Дата создания: 20.05.2015
Название: Горящее Небо
Система игры: эпизодическая
Рейтинг игры: 18+
Мастеринг: смешанный
Каждый день для вас трудятся
Aurora Hart
Mukuro RokudoElina Mears
Нужные персонажи

Занзас, Леви-а-Тан, Луссурия, Сасагава Рёхей, вся Семья Сфорца, вся Семья Риколетти, особый отдел ФБР.

25.12.2014 г. | Добро пожаловать к дяде

Эмель
— Вы должны понимать, что цена должна быть.. м~м.. адекватной. — «А то знаю я, аппетиты Игараси-сама.» — И, безусловно, весьма удачно то, что я прибыл в Японию в поисках информации. И уполномочен вести подобные переговоры. - Эмель снова бросил взгляд на коробочки мирно покоящуюся на столе, выдавая свою заинтересованность.

КАНОНИЧЕСКИЕ персонажи принимаются по упрощённому шаблону. Очень ждём Хранителей Вонголы!
18.10.16
Вводится новое правило. Если вы не предупреждали об отсутствии (все мы можем быть заняты, все всё понимают), то в сюжетные эпизоды, посты пишутся в течении недели ( 7 дней). Если Вы не укладываетесь в означенный срок, персонально оговорим тот интервал, в который Вы сможете ответить.

Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Сюжетные эпизоды » 25 декабря 2014 года | Немного огня


25 декабря 2014 года | Немного огня

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Место действия:
Палермо. Штаб Вонголы.

2. Время действия:
25 декабря 2014 года.
Ближе к полудню.

После эпизода:
[Мишень 22] Театр демона

3. Погода:
Небо затянуто тучами, прохладный ветер.

4. Участники:
Hayato Gokudera, Shoichi Irie, Tsunayoshi Sawada.

5. Краткое описание:
Технический прогресс, как и время, не стоит на месте, научный отдел Вонголы готов представить свою новейшую разработку. В механизме работы поможет разобраться Ирие Шоичи, как принимавший непосредственное участие в создании оружия.

0

2

Топтаться в неуверенности на пороге, пытаясь продумать разговор заранее, было не в привычках Хаято. Ладно ещё - важные деловые переговоры, но с товарищами - о, нет! Поэтому, распахнув дверь, Гокудера ворвался в помещение, подобно самой что ни на есть подлинной буре, даже не замечающей дурацких кустарных человеческих поделок, любительского качества и сомнительного с её точки зрения назначения, подворачивающихся по пути и разлетающихся в мелкие щепки. И правильно, зачем нужны какие-то там стены, жалкие укрытия от холода и непогоды, на самом деле ни черта не помогающие - это же потрясающе и возмутительно ограничивает естественную свободу, а стихии непонятно, как можно добровольно загонять себя в такие рамки.
- Здорово, Ирие, рад тебя видеть! - Гокудера сверкнул глазами на Шоичи и рявкнул почти агрессивно сквозь сцепленные зубы. Было похоже на завуалированное пожелание скорой смерти в жестоких корчах, но рыжему очкарику, скорее всего, должно было оказаться понятно, что, во-первых, Хаято почти всегда такой, взбудораженный, резкий и бесцеремонный, а, во-вторых, если бы и впрямь питал какие-то недобрые пожелания, то, соответственно своей натуре, отнюдь не преминул бы их озвучить даже в присутствии Тсунаёши. Гокудера никогда и ни к кому не скрывал своего подлинного отношения. Ах, да, и в-третьих, но в таком Хаято никогда не признался бы вслух - изъявления его симпатии и расположения тоже зачастую звучали грубо, а порой и почти оскорбительно, и это ровным счётом ничего не значило. С непривычки, при первой встрече, на такое, пожалуй, ещё и можно было надуться... Но мало кто из старых знакомых покупался на это до сих пор, и только дураки не разбирали ещё десять лет назад в интонации подрывателя, выдающего очередное "бейсбольный придурок" или "тупая корова", беспокойство, гордость и даже любовь, - Давай, выкладывай, зачем нас вызывал! - скрестив руки на груди, подрыватель выражал собой памятник одновременно любопытству, суровости и скепсису. Вызывали, в принципе, в первую очередь Дечимо, если вообще не его одного, но подобные заявления также были вполне в стиле никогда не отлипающего от своего босса, когда речь заходила о чём-то важном, или, не приведи Господи, опасном, Урагана Вонголы. Он даже предположения не допускал, что оставит Тсуну разбираться со всем этим в одиночку. Убил бы ведь потом этого очкарика, если бы с Десятым что-то случилось, и даже не в переносном смысле. Гокудера в состоянии аффекта ещё и не такое вытворить мог, и его запоздалые сожаления трупу Шоичи уже никак не помогли бы.

+1

3

По просторной комнате разносились едва слышные удары подушечек пальцев по экрану сенсорной клавиатуры и приглушённое потрескивание электронной музыки. Где-то в углу шарился, деловито гудя в попытках пристроить на стену какую-то гирлянду, оставленный на Шоичи, пока Спаннер проводит праздники с семьёй, Мини-Моска. Хотя, на самом деле, всё выглядело скорее так, будто это как раз Шоичи оставили на Мини-Моска, чтобы тот за ним приглядывал, а не наоборот. Кроме этого, атмосферу приближающегося уже семимильными шагами Нового Года создавала мишура, налепленная на главный монитор при помощи вездесущей изоляционной ленты, и ярко-красный свитер с белыми снежинками, красовавшийся на рыжем инженере — пришедший из Японии подарок от мамы.
Последние несколько дней он вообще почти не покидал своего рабочего места, отвлекаясь только на сон, кофе и перекидывание каких-то кабелей, выполнявшее заодно роль небольшой разминки для уставшего от долгого неподвижного сидения тела. Все годовые отчёты были успешно закончены и сданы, подписаны были отпуска тем, кто отбыл на Рождество домой, и в штабе Вонголы было на удивление тихо. Здесь сейчас находились только те, чья работа была слишком важна, чтобы откладывать её на следующий год, пусть даже до него и осталось совсем немного.
"Почти готово..." — Доведённым до автоматизма движением зажаты нужные клавиши, на главном экране высветилось слово "компиляция" и побежали точки загрузки. Пальцы немного кололо от волнения.

На самом деле, они работали над этой вещью уже достаточно давно, и то, что задумка воплотилась в жизнь, было доказано гигабайтами расчётов и графиков, но всё же он не мог пересилить чувство светлой, но саднящей тревоги. Впрочем, так бывает всегда: та презентация, торжественная, где-нибудь в большом зале, в присутствии всех Хранителей, будет уже просто радостной формальностью. Самое главное произойдёт сейчас — когда будет готов последний мощностный тест работающего прототипа. Это будет значить, что у них получилось.
Бросив быстрый взгляд на цифры электронных часов в соседнем окне, Ирие, откинувшись на спинку кресла и глубоко вздохнув, чтобы успокоиться перед ответственным моментом, нашарил под левой рукой коммуникатор, щёлкнул быстрый вызов и сброс. Савада Тсунаёши будет рад узнать, что работа почти закончена. Ведь во многом это и его заслуга тоже.
В открывшейся консоли ожили цифры, а по окну под ней пополз извилистый график. Шумно выдохнув, Шоичи немного устало улыбнулся.
"Слава богу." — На фоне всего, что случилось в последние несколько недель, в этот небольшой в сравнении успех даже не верилось. Нападения на хранителей, побег Бьякурана. Ирие не спешил делать каких либо выводов из этих событий, но не мог о них не думать. Да и никто не мог. Но именно поэтому он сейчас сидел здесь. Именно сейчас хорошие новости были действительно необходимы Вонголе.

Коммуникатор пропищал, извещая о том, что получено ответное сообщение. Шоичи отключил музыку и развернулся в сторону двери ровно в тот миг, когда сработал электронный замок и та отъехала в сторону, впуская первым делом, конечно же, Хранителя Урагана.
— Гокудера. Тсунаёши. Я рад, что вы смогли прийти. — На лице рыжего отразилась по-настоящему радостная улыбка.
Честно сказать, когда они только познакомились, да и ещё довольно длительный период времени после того, он на самом деле слегка побаивался этого парня, правой руки Неба Вонголы... Да даже не слегка. Несмотря на то, что Шоичи знал, что тип пламени вовсе не обязательно должен резонировать с характером его обладателя, а все совпадения абсолютно случайны, Гокудера с его точки зрения всегда олицетворял собой именно Ураган — стихийное, может, и не всегда бедствие, но, по крайней мере, явление, сносящее всё, чему не повезло оказаться на его пути. Смешно. Позднее он понял, что ветер — это не только разрушение, но и энергия, которую можно с равным успехом направить и на созидание. Благодаря сумасшедшим на первый взгляд задумкам этого человека было реализовано много удивительных вещей, которые сейчас использует Вонгола, не говоря обо всём остальном. Сейчас Ирие действительно был рад ему и его настрою.
— Я думаю, Тсунаёши-кун уже рассказал тебе, над чем примерно мы работали. — Скорее утвердительно обратился к нему Шоичи, отодвигая кресло так, чтобы не загораживать свой рабочий стол. На его лице читалось лёгкое волнение. — Это его идея. Честно говоря, я сам не думал, что такое возможно реализовать...

На столе лежал закрытый металлический кейс чёрного цвета, на боковых стенках которого почему-то виднелись разъёмы, из которых к компьютеру Ирие уходили провода, будто перед ними был необычного дизайна игровой ноутбук. Машинально поправив привычным жестом всех очкариков очки на носу, он вдохнул поглубже и снова заговорил:
— Я расскажу. Первоначальной идеей было создать нечто наподобие системы МСВ, но в более широком смысле — так, чтобы использовать её могли одновременно несколько человек с разным типом пламени. Однако, в конечном итоге, я пришёл к выводу, что тот же самый принцип не будет работать, когда фламма-вольтаж типов сопоставим... Основной вид пламени Гокудеры — Ураган, и все остальные виды пламени лишь подстраиваются под него, добавляя свойства атрибутов, так как соблюдается последовательность и пропорция, заложенные коробочками... Но при слиянии нескольких видов пламени S-ранга аналогичным образом, мы непременно столкнулись бы с тем, что ведущий элемент определяется неявно. И это всё ещё только половина проблемы. — Шоичи замолчал на секунду, переводя дыхание.
— Всё то время, что дополнительные элементы "наслаиваются", тому, кто использует основной, придётся поддерживать его активную стабильную форму. И, наконец, в одной атаке Гокудера не использует противоэлементы, например, Солнце и Дождь. В реальной битве учесть все эти детали было бы просто невозможно... Но, я думаю, мы решили абсолютно все эти вопросы.
Слегка смутившись оттого, что сразу загрузил товарищей таким количеством информации, Ирие снова ненадолго замолк, после чего вновь встрепенулся и указующим жестом протянул руку в сторону кейса.
— Наверное, лучше, если вы увидите сами... Можете открыть его.

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/1p7qb.jpg[/AVA]

Отредактировано Shoichi Irie (2015-12-25 20:04:57)

+1

4

Путь к научному отделу занял намного меньше времени, чем предполагал Савада – он практически бежал за Гокудерой, рвение и энтузиазм которого, казалось, освещали всё вокруг не хуже путеводного маяка. Очередной поворот, и дверь научного отдела уже перед ними. Хаято, в полном соответствии со своим элементом, врывается в лабораторию, а за ним, немного погодя, заходит Тсуна, смущенно улыбаясь, будто извиняясь перед ожидающим их в этой комнате инженером за шум и гам.
- Здравствуй, Шоичи, - тепло улыбнувшись, поздоровался с инженером Дечимо, протянув ему руку в знак приветствия, - Рад тебя видеть.
Отойдя чуть в сторону, чтобы не стеснять движения своего Хранителя Урагана, а заодно и не мешать одному из лучших умов научного отдела Вонголы, Савада облокотился на стену, и осмотрелся. Новогоднее настроение здесь чувствовалось повсюду, это согревало, придавало помещению уют, некую домашнюю атмосферу. Признаться, со всеми передрягами, которые упали на Вонголу за этот месяц, особенно за последнюю неделю, Тсунаёши и забыл, что на носу Новый Год и Рождество. Чуть смутившись, но стараясь не передать этого, он сказал:
- Гирлянды, мишура… И чертовски классный свитер. Я вижу, научный отдел готов к Новому Году, - после чего, улыбаясь, он повернулся к своему лучшему другу, и, смеясь, продолжил, - Нас вновь опередили, Хаято. Пора бы и нам тоже украсить свои рабочие места, придать им праздничный вид. Не хотелось бы быть последними в Вонголе, кто займется этим, не так ли, партнер?
Всё так же продолжая улыбаться, Нео Вонгола Примо встретился взглядом с Ирие, и доброжелательно поинтересовался:
- Ну, вот мы и здесь... Чем ты готов нас удивить сегодня?
Дальше Нео Вонгола Примо по большей части слушал, лишь кивнув, когда упомянули его имя, больше погруженный в собственные размышления. В работоспособности прототипа сомневаться не приходилось – Ирие не позвал бы их в лабораторию, полностью не убедившись, что работа доведена до необходимого уровня. Одно дело – представлять это оружие в голове, это выглядело достаточно интересно, но лишь как теория. Чтобы реализовать такую идею нужно много усилий, и даже страшно подумать, сколько часов за экраном компьютера, следя за эмуляцией процесса в виртуальной реальности – ведь перед тем, как пытаться строить что-то подобное, нужно убедиться, что прототип не уничтожит пол-Италии. И сейчас, слушая, как Шоичи рассказывает им принцип работы, идею, стоящую за этой разработкой, как он доносит до них информацию наиболее простым и понятным языком, Савада не мог не чувствовать определенную гордость за свой научный отдел.
- Всё верно, - сказал Тсунаёши, когда в речи Ирие возникла небольшая пауза. – Я тоже думал, что это невозможно. И я очень рад, что оказался не прав. Все мы рады.
Тсуна сделал несколько шагов вперед, пройдя мимо стола с чемоданом, лишь проведя по холодному металлу кейса ладонью, и подойдя к Шоичи, положил руку ему на плечо.
- Спасибо тебе. Я знал, что всегда могу на тебя положиться.
Обернувшись к Гокудере, Нео Вонгола Примо улыбнулся, и, кивком указав на кейс, сказал:
- Дерзай, Хаято. Ты, как никто другой, достоин первым опробовать это… Ведь именно твоя система М.С.В. вдохновила всех нас. И уж если Ирие говорит, что можно попробовать открыть его, то, думаю, он вполне безопасен.

+2

5

Ну, до всевозможных экзерсисов Гокудера всегда был сам не свой. В первых рядах, с песней и музыкой. Мгновенно был забыт инцидент с Ямамото, утрата атрибута Урагана Вонголы, непонятные люди с загадочным пламенем, козни Бьякурана и даже смешанные и болезненные отношения с Авророй. Остался только он - и предстоящее ему задание, всё остальное стало не заслуживающей внимания чушью. Сказано - сделано, подобно хорошему солдату, Хаято не стал предаваться лишним рассуждениям, полностью доверяя обоим своим друзьям, и лишь молча кивнул, беря в руки чемоданчик. Наощупь тот создавал ощущение предмета, который приятно держать и хочется иметь в своё постоянное и безраздельное пользование, весил достаточно солидно, однако, и это было, скорее, в плюс. Погладив правой ладонью бок загадочного кейса, Гокудера улыбнулся как бы своим мыслям, поймав себя на том, что ему очень нравится идея, и, чем мощнее и разрушительнее окажется результат - тем лучше будет для Вонголы, и не только. Хаято хотелось узнать, что скажут на это ближайшие соратники Дечимо - Дино и Скуало; в идеале, конечно, Занзас, но, во-первых, косматый, как его лигр, пьянчуга вряд ли снизойдёт до "клики японского мусора", а, во-вторых, пламя Ярости и так ужасает, куда там его ещё усиливать дополнительными бонусами? Хотя, с другой стороны, должно получиться впечатляюще. Главное, чтобы в качестве поля боя был выбран город, который не жалко... Или Гокудера слишком мало берёт, и тут речь сразу о целой стране? И, может быть, наконец, Вария перестанет на них взирать сверху вниз? Да уж, мечтать не вредно, мечтать опасно, пора бы загнать осиновый кол в спину своим иллюзиям. Но с капитаном Супербиа точно стоило поговорить, даже не так - это стояло обязательным пунктом программы. Акула был настолько адекватен, насколько это вообще возможно при его биографии, и с подобной профессией; под личиной неуравновешенного истеричного психопата скрывалась весьма незаурядная личность... Вообще, отряд независимых убийц был чересчур уж независим, и любому из них Хаято был готов повторить то, что проигнорировали Хибари и Ямамото - или они все действуют заодно и единой слаженной командой, или бесславно подыхают. И без того паршиво сознавать, что приказа уничтожить их враги не получали, кто бы за ними ни стоял; такое снисходительное отношение унижало, словно бы их жалели с высоты некоего высокомерия. Ха. Как будто можно наехать на Вонголу и не поплатиться за это! Грёбаные выродки! Аж зубы свело в пароксизме раздражения. Кулаки зачесались выбить дюжину-другую зубов этим блядским уродам, полагающим, что на Вонголу модно безнаказанно давить и гнать. От бешенства в груди что-то заболело, в висках запульсировала вскипевшая кровь, дыхание перехватило, и Хаято пришлось попытаться захватить воздух ртом.
Кольцо Урагана зажглось само собой, а за ним, не более чем с секундной задержкой, и все остальные. Бешенство Гокудеры перехлестнуло через край, подпитывая хадо ярким, насыщенным, интенсивным красным цветом. Лабораторию залило багряным сиянием, сполохи заметались по стенам, потолку и полу; фиолетовые, зелёные, золотые и голубые искры раскрасили алое яркими росчерками. Пламя посмертной воли рождалось из ненависти и желания уничтожить, да, если получится, как можно более мучительно. Боль и отчаяние последних дней трансформировались в дополнительную порцию непримиримого гнева.
И Хаято, найдя отверстия для колец - как запихивать туда атрибуты, он не слишком-то хорошо понимал, но рассчитывал, что Шоичи это учёл, и у полной версии такого недочёта не окажется, - ткнул в них поочерёдно несколькими кольцами подряд. Первым, конечно, был Ураган, и шкала быстро поползла вверх, заполнившись почти целиком. Затем последовало Солнце, правда, его хватило лишь до половины соответствующей шкалы, где индикатор и замер, чуть подрагивая и едва ли не вопросительно мерцая. И, наконец, последней стала Гроза, примерно аналогично с Солнцем. Вложенного пламени, исходя из высветившихся цифр, а также имеющегося у Гокудеры опыта, было более чем достаточно, дабы разнести целое здание, этажей в десять. Или же выжечь из конца в конец улицу.
- Шоичи, ты уверен, что это можно открывать? Я не хотел бы рисковать, не зная точно, что из этого выйдет, - невозмутимо поинтересовался Хаято, блики пламени плясали на его лице, придавая мрачному, сосредоточенныму и злому выражению что-то совсем уж сатанинское. В свирепо блестящих зелёных глазах танцевали бесенята азарта. Казалось, что он готов кого-то прикончить прямо сейчас, с места не сходя, а, поскольку на Десятого подрыватель поднять руку не посмел бы, кандидатура оставалась лишь одна.

+2

6

Подняв взгляд на босса, Шоичи снова немного устало, но очень искренне и благодарно улыбнулся. В самом деле, если хранитель Урагана всецело олицетворял свой элемент, то Савада Тсунаёши всегда был истинной гармонией Неба — и пятнадцатилетним мальчишкой, и боссом сильнейшей семьи Альянса, и даже сейчас, когда все они порядочно устали, это чувствовалось в одном его присутствии. Подтверждая его слова, инженер коротко кивнул. Вот только кое-чего он всё-таки не учёл...
— Г-Гокудера! — Только и вырвалось у него. Перед глазами побежали цифры шкал фламмавольт, которые неудержимый подрывник, с видом, напоминающим доктора Верде, добравшегося до какого-то очень интересного, и ладно что столько же опасного, эксперимента, сходу вкачал в чемоданчик. Надо сказать, у Шоичи почему-то никогда не появлялось желания убегать настолько быстро и далеко от доктора Верде — из двух зол, Аркобалено Грозы, по крайней мере, сначала считал, а потом уже взрывал.

Знаете, среди студентов физических факультетов ходит такая история-шутка, о том, как делят на теоретиков и практиков тех людей, которые самостоятельно не выбрали группу. Перед молодым человеком ставится стул, после чего этот стул без объяснений предлагается обойти кругом. Если человек сначала спрашивает "Зачем?" — значит, теоретик. Если сразу обходит — то, ясное дело, практик. Ну так вот... Ирие как-то забыл, что Гокудера является единственным представителем третьего, уникального типа людей, которые не спрашивают и не ходят вокруг да около, а сходу взрывают стул, после чего начинают разбираться по факту.
Шоичи всего-навсего хотел показать внутреннее устройство системы, чтобы сразу объяснить, как это работает, но теперь он отчётливо понял, насколько устал его бедный мозг, если заранее не просчитал, до какой степени плохой была идея проводить первый "тест-драйв" прямо в лаборатории, а не на каком-нибудь специально отведённом для этого полигоне... Где-нибудь на Луне.
— П-п-постой! — Выпалил Ирие, пальцы которого уже набирали что-то быстро-быстро, будто бы просто в случайном порядке барабаня по клавишам, в открытой консоли. К счастью, доводить свой замысел до конца Гокудера всё же не стал, а рыжий тем временем успел отключить активный режим оружия.
"Гроза, Солнце... Не хочу даже думать..." — Одиноко пронеслось в голове. Лоб уже успел покрыться испариной, но, благо контрмеры уже были приняты, сильно занервничать рыжий просто не успел. Тем временем, активным типом атаки Грозы, усиленной Солнцем, Гокудера имел вполне отличные шансы спалить всё электрооборудование в радиусе пары сотен метров.
— Сначала я объясню, как это работает... Ладно? Наверное, с этого всё же и нужно было начать. — Вздохнул инженер Вонголы, снова разворачиваясь к товарищам.

— Итак, технически, то, что вы видите перд собой — аккумулятор. Помните коробочку Гаммы из будущего? Она позволяла накапливать пламя, чтобы позднее использовать его для атаки, но работала на электрических свойствах пламени Грозы, по сути являясь небольшой электрической цепью. Я бы не вспомнил про это, если бы не один случай, когда Ламбо попросил помочь ему с домашним заданием по физике. — Шоичи улыбнулся при воспоминании о хранителе Грозы Вонголы. — Стыдно признаться, но исследованиям физической природы пламени мы уделяем совсем мало времени и только как, скорее, академическим знаниям, мало применимым на практике... — Поняв, что его уносит куда-то не туда, Ирие слегка качнул головой и запустил пальцы в свои рыжие волосы, собираясь с мыслями.
— В общем, оказалось, что эта технология применима и к другим типам пламени, поскольку работает на их общих свойствах. Поэтому, фактически, здесь находятся ровно семь коробочек, работающих по такому же принципу, но принимающих каждая свой тип пламени, и соединённых по принципам электрической цепи, наподобие батареи конденсаторов. — На экране высветилась схема, напоминающая схему системы МСВ, но включающая в себя всего семь коробочек, слоты и часть, похожую на схему логических элементов.

— Принцип зарядки кольцами ты понял правильно. — Слегка кивнул он Урагану, как бы отдавая дань его способности соображать, несмотря на горячность. — И это — один из двух существующих режимов. Он проходит с наименьшей потерей энергии, поскольку пламя попадает напрямую в систему. Второй способ — прямой, по сути, выполняется как атака жёстким пламенем. Когда вы используете атрибуты, коэффициент полезного действия перехода энергии в пламя сильно возрастает, поэтому, даже несмотря на то, что часть энергии теряется при закачке в аккумулятор, необходимости в слотах для атрибутов нам удалось избежать. Нужно просто повысить плотность атаки и "бить" целенаправленно по корпусу, остальное сделает система. — Шоичи с виноватым видом откинулся на спинку кресла — всё-таки ему было тяжело говорить так много и так увлечённо после подобной работы. Но впереди ещё оставалась самая важная часть рассказа.
— На нижней части кейса есть семь шкал, соответствующих типам ваших элементов и, кроме того, переключатели выхода. Таким образом, зарядив его всеми семью типами, используя ключи, можно удалить из цепи те элементы, что не должны использоваться в атаке, или использовать только половину накопленной энергии одного из них. Что касается самих атак, здесь также существуют два режима. Активный... — Ирие снова бросил взгляд на Гокудеру. — Выполняется путём открытия заряженного кейса. По сути, это  комбинированная лобовая атака, соединяющая энергию и свойства всех заложенных элементов, но, за счёт предотвращения потерь энергии и компенсации противоэлементов, она выйдет в несколько раз сильнее, чем если делать это без использования устройства. Ах, да... Если сойдутся два или более противоэлементов, энергия так же не погасится, а перейдёт в оставшийся. То есть, зарядив все семь типов до максимального показателя и просто открыв его, вы получите что-то вроде усиленного в шесть раз Х-баннера, потому что свойства всех элементов кроме Неба взаимоуничтожатся... Говоря начистоту, стимулировать пламя ранга S при помощи существующих на данный момент алгоритмов — задача отнюдь не линейной сложности, поэтому мы до сих пор не знаем, что может получиться в результате большинства атак, и проверять это придётся вам самим, ребята. — Шоичи закашлялся, так что пришлось отвлечься на то, чтобы налить себе воды, после чего он всё же продолжил.
— Но главная функция — не в этом. Как я и сказал, по сути, здесь задействована система из семи коробочек... Однако сами по себе они также составляют другую систему. Рассматривая её в общем... Мы получаем одну "большую" коробочку с универсальными свойствами, меняющимися в зависимости от заряда аккумулятора и выставленных настроек. Это должно напоминать робота-куб, которого я писал для симулятора... Тсунаёши, ты должен его помнить. — Лицо Ирие приобрело слегка смущённое выражение. Всё-таки, эта штука тогда принесла проблем, даром что это было десять лет назад и ради благого дела.

— Итак, зарядив систему пламенем и перейдя в режим коробочки, вы можете достать из кейса оружие, как если бы использовали коробочку своего элемента, но объединяющее свойства и силу всего загруженного пламени. Использовать его сможет только один человек одновременно, но сила атаки возрастёт на порядок по сравнению даже с простой комбинированной атакой. — Наконец произнёс он то, к чему вёл все эти пятнадцать минут.
— Т-только... — Закончив разъяснение, Шоичи вновь упал в уверенности. Помимо практической функции, у его лекции была ещё одна, потайная — отвлечь Гокудеру от его мании разрушения хотя бы на несколько минут, теперь же того снова не должно было ничего останавливать. — Я бы не стал начинать сразу же с этого. Как я и сказал, мы пока не знаем, что может выйти из некоторых комбинаций, поэтому проверить их будет лучше в комнате для тренировок. Может быть, пока... —  Он что-то быстро набрал на компьютере, после чего на монитор вышла информация о последних расчётах. — Для начала попробовать вот это? Я наткнулся, когда тестировал... Дождь, Ураган и Облако, пропорцию я сейчас выведу на экран... Это — не оружие в полном смысле, а генератор силового поля, выжигающего пламя в определённом радиусе. Так мы сможем проверить его на практике... И не разнести лабораторию в процессе.

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/1p7qb.jpg[/AVA]

Отредактировано Shoichi Irie (2015-12-27 04:13:04)

+2

7

Рассмеявшись, Тсунаёши поднял руку, привлекая внимание своего Хранителя Урагана и призывая его ненадолго приостановить изучение новой игрушки. Он и сам разделял энтузиазм Гокудеры, желая как можно скорее разобраться, что к чему в этом волшебном чемоданчике, однако, не стоит бежать впереди паровоза, стоит позволить одному из лучших умов Вонголы закончить описание принципа работы этого устройства. Всё-таки, интерес - интересом, но не хочется ненароком взорвать половину подземного комплекса, если не добрые две трети. Была дюжина предположений, что же конкретно могло произойти, если бы его лучший друг не остановился, потому Савада, продолжая улыбаться, подошел ближе к нему, и, положив руку на плечо, обратился к нему:
- Но, не будем искушать судьбу. Мне кажется, Ирие есть ещё, что сказать, касательно того, как именно работает этот предмет, и… Я не думаю, что ты сам был бы рад, обрушив на нас потолок, или вырубить всю электронику в округе. Пока что… Позволим ему продолжить, мхм? – после чего Дечимо повернулся к инженеру и, кивком головы призвал его продолжить.
Пока Шоичи рассказывал, Савада лишь иногда кивал, в знак согласия с реализацией идей, или же, когда инженер напомнил про его робота – куб. Почему-то сейчас это не воспринималось как большой проблемой, скорее как очередной вершиной, которую ему, тогда ещё очень юному боссу, было необходимо преодолеть, чтобы стать сильнее. И, даже тогда она была полезна, так наверняка окажется полезной и сейчас. Это было простое, элегантное,  а главное, эффективное решение, потому гению Шоичи оставалось лишь поаплодировать. Это и вправду чудесное ощущение, когда те вещи, о которых ты можешь, разве что, только мечтать, воплощаются в реальность. Обойдя Гокудеру, молодой человек внимательней осмотрел чемодан, заметил шкалы, о которых говорил инженер. Интересно, одна заполнена полностью, другие две лишь наполовину. Не умаляя достоинств Гокудеры, но, это было слишком быстро. Хотя, вряд ли это недоработка, скорее просто тестовый образец, и его ограничения. Возможно, стоял лимит на количестве поглощаемого пламени, ведь чемодан ещё был присоединен к компьютерам в комнате, и не факт, что если бы Хранитель Урагана заряжал пламя в разработку изо всех сил, он не спалил бы всю технику в научном отделе. Потому, вопрос о том, какова рабочая величина поглощения и хранения пламени у чемодана Савада пока придержал – хотел, чтобы Ирие закончил с объяснениями, в конце концов, перебивать было бы не очень вежливо.
- Ирие, у меня есть пара вопросов, - начал он, когда инженер прервался, - На этом образце стоят ограничения, да? Конечно, у Хаято очень мощное пламя, но я уверен, что если он захочет, или, если будет определенное эмоциональное состояние, то он создаст в несколько раз больше пламени. Она, - кивком головы мужчина указал на чемодан, - Она справится с этим объемом? И, коли на то пошло, то какой максимальный объем, который мы можем вложить в неё?
Затем, подойдя ближе к экрану, на который выводились показатели пламени с разработки, ненадолго задержав взгляд на цифрах, Нео Вонгола Примо продолжил:
- Я помню куб, да. Но если так, то здесь должен быть поистине гигантский куб – ведь комбинаций пламени возможно… -  прервавшись, Тсуна что-то неразборчиво прошептал, считая вслух – Около пяти тысяч, нет? Я никогда не был силен в математике, но если я хоть приблизительно прав, то это чертовски большой объем работы. А если объем пламени всегда разный, то и на выходе атака, или предмет, который мы сможем достать из чемодана, они тоже будут разными? Или всегда будет один предмет в зависимости от вида пламени, но будет обладать более выраженными характеристиками, в зависимости от преобладающего элемента? Поясню, например, Хаято захочет вложить Ураган, Солнце и Грозу, как сейчас, будет ли разница, если он вложит пламя следующим образом: Ураган, как преобладающий элемент, а затем чуть меньше Солнце и  ещё меньше Грозы,  или Ураган, как основной, а затем уже Гроза, и Солнце в убывающем количестве? То есть, будет один предмет,  но с разными свойствами, или два разных, с схожими? Или как оно будет выглядеть? – с интересом спросил молодой человек, все ещё смотря на экран.

+2

8

Гокудера впал в форменный столбняк, но не обескураженность и растерянность были тому причиной, а искренняя злость, и первую половину речи Шоичи он лишь искал взглядом что-нибудь, чем можно огреть рыжего по макушке. Что-то, весящее не меньше приличного толкового словаря, и либо достаточно прочное, чтобы не сломаться об голову очкастого, либо не настолько ценное, чтобы сожалеть о порче данного предмета. Затем он включил мозги, стал слушать друзей внимательнее, и понемногу остыл. Однако, едва Дечимо завершил свою речь, и прежде, чем исполнить предложенное Ирие, Хаято с улыбкой положил ладонь на плечо Шо - но, попутно, в упор посмотрел тому в глаза, и по его взгляду читалось, что он не схватил четырёхглазого за ворот лишь потому, что не хотел расстраивать Тсуну, повторяя "подвиг" Ямамото на крыше, с избиением более слабого, или, по меньшей мере, более открытого и даже не думающего обороняться, - и тихо шепнул на ухо носителю пламени Солнца:
- Ещё хоть раз всучишь мне что бы то ни было, не объяснив предварительно во всех подробностях, что это такое, и как с этим можно обращаться, а как - нельзя, и я пришибу тебя на месте, клянусь Господом.
Ему стоило потрясающих усилий над собой не рычать это сквозь крепко сжатые зубы, а говорить с довольно-таки расслабленным, или, как минимум, вполне толерантным и нейтральным выражением лица. Гокудера всё ещё был очень слаб во вранье, в открытом - уж точно, однако, держать себя пристойно и не срываться, какие бы страсти ни клокотали внутри, всё же научился. За столько-то лет уж пора бы. В конце концом, представителем своего дона в официальных переговорах неоднократно выступал, один воплощая деловую позицию всей Вонголы. Там он не только бесился на некоторых уродов или дураков, носящих строгие костюмы и занимающих высокие посты в своих организациях, но и старательно перебарывал желание обомлеть и застыть в парализованном состоянии, когда представлял себе, что провалится, и, тем самым, невольно подведёт положившегося на его выдержку, здравомыслие и усердие Тсуну. И надлежало с воистину актёрским профессионализмом разыгрывать уверенность в себе выше звёзд - это же мафия, а они с потрохами за слабину сожрут. Не жуя. И не подавятся. Притом, помимо собственного достоинства, нужно было соблюдать почти куртуазную вежливость, учитывать каждого, но никому не уступать, и с иезуитской дипломатичностью хранить интересы своей Семьи, избегать крутых поворотов и острых углов, но не позволять никому свои осторожность, терпение и сдержанность принимать за непонимание сложившегося положения дел, или отсутствие устойчивого мнения, что могло бы толкнуть к попыткам манипуляций.
- И, к слову, что произойдёт в случае превышения упомянутое Десятым максимального объёма загруженного пламени? - вкрадчивым, не предвещающим добра и снисхождения, тоном полюбопытствовал Ураган Вонголы, чуть прищурившись и сверля Шоичи тяжёлым взором, скрестив руки на груди. Нет уж, он ни к чему больше не притронется, пока не выяснит всё, что касается вероятных негативных последствий, от и до... Ладно, если "чемодан" просто функционировать откажется, перегорит и сломается. А ну, как рванёт? И насколько мощно, если да? - Кроме этого... Лично мне также интересны меры безопасности. Например, как установить коды доступа, и насколько быстро их можно будет перестроить. В бою, например, в самый разгар, если, например, прямо сейчас мне выгодно заключить с определённым человеком или группой людей союз и объединить силы, но я вовсе не планирую предоставлять им полный доступ, поскольку по завершении одной схватки может сразу же начаться другая, но уже между нами. Я бы хотел иметь такую возможность... Но не настолько просто, чтобы оказалось легко взломать, или я бы мог что-то перенастроить не так случайно... И, наконец, меры безопасности на случай похищения. Полная дистанционная блокировка, отключение, либо уничтожение. Ты ведь сможешь соорудить новое устройство по той же схеме, Ирие? Впрочем, даже если нет, лучше совсем потерять такое опасное оборудование, чем увидеть его обращённым против нас же.
Разумеется, верный себе Хаято сразу думал обо всём худшем. Традиционно пытался предусмотреть всё, что способно хотя бы потенциально послужить во вред его бесценному боссу. Чудо, как, с таким отношением, в несгораемый сейф с тройной дверью из адамантия - специально для такого случая сам изобрёл бы, а то и ещё что покруче! - до сих пор Тсуну не упрятал. В мифриловой кольчуге и под семью слоями сигнализации, шарахающей лазерами всякого, кто её зацепит... Практические вопросы непосредственно по применению "чемоданчика" Гокудеру также волновали, но, во-первых, он теперь не сомневался, что Ирие о них расскажет и так, из шкуры вон вывернется, чтоб безумный подрыватель ему лабораторию не раздолбал, заодно с доброй половиной строения штаба, а наводящие вопросы босса помогут, и, во-вторых, был достаточно самонадеян, чтобы полагать, что с основной долей проблем и затруднений сможет разобраться самостоятельно, в процессе освоения нового материала.

+1

9

Трудно было бы обмануться улыбкой и пониженным голосом Гокудеры и всерьёз поверить в его доброжелательность, когда тебя буравят таким "ласковым" взглядом, что, кажется, мысленно уже отсчитывают, сколько килограмм тротила потребуется, чтобы энергией взрывной волны обеспечить твоё скорое прибытие на Юпитер. Не приводя расчёты в исполнение только потому, что в паре метров спиной к ним стоит босс, отвлёкшийся на осмотр волшебного чемоданчика, но определённо не одобривший бы такое невероятное путешествие. И, тем не менее, сглотнув комок в горле, Шоичи попытался это сделать, невольно вжимаясь в спинку офисного кресла под действием дружеской руки на своём плече. По шее за шиворот сбежала капля не то пота, не то той гипотетической жидкости, которой переполняется не менее фигуральная чаша терпения. Жалобно тренькнула пружина в спинке кресла, видимо, воспринявшего последние слова на свой счёт.
— Гокудера-а-а! — Ирие резко дёрнулся в противоположную от безумного подрывника сторону и вскочил с кресла, одновременно хватаясь руками за голову с таким рвением, будто был полон решимости вырвать пару клоков своих огненно-рыжих волос, в которые вцепились дрожащие от напряжения пальцы. — Умерь пыл. Прошу тебя. — Почти простонал он, не громко, потому что сил на вопли не нашлось, но с измученной мольбой в голосе. — Я делаю что могу.
"Я не могу предусмотреть всё." — Сказать вслух не повернулся язык, ведь это значило бы отказ от ответственности перед друзьями, но чувствовал он сейчас именно это. Сердце запрыгало в груди, а живот предательски заныл, ещё не так, чтобы можно было позволить себе сползти по стене, но уже весьма настойчиво, что, вполне вероятно, было следствием ещё и того, что последние несколько дней Ирие питался исключительно кофе и святым духом.
Он действительно устал. Не только от работы без передыха над этим грешным устройством, но от чувства, что это — единственное, что он может сделать, единственное, что от него действительно зависит. Конечно, в каком-то смысле это подстёгивало работать усерднее, сделать всё, чтобы выложиться по полной в своей области и помочь друзьям, но, сказать честно, его моральные силы были уже на исходе. Их было слишком мало, чтобы спокойно воспринимать эту подобную висящей над тобой, как в мультфильмах, гирей с надписью "одна тонна", ауру Гокудеры.

Полмесяца назад, когда пропал Бьякуран, первое, что сделал Шоичи — добрался до всей связанной с его и его хранителей исчезновением информации, до какой только смог, и затёр всё, что имело смысл. Данные камер, логи систем наблюдения, обеспечения и GPS гигабайтами стеклись на его личный компьютер, прекратив своё существование для праздно интересующихся — теперь Бьякуран действительно "исчез". Несмотря на то, что в процессе не покидала мысль о том, что именно этого от него и хотели.
Да, Ирие прекрасно отдавал себе отчёт в том, как это будет выглядеть, если он ошибётся хотя бы в один бит и кто-то, кто будет просматривать всё это после него, заподозрив скрытую подделкой пропажу, докопается до сервера, на который всё ушло. И, тем не менее, считал, что имеет полное на это право. Шоичи не использовал сеть Вонголы, поэтому обвинить Семью в пособничестве беглецу никто не сможет и, если до того дойдёт, под суд Альянса инженер-диверсант отправится один. Но даже эта перспектива не остановила рыжего. Что бы ни задумал на этот раз Небо Маре, время найти резонное оправдание своим поступкам перед всеми параноиками — лучшее, что можно ему дать. О том, что этого не произойдёт вовсе, он даже не думал.
Но на воре, как известно, и шапка горит. Даже закопавшись с головой в работу, Ирие продолжал чувствовать спиной любопытные "взгляды" из сети, пристально наблюдающие за тем, не предпримет ли он что-нибудь. В головах людей слишком прочно застревают клейма и клише. Как Бьякуран для многих продолжал быть безумным монстром, уничтожившим мир, так и Ирие после всего остался в их умах предателем, переметнувшимся на сторону Вонголы, и только из-за этого не заслуживающим смерти вторым в очереди после своего друга. И только это удерживало от того, чтобы действительно что-либо предпринимать, заставляло забить подальше в угол свои переживания и все силы бросив на помощь Семье, которой и так приходилось всё менее и менее сладко, но и с этим он не мог сделать абсолютно ничего.
Шоичи сказал Джаннини и Сапннеру, что те могут спокойно покинуть его на несколько дней, поскольку почти вся работа уже сделана, но не предусмотрел, что одиночество, навалившееся поверх всего этого, заставит так быстро слететь с рельс.

— П-простите, ребята. — Выдохнул он, прикрывая на секунду глаза и опуская руки от головы. — Думаю, я попробую перейти на кофе без кофеина. — Не вполне удачно пошутил Ирие, без тени улыбки на лице возвращаясь на своё рабочее место.
— Что ж... — Протянул он, уже мысленно провалившись под кресло от стыда за то, что в конце концов повёлся на ураганный темперамент Гокудеры. Эти двое тоже устали, причём куда больше, чем он сам, однако почти не подают вида. Поэтому нужно собраться и достойно закончить.
— Да, всё верно. — Кивнул он, поднимая взгляд на Тсунаёши и чуть морщась в попытке сосредоточиться на вопросах. — Аккумуляторы подключены не полностью, поскольку больший объём попросту перегружал нашу систему при тестах. Я использовал записи тренировок, в том числе Гокудеры с Элиной, чтобы рассчитать необходимые значения, так что в реальном бою проблем со вместимостью не должно возникнуть. Так или иначе, в случае переполнения устройство просто прекратит приём пламени, перейдя в режим ожидания. Никаких неполадок и... Взрывов тоже. — Шоичи опустил руки на подлокотники, но от того чтобы запрокинуть голову назад и закрыть глаза воздержался из соображений вежливости, несмотря на то, что этого хотелось больше всего.
— Да, количество комбинаций достаточно велико. Впрочем, не настолько. Порядка пятисот. Основную роль играет то, сколько видов пламени используется, какой из них выбран основным и присутствуют ли в комплекте противоэлементы. Всё остальное регулирует только выраженность тех или иных свойств. В том примере, который ты описал, оружие будет как из коробочки урагана, одно и то же в обоих  случаях. Но свойства его атак будут разниться. — Сделав над собой некоторое усилие, Шоичи вновь повернулся к Гокудере, чтобы ответить и на его вопросы тоже. Впрочем, работа мозга уже заставила немного успокоиться и перестать воспринимать Ураган как минное поле под своими ногами. Правда, всё ещё было немного не по себе.
— Хороший вопрос... В данный момент система безопасности заключается просто в том, что использовать его могут только обладатели колец Вонголы, то есть вы. Я много думал об этом. Использование дополнительной электроники, чтобы установить, как ты сказал, код доступа, было бы на самом деле большим риском, чем её отсутствие. Начиная с того, что это стало бы ещё одним способом сломать устройство, и заканчивая тем, что в середине схватки вам будет просто не до того, чтобы вспоминать и набирать пароль достаточной криптоустойчивости. То же самое с самоуничтожением. Если устройство попадёт в руки врага, никто просто не сможет им воспользоваться.... А что касается самой технологии, я знаю только троих людей, которые смогут разделить эту батарею на составные части, не разрушив необратимо её структуру. И все они работают в этой комнате. — На лице Шоичи в конце концов снова появилась лёгкая улыбка.

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/1p7qb.jpg[/AVA]

Отредактировано Shoichi Irie (2016-01-14 05:12:28)

+1

10

Отвлекся называется, нет, Небо знал что его Ураган импульсивен, особенно в вопросах касающихся безопасности семьи и лично босса. Даже невзирая на то, что последний давно уже не "никчемный" и о собственные ноги не запнется, да и постоять за себя в состоянии, и тот факт что этот самый босс, при желании, может сровнять с землей небольшой городок, так, досадные мелочи. И сколько бы он не говорил, сколько бы не просил.. Да кто бы его слушал. Похоже эту почти слепую опеку, что появилась у Урагана еще со школьной скамьи, уже ничем не выведешь, это так плотно укоренилось, что уже и на привычку не похоже, образ жизни скорее.
- Ирие, - Небо непроизвольно дёрнулся в сторону друга, стоило технику вскочить с места и схватиться за волосы, показалось что молодой человек сейчас либо разрыдается, либо взвоет в голос, потому что аура что исходила от его правой руки, была будто физически ощутима и давила на бедного Шоичи подобно каменным плитам. - Давай, просто дослушаем до конца, хорошо, Гокудера-кун? - Улыбается Нео Примо, положив ладони на плечи рыжего, словно защищая от невидимого груза, что лежит на плечах одного из лучших умов Вонголы. Все они устали, слишком много свалилось на их головы. Может, стоит дать ребятам выходной? И не один. Пусть отдохнут, приведут в порядок себя, нервы, мысли, чувства. Ведь все уже давно на пределе, и не пойми, как все ещё держатся. Сам же Дечимо чувствует, как скрученная внутри пружина вот-вот со звоном распрямится, нужен только хороший толчок. А если сорвется Хаято? Нет, последствия подобного представить страшно. Да, выходные нужны всем и приближающиеся праздники хороший повод дать их своим друзьям, пусть немного расслабятся.
Чувствуя что Ирие успокоился, Десятый убирает ладони с его плеч, по-прежнему тепло улыбаясь. Как ни крути, он Небо Вонголы, он должен нести гармонию, одним своим видом показывая что все будет хорошо, вселяя веру в сердца своих друзей, при этом не показывая что у самого на душе скребутся мерзкие, лысые кошки. Особенно сейчас, когда груз вины, его вины, его ошибки давит на плечи непомерным грузом, грозя утянуть на самое дно.
- Кофе без кофеина, а следом еда без калорий. - То ли в шутку, то ли всерьез произносит шатен, отводя взгляд в сторону и на мгновение прикрывая глаза. Кажется, буря миновала, и Шоичи готов продолжить объяснение дальше. Небо опирается бедром о столешницу, внимательно слушая техника. И почему все это свалилось на их головы? За что этим прекрасным людям, что окружают его, столько всего? Бессонные ночи, потрепанные нервы, и уже испорченное здоровье, а о количестве пережитых сражений и ран он вообще молчит.
- То есть... - Негромко произносит Тсуна, когда Ирие заканчивает свои объяснения, - ...если этот кейс попадет не в те руки, то при открытии система будет нарушена и не будет подлежать ни считыванию, ни восстановлению? - Ответ, по идее, ясен и так, но, отчего-то хочется услышать это от самого создателя новой «игрушки». Зачем? Так будет спокойнее? Да, наверное.

+1

11

Слова Ирие ничуть не успокоили Хаято. В частности, потому что совершенно неизвестно, против кого придётся применять это оружие, а ведь среди потенциальных и действующих врагов Вонголы есть, скажем так, кое-кто, для кого Шоичи – далеко не чужой человек, да и Спаннер тоже, и совершенно не известно, какие методы это существо применит к ним, чтобы добиться своего. Если честно, эти умники, несмотря на всю свою неоспоримую гениальность, ничуть не походили на людей, способных выдержать настоящие пытки, или психологическое давление, или шантаж, или давление дружеских чувств.
«В этой комнате, значит… А ты думаешь, я совсем забыл о том, кем ты являлся и откуда пришёл к нам? Думаешь, забыл, как ты с нами обходился ради якобы благой и великой цели?» - впрочем, нет, мотивация Шоичи была, безусловно, благородной, однако, сие ничуть не отменяет его сомнительных методов. А Десятый… Десятый был тем, кто разработал с ним тот жёсткий, даже жестокий по отношению к Хранителям план. Хаято отлично помнил, как дважды подряд за несколько минут не поседел лишь потому, что его волосы уже были светлее некуда – он-взрослый, ровесник себе нынешнему, и он-подросток, перенёсшийся в будущее благодаря базуке десятилетия. Это вот у них считается нормальным, видите ли. А потом он чувствовал, что его оставили в дураках. Как здорово, что Хибари и Шоичи заслужили больше доверия Тсунаёши, чем сам Хранитель Урагана. Впрочем, их, разумеется, было можно понять, поскольку убитая горем и отчаянием правая рука босса – отличный, прямо-таки шикарный метод убеждения врагов в том, что Десятый Вонгола по-настоящему мёртв, и ни Реборн, ни даже божественное чудо не помогут ему возвратиться с того света… Но правда есть правда – его использовали, подобно фигурке на доске. И больше участвовать в играх вслепую Хаято отнюдь не собирался, ещё чего, - «Ирие Шоичи… Может быть, настанет день, когда мне без всяких шуток придётся тебя прикончить, не дав сойти с места…» - да, он и впрямь допускал вероятность подобного развития событий. И рука его не дрогнет, если Шоичи будет пойман на контактах с Бьякураном, даже слушать лживые оправдания бывшего ложного Погребального Венка Солнца Хаято, получивший подтверждение собственной правоты, не будет.
И пусть Десятый потом хоть казнит его самого.
С кейсом же ему было всё в основном понятно. Конечно, потребуется потратить немало времени на то, чтобы освоить все возможности нового вооружения - но это чисто технические затруднения, и относительно просто решаемы, ему ли да не справиться? Кроме того, и с тем, что интересовало Десятого, он в принципе сообразил - ну, серьёзно, зачем поддерживать возможность восстановления этой штуковины из того металлолома, в который превратит её самоуничтожение, если те, кто создал её однажды, скорее всего, смогут, при большой необходимости, и повторить снова, изготовив новый "оружейный чемоданчик"? Если бы сам Хаято занимался разработкой данной технологии - он бы позаботился, чтобы самоаннигиляция устройства развеивала бы его в пыль, а не просто рассыпала на обломки. Так надёжнее. В вопросах обеспечения защиты штаба Вонголы в целом и Дечимо в частности Гокудера всегда был перестраховщиком, не собирался ни скрывать этого, ни хоть сколько-нибудь стыдиться. Должен же хоть кто-то думать о таких вещах, а то некоторые даже на элементарные меры безопасности рукой машут, даже в этом помещении Хаято мог навскидку найти несколько ошибок в расположении тут предметов, и в наличии здесь нескольких таких, каких, вообще-то, тут не должно находиться. Запросто короткое замыкание или небольшой взрыв вызвать могут, при случайном ошибочном употреблении, или при контакте с некоторыми другими лабораторными принадлежностями. Правда, работают тут далеко не идиоты, косячащие на каждом шагу, однако, как известно, и на старуху бывает проруха, а тот же Джаннини, честно говоря, неоднократно проявлял себя феерическим мастером-ломастером.
- Хм. Если учесть, кто те люди, о которых говорит Ирие… То у меня однозначно есть ещё один вопрос, Джудайме… - тихо промолвил Гокудера, вернее – выдавил с обманчивым спокойствием сквозь стиснутые зубы, вперив прямой и открытый взгляд в рыжего, буквально сверля его глазами, - Насколько мы можем доверять Ирие Шоичи и Спаннеру? – этот парень уже однажды проявил себя двойным агентом, правда, в то время он действовал в интересах Вонголы, но поступил Ирие так, руководствуясь своими представлениями о том, что правильно и хорошо, а что – нет. Что, если на сей раз совесть и чувство вины подскажут ему кардинально противоположное решение? Или… Или, что греха таить, никакой совести у этого так называемого друга Шоичи нет – и четырёхглазого принудят предпринять подобный шаг? Моральные и нравственные терзания Ирие ничего в данном случае не изменят, и рыжий всё равно окажется фактическим предателем, а с предателями у Гокудеры всегда разговор выходил очень коротким. Размажет в кровавую кашу и ни на секунду не поколеблется... Не то, чтобы рыжий не нравился ему уж совсем, однако, с теми, кто уже проявлял себя как личность, не заслуживающая слишком большого доверия, уж точно не на сто процентов, он всегда оставался чуть-чуть да настороже. Ни одному перебежчику, даже если тот пришёл с священной миссией от самой Девы Марии, нельзя полностью раскрыться, и нужно оставаться готовым применить любые меры по отношению к нему. Лучше подуть на воду, чем ошпариться кипящим молоком и потерять самое дорогое из-за обмана, или даже простой ошибки. Шоичи не объективен, и поэтому нельзя расслабиться и относиться к нему, как ко всем. Он не равноценен Такеши, Ламбо и другим Хранителям, даже Джаннини не равноценен, потому что Джаннини никогда не менял свой "цвет" и командную принадлежность. Реборн и Тсунаёши проявили милосердие по отношению к нему - и Гокудера не возражал, ничуть. Он даже начал отчасти уважать Ирие. Но... Но. Он слишком боялся потерять свою Семью, чтобы не пытаться предусмотреть абсолютно все варианты.

+2

12

Ирие перевёл рассеянный взгляд, содержащий в себе одновременно неловкость, признание собственной вины и значительную долю благодарности, на Десятого Вонголу. На секунду сжав пальцами подлокотники и тут же расслабив их, рыжий сложил руки в замок на животе и сполз по спинке кресла сантиметров на пять вниз, так, что даже внимательный наблюдатель, не посвящённый в особенности организма Шоичи, вряд ли предположил бы что-то помимо смены положения на более удобное и расслабленное, однако от взглядов друзей это навряд ли могло укрыться. С возрастом ему удалось только научиться не демонстрировать приступы нервической боли в животе окружающим, но не избавиться от неё.

— Именно так. Принцип неопределённости Гейзенберга, — ответил Ирие, тут же спешно поправляя очки, хотя в этом и не было никакой необходимости, чтобы справиться со смущением оттого, что сбился на научную терминологию. Тсунаёши-кун из тех людей, которые в таких случаях из вежливости не подают виду, что не понимают, о чём им говорят, но именно поэтому тему квантовой механики пока что стоит обойти стороной. — Ах... Это совсем ничего не объясняет, да? Но Гокудера может поручиться за мои слова. — Шоичи перевёл сосредоточенный, а потому уже почти спокойный взгляд на Хранителя Урагана. Каких бы эмоций он не испытывал насчёт горячего итальянского темперамента и взглядов этого человека, обращаясь к подрывнику как к коллеге, Ирие не мог не вкладывать в свои слова заслуженную долю искреннего уважения, и это чувство помогло изрядно сбросить напряжение, вспомнив о том, что, как бы там ни было, Гокудера — его товарищ и Семья, с которым следует, по крайней мере, считаться и мириться. Иначе всё остальное не будет иметь никакого смысла.
— После того, как я закончу, если физическая или информационная целостность системы нарушится, у вас в руках будет не более, чем простой ящик, — заверил рыжий, не без доли гордости за свою работу и работу своих коллег.
Он ожидал от Урагана продолжение вопроса насчёт квантового принципа, и, честно сказать, был бы рад перейти на эту тему. Однако услышанное заставило его замереть на пару мгновений странной ошарашенной лицом статуей.
"А?"
Предплечья резко легли обратно на подлокотники, а пальцы и спина напряглись так, словно он собрался вновь подскочить, но не нашёл в себе сил. Взгляд невольно упал на серверную стойку, стоявшую аккурат за плечом Гокудеры, заставив снова замереть. Нет, конечно, он не мог ничего знать. Но, если бы только Ураган был способен считывать данные, только поглядев на диск, чего он, к счастью, не был в состоянии сделать, даже если бы обернулся по направлению взора Ирие, каковы были бы его слова? Вероятно, все его слова выражались бы в тротиловом эквиваленте. Вот только...
— Я понимаю, о чём ты. — Тихо проговорил рыжий.
И понимает лучше, чем это звучит. Слишком короткая логическая цепочка, и слишком привычная, повторённая много раз с тех пор, как десять лет назад они вернулись из будущего. Вот только именно поэтому он всё равно неправ.
Почему за десять лет Гокудера заявил, что не доверяет ему, только сейчас, когда половина сети главного штаба построена и оптимизирована им лично, как и сотни других вещей и заданий, и до сих пор ни одно из них не давало поводов усомниться в его надёжности или компетентности? Потому что дело не столько в самом Ирие — всё как всегда упирается в Бьякурана, и десять лет спустя. Что ж, он не один такой, и можно понять беспокойство правой руки босса Вонголы, но... Но, честно сказать, от него он этого не ожидал.
Он никогда не считал, что даже среди Хранителей Вонголы все разделяют позицию Тсунаёши на этот счёт, но теперь, когда им действительно больше всего нужны союзники, отказаться от Бьякурана, свалить всё на него и упрекнуть в ненадёжности членов собственной семьи только за то, что те от него не отреклись? Насколько параноиком нужно быть? И что Гокудера вообще знает, чтобы так судить? Последние дни из тех, других десяти лет, что Шоичи был другом Джессо, сухие отчёты Альянса и CEDEF, да предрассудки? Не больше, чем все. Да, там, в другом будущем, всем пришлось несладко, но кому как не Ирие это знать?

Брови и веки медленно приопустились, губы едва заметно дрогнули, возвращая перехваченное дыхание, будто рыжий вполне физически проглотил свою обиду. Но в глазах цвета бутылочного стекла, отделённых от собеседников тонкими пластмассовыми линзами очков, на мгновение блеснул призрак стального холодка взгляда командующего базой Мелоне — именно того, что когда-то приводил босса семьи Мильфиоре в восторг, прорастающий на складах океанами белых анемонов, но сейчас обозначавший лишь то, что этот вопрос он не забудет, но продолжать ссору, особенно при Саваде, не собирается.
Что бы сделал тот человек — его давно забытая, но не выброшенная маска — на месте правой руки Босса? Ирие не нужно было думать, чтобы ответить на этот вопрос. Даже самые преданные сторонники, натыкаясь на конфликт интересов, перестают быть таковыми. Поручить создание системы безопасности лично Джаннини, отстранив их со Спаннером от последнего этапа работы — вот очевидный и рациональный выход. Как руководитель, Шоичи одобрил бы такое решение. Как подчинённый, предложил бы его первым, поскольку и сам понимал, что, даже если слова эти были сказаны из одного "наезда", назвать их абсолютно безосновательными нельзя — он некомпетентен и может совершить ошибку. Но только может, а Гокудера уже совершает её.
Десятое поколение Вонголы — это не Мильфиоре. Их методы всегда были иными. Заключить временный союз, держа за спиной нож наготове? Подозревать всех и каждого в возможном предательстве? Это не война. Да, мафия — не клуб по интересам, да и они сами — уже давно не подростки, плечи которых не могут понять и принять большей ответственности, чем жизни близких друзей, и для которых нет ничего важнее слепой веры и решимости, но разве не этим всегда были сильны эти ребята, разве не этим они гордились? Когда в том, несбывшемся будущем Vongola Famiglia, сильнейшая из семей, не справилась, эти подростки победили. Ему всегда казалось, что именно Хранитель Урагана должен понимать это, как никто другой. Неужели все они настолько устали?

Выпутав из медно-рыжих волос дужки оправы, молодой человек снял очки, просто чтобы на раз разорвать зрительный контакт.
— Да, я могу рассуждать не трезво, потому что заинтересован лично в том, что сейчас происходит, — проговорил Ирие, стараясь сохранить спокойствие, однако зелёные глаза его, раньше, чем рыжий сформулировал остальную часть ответа, зрачки которых почти перестали подрагивать, загорелись решимостью дать отпор Гокудере и всем несчастным параноикам в его лице.
— Но разве один я? И разве это не правильно? Бьякуран нарушил союзнические обязательства, это так, но он остаётся нашим товарищем. И ты сам знаешь, что из этого важнее. Если отказываешься верить ему и мне, поверь своему боссу, — Ирие перевёл взгляд на Небо, ища в нём поддержки, — Нам что, не хватает настоящих врагов?
Уж кто-то, а Бьякуран им не враг, и Савада был одним из первых, кто встал на его сторону. Врагом Джессо упорно считает Альянс. И эти самые "обязательства" — ничто иное, как поводок, который на него нацепили из страха, что будущее повторится. Сколько раз с тех пор Бьякуран подтвердил, что этим страхам больше нет причин? И с каких щей Вонгола, сильнейшая из семей, боится разгневать Альянс своим несогласием? Если бы это было так, если бы он не верил всё ещё в Тсунаёши, Шоичи бы подал в отставку ещё месяц назад, несмотря на неосторожность такого поступка (Не кажется ли смешным говорить об осторожности, имея в виду человека, который некогда едва не сломал время, увлечённо экспериментируя с Десятилетней Базукой?) и всю ответственность, которую несёт как инженер научного отдела.
— Я всегда придерживался одной и той же стороны — мира. Как и Вонгола. Это — причина, по которой я нахожусь здесь сейчас, — отрезал Шоичи, делая акцент на последней фразе и усилием воли сдерживая сбивающийся голос.

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/1p7qb.jpg[/AVA]

Отредактировано Shoichi Irie (2016-03-16 02:38:14)

+1

13

Объяснения Шоичи успокоили Дечимо, будучи уверенным в том, что при попадании в руки противника новое оружие не будет обращено против них, Десятый значительно расслабляется, он может быть уверен в относительной безопасности своей семьи. Теперь осталось только разобраться с принципом работы, приноровиться, научиться использовать, и... А что - и? Снова в бой? Снова проливать чужую кровь? Нести боль и мучения своим противникам? Отстаивать свое право на жизнь? Снова страх за жизнь каждого из его друзей. Снова направлять отряды и нести ответственность за победы и поражения. Кто бы и что бы ни говорил, даже за каждую победу Вонголы Дечимо несет на себе груз боли проигравших. Но он уже не маленький мальчик, что бежит от всего, нет, он и сейчас не желает напрасных смертей и пытается решить все миром. Но, не все и не всегда можно решить мирным путем, мир мафии слишком жесток чтобы всегда иметь возможность решить все тихим компромиссом, и именно тогда разгорается пламя Неба, чтобы уберечь от смерти каждого кто ему дорог.
Вопрос Гокудеры разрезал воздух, подобно удару хлыста, со свистом, отдаваясь в каждой клеточке нервной дробью, Небо вздрогнул, переводя взгляд на "правую руку", слегка хмурясь.
"Неужели, Гокудера-кун?" - Нет, шатен не озвучивает свой вопрос, он просто смотрит в глаза своего друга и все понимает без слов. Ураган не доверяет ни Спаннеру, ни Ирие. Память о поступках техника в той реальности все еще не дают итальянцу покоя, он не простил, не отпустил, даже несмотря на то что они стерли ту реальность победив Бьякурана. Стерли, но память не была потеряна, эта память заставляла совет Альянса взять под стражу Джессо, эта память не дает покоя никому, или, может, Гокудера не простил лично его, Тсуну. Ведь он поступил подло по отношению к нему... Шаг, еще один, Нео Примо ловит на себе взгляд рыжего и едва заметно кивает, снова опуская ладонь на его плечо. Молча слушая, давая Шоичи высказаться, чувствуя как напряжение нарастает, воздух будто раскаляется, от чего становится сложнее дышать. Глубокий вдох, еще один шаг, рука по прежнему дежит на плече техника, слегка сжимая его.
- А, может, хватит уже, Гокудера-кун. - Не громко произносит Вонгола, поднимая взгляд на своего друга и Хранителя, чья забота порой просто немыслима. - Ирие и Спаннер за десять лет не раз доказали свою верность Вонголе. - «Верность Вонголе», дьявол, будто и не о человеке вовсе говорит, а о псе каком-то. Небо и сам не понимает от чего сейчас проснулось его второе «Я», тот самый человек, что держал в руках всю власть Альянса, та маска, которую он одевал, едва переступая порог зала, где собирались доны. - Я понимаю твою озабоченность, но твои обвинения беспочвенны. Мы не знаем наверняка, почему Шоичи оказался тогда там, где оказался. Но именно этот факт помог нам переписать историю. И за эти десять лет, думаю пора бы уже научиться доверять тем, кто так часто прикрывает твою спину как в прямом, так и в переносном смысле этого слова. Нам хватает внешних врагов, Гокудера-кун. - Голос ровный, без намека на мягкость, Небо еще минуту смотрит в глаза цвета молодой листвы и мягко улыбается, будто не он только что говорил так непоколебимо и властно. - Прости, Гокудера-кун, ну правда, ты перегибаешь. - Тсуна снова поворачивается к технику, ободряюще ему улыбаясь. - Скажи, Ирие, как много времени потребуется чтобы закончить его - небо кивает на кейс - и освоить в реальном бою? - Нужно просто перевести тему, на более насущные сейчас проблемы и вопросы, а доверие? Однажды Ураган поверит им, нужно просто больше времени.

Отредактировано Tsunayoshi Sawada (2016-03-18 13:35:56)

0

14

Гокудера опустил голову, словно бы подавившись любыми возражениями и дополнительными язвительными или просто саркастичными комментариями, что могли бы у него возникнуть в ответ на все реплики Шоичи, стоило лишь прозвучать голосу Дечимо. Как будто слова перекрыли Хаято доступ кислорода – он словно физически не мог что-либо возражать Ирие при явном, хотя и достаточно мягком, недовольстве Тсунаёши. Младшему Саваде было достаточно пары фраз, чтобы заставить своего Хранителя Урагана попросту заткнуться, вместе со всеми его переживаниями, мыслями, страхами, и запереть всё это внутри себя, сжигая свою же душу всем этим негативом, но не оскорбляя Десятого проявлениями своего вздорного характера. Его плечи едва заметно дрогнули – и расслабились, как и вся фигура, недобрый огонь в зелёных глазах Хранителя Урагана погас.
- Простите, - тон его стал каким-то бесцветным, почти неискренним – живому человеку не может быть настолько всё равно, особенно если речь идёт о чём-то, насчёт всего пару минут назад он был готов если не рвать и метать, то активно дискутировать.
У него оставалось всё меньше сил бороться с тем, чего он никак не мог понять – просто чёрная аура, стремительно сгущавшаяся вокруг Семьи Вонгола, и ни единой ниточки о том, с какой стороны браться за решение проблемы. Да ещё и в то время, когда свои выдают такие заявления, как это сделали Хибари и Ямамото. Ну, предположим, то, что Кёя склонен, мягко говоря, критически оценивать остальных Хранителей, а также работать в гордом одиночестве, всегда было известно, и ни единого сомнения не возникало в том, что он просто был верен самому себе…

"- В этом ещё одна причина того, что я не примкнул к вашей команде. В ней полно тех, кого я хочу загрызть до смерти! – подросток, сжимающий тонфа в обеих руках, с маленьким аркобалено Урагана на голове, выглядит настроенным очень серьёзно. Опасно даже. Понятия своих и чужих для него нет, и он уничтожит каждого, кто помешает ему идти своей дорогой и поступать по своему разумению."

Это ужасно, однако, способа до него достучаться, кажется, не существовало. Одно радует – выведя Рёхея из игры, Хибари всё же не убил его. Может быть, в нём всё-таки есть что-то человечное? Да и на помощь им он всё-таки приходил, хотя и исходя из каких—то своих собственных, похоже, соображений, командного духа у Кёи не имелось отродясь.

"- Я терпеть не могу тех, кто сбивается в стадо, - бесстрастным спокойным тоном свысока роняет взрослый японец из несбывшегося будущего, и на эти слова в голове бьётся только одна-единственная мысль:
«Чёрт возьми, да что такое вообще творит этот ублюдок?! Кем он возомнил себя, вообще?!»"

И вот теперь оказывается, что он ничуть не изменился, и сердце этого чудовища во плоти – если у него вообще есть сердце, - не стало ни на йоту теплее. Но, как уже было сказано, от Хибари это было более-менее ожидаемо, а вот Ямамото…

"- Я устал слушать эти бредни о единстве Вонголы. Очнись. Тех детей, которыми мы были, здесь больше нет. Ты убийца. Я убийца. Мы все повязаны чужой кровью. И это единственно верная правда."

Да, он абсолютно прав, их нет, а, вместе с ними, исчезла и наивная младенческая вера в своё бессмертие и всесилие – во всяком случае, когда они действуют все вместе и уверены в себе и друг в друге, и готовы идти вперёд до конца. Они теперь – такие же грешники, как все предыдущие поколения Вонголы. Даже Примо не был свободен от преступления, и ему приходилось сражаться и уничтожать врагов, иначе даже Виджиланте долго не просуществовали бы. И те пузырьки с кровью, "Грех Вонголы" и "Искупление"... Разве это не очень говорящие названия? Но грехи всё равно нагоняют, рано или поздно, и Первый Вонгола, равно как и все его Хранители, получили в итоге своё наказание. Может быть, то, что происходит теперь, и что они не в состоянии контролировать, или даже хоть сколько-нибудь для себя уяснить, является уже возмездием, вынесенным для них, для десятого поколения? Свет в их глазах, что жил в их четырнадцать и пятнадцать лет, давно погас, они стали более хладнокровны, жестоки и расчётливы, они погрязли в этой нескончаемой паутине криминального мира.
«Да, проклятье, это совершенно меня не волнует! Я беспокоюсь о другом… Я всегда безоглядно верил в гиперинтуицию Десятого, я был готов поставить что угодно, даже свою жизнь, на то, что он всегда найдёт выход из любой проблемы и отыщет оптимальное решение… Но факт остаётся фактом, если он допустит хотя бы одну ошибку, всего лишь одну, не более – я потеряю его. Навсегда… И чуда больше не повторится, потому что он умрёт по-настоящему. Не знаю, что за сила возвращает с того света…» - Юни, Гамма, Бьякуран и некоторые другие тоже умирали, но это не помешало им воскреснуть, - «Но невозможно всегда уповать на такую удачу. Тем более, что ею нельзя управлять… Или… Или с ним случится нечто худшее, чем смерть… Мафия не прощает такого. Но я не знаю… Я не знаю, как защитить его!»
Ну, конечно же, он всегда был таким вот бесполезным. Сам после большей части своих боёв оказывался в больнице, пытаясь примириться с очередным поражением, а туда же, ещё кого-то спасать вздумал. Глупый трусливый младший брат… Дьявол, ну, сколько раз ему ещё побеждать самого себя, свою слабость и свои сомнения, чтобы перестать слышать этот голос, говорящий такие вещи?! Впрочем, как бы то ни было, Бьянки права, он ничего не способен сделать нормально. Однако, несмотря на это, Хаято будет продолжать пытаться. До конца своих дней. Он погибнет, но не бросит попытки изменить себя. Всё, что было достигнуто за десять лет, давало сейчас трещину, и та разрасталась в душе Гокудеры, провоцируя его на подобное поведение по отношению к Шоичи и вообще ко всем окружающим. Нити, связывавшие для него Вонголу во что-то единое и цельное, рвались сейчас одна за другой, и он уже не знал, кому и во что верить. Жалость к себе? Правда? Возможно. Наверно, Такеши прав, но кто ему дал право вот так поступать с человеком, который беспокоится за него? Горькая обида на второго лучшего друга колыхнулась в душе. Непонимание. Растерянность. Чувство собственного полного одиночества в холодном бесконечном вакууме, словно провал чёрной дыры образовался в груди.
«Я не умею прощать?»
Похоже, так оно и есть. Ведь из-за нелепой случайности, из-за неправильно трактованных слов, он стремглав убежал когда-то из дома отца, и, даже выяснив правду, не поспешил в дом родителя, примиряться. Какая-то дурацкая мальчишеская гордость не позволила явиться с повинной и покаяться в том, что был не прав. Телефонные звонки, впрочем, были, но это совсем не то же самое, что личная встреча
Гокудера зажмурился и до боли стиснул руки в кулаки, заставив ногти вонзиться в ладони. Снова открыл глаза, посмотрел на Тсунаёши, затем на Шоичи.
- Я действительно извиняюсь за своё поведение, - его тон был хладнокровен, равнодушен, сдержан, рассудителен до мертвенности, - Кажется, мы немного отвлеклись от нашей первоначальной задачи. Шоичи, ты, вроде бы, предлагал мне схему действий с этим предметом? Пожалуйста, ты не мог бы показать мне, что именно и как следует сделать, чтобы я не сжёг что-нибудь в этом помещении, а то и на всём этаже? А ещё лучше – где. Не думаю, что открывать такое оружие в лаборатории – правильная мысль, в то время, как у нас есть тренировочный зал, - его безукоризненная вежливость могла бы показаться искренней, если бы не застывший взгляд. В глазах Хаято больше не читалось ни одной эмоции, и, если верить поговорке о том, что они являются зеркалом души, то его душа если не умерла, то получила нокаут, заснула, упала в обморок или погрузилась в кому. Ничего не болит, никаких лишних рассуждений, просто делать, что велят, и не разговаривать, - И мне тоже интересно, когда данная разработка будет закончена на сто процентов, - ничего ему сейчас не интересно, но не сказать так он не мог.

+1

15

Вздохнув и покачав головой, молодой человек бросил быстрый взгляд на опустевшие глаза своего Хранителя Урагана, затем ещё один взгляд он бросил на техника перед тем, как закрыть глаза и шумно выдохнуть, запрокинув голову назад. Что и не говори, Дечимо не так представлял себе брифинг, не так. Слишком много было сказано не так, слишком много было не так понято, но… В конце концов, все они люди и все совершают ошибки. Может быть, Савада был слишком прямолинеен, слишком жесток по отношению к Гокудере? Да, скорее всего это было так. Сам Тсуна едва мог объяснить причину, по которой он сказал те слова. Он должен был быть гармонией, но как бы он не пытался, всё равно этот баланс и гармония нарушались. То поколение Хранителей, которое собралось сейчас, было достаточно разношерстным, и именно Савада должен был объединить их. Тогда, в прошлом, когда почти каждый день имели место судьбоносные события, они были… Сплоченнее. Хотя какие были варианты, когда единственная альтернатива – конец всего мира, который ты знаешь? А сейчас же, когда наступили относительно мирные деньки, и, вроде бы, всё должно стать спокойнее, всё наоборот катится неизвестно куда. Савада спрятал руки в карманы костюма, сжав их в кулаки уже там, надеясь, что его напряжение и беспокойство будут заметны только ему одному.
“Молодец! Твоя семья трещит по швам, и ты вместо того, чтобы осторожно пытаться помочь всем, начинаешь прямолинейно читать нотации лучшему другу. Приехали, что дальше? Возьми себя в руки, Савада Тсунаёши, ты Босс, а не четырнадцатилетний мальчишка. Ты должен думать перед тем как действовать, или ты забыл, какая на тебе ответственность? Соберись.”
Разжав кулаки, Дечимо позволил напряжению покинуть собственное тело, расслабившись, будто перестав удерживать дыхание. Он открыл глаза и улыбнулся лучшему другу, в его улыбке читалась доля вины, как будто он извинялся перед Гокудерой за то, что не понимает какой-то пример из математики, который тот ему объяснил уже несколько раз. Встретившись взглядом с Хаято, он, продолжая улыбаться, подошел к нему ближе и, опустив ему руку на плечо, сказал:
- Это ты меня извини, Хаято. Что я хочу сказать, это… - Савада ненадолго замялся, будто подбирая слова. Не так легко было передать то, что он чувствовал, нужно было быть осторожным, не сделать всё хуже. – Отпусти. Просто отпусти, - тихо, мягко и почти шепотом говорит Савада. – Ты не должен нести бремя защиты Вонголы один, не должен всегда оглядываться за спину, опасаясь за нашу безопасность. Ты несешь тяжелый груз на своей душе, Хаято. Та тяжесть, которую ты несешь, не доверяя тем людям, которые вполне заслужили наше доверие, она будет накапливаться в тебе, пока не раздавит тебя. Ты не можешь идти вперед, всё время оглядываясь назад. Ты должен отпустить все эти беспокойства, по крайней мере по отношению к тем, кто заслужил это. – Савада выдержал паузу, рука на плече лучшего друга сжалась чуть крепче, но это не был намек на давление, а скорее попытка донести поддержку, - Это нелегко, и я многого требую. Я знаю, что я всегда многого требовал от тебя. Но, рано или поздно, этот груз окажется слишком велик для тебя, и он тебя раздавит. И… - Нео Вонгола Примо говорит чуть тише, будто стесняясь своих слов, - Я не готов потерять тебя. Ни сейчас, ни когда либо. Мы семья. И я всегда помогу тебе, как бы сложно это не было. Потому, поверь мне сейчас, поверь в мои слова. Я не разочарую тебя. Нам нужно идти дальше, вместе. Не оглядываясь. Помня то, что было, но не оглядываясь.
Ободряюще улыбнувшись своему Хранителю Урагана, Тсуна повернулся к Шоичи. Возможно ему казалось, но техник выглядел… Уставшим? Может было что-то ещё, но почему-то Савада был уверен, что сейчас Ири чувствует именно усталость, истощенность. И едва ли эта сцена, которая сейчас произошла, положительно скажется на душевном состоянии юноши. Убрав руку с плеча Гокудеры, Тсуна направился к столу Шоичи, по пути окинув взглядом чемоданчик:
- Сколько ты уже работаешь над этой штукой? Сколько крови осталось в твоем организме? Мне кажется, скоро у тебя в венах будут кофе и энергетические напитки, - улыбаясь, пытается пошутить Дечимо, - Тебе нужен отдых, и возражений я не принимаю, - Савада окинул взглядом комнату, в которой уже царила предновогодняя обстановка, - У нас праздник на носу, неужели ты хочешь встретить его с мешками под глазами? Заканчивай с делами и отоспись как следует, отдохни. Я настаиваю, - мягко, но достаточно четко добавляет Савада, - Что касается приблизительной даты завершения работы рад разработкой… Дай мне знать, когда будет эта информация. Я не требую сиюминутного ответа. Просто, когда появится определенность – свяжись со мной и дай знать. По телефону или ещё как – я предоставляю право выбора тебе. И, если это будет рассылка, то включи в неё Гокудеру
Запустив руку в собственные волосы, будто задумавшись над чем-то, Дечимо повернулся к своему лучшему другу, смотря куда-то в пол:
- Пойдем, оставим Ирие работе. Так он наверняка быстрее справится, быстрее освободится, и скорее сможет отдохнуть. А вот у нас с тобой дел ещё много, - вздохнув для эффекта, произносит шатен, после чего убирает руки в карманы костюма и, кивнув в сторону двери, ждет, пока Хаято направится к выходу вместе с ним, - Не беспокойся, Шоичи сразу уведомит нас, когда появится информация,- И уже у выхода, когда юноши почти были в дверях, Дечимо доверительно проронил, так, чтобы слышал только его лучший друг, и, возможно, Шоичи, - Не знаю как ты, а я бы не отказался сейчас от хорошего кофе. Что скажешь?

0


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Сюжетные эпизоды » 25 декабря 2014 года | Немного огня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC