бовино, но и всех, кто стоял вокруг него, Гокудера хмыкнул. Да уж, что-что, а сопротивляться учёбе Ламбо всегда удавалось на высоте, оставляя далеко позади всех жалких дилетантов, которые решили, что пропущенная неделя в школе или пересдача экзамена в университете даёт им право считать себя состоявшимися, почётными лентяями и лоботрясами. Бедные, да на фоне Хранителя Грозы Вонголы они все могли утирать горькие слёзы, расписываясь в своей полной неспособности конкурировать с ним. И, тем не менее, тогда им всё удалось – по большей части, потому, что Хаято от друга не отцеплялся, придавая при необходимости пинками ускорение в нужную сторону, а дополнительную стимуляцию – криками и мощными затрещинами. Хотя, после особенно крутых внушений в личное тело приходилось долго успокаивать ревущего мальчишку и задабривать шоколадками и мороженым… Правда, молниями тот бил всё ещё слишком хаотично, с риском зацепить своих же, поэтому пригоден к использованию был только наполовину. Ладно, на две трети… Да и отвлекать Ламбо при использовании этой штуки было нельзя, тут же всё шло насмарку, и, в лучшем случае, щит просто развеивался, а, в худшем – шарахал всё и вся вокруг, включая тех, кого корова брал под свою защиту, разрядами. Конечно, нужда прижмёт – и всё может получиться в лучшем виде, выбора-то нет, однако, сможет ли Ламбо психологически заставить себя подвергнуть товарищей возможной угрозе, даже если против них будут значительно превосходящие по уровню враги? – Я тебе скажу, что, если при следующем нападении мы будем жевать сопли так, как это делали сегодня – нас раскатают по асфальту и скажут, что это такой новый дизайн. Типа, украшение. Лично я не намерен сложить руки и сдохнуть только потому, что у меня забрали Ури! – этот факт снова попытался психологически придавить Гокудеру, однако, не тут-то было, только не сейчас, не при Ламбо – в конце концов, на больничной койке именно Хранитель Грозы, а не сам Хаято, если кому-то и следует жаловаться на сегодняшний день, то именно телёнку, - Так что поправляйся – и продолжим занятия. В следующий раз ты не просто слегка его подпалишь, ты ему зубы выбьешь и проглотить заставишь! – кровожадно продолжал Хаято так, что оставалось открытым вопросом то, пошутил ли он так, или же всё-таки нет, и действительно готов осуществить данную операцию, - Кстати… Я прямо сейчас поеду и заберу твой шлем. Потому что на месте этих бандитов… - закончил фразу Хаято почти очень серьёзным шёпотом, склонившись к самому уху тупой коровы, - …я бы прокрался в твой дом, пока там никого нет, и выкрал бы твой атрибут Грозы втихую. Надеюсь, ещё не поздно! – с этими словами Гокудера, подмигнув Ламбо, будто желая показать, что так шутит, направился к выходу из больницы. Он не боялся оставить телёнка без присмотра на час-другой... Здесь, под защитой Вонголы, о Бовино позаботятся, всё-таки это их специальная лечебница для членов Семьи, по идее, если кто-то посторонний посмеет сунуться – его впечатают в стенку, или, если не смогут этого сделать, то поднимут такую тревогу, что нарушителю останется лишь уносить ноги, покуда цел. Лечиться здесь было надёжнее, чем в обычной клинике, во всяком случае – никто тут не будет звонить в полицию или задавать неудобные вопросы.

+1

22

Когда Гокудера хотел - он мог убеждать. Горячо, с чувством, с расстановкой и достаточно непреклонно. И как бы ни сопротивлялся иногда Ламбо, против хранителя Урагана, похожего на гранит, это было бесполезно. Все равно что пытаться прошибить головой целую стену. Эффект будет тот же - одни шишки. Хотя, в случае с Хаято это могли быть не только они, но и пинки направленного действия. Хорошо хоть ракеты не изобрел пинательного действия, чтобы стимулировать дополнительно, если коровенок попытается сбежать.
Черт, да Гокудера как угодно его заставлял, даже таща заупрямившуюся говядину через квартал и рассуждая о его полной непригодности. Дополнительно поздравляя с тем, что Бовино лентяй, каких поискать. И, действительно, с этим мог сравнится разве что Лампо. Только вот как в таком случае проводить состязание? Кому быстрее надоест лежать и плевать в потолок? Но ведь так они вполне могут и вообще не встать.
Но, блин, разве их тренировки нормальные?! Последний раз он вообще чуть Гокудеру не угробил. Будучи вечным "везунчиком", Ламбо чаще всего по чистой случайности что-то эдакое вытворял. Ни за что не признаваясь в том, что коровенок где-то не приглядел или упустил. Предпочитая, в принципе, пускать все на самотек, что имело, мягко говоря, не самую приятную тенденцию.
- Угу, - пробормотал он, соглашаясь одновременно со всем и переворачиваясь на другой бок. - Разбудишь, ежели что, - Ламбо широко зевнул и, не дожидаясь ответа, закрыл глаза и провалился в объятия сна.

Далее: [Мишень 12] "Я в позе ленивой лениво стою..."

+1


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Сюжетные эпизоды » 23 декабря 2014 года | Непонятки - косяками


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC