Дата создания: 20.05.2015
Название: Горящее Небо
Система игры: эпизодическая
Рейтинг игры: 18+
Мастеринг: смешанный
Каждый день для вас трудятся
Aurora Hart
Mukuro RokudoElina Mears
Нужные персонажи

Занзас, Леви-а-Тан, Луссурия, Сасагава Рёхей, вся Семья Сфорца, вся Семья Риколетти, особый отдел ФБР.

25.12.2014 г. | Добро пожаловать к дяде

Эмель
— Вы должны понимать, что цена должна быть.. м~м.. адекватной. — «А то знаю я, аппетиты Игараси-сама.» — И, безусловно, весьма удачно то, что я прибыл в Японию в поисках информации. И уполномочен вести подобные переговоры. - Эмель снова бросил взгляд на коробочки мирно покоящуюся на столе, выдавая свою заинтересованность.

КАНОНИЧЕСКИЕ персонажи принимаются по упрощённому шаблону. Очень ждём Хранителей Вонголы!
18.10.16
Вводится новое правило. Если вы не предупреждали об отсутствии (все мы можем быть заняты, все всё понимают), то в сюжетные эпизоды, посты пишутся в течении недели ( 7 дней). Если Вы не укладываетесь в означенный срок, персонально оговорим тот интервал, в который Вы сможете ответить.

Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Архив законченных игр » [Флэшбек] Прекрасное далёко


[Флэшбек] Прекрасное далёко

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

1. Место действия:
Намимори, больница. Далее - по обстоятельствам.

2. Время действия:
Первый акт:
Вскоре после завершения состязания аркобалено.

3. Погода:
Ситуативно меняется.

4. Участники:
Byakuran Gesso, Zakuro.

5. Краткое описание:
Краткое пособие о том, что бывает, если ваше Небо - раздолбай и не делает ничего так, как все нормальные люди.

0

2

Больница - это ни разу не прикольно и не здорово. Особенно если с тобой бок о бок пребывает ещё целая толпа отшибленных на всю голову матёрых мафиози, и не проходит и часа, чтобы не прострелили стену или не разнесли кусок потолка. А у тебя, между прочим, при этом до сих пор болит всё тело, и, кроме того, тебе отлично известно, что жизнь этого тела зависит от прихоти одного жадного до наживы иллюзиониста... Сколько раз Бьякурану досталось в течение этого, с позволения сказать, дрянного состязания? Четыре? Пять? И каждого по отдельности человеку похлипче было бы более чем достаточно, чтобы отправиться на тот свет... Неужели они стали такими слабыми? За тот относительно короткий срок, что ему довелось провести здесь, Бьякуран успел поразмышлять над целой массой вопросов, и среди них был такой, что мучил его едва ли не сильнее, чем все остальные - почему он не предвидел этого заранее? Конечно же, у будущих Венков имелось куда больше времени и возможностей освоиться со своими способностями и отточить навыки - они обладали богатым опытом сражений, и, помимо того, были старше, являлись куда более зрелыми и состоявшимися личностями, чем нынешние дети и подростки, с кучей личных проблем и нестабильной психикой, дополнительно расшатанные диссонансом между ними нынешними и теми образами, что они получили из будущего. Что они могли, едва получив коробочки и кольца, и тут же вынужденные драться? Бьякуран жестоко корил себя за то, что впутал в это Хранителей. С другой стороны, какой у него был выбор? Хм... Наверно, всё же был. Как минимум, не вовлекать в неприятности детей, Дейзи и Блюбелл, подыскать им адекватную замену, людей с пламенем в мире, конечно, не то, чтобы по десятку на квадратный метр, но достаточно. Он мог найти кого-то взрослого, не понаслышке знающего о том, что такое битвы. Хотя... Судя по состоянию, в каком Бьякуран нашёл Дейзи и Блюбелл, они рисковали в скором времени спятить окончательно и бесповоротно, воспоминания припечатали их хуже, чем всех остальных. Вероятно, им бы следовало, подобно Франу из Варии, ныне ученику Мукуро, всё забыть? Никто никогда не подскажет, какое решение стало бы правильным, увы. Но одно Бьякуран знал точно - не имел он права позволять себе подобную слабость. Он подвёл Юни и своих Хранителей. Снова. И опять использовал их, разве можно иначе назвать случившееся? Столкновение отчётливо показало, что пламени и одних голых знаний о том, как оно используется, мало, что они были не готовы к битве. Да и сам Бьякуран забыл, что теперь его собственные возможности также резко ограничены в сравнении с теми, какими он же обладал в качестве босса Мильфиоре. Забыл - и крупно поплатился, да и поделом... Если бы не способ, найденный Тсунаёши-куном и Вонголой, их всех ожидала бы весьма плачевная судьба. На сей раз пронесло, но полагаться всё время на других - как-то стыдно. Бьякуран не хотел выступать в роли чьей-то обузы, но... Этот проигрыш наглядно показал, чего он на самом деле стоит. И зачем только его спасали? Раненый и с разорванным сердцем, он легко мог умереть, и не было бы это лучше, чем всех обременять своим присутствием? Жизнь - самая малая цена, что он мог заплатить за все непростительные, чудовищные грехи и преступления, лежавшие на его совести. Да. Пожалуй, ему хотелось снова сгореть дотла, когда он закрыл собой Юни и Гамму от выстрела аркобалено Колонелло. Это был бы достойный финал. Во всяком случае, пожертвовать собой за то, чем дорожишь - достаточно честно и красиво. И всем бы вышло облегчение. Никто бы не гадал, что за тайные интриги у него, сомнительной, если не откровенно подозрительной, личности, на уме. CEDEF бы расслабился. А ему не пришлось бы доказывать окружающим, что он - не верблюд, сиречь - не та инфернальная личность, что доставила всем столько хлопот и проблем. Одни не верили, что он изменился, другим было на это плевать, потому что они не прощали ему того, что он уже совершил, в какую бы белую и пушистую невинность ни пытался превратиться теперь. Так почему же он не умер?
Потолок. Белый. Слишком белый, до рези в глазах, потолок его палаты не наводил на более утешительные и позитивные рассуждения. Бьякуран терпеть не мог болеть. То есть - серьёзно, по-настоящему болеть, а не слегка недомогать, когда вокруг хлопочут сочувствующие, перед которыми даже покапризничать можно. Ощущать свой организм полной развалиной - приятного мало. А ещё он невыносимо скучал. Постоянные погромы со стороны других пациентов забавляли только поначалу, ныне изрядно поднадоели и они. Хотелось чего-нибудь новенького, освежающего. Всё лучше, чем погружаться в депрессию, не свойственную обычно его характеру - уныние не поможет выкарабкаться и наладить всё так, как он рисовал себе в мечтах. Вонгола ведь показала собой пример единства Семьи. Естественно, их путь будет отличаться от Вонголы, ведь и сами они - другие, но общее направление уже понятно, подобно прямому и ровному солнечному лучу, озаряющему тропу.
Попутно у него возникла ещё одна идея. Идея, от которой Кикё сперва бы поседел, а потом, наверно, укоризненно полюбопытствовал бы, почему босс себя совсем не бережёт. Кикё, дай ему волю, вообще своё ненаглядное Небо в сейф бы спрятал, да и запер бы там, себе на радость. Вот только самого Бьякурана такой расклад ну ни в какую не устраивал. Он ощущал себя вольной птицей, летящей туда, куда на ум стукнет, и даже лучшему другу не позволил бы себя ограничивать.
Призывать крылья сил не было, всё же, ему ещё далеко оставалось до полного восстановления формы... Но можно орудовать по старинке. Бьякуран разорвал на лоскуты свою простыню и связал из них нечто вроде импровизированного каната. Открыл окно, прикрепил один конец "каната" к ножке придвинутой к подоконнику вплотную кровати, а другой - спустил наружу. Так и выбрался на улицу... Правда, оказалось, что он плохо закрепил один из узлов, и тот распустился, когда Джессо миновал лишь середину пути, в результате чего Небо ничуть не изящно грохнулся вниз, шлёпнувшись ничком. Убедившись, что все кости и зубы на месте и относительно целы, Бьякуран деловито нырнул в ближайшие кусты и скрылся в тёплой и ласковой ночи.
Он сожалел лишь о том, что не сможет воочию наблюдать переполох, что поднимется, едва раскроют пропажу пациента. Он лишь надеялся, что Венки не сровняют госпиталь с землёй, принародно устроив грандиозный скандал на тему "Куда вы, пробирки и шприцы ходячие, дели нашего босса?!". С них станется, они такие. Бьякуран даже прыснул в кулак, в красках вообразив себе подобное представление. Даже и одного Венка хватит, чтобы организовать подобное, причём любого. Но они ведь умницы, и не станут чрезмерно увлекаться?

+1

3

Вроде бы окончание битвы Аркобалено, надо радоваться, а не получается. Конечно, какое тут веселье, когда твои товарищи валяются в больнице с ранами различной степени тяжести. Раньше, а точней в другом будущем Закуро было бы наплевать, он продолжил бы дрыхнуть в кровати под тёплым одеялом, пока его не позвал бы к себе Бьякуран или кто-нибудь ещё не прервал его сон. Сейчас всё по-другому. Он какой раз уже себя ловит на том, что переживает за них. Поэтому Ураган решил посвятить день тому, чтобы навестить одного из раненых, не забыв прихватить с собой пару пачек зефира, что так любит подбитая птичка. 
Добрался он быстро - по воздуху. Всё-таки, из воспоминаний он помнил, как активировать эту способность. Пока он летел, у него было время поразмышлять, как бы могло всё обернуться, если бы все Венки знали, как управлять способностями не только по воспоминаниям. Возможно, они продержались бы подольше. У Закуро уничтожили часы босса и в этом Ураган чувствовал свою вину. Он не сумел должным образом дать отпор этим придуркам, которые так невовремя накинулись на него. Стоило бы начать тренировки с пламенем и коробочкой, но он не знал, пригодятся ли потом эти навыки, ведь, если их приговорят, то Вендикаре их будет ждать с распростёртыми объятиями. Эта участь совсем не радовала, но против Виндиче они мало, что могут, если не сказать ничего. Тем более без опыта сражений.
Прибыв на место и зайдя внутрь, он настолько смачно зевнул, что привлёк к себе персонал больницы. Будь этот Ураган безжалостным убийцей - они уже были бы мертвы, так как не хотели пускать его к пациенту. Пришлось применить более мягкий метод. Один получил удар и рухнул на пол, корчась от боли, а другого он поволок за собой, попутно спрашивая, куда идти.
Стандартным способом заходить было неинтересно, поэтому этот парень из персонала проторанил стену, за которой как раз должен был находиться босс Джессо. 
- А я предупреждал, что со мной шутки плохи, поэтому надо было сразу меня направить к Бьякуран-сама, - раздался наигранно-скучающий голос среди поднявшейся пыли. В палату зашёл Закуро, чтобы проведать своего босса. Было время, когда он мог бы попытаться его убить за то будущее, где Хранитель сгинул от атаки Госта. Хотя чего уж там - Бьякурана из параллельного мира. Тогда он испытал всю гамму чувств, а затем канул в небытие. Сейчас был прекрасный шанс, но использовать его он не собирался.
- Бьяку..., - начал было Закуро, как понял, что его тут нет, отчего запнулся и на некоторое время встал столбом, как вкопанный. "- Не понял"
Посмотрев по сторонам, он никого не увидел, ну, кроме человека, что лежал без сознания. "Если меня решили обмануть - это им даром не пройдёт" - успел  подумать Хранитель, прежде, чем заметил своеобразный канат. Мда, это уже слишком по-детски, сбегать, а с тем, в каком состоянии Бьякуран - опасно.
Вздохнув, он подошёл к окну и посмотрел вниз. Естественно, он никого не увидел, так что пришлось включить своё чутьё, которое подсказывало, что босс рядом. Спрыгнув вниз и без труда приземлившись, он попутно решил выжечь всю растительность в радиусе 50 метров. Так, на всякий пожарный случай. 
- Бьякуран-сама.. -позвал Закуро, прекрасно ощущая, что тот находится рядом, а когда от растений остались одни угольки, он заметил человека с атрибутом Неба. Да, скромности у Закуро не занимать. Нет бы, отыскать Небо без потерь, так нет же, надо поджечь что-нибудь.
- Какого чёр.. Кхем, что Вы делаете? В таком то состоянии..
Закуро направился в сторону Бьякурана.

+1

4

Нет, конечно, Джессо не надеялся, что "погони" за ним не будет, более того - отлично знал, что её не избежать, и, пожалуй, это было включено в его список мероприятий, предназначенных для "развлечься на сегодня". В полуживом состоянии толком не развернёшься, но что смог - то смог. Хотя бы такую малость. Всё лучше, чем валяться в постели и раз за разом анализировать свои поступки и пересчитывать ошибки. А чем ещё в четырёх стенах прикажете заняться. Такие товарищи, как, скажем, Занзас, тоже оставшийся в последней схватке без кое-каких кусков своего тела, никак не могли удовлетворить тягу Бьякурана к интеллектуальному общению. О чём говорить с людьми, у которых основную часть лексикона составляют слова типа "врой" и "мусор"? Да и вообще, сидеть на одном месте, тихо-мирно выполнять предписания, не высовываться и не отсвечивать было выше бьякурановых сил, увы и ах... Так что он с пониманием отнёсся к тому, что на его отсутствие оперативно отреагировали. Быстрее, правда, чем он предполагал, но вполне в пределах допустимого. В лёгкий шок его повергло открытие того, КТО пустился его разыскивать и КАК.
- Вот теперь точно вся округа сбежится. Не умеешь ты быть незаметным, Закуро-кун, - закрыв лицо ладонью в характерном жесте класса "глаза б мои этого безобразия да вовек не видели", смеясь одновременно весело, удивлённо и чуть-чуть беспомощно, как человек, которого застал врасплох противник, с которым он не хочет бороться, проворчал Бьякуран, - Я решил проветриться. Свежий воздух, знаешь ли, полезен! Кроме того, у них там нет вкусного зефирчика, они в нём совсем не разбираются, - тоном избалованного и утончённого наследного принца, получившего на десерт недостаточно сладкие конфеты, продолжал он, - Закуро-кун, неужели ты мне даже никаких пирожных не принёс? Это жестоко. Я же так совсем оголодаю, - Небо Маре говорил так, будто, кроме разного рода сладостей, вообще никаких видов еды не знал, и, более того, так, словно от них зависело продолжение его существования. Его глаза блестели надеждой и расстройством, а мимика лица сменялась от уныния к воодушевлению, и от радости к отчаянию, причём ничто из вышеперечисленного не выглядело серьёзно. Бьякуран будто ломал комедию, впрочем, веря в неё и сам - хотя бы уже потому, что так гораздо забавнее, - Закуро-кун, - губы Джессо задрожали, и он кинулся Тираннозавру на шею, обнимая его наподобие плюшевой игрушечки. Между прочим, кого-то менее устойчивого и крепкого он таким шикарным прыжком имел все шансы красиво сбить с ног, рухнув сверху, - Ты же спасёшь меня, Закуро-кун, правда?! Я в тебя верю!
Ну, да, ему даже в этой реальности было не семь лет. Как бы, уже давно большой мальчик. Но душа требовала развлечений, а рад он своему Хранителю Урагана был вполне искренне. Взгляд лиловых глаз никогда ещё не был в присутствии этого человека таким открытым, по-детски непосредственным и живым. И нормальное человеческое тепло, а не попытку поиздеваться, несли с собой его руки и щека, прижавшаяся к Закуро в точности так, как если бы он был родным папенькой Бьякурана, а сам Бьякуран - маленьким ребёнком, встречающим отца со слишком затянувшейся и задержавшей того в ночь работы. Больше всего же, пожалуй, изменилась улыбка. Подобная улыбка не несла в себе угрозы, она выглядела куда мягче, и могла вызвать куда больше расположения и доверия. Она принадлежала тому, кто видел в Закуро друга, а не инструмент, обязанный повиноваться. Тот, прежний, Бьякуран, не умел, вернее, попросту не считал нужным улыбаться так... Как обычный легкомысленный подросток, умеющий веселиться и любить других людей, а не высокомерный эгоист, увлёкшийся игрой в божество, вращающее реальностями по мановению мизинца. Это был то самое странное дитя, что проявилось столь ярко в его новую первую встречу с Кикё из этого времени, так выбивавшее Облако из колеи, что он даже заподозрил подвох и подделку. И даже Закуро уже общался с этой версией босса достаточно долго для того, чтобы понять - в таком режиме Бьякуран надолго. Пожалуй, вновь серьёзным и собранным Джессо стал бы, если бы прямо сейчас на них напали с намерением убить... Но ведь в Намимори воцарилось спокойствие, всё вернулось на круги своя, не так ли?
И не скажешь, вот совсем ни чуточки, что этот вот жизнерадостный, весь светящийся беспечностью и позитивом парнишка за последние дни не один раз прошёлся по краю могилы, да и вообще относительно не слишком давно воскрес из мёртвых. Энергия била из Бьякурана ключом, и он в эту минуту выглядел мягким и доверчивым, как если бы никаких неприятных и тяжёлых инцидентов между ним и Закуро в их биографии не было. Он вёл себя как тот, кто абсолютно уверен, что его не ударят и не оттолкнут. Да и... Чудовище, что хладнокровно обрекло своих вернейших соратников на смерть, кануло в никуда, потому что от вот баловник-затейник был вполне способен, конечно, спустя рукава относиться к своим безопасности и здоровью, забивая на режим, а, будь в нормальном состоянии - так отмочил бы выходку куда как похлеще, но никак не являлся и не мог являться тем монстром, взирающим на всех, как на декорации к выступлению его, единственного и неповторимого.

+1

5

Остановись мгновенье, ты прекрасно. (С. Есенин)

Эти слова были похожи на оправдание, хотя с тем, как ведёт себя эта версия крылатого, можно ничему не удивляться. Это было, скорее, нормой, чем из ряда вон выходящее.
А тем временем, на улице было зябко. Холодный воздух пробирался под одежду, заставляя мурашек бежать по телу. Стоило бы одеться потеплей. Эх, сейчас бы подраться, разогреться.
То, что произошло дальше, не поддаётся никакой логике, уничтожая все моральные устои и превращая их в пепел. На него накинулся сам Бьякуран Джессо. Да, не ожидал Хранитель Урагана подобных проявлений чувств. От неожиданности Закуро чуть не рухнул на спину, сделав быстро несколько шагов назад, покачнувшись. Лицо и вовсе исказилось - с привычного внешнего пофигизма на обескураженность. А этот голос и улыбка.. Ураганник, конечно, понял, что этот Джессо совсем не тот, что был в воспоминаниях - кроме внешнего сходства - но чтоб настолько. При всей своей силе Бьякуран был сейчас, как ребёнок, который очень рад видеть родственника и это ещё больше заставляло посмотреть на него с другой стороны. В глубине души, конечно, закрадывались сомнения на счёт того, что Бьякуран это делает не ради собственной выгоды, но на деле раз уж Закуро дал Джессо второй шанс, то будет верен до конца, что бы ни случилось, Всё-таки, как-никак, а Бьякуран именно ему передал кольцо Маре, а не стал искать другого, кто подходил бы на роль Ханителя.
Когда Бьякуран повис на шее у Урагана, Закуро понял, что контроль над собой он где-то потерял. Из-за расстерянности он был уж больно спокойный, что обычно не свойственно ему. Однако, внутри всё так и спрашивало своего обладателя: Что здесь, чёрт возьми, происходит?
- Эм. Бьякуран-сама.. - только и получилось вымолвить, так как Закуро даже не знал, что сказать.
Он чувствовал тепло, исходящее от Джессо, а рука как-то сама легла на его талию. Да, забавная картина - ребёнок и расстерянный папаша. Пожалуй, та же Блюбелл сейчас бы посмеялась над видом Закуро, но на это было наплевать. Сейчас существовали только эти двое и ощущали тепло друг друга, согревая. В такие моменты понимаешь, что всякие недовольства - всё это мелочи по сравнению с дружбой, которая была между главой семьи Джессо и Хранителем Урагана. На счёт взгляда - будь он девушкой, утонул бы, а Закуро это просто завораживало, хотя много ли для этого надо? Такого открытого Джессо он ещё не видел. "- Как же меняют людей проигрыши". Может быть, оно к лучшему, что Бьякуран проиграл Саваде Тсунаёши, так как Венки могут узреть другую сторону своего Неба, более добропорядочную, что ли
Вспомнились некоторые моменты из прошлого, когда он жил в деревне, но не стоит на этом акцентировать внимание.
- Ха! Вот, значит, как нынче босс встречает своего Хранителя? - мужчина усмехнулся, аккуратно отцепляя от себя Бьякурана, словно боясь сломать. Ему и так досталось больше всех в битве. Ещё больше его травмировать не хотелось.
- Я польщён, честно, - на лице появилась слабая улыбка, которая говорила о том, что её обладатель очень рад увидеть Небо живым и относительно целым. Во взгляде не было привычного пофигизма вперемешку с хладнокровием. Он был более нежным.
Словно в благодарность, он достал из внутреннего кармана куртки пачку зефира и протянул Бьякурану, дабы следующим своим шагом он не совершил какую-нибудь глупость.
- Как Ваше состояние и самочувствие?- Закуро вновь стал серьёзным, - я знаю, что Вы живы только благодаря иллюзорному сердцу. Никто из нас не может спать спокойно, пока Вы находитесь на грани смерти.
Да, если бы Закуро из другого будущего услышал эти слова, ни за что бы не поверил, что он придёт только для того, чтобы проведать Небо. Всё-таки вера его не ослепляла так сильно, чтобы мчаться, сломя голову. 

Отредактировано Zakuro (2016-08-14 02:37:49)

+1

6

За столь своевременный подарок Закуро удостоился звонкого поцелуя в щёку от просиявшего, как обычно говорят в таких случаях, до ушей Бьякурана. Джессо прямо-таки воспарил, причём безо всякого хадо, на одном лишь энтузиазме. В переносном смысле, конечно... Хотя, кто же может в точности быть уверен? Бьякуран сейчас изрядно смахивал на человека, которого сможет унести даже порыв ветра - и полетит он, как беззаботная бабочка, к дальним неизведанным горизонтам.
- Спасибо! - от всей души воскликнул он, рассмеявшись и вцепившись в пачку с зефиром, как хватаются за спасательный круг, и даже прочувствованно прижал её к груди, будто величайшее сокровище всех времён и народов. Пожалуй, у Джессо можно было поучиться тому, как следует наслаждаться мелочами жизни, чаще всего получающими лишь беглое, поверхностное внимание, как нечто само собой разумеющееся и обыденное, сопровождающее повседневно. Мало кто понимает, что любое благополучие - штука хрупкая, и нельзя принимать его как данность.
С приятным его слуху хрустом Бьякуран распечатал упаковку, и, запустив внутрь всю пятерню, захватил целую пригоршню угощения, не преминув тут же набить себе полный рот. На его физиономии при этом читалось такое блаженство, словно его живым пропустили в Рай. Если бы удовольствие источало сияние - Джессо на ближайшие сутки заменил бы не только все фонари в Намимори, но и любые источники освещения.
- Давай, присоединяйся, - он держал пачку так, чтобы Закуро тоже было удобно ею пользоваться, - И лучше отойдём подальше, не ровен час, нас тут и правда поймают, - Бьякуран ясно дал этим понять, что разговаривать на важные темы там, где их могут застать посторонние, и, тем паче, в присутствии этих посторонних, он не хочет, - Здесь неподалёку парк есть, и я знаю там пару укромных мест, где нам не помешают, - почти незаметные нотки в интонации указывали, что на текущую минуту Бьякуран выражает своё решение как босс, а ещё - что сказать он планирует нечто действительно весомое.
Как и всё остальное в Намимори - парк выглядел аккуратным, относительно чистеньким и приятным. Джессо расположился на скамейке, расположенной так, что деревья и кусты вокруг неё образовывали уютный закуток, нечто вроде естественной беседки. Пахло хорошо - зеленью и свежестью.
- Ммм... Закуро-кун, я отлично понимаю ваше за меня беспокойство. Но... У меня есть веские причины так поступать. Иллюзорное сердце - далеко не все мои проблемы, оно - даже не главная из них. Видишь ли, я понятия не имею, сколько ещё пробуду на свободе, - о том, что имелся ещё один, куда более мрачный, вариант, Джессо умолчал, это и так было вполне очевидно, - Когда я вернулся из мёртвых, долгое время меня полностью устраивала роль пассивного наблюдателя со стороны. Я отлично знал, что, стоит мне предпринять хоть один крупный шаг, вроде попытки связаться с вами, и мне уже не дадут покоя. Те, кто не верит мне, те, кто не прощает меня, и те, кто боится. Там, в будущем, Мильфиоре наводило на всех ужас, а я прослыл человеком неискренним, и, что ещё хуже, непостоянным. То, что я делаю из убеждений, они готовы приписать инстинкту самосохранения, ведь мне в любом случае было бы совсем не с руки во всеуслышание заявлять о желании реванша, или о чём-то ещё в таком роде. Мы были бы не готовы, и от нас легче всего избавиться теперь, пока мы слабы и не освоились так, как это было в той реальности.
Ха. Поведение главы CEDEF во время их достойной слова "конфуз" схватки с командой Колонелло отчётливо демонстрировало, какого тот мнения о Бьякуране. И о Мукуро Рокудо, между прочим, тоже. Если бы их прикончили тогда - это можно было бы списать на неизбежные жертвы во имя благой цели, и вообще, жизнь - игра жестокая, пощады и снисхождения ждать не приходится. А ведь те выстрелы и правда могли прикончить кого-нибудь. И не только их с Мукуро. О чём только думал старший Савада? Или предполагал, основываясь на полученных во время вынужденного бездействия Бьякурана сведениях, что он поступит именно так? Всё рассчитал? И даже то, что будет повержен родным сыном? Или же Небо Маре настолько разучился верить в лучшее в людской натуре, что ему везде мерещатся интриганы?
- Другая причина их подозрений - даже допуская, что я искренен сейчас, они не имеют никаких гарантий, что всё не изменится снова через год, пять или десять. Иначе говоря, я почти не надеюсь уцелеть, и всё, что меня волнует- как спасти вас. Ты знаешь, насколько рассудителен и сдержан наш Кикё-кун, но даже он открыто сказал мне, что, если совет Альянса Семей или кто-то другой поднимет на меня руку - это станет прямым поводом их уничтожить. Но, как думаешь, к чему мы так придём? Правильно, всё к тому же. К повторению кошмара, о котором даже я сам предпочёл бы забыть. Не уверен точно, однако, предполагаю, что меня сцапают сразу после того, как я буду выписан из больницы. Я возьму всю ответственность на себя, и, может быть, тогда вас не тронут...
Шансы, прямо скажем, мизерные. Погребальные Венки - объекты, опасные общественно лишь немногим меньше, чем сам Бьякуран. По крайней мере - потенциально. Ведь в следующий раз их так просто больше не возьмут, а, значит, нужно исключить означенный "следующий раз".
- Прости. Я перед Вами виноват. Но я не мог отказать в содействии Арии-сан и Юни-тян. Я обязан этой девочке. До сих пор обязан.
Взгляд Бьякурана как бы остекленел, а недавнее приподнятое настроение как в Лету кануло. В один момент он стал выглядеть чуть ли не втрое старше своих лет. Нет, морщин не появилось, но глаза потускнели, а на плечи навалилась незримая тяжесть. Страшно... Да, Бьякуран боялся. Но не смерти даже, хотя, бесспорно, предпочёл бы жить. Он боялся заточения в камере. Боялся, что его существование там не будет отличаться от небытия. Немой и тёмной пустоты, где не было ни целей, ни ориентиров, ни стремлений. Там его не достигнут лучи солнца и луны, шелест листьев и травы, звук журчания воды, блики света, гоняющиеся за пятнами тени на парковой дорожке в разгар дня, и... Конечно, там он больше не сможет никого обнять, даже просто прикоснуться, погладить, почувствовать чьё-то присутствие бок о бок. Он снова останется наедине со своими мыслями - и с виной. А камеры Вендикаре, насколько ему было известно из достоверных источников, даже лишают возможности совершить суицид, в них даже толком двигаться нельзя, туго затянутые цепи будут мешать. Он сказал, что хочет жить, но ненадолго, поддаваясь охватившей его жути и приступу противного даже ему самому малодушия, был готов пересмотреть данную позицию, ведь лучше погибнуть, быстро и легко, как бы ни оказалось при этом больно, чем влачить подобное жалкое прозябание.
Стало вдруг холодно - Бьякурана пробил озноб, и он обхватил себя руками, тщетно пробуя согреться. Забытый пакетик с остатками зефира лежал у него на коленях и выглядел как-то сиротливо. Больничная пижама казалась удивительно тонкой. Холод пробирал до костей... Впрочем, Джессо догадывался, что температура окружающей среды тут вовсе ни при чём. На него так воздействовала перспектива грядущего одиночества.
- Я не могу даже никуда сбежать, как видишь, даже ты быстро меня догнал, - Джессо улыбнулся, но теперь с некоторой долей самоиронии и горечи, - Впрочем, я и не стану. Я обязан ответить за всё, что совершил. Мне хотелось помочь Юни-тян. Теперь она в порядке, и я больше не нужен. Они определят мою участь, и я расплачусь за все свои преступления.
Сколько невинных за всю историю планеты провели свой век за решёткой, лишь условно подходя под определение "живой"? За что они так страдали? И ведь старались выдержать всё с честью, как подобает не утратившим собственное достоинство разумным личностям... А он, замаравший свою душу, точно сам Сатана, или, как минимум, первый подельник такового, пожнёт то, что посеял. Он не имеет права роптать и сетовать, подумаешь - дрожь берёт от одной мысли о том, что он больше не увидит моря, не увидит неба, и даже какие-нибудь банальные конфеты превратятся в недосягаемую драгоценность. Разве он думал о детях, что хотели просто быть рядом с родителями, нянчить своих кукол или гулять, и о тех, кто по его милости утратил возлюбленных и остался с разбитым сердцем, в точности как сам Джессо сейчас, когда обращал в прах миры с небрежной лёгкостью мальчишки, отрывающего крылья насекомым лишь для того, чтобы провести эксперимент - как далеко те проползут на одних крохотных тонких  лапках? Относиться к целым измерениям, как к избыточному ресурсу и полигону для испытаний разнообразных комбинаций, применяемых после в битвах в основном мире? Да он же был напрочь спятившим мегаломаном! Щёки так и начинали полыхать от жгучего стыда сразу, едва Бьякуран воспроизводил все те события в памяти во всех подробностях и в красках. Вот почему он предпочитал заниматься этим исключительно наедине с собой. Даже самым близким друзьям не надо знать, как его корёжит - только сами огорчатся, а помочь не помогут.

+1

7

Что  ещё нужно человеку для счастья?  Правильно, пакетик любимой сладости,  и Бьякуран сияет, словно солнце в жаркий день. Настолько лучисто, что хочется улыбнуться самому. Вот не скажешь, что Небо из этого времени и из другого будущего - один и тот же человек. Если с тем всё было официально, ни шагу влево или вправо и ты, словно робот, выполняешь любое поручение, то с этим можно было запросто расслабиться и почувствовать себя человеком, в первую очередь, а потом уже Хранителем истинной силы Урагана. Это было интересно, наблюдать за тем, как меняется характер, поэтому Закуро вновь пошёл за Небом, не боясь того, что он вновь может взяться за старое. Однако, привыкнуть к такому Джессо оказалось куда сложнее. До сих пор ещё некоторые его выходки заставляют потерять дар речи. Как с благодарностью, например. Кто мог из другого будущего сказать, что глава на это способен? Никто, правильно. А уж о предложении присоединиться к поеданию зефирок вообще речи не шло. Казалось, что он придушит любого, кто к ним прикоснётся без его согласия.
- Спасибо! - Настала очередь Урагана благодарить за предоставленную честь. В чём-то он был грубым и жёстким, но это не значит, что у него должна отсутствовать мораль. Тем более, когда это предложение исходит от его дорогого Неба.
Он пошёл с Бьякураном в парк (взяв несколько зефиринок), который его мало интересовал в данный момент. Важнее быть рядом с боссом семьи.

Информации было много, даже очень. Правильно Кикё говорил, что этот Джессо более открытый и не скрывает важную информацию так, как это делал другой он. Не переводит разговор в другое русло, когда спрашивают о чём-то, о чём разговаривать не хочется. Кикё самый спокойный и рассудительный из всех Погребальных Венков, всегда думает, прежде чем что-то сделать, но если уж ОН ради Неба готов пройтись по костям обидчиков, то про остальных и говорить нечего. Каждый из них уничтожит любого, кто посмеет навредить Бьякурану, а вместе они натворят таких делов, после которых их точно поймают Виндиче и запрут в тюрьме навечно. Хотя и сейчас то их свобода висит на волоске над пропастью. Не только Бьякурана могут забрать, но и их тоже. Не завидная участь, учитывая тот факт, что в этом времени они не уничтожали массово цивилизации и людей не лишали жизни. 
- Даже если это понесёт за собой разрушения, мы не будем сидеть, сложа руки и смотреть, как Вас уводят туда, откуда нет выхода. Мы не сможем, - Ураган вздохнул, прикрывая глаза, - Я не смогу, - взгляд уверенный и целеустремлённый, - Я не беру в расчёт этого придурка Мукуро, который смог освободиться. Даже великие люди не могли выбраться оттуда.
Закуро не говорил, что Бьякуран такой вот слабый. Он прекрасно понимал, что, попав в тюрьму, уже не увидишь белого света.
- Ха! Вы действительно верите в то, что они пойдут на уступки? Пора бы уже посмотреть правде в глаза и признать, что мы ни перед чем не остановимся, если Вас не будет рядом и поставим на уши весь этот чёртов мир!
После сказанного на лице Закуро появился оскал, а взгляд стал настолько ледяной, что мог бы заставить бояться любого. Он был готов хоть сейчас ринуться на тех, кто хочет забрать Джессо. Если бы душевное равновесие умело искриться, то Закуро уже метал бы заряды электричества, время от времени создавая пожары. Лишь поникший вид Бьякурана заставил посмотреть на него с... сожалением, что ли. Они все находятся под прицелом и от этого не убежать. 
- Не смейте унывать раньше времени! - По словам говорит Закуро, срываясь на приказ. - Когда-то Вы просили меня показать свою решимость - я уничтожил родную землю. И сейчас это сделаю, если нужно. Но я не понимаю, куда делась Ваша решимость? - Сказав это, Закуро ткнул указательным пальцем в район солнечного сплетения Неба, а потом и вовсе взял того за плечи и тряхнул.
Да, другой Бьякуран не потерпел бы таких высказываний, а о действиях вообще говорить нечего.

+1

8

Решимость... Да. В его положении наибольшим проявлением решимости станет готовность жить дальше. Жить, а не ежедневно казнить себя так сурово, как ни один палач за всю историю человечества не сможет. Что взять с исполнителя приговоров на казённой должности? Люди - собственные судьи, и никто другой с ними в способности сделать себе плохо не сравнится. Он должен жить, а не только существовать во имя искупления грехов, лишая себя права быть счастливым. И со временем все эти воспоминания если не сотрутся из памяти, то смягчатся и сгладятся, прекратив его истязать.
Лиловые глаза Неба широко распахнулись, он не ожидал от Закуро такого напора. Да, Багровый Венок был прав. Абсолютно прав в каждом слове.
- Решимость... Мне её немало потребовалось для того, чтобы суметь снова посмотреть всем вам в глаза. Чтобы выйти из тени, - спокойно проговорил он, и тугой узел, скрутившийся на сердце, немного ослабел, - Знаешь, что мне теперь даётся сложнее всего? Полагаться на других. Я совсем не привык к этому. Не привык рассчитывать на кого-то. В Мильфиоре было иначе. Люди делились для меня на полезных, интересных и пустое место, и ни один мой план не зависел от того, насколько точно будут исполняться мои приказы. Может быть, ты помнишь, как я рассчитал возможность предательства Ирие Шоичи-тяна? Ложные кольца Маре и телепортация базы Мелоне... В этом и состояла вся моя суть. Я был всегда готов к тому, что против меня выступит кто угодно, включая всех вас. Моих настоящих Хранителей. Конечно же, это означало бы вашу смерть. У меня была целая Семья, а я обладал складом мыслей убеждённого одиночки. Я не полагался на вас, я вас просто использовал. И в точности то же творилось во всей Семье. Зависть, жажда мести, нереализованные амбиции, пожирание друг друга, удары в спину - вот что представляла собой Мильфиоре.
Как будто он ничего не видел, неужели они и впрямь в это верили? Гамма, ненавидевший его так, что душа Молниеносного ожесточалась и слепла ко всему остальному? Обиженный на то, что кольцо Тумана не досталось ему, Генкиши? Такие, как Байшана, прямо в преддверии боя с врагами уничтожающие союзников? Шоичи-тян с выражением шока на лице, сообразивший, что выступил в роли куклы-приманки, одураченный и зачисленный в мишени на истребление? Разумеется, Бьякуран понимал всё это, потому что мог быстро раскусить любого, но его не тревожила эта бурлящая клоака, наоборот - лишь больше забавляла.
- Расслабиться и позволить кому-то на равных принимать участие в моей судьбе... Принимать заботу и отвечать тем же... Для меня это - нечто совсем новое. А я опять веду себя как одиночка. Взваливаю всё на себя, будто вокруг меня - выжженная пустыня, где никто не подаст мне руки. Прости. Я совсем забыл, что есть те, кто не даст мне вернуться в темноту. И не только вы...
Юни-тян и Савада Тсунаёши-кун. Они тоже не позволят этому совершиться. Три Неба Тринисетте наконец-то стали действовать заодно. Как он мог упустить из вида ещё и это?
Бьякуран с изумлением вдруг понял, что прекратил испытывать безотчётный ужас загнанного и затравленного зверя. Вроде бы, никакие обстоятельства не изменились, но беспокойство унялось. Возможно, так чувствовал себя Д'Артаньян, с бесшабашной удалью пускающийся во все тяжкие и несущий с собой священную клятву друзей, готовых вытащить его даже из Бастилии, и пусть короли и кардиналы имеют другое мнение - им наплевать, если речь заходит о спасении товарища. Бьякуран был абсолютно уверен, что они постараются его оправдать перед всем миром, если придётся, а не выгорит дело - похитят. Прямо из камеры. Эка невидаль. Они могут. Венки, да и Тсунаёши-кун своих не бросает, а своим он назвал Бьякурана, когда принял его в качестве союзника, и потом - попросив помочь разобраться с Джагером. Джессо действительно не имел никакого желания поквитаться с младшим Савадой за свою смерть. Скорее уж, был признателен. Даже если бы его не вернули в мир живых... Бьякуран был сейчас, пожалуй, рад, что Десятому Вонголе удалось спасти мироздание. Но, в таком случае, тем более он не вправе так легко отказываться от их щедрого подарка. Шанс переписать всё, что угодно, с нуля, с восхитительно чистой страницы, сулил захватывающие возможности. Юни вернула его в тот период времени, когда Бьякуран ещё ни в чём не успел оступиться. Кощунственно и эгоистично, наверно, думать так, но парадокс эпох и параллельных измерений налицо - он чист. И лишь от него зависит, останется ли это так и впредь. Нельзя ставить на себе крест. Нельзя бросать тех, кто пошёл за ним, снова. Его спасли не для того, чтобы он разменял их старания на медный грош. Тот, кого любят, не обладает роскошью самопожертвования, это противоречит его же намерениям относительно Хранителей. Бьякуран хотел сделать их счастливыми, но без него это условие, похоже, неосуществимо. Во всяком случае, пока что. Они не умеют без него обходиться.
Смысл существования не должен исчезнуть? Так ведь он сказал? Облако Маре... А теперь и Закуро. В словах Хранителя Урагана Джессо слышал то, что для него значило невыразимо много. Прощение.
- Вряд ли у меня получится быстро перестроиться... - задумчиво промолвил Бьякуран.
Да уж, чересчур он увлёкся самокопаниями, отнюдь не скоро его покинут тягостные сны, где всё заливала кровь, а в уши злыми свёрлами ввинчивались вопли боли и агонии. Не так просто уйдут и дурные мысли, и потоки обвинений, вроде того, что кричал Шоичи-тян, увидев Джессо в этом времени: "Не доверяйте ему, он одинаково жесток к врагам и союзникам!". Он не скроется от испытаний, выбрав борьбу за продолжение жизни. Но...
- ...несмотря на это, я попробую. И, может быть, тогда наше прошлое однажды и нам самим покажется не более, чем мрачной историей из книги ужасов, леденящей кровь, но от того не становящейся менее вымышленной.
Состояние душевного умиротворения. Тоже что-то непривычное, но всё равно упоительное. Славно, однако, знать, что у тебя есть будущее, и это - не проторенная колея, ведущая к заранее предсказанному исходу. Бьякуран согрелся, будто рядом с ним растопили печку, и её животворный жар наполнил его. Никто не бросит его. Он прощён. Пусть не всеми, но теми, кто имел для него наиважнейшее значение.

+1

9

А в парке тем временем было прохладно. Холодный воздух пробирался через одежду к тёплой коже и охлаждал её. Лёгкий ветер колыхал волосы и заставлял поёжиться. Можно ощутить, как холодеют щёки и пальцы на руках. Чем дальше ты идёшь в ночь, тем ярче ощущаешь холод, но это абсолютно не мешает тебе общаться или заниматься каким-то делом. Монолог про решимость и факты из будущего были как нельзя кстати, чтобы замёрзнуть окончательно, только уже душевно. Бьякуран говорил о разных вещах - о фальшивых Венках, о ппедательстве или сожалении с их стороны, прямым текстом о том, что  всех он использовал, как игрушек. Закуро в это время вспомнил, как сам был зол на Джессо за предательство. Он прекрасно понял чувства Генкиши, когда тот не мог поверить в то, что босс решил от него избавиться. Интересно, вернулся бы он вновь к Бьякурану? Закуро не удивился бы, если нет, но и не стал бы осуждать. Каждый волен выбирать свой путь сам. К тому же, мечник мечтал  получить кольцо Маре, не обладая той решимостью, которая присуща истинному Хранителю Тумана, так что был обманут. Ограниченный рассудок - так однажды сказал Бьякуран.
- Придётся поменять своё отношение к одинокому образу жизни. Мы все рядом и поможем, если что. К тому же, мы не сможем стать единой семьёй, если не научимся друг другу доверять. Иначе не было смысла нас собирать вместе.
Некоторое время он смотрел на Бьякурана, словно пытаясь понять, что его сделало таким. Человеческий эгоизм и бессердечность неискоренимы.
"Юни-сама"
Да, именно эта девочка спасла его и привела в этот мир, правда, надолго ли? Хотелось бы верить, что да. Правда, учитывая другое будущее, скучать им точно не придётся.
- Если только мы не пешки вновь.. - на последнем слове голос дрогнул в сторону злости, а глаза прищурились. Венок предпочёл облокотиться на спинку лавочки и посмотреть в другую сторону, чтобы уберечь себя от какой-нибудь глупости по отношению к Джессо. Он вновь вспомнил ту обиду и боль, что испытал в тот день, когда к нему пришли воспоминания, вламываясь в разум так, словно словно ты остаёшься погребённым заживо, без шанса на выживание. Кислорода остаётся всё меньше и меньше, а ты бъёшься в истерике. Ждёшь, надеешься на спасение, но никто не слышит твоих криков о помощи..

+1

10

Бьякуран вздрогнул, как от пощёчины, и, хотя в его груди теплилась всего лишь иллюзия, ложное сердце, созданное посредством чужого пламени - туда будто вонзили лезвие кинжала. Похоже, поспешил он с выводами. Закуро только хотелось снова начать верить предавшему его боссу, но до истинного прощения было ещё ой, как далеко. В Урагане крылось куда больше добра, чем про него можно было подумать, и даже чем полагал он сам, поскольку действительно пытался принять Джессо вновь, вместе со всеми совершёнными ошибками. Но обида так быстро и легко не проходит, как ни старайся и ни храбрись. Увы, этого мало. Закуро ещё часто задастся этим вопросом - не лгут ли ему, не делают ли из него снова дурака, предназначенного для заклания во имя очередной безумной цели.
- Ты ведь не примешь на веру никакие мои заверения, не так ли? Обещать можно что угодно, а клятвы в устах некоторых стоят дешевле песка под ногами, - голос стал гораздо тише, как бы сдержаннее... Лишь будучи внимательным, собеседник мог заметить, что это попросту мертвенный, безучастный тон, и что говорящий измыслил нечто трудное и угнетающее его.
Был лишь один способ дать успокоение мятущейся душе Урагана.
Джессо с застывшим, будто его обдали ледяным дыханием, лицом снял своё кольцо Неба и положил рядом, немного в стороне. Хадо по-прежнему толком не отзывалось, но Бьякуран перестраховался и лишил себя доступа к своему оружию. Без кольца да в своём нынешнем положении он даже искорки пламени не создаст.
- Закуро-кун...
Ладонь Бьякурана мягко легла на щёку Тираннозавра, с ласковой и осторожной настойчивостью разворачивая к себе, чтобы он смог посмотреть Хранителю в глаза. Во взгляде Джессо были понимание, сопереживание и доверие. В присутствии Закуро он ощущал себя в безопасности, и ничто не могло поколебать этого. Как ранее с Кикё, Бьякуран попросту не воспринимал свой Ураган в роли реальной угрозы для себя, потому что боли и разочарований он нёс в себе отнюдь не меньше, но, несмотря на весь этот негатив - Закуро боролся, очень страшно понимать, что тянешься к тому, кто однажды уже убил тебя, кого помнишь не имеющим ничего святого тираном... И всё равно не можешь послать его к чёрту и уйти, потому что дорожишь этим человеком, и надеешься, что у него хватит сил выбраться к свету, избавиться от своей дурной стороны.
- Я не хочу, чтобы ты жил, сражаясь с ненавистью ко мне и желанием отомстить. Не хочу, чтобы мой вид и голос раздражали тебя, и чтобы ты подсознательно искал подтекст в каждом моём слове, и хитрость - в действиях. Тебе нужно очистить душу от всего этого. Так что...
Бьякуран взял Хранителя за руку, на пальце которой тот носил кольцо Урагана Маре, и приложил её к своему телу - точно к тому месту, куда тот, другой Закуро был поражён лучом Призрака. Приложил камнем кольца, так, что Закуро оставалось лишь активировать тот пламенем, дабы отнять жизнь у своего первого и единственного Неба.
- ...если ты считаешь меня заслуживающим казни, причини мне любую боль, какую захочешь. Убей меня, если желаешь расквитаться за случившееся. Освободись.
Лиловые глаза чуть затуманились печалью. Он не хотел этого - но сейчас его не охватывал страх смерти, причина состояла в ином. Бьякурана расстраивала мысль о том, что Закуро проиграет той тьме, что накопил в себе. Опустошит себя возмездием, не обуздает злость и сонм мрачных подозрений. Но, если ему не предоставить свободы выбора определиться с Джессо и самим собой раз и навсегда, он так и продолжит страдать под гнётом собственных мыслей и воспоминаний. Его убийца уже скончался, а нынешний Бьякуран был и впрямь другой личностью, но, если Закуро этого мало, и он предпочтёт уничтожить его целиком - так тому и быть. За рассыпавшуюся в ничто после чудовищного удара твари из параллельного измерения оболочку, за ярость и ужас последних мгновений, за обманутые надежды и попранную верность должна прийти расплата. Да, с ним уже это случилось, Тсунаёши-кун показал, на что способен, но ведь Ураган уже не видел этого и не мог удовлетвориться тем, что знал лишь с чужих слов. Раздавить негодяя собственноручно куда как ощутимее и весомее. Или же Закуро успокоится и позволит прошлому остаться прошлым?
- И не переживай из-за мнения других. Пламя Урагана сожжёт меня дотла. Я исчезну. При учёте моего характера, все решат, что я сбежал. Точнее, скрылся обратно за кулисы, снова сделавшись из участника наблюдателем. Никто тебя не обвинит.
Да, такую постановку вопроса он тоже успел проанализировать. Предсказать, допустим, реакцию на подобное известие того же Кикё Бьякурану было затруднительно. Как минимум, он оборвёт знакомство с Закуро. В худшем случае - организует из красноволосого цветочную клумбу. Или проверит, как быстро велоцерапторы сожрут тираннозавра. Но ведь Закуро не станет докладывать Облаку в духе: "А я тут прикончил нашего босса, правда, я молодец?". А, значит, Кикё останется в счастливом неведении. Скрывшееся Небо - лучше, чем мёртвое.

+1

11

Ещё не так давно Закуро жил обычной жизнью, а точнее существовал после потерь близких людей. Ему хотелось сгинуть, умереть, раствориться в тумане после того, как к нему пришли воспоминания. И началось. Алкоголь, бары, драки, сон непойми где. Конечно, он поступал неправильно, но ему было наплевать на собственную жизнь. Если бы у него хватило смелости покончить с собой быстро - он бы это сделал и не сидел бы сейчас с боссом семьи Джессо и не слышал предложения покончить с ним раз и навсегда. Ха, интересно, будь Кикё здесь, наверняка бы сказанул что-то типа: Бьякуран-сама, зачем Вы это делаете? Или ты, но не суть. Либо промолчал бы, вникнув в ситуацию и намереваясь не дать Бьякурану умереть. Скорее, второй вариант, несмотря на дружбу с Закуро. Но они на одной стороне, ведь так?

Прикосновение к щеке, пересечение взглядов. Закуро не видел в лиловых глазах ни высокомерия, ни самоуверенности. Глаза - зеркало души? Если так, то он видел в них сейчас многое.
Ненависть? Месть? Какие громкие слова. По мере того, как Бьякуран говорил, у самого Закуро словно ком появлялся в горле. Он не мог даже имя человека, сидящего рядом, произнести. Взгляд из хладнокровного превратился в ошарашенный. Закуро видел, как Джессо снимает кольцо Неба и кладёт рядом, как взял руку Хранителя и приложил к себе. Действительно, оставалось лишь зажечь пламя, ударить им и смотреть, как исчезает законный обладатель Неба Тринисетте. "Убить Бьякурана? Бьякуран, ты... действительно готов умереть и расплатиться за содеянное? Мне можно его прикончить, но я не смогу. Теперь не смогу."
Вдох и выдох, прикрывая глаза и скрывая за веками зеркало души. Не получилось. Одинокая слезинка прочерчивает мокрую дорожку и это прекрасно ощущается. "Чёрт, только этого не хватало."
Закуро встаёт с лавочки, отстраняя руку от его груди и вставая спиной к Джессо, пытаясь совладать с собой. А потом... 
- Любой способ, так было сказано? - загробный голос резанул не слабее ножа. Удар. С разворота кулаком по лицу, а с силой Закуро, это ощутимо настолько, что с лавочки Бьякуран наверняка улетит, да ещё и сальто сделает. Следом Закуро рухнул на колени, прикрывая лицо рукой.
- Я не смогу этого сделать. Не смогу убить. Ещё не так давно я просто существовал, потому что потерял тех, кого любил, потерял смысл жизни. С воссоединением сеиьи Джессо ко мне приходит осознание, что я хочу найти в вас поддержку и защищать всех вас. Или же сдохнуть, защищая. И не смей сомневаться во мне!
Да уж, давненько Закуро не был в таком состоянии, когда хочется провалиться сквозь землю, лишь бы не показывать свои слабости. Идиот Закуро, как сказала бы Блюбелл и оказалась бы права. Ну и где хвалёная сила и мужество бывшего члена Мильфиоре? Вот она, роняет одиночные слезинки и пытается сделать так, чтобы Бьякуран этого не заметил. Слабак, не иначе.

+1

12

В таких случаях, пожалуй, говорят, что из глаз искры посыпались... И это - изрядное преуменьшение. Когда тебе в лицо врезается что-то увесистое, а у тебя полное ощущение того, что треснули ничем иным, как настоящей кувалдой, то на какое-то время вообще напрочь вышибает из мира. Да ещё и падение начисто выбило дух, когда Джессо вместе со скамейкой хлопнулся навзничь. Разлетелись из шлёпнувшегося неподалёку пакета остатки зефира. Кольцо Неба улетело куда-то в заросли непонятного растения, покрытого мелкими белыми цветочками, топорщащего многочисленные шипы. Было очень больно, но Бьякуран, скривившись, вытерпел и не издал ни стона, ни вскрика. Только вдруг обнаружил, что не может подняться сам. От любого шевеления у него темнело перед глазами, а в голове после качественно проведённого хука Закуро нещадно звенело, и царила там кромешная пустота. Но, невзирая на всё это, улыбнуться он смог. Выбор Урагана доставил ему радость и облегчение, и не потому, что Бьякуран не желал погибать - ему было прекрасно известно, что убийство не приносит ни покоя, ни длительного удовлетворения, не придаёт бытию полноценности и насыщенности.  Иначе говоря, Закуро стало бы лишь хуже. И тяжелее всего ему было бы мириться с собою же самим, последствия выбора не замедлили бы явиться, а совесть у Хранителя Урагана Маре имелась, вопреки расхожим мнениям о нём. И, что вовсе не исключено, данный путь привёл бы в могилу не только Джессо, но их обоих. А то и всех остальных. Даже Дейзи изыскал бы способ покончить с собой, потеряв то немногое, в чём нуждался не менее, чем в свете и воздухе, достаточно лишь найти нечто, разрушающее клетки организма с большей скоростью, чем пламя Солнца их восстанавливало. Они бы не справились, оставшись одни. Могли бы - так Бьякуран нашёл бы их не в том состоянии полупрозябания и вялых попыток сопротивляться подступающему безумию, что было даже хуже, чем положение Венков при первом сборе. Их хрупкие, едва-едва начавшие восстанавливаться узы лопнули бы, подобно слишком туго натянутой струне.
Но Закуро предпочёл сведению счетов путь в новое будущее. Ну, ещё бы. Джессо ничуть не сомневался, что Ураган - личность недюжинных воли и силы. А, значит, у них всё впереди. Закуро обретёт себя, свою целостность, заново, и они не дадут ему снова исчезнуть.
- Нет, Закуро-кун. Ты больше не умрёшь. Я тебе не позволю,- каждое слово давалось с трудом, не так-то просто связно и внятно изъясняться, если у тебя полное впечатление, будто тебе всю физиономию набок своротили, - Я хочу, чтобы ты был счастлив, - какое короткое слово в сравнении со всем объёмом того, что Джессо хотелось озвучить в обязательном порядке, - Ради своей семьи нужно жить, а не умирать. Обещай мне, что будешь защищать не только нас, но и себя. Никто из нас не захочет тебя потерять, и, если ты пожертвуешь собой ради нашего спасения - мы испытаем горечь. Я буду плакать. Остальные тоже, я в этом уверен. Не лишай нас очень важной части нашей жизни, которой ты являешься. И не отказывайся от своего права на жизнь, твоя жизнь бесценна, ведь тобой дорожат. Тебя любят, Закуро-кун. Ты нам нужен. Нужен мне. Ты, а не твоя сила и твоё пламя. Даже если ты однажды останешься без них и станешь обычным человеком. Даже если тебя покалечат, или ты тяжело заболеешь. Ни в коем случае не сдавайся. Живи, что бы ни произошло. Твою утрату ничто не восполнит. Я найду способ излечить или исправить что угодно, только живите...
Каждое новое слово давалось всё труднее и труднее. Голос становился тише, неразборчивее, и не только потому, что место соприкосновения кулака Закуро с кожей, а также спина после столкновения с твёрдой землёй саднили. Бьякуран и был нездоров, и ему надлежало бы исполнять предписание насчёт постельного режима, а не прыгать по округе. Остаться в сознании ему не удалось, и не миновало даже минуты после того, как он вымолвил последнюю фразу, какархатная чернота обволокла его, он закрыл глаза и тут же перестал воспринимать что-либо вокруг себя, так что Закуро получил возможность лицезреть своё Небо в полностью неподвижном и бессознательном виде. Но, хотя его жизненные показатели, казалось бы, снизились, кольцо Урагана ярко засияло, и кольцо Неба, валявшееся в кустах, тоже. Ровный, стабильный, умиротворяющий свет. Это не было похоже на действие хадо Дождя, это сияние успокаивало иначе - даровало гармонию, ощущение, что всё в порядке, что больше не о чем переживать или сердиться, можно отдохнуть душой и телом.
Кольца отзывались на решимость носителя пламени Неба, их внутренняя энергия вошла в резонанс с его. Прежняя разрушительная мощь колец Маре отсутствовала, нынешняя всецело соответствовала изменившемуся мировоззрению Бьякурана. Он прежде не строил планов относительно того, как будет жить после того, как поможет Юни-тян. Не то, чтобы он ожидал обязательно и неотвратимо встретить свой конец во время состязания аркобалено, просто не считал нужным задумываться о дальнейшем существовании. Слишком уж шаткой ему виделась собственная судьба. Теперь он обрёл цель, ради которой стоило бороться за себя с кем и чем угодно, не уступая ни пяди. Если кого-то любишь, и хочешь обеспечить благополучие этих людей - надо жить, и лишь живому дано искупать свои грехи. Если Джессо умрёт - никому не полегчает, но, зато, одним станет некуда больше податься, а другие лишатся важного куска своего - не прошлого, а этого вот настоящего. Этим он лишь натворит новых бед, а не ответит за прежние.

+1

13

"Чёртов придурок, вставай уже!"
Ноги будто стали ватными, так что он не мог помочь Бьякурану подняться, потому что сам был виноват в том, что устроил здесь погром. Хотя признаться честно, полёт был красивый, но если была бы возможность сфотографировать серийно процесс, то этим Закуро не воспользовался бы, так как потом совсем не круто смотреть на фотографии и вспоминать, при каких обстоятельствах это было. Будь это тренировка – всегда пожалуйста.
Закуро уже успел пожалеть о том, что ударил Джессо, не рассчитав силу удара. Убивать он его не собирался, иначе это было бы более мучительно и медленно. Потом он будет просить прощения, а сейчас стоило бы подумать, как привести состояние Джессо в порядок. Кажется, Бьякуран любит приключения, но на сегодня с него хватит. Он находится между жизнью и смертью - это вгоняло в состояние паники.
Яркий свет от кольца заставил сощуриться, закрыв один глаз полностью, потому что камень в огранке изящных крыльев был непосредственно у лица. Успокаивающий свет,который дарит гармонию. Это не тревожный знак, не смотря на то, что Бьякуран находится без сознания и его жизнь висит на волоске. Это свечение, на которое можно заворожённо смотреть часами напролёт, но этого времени у Хранителя не было. Ему пришлось совладать с собой и заставить себя подняться на ноги, подойти, а точнее доковылять, так как конечности не слушали своего обладателя, сначала за кольцом Неба Маре, а потом к Бьякурану и опуститься перед ним на одно колено. Пожалуй, Ящер впервые видит Бьякурана в таком плачевном состоянии. Он и был-то нездоров, а Закуро ещё больше усугубил ситуацию. Сейчас он уже не проливал слёзы, а просто посмотрел на Джессо. В этот момент он пожалел, что не владеет пламенем Солнца, хотя бы, как второстепенным. Можно было бы связаться с Дейзи, но Закуро не хотел, чтобы тот расстроился и стал докучать. Психика Солнца и так временами шалит, а тут очередной удар, нет уж. Пусть лучше не знает.

- Я буду беречь себя только ради семьи, которую умудрился полюбить.

Да, будь Бьякуран в сознании, Закуро ни за что бы не сказал такое напрямую, несмотря на то, что из предыдущих слов и так всё понятно.

Закуро раскрыл ладонь и посмотрел на кольцо Неба. Это тоже первый раз, когда он может лицезреть его без хозяина. Крылатая бестия со светящимся в данный момент камнем, которая немного отличается от остальных пяти колец своими крыльями. Естественно, ведь Небо главенствует над остальными атрибутами, хотя по силе ранг одинаковый.

"Надеюсь, ничего страшного, если его кольцо пока побудет у меня?"

Закуро положил атрибут в карман, а затем взял Джессо на руки, благо, тот был не настолько тяжёлый, и понёс в больницу, из которой он недавно свалил погулять. Попутно он мысленно собрал весь мат, который только можно, потому что причинил своему Небу боль. Пожалуй, крыша поехала, потому что он никак не мог свыкнуться с мыслью, что он не мог поступить иначе, чтобы успокоиться.

В больнице на этот раз побоялись связываться с Ураганом, но на вновь прибывшего пациента отреагировали оперативно. Непонятно, то ли сервис такой, то ли Венка побаивались, но каких-то пятнадцать минут - и Джессо уже лежал в палате с целыми стенами и  капельницей. Теперь его жизнь была вне опасности. Посетителю разрешили остаться, но долго Закуро не смог наблюдать за Джессо, задремал прямо здесь, на полу около кровати. Хих. Да, если Бьякуран вдруг упадёт, будет забавная картина. Венок, распластавшийся в позе звезды, а сверху его босс, а с учётом того, что сил у Неба нет, так и останутся валяться.

+1

14

В этом забытье Бьякуран не видел снов... Вообще ничего не видел, как будто его существование полностью прекратилось. Но дыхание не оборвалось, а крепко сомкнутые веки чуть подрагивали, и, если бы кто-нибудь приложил ухо к его груди - услышал бы тихую, но вполне равномерную и стабильную пульсацию сердца. И не скажешь, что этого жизненно необходимого органа на самом деле нет, что там, внутри, лишь пустота, на время заменённая талантливо исполненной подделкой. Джессо жил, мыслил, ощущал - а ведь он настоящий ходячий труп, и таковым обязательно станет, если так и не найдут нужную организму часть для полноценной пересадки, что весьма недёшево, далеко не просто, да, к тому же, сопряжено с риском. Нормально ли осуществится операция? Приживётся ли новый, чужой для этого тела, орган? И какие последствия для общего здоровья это может возыметь?
И, главное, не окажется ли всё это напрасным, если там, наверху, постановят, что Бьякуран Джессо потенциально слишком опасен, чтобы позволить ему быть?
Сейчас, лёжа на больничной койке, бледный и беззащитный, он выглядел как обычный светловолосый юноша, получивший больше, чем мог справиться. Как те ещё совсем мальчишки, кого выхватывали из семей, из мирной домашней жизни в кругу любимых, и небрежно, безнаказанно, якобы за правое дело, швыряли в горнило войны, из которого они выходили покалеченными телом и душой уже в молодости. Подросток, мальчишка, сама невинность во плоти. Внешность Джессо и раньше могла убаюкивать его противников эдакой детской непосредственностью и беззаботностью, ничем не выражавшими угрозу. Ох, как же они обманывались... Но сейчас - сейчас от него не стоило ожидать подвоха, ведь он даже от мошки в своём текущем положении не оборонится.
Ресницы Бьякурана дрогнули и поднялись, медленно, будто каждый миллиметр давался с неописуемой натугой, как если бы к каждой из них привесили по гирьке, или накачали бы веки свинцом. Лиловые глаза, лишённые всякого выражения, уставились в потолок, рассматривая тот так, будто впервые видели, а хозяин их никак не мог взять в толк, что это за штука, и для чеегго она нужна. Он даже не понимал, где очутился, и почему - именно здесь. Шевелиться не хотелось, а даже самый слабый свет причинял реальную физическую боль. Бьякуран сделал вдох - но и это оказалось мучительно, лёгкие воспринимались как дополнительный лишний груз, и в них что-то кололо. Замордованное тело молило прекратить издевательства над ним, и Бьякуран подчинился. Всё, на что его хватило - это немного повернуть голову. В палате не только пикали приборы жизнеобеспечения, но и раздавалось чьё-то сладкое похрапывание. Очертания окружающей обстановки порядком змывались, и даже слегка двоились, но Джессо всё же сумел различить знакомую одежду, ярко-красные волосы, да и всю совокупность своего Хранителя в целом, когда вся картинка сложилась в единый паззл. Бьякуран улыбнулся. Насчёт беспомощности и беззащитности он явно ошибся, разве можно так говорить, когда рядом находится его Ураган? Если бы у него было хоть чуть побольше сил - он бы дотянулся до Закуро, погладил того по растрёпанной шевелюре, по щекам, обнял бы. Сейчас грозный Багровый Венок производил воистину трогательное впечатление, и Бьякуран бы даже назвал его очаровательно милым молодым человеком. Благодарность обдала Небо жаркой волной, наряду со стыдом за то, что с ним приходится так вот возиться, будто он был не способным обслужить себя самостоятельно младенцем. Хотя, конечно, принимать заботу было очень приятно, особенно от того, кто имел полное право его придушить, или свернуть ему шею. Но... Это пошло на пользу им обоим - разговор, ныне воспринимавшийся как нечто миражное, лишь привидевшееся Бьякурану в полубреду, и весомым доказательством того, что всё и впрямь произошло, служило, пожалуй, разве что украшенное огромным синяком, набухшим и тоже разболевшимся, лицо. Он льстил себя надеждой, что после этого небольшого инцидента они стали немного поближе друг к другу. И ничего этого могло бы не случиться, если бы его тогда не успели спасти, позволили истечь кровью, или никто не согласился бы поставить ему даже такое, состоящее фактически из воплощённой в материальную форму фантазии посторонней и никак не связанной с ним личности, сердце. Выведенный из строя ранее Торикабуто ещё недостаточно восстановился, в результате чего оказался слишком далеко и не в состоянии помочь, Мукуро тоже вряд ли можно было считать подходящим вариантом, так что остался тот, с кем, между прочим, расплачиваться придётся, и Бьякуран пока предпочитал не задумываться о его расценках и том, как обеспечить такие аппетиты. Ну и наплевать на деньги, как-нибудь выкрутится. Ему ведь есть, ради чего стараться. Вот, например, как раз-таки распласталось тут некое чудо рыжее, ему же наверняка неудобно, почему он не ушёл? Поел бы, отдохнул, но нет ведь, отчего-то предпочёл терпеть дискомфорт здесь. Бьякуран одновременно расстраивался и умилялся подобной преданности. Почувствовал он себя при этом наподобие младшего братишки, непутёвого, бестолкового и доводящего до преждевременной седины терпеливого старшего, всё равно не отрекающегося от глупого дитяти, потому как разве можно бросить малыша без присмотра? Спящий Закуро пробуждал в Джессо нежность, и о нём хотелось позаботиться... А, собственно, почему бы и нет?
Сначала отсоединить все эти проводки с иголочками, они мешают. Стараясь произвести как можно меньше шума своими неуклюжими движениями, плохо слушающимися пальцами Бьякуран освободился от всего, что ему не давало ему полноценно развернуться. Затем приподнялся и движением, выглядевшим нелепо и смешно, и затребовавшим все его силы, без остатка, кое-как набросил на лежавшего на полу Закуро своё одеяло. Больше Небо Маре ни на что не хватило, и он, лучезарно и счастливо улыбаясь, откинулся обратно на подушку и провалился в то же самое блаженное небытие.
Приборы, отсоединённые от него, тревожно отсверкивали красными лампочками и полуистерическими надписями на экранчиках, испуская действующий на нервы писк, чем-то смахивающий на комариный, такое тонкое и противное верещание, а кардиомонитор демонстрировал идеально прямую линию отсутствовавшего пульса. И ответственная медсестра покинула свой наблюдательный пункт, чтобы выйти и покурить. Шутки шутками, но вот так пациент мог бы и скончаться, и не сразу бы это заметили, утратив нужные для реанимации бесценные и ничем не восполнимые минуты.

+1

15

Человек никогда не замечает, когда проваливается в глубокий сон. Ему кажется, что он бодр, а на самом деле уже видит сны, граничащие с реальностью, то есть та же обстановка и люди. Вроде бы в сознании и можешь очнуться, но мозг в отключке. Черты лица расслабляются, и только тогда можно увидеть, каков человек на самом деле, ведь обычно его мимика совсем другая.

Почему-то ему снился лес, разговор с Бьякураном, но в этот раз всё было страшнее. Это были Джессо и Закуро из другого будущего.  Причём вместо Савады Тсунаёши выступал сам Ураган. И эта сильнейшая способность Х-баннера, что имелась у десятого Вонголы.
Закуро был осведомлён о техниках, с которыми сражались два босса из разных Семей, но почему всё подстроено так, что сейчас Ураган был тем самым школьником, которого видел до своей смерти?
Этот сон был навеян произошедшим в парке, когда Хранитель думал, как показать Джессо, что он не намерен больше быть куклой, с которой можно поиграть и выбросить.
- Операция Х, - проговорил Закуро, направив руку в сторону Джессо, - Х-баннер.
Две сильнейшие техники встретились друг с другом. Два пламени, что умеют разрушать и лишь одно из них - дарить гармонию, но сейчас ни о каком таком явлении говорить не приходится.
Х-баннер оказывается сильнее и поглощает Бьякурана, сжигая его дотла. Лишь кольцо Неба остаётся невредимым, но утрачивает свою силу из-за того, что его законный владелец погибает. Но и кольцо Маре Урагана теряет свою ценность, превращаясь в обычную бижутерию.

В реальности глаза резко открываются, дыхание неровное, на лбу выступила капелька пота, а душевное состояние заставляет желать лучшего. На одних лишь инстинктах он резко подскакивает и активирует алое пламя на кольце. Только вот незадача - от поспешных движений Закуро путается в одеяле, заворачиваясь в него ещё больше и падает мордой вниз. Пламя гаснет, а он издаёт тихий болезненный стон.
Ну что, это отрезвило его после пробуждения. Хранитель вылезает из одеяла и поднимается на ноги, потирая ушибленное место. В следующую минуту до его ушей, наконец, доходят тревожные звуки от приборов, и он вздрагивает. Медленно поворачивает голову к боссу...

Да, потребовались усилия, чтобы выйти из состояния ступора, но обрести при этом паническое состояние. Он начал метаться от прибора к прибору, ведь, не имеет ни малейшего понятия, как с ними обращаться, а звать на помощь слишком опасно, так как его Небо может умереть.
"Остановись! Не паникуй раньше времени!" - сказал внутренний голос и Закуро ничего не оставалось, как подчиниться. Он встал около кровати босса, пытаясь собрать мысли в кучку. Венок умел думать, не смотря на свою вспыльчивость. Жизнь дорогого человека целиком и полностью зависит от Хранителя, поэтому от него требуется спокойствие и обдуманные решения.
Этот проводок сюда, этот туда и при этом не забывать следить за состоянием Джессо. Он всё делает так, как подсказывает ему интуиция. О, чудо, наконец-то последний писк прекратился и можно вздохнуть с облегчением. Также он поднял с пола одеяло и положил на один из стульев, а взял чистое, развернул и накинул на Джессо. Закуро заметил синяк, который был нанесён по его милости. На столике лежала мазь от синевы и Хранитель не побрезговал ею воспользоваться, аккуратно смазывая место удара, с заботой, по отечески.

Сев на стул рядом, он смотрел за Бьякураном, который напоминал ему ребёнка, который не умеет дорожить жизнью. Только сейчас, когда эмоции поутихли, он понял, что Бьякуран приходил в сознание, иначе не был бы Венок укрыт одеялом, а приборы не были бы отключены.

Отредактировано Zakuro (2016-08-20 12:06:29)

+1

16

На сей раз без видений не обошлось, но, вопреки уже образовавшейся традиции кошмаров, сейчас сон получился почти что сладостным. На лице Неба заиграла безмятежная улыбка, он расслабился и явно получал удовольствие от того, что ему там грезилось. Однако, его губы что-то неразборчиво шептали, и, прислушавшись, можно было бы даже понять, что он говорит.
- Не оставляйте меня одного... - вот что это были за слова. Бьякуран казался встревоженным и счастливым сразу, как если бы получил что-то, что доставляло ему невыразимую радость, но, при этом, очень хрупкое. Нечто, способное навеки исчезнуть в мгновение ока, унесённое внезапно и непредсказуемое злым ледяным порывом дикого северного ветра, - Пожалуйста, не уходите. Я не хочу снова потерять вас.
Сквозь крепкий сон Небо едва слышно судорожно всхлипнул, как ранимый и домашний, с любовью и заботой выпестованный, доселе не ведавший разочарований и жизненных невзгод пятилетний ребёнок, услышавший такое, что выбило его из колеи, огорчило и заставило забыть даже о долгожданном празднике. Он вздрогнул, попытался захватить воздух ртом, будто бы вдруг начал задыхаться, и проснулся. Лиловые глаза распахнулись, мутным, ещё не отошедшим от того, что с ним происходило во владениях бога Морфея, взором Бьякуран обвёл палату, явно не сознавая, где находится. Можно было бы поспорить на что угодно - в первые секунды ему мерещилось, будто именно сейчас он спит и видит что-то, что ему вообще не нравится, а не наоборот. По выражению лица создавалось впечатление, что ему хочется вернуться обратно, и продолжить то, что там творилось. Ссору? Разговор?

***

Бьякуран никак не мог отдышаться. А ведь всё так хорошо начиналось! Поначалу это выглядело, как прогулка с Хранителями по городу. Они интересовались всем на свете. Блюбелл затянула их в магазин одежды и перемерила кучу летних платьев и шляпок, причём не меньше половины из этой горы пришлось ей купить. Закуро штурмовал шашлычную с требованием в стиле "Гоните всё, что у вас есть!", и съел половину всех запасов, прежде, чем его остановили. Платить Тираннозавр наотрез и весьма громогласно, так, что аж половина улицы обернулась, отказался, на полном серьёзе и весьма возмущённо обосновывая это тем, что мясо было жёстким и плохо прожаренным. Дейзи нашёл какой-то мемориальный памятник, вокруг которого едва ли не охапками лежали десятки цветочных букетов, распотрошил их, и, разложив цветы вокруг себя, выплетал из них замысловатые сложносоставные гирлянды и венки. Пришлось сделать ему выговор... И всё выглядело просто замечательно, вот только... Кончилось совсем не весело. Они выстроились перед ним в один ряд, и, похоже, высказаться за всех поручили Кикё, поскольку тот вышел вперёд и хладнокровно, с равнодушным лицом, заявил, что этот день - их прощальный подарок Бьякурану, но быть вместе с ним они больше не хотят и не будут. После этого заявления они развернулись и ушли.
Так что проснулся Небо в состоянии, близком к "начать плакать". Мучительное ощущение, что всё потеряно, лишило его жизненных сил, он весь как бы посерел, и липкие щупальца картины расставания с Венками не разжимались. Они даже не предоставили ему шанса ответить. Они покинули его, как перевёрнутую страницу своих жизней - навсегда отвергнутое прошлое, то, что мешает им развиваться, стремиться вперёд, добиваться своих целей. Он... Перестал для них что-либо значить. И совсем неважно, кем и чем они, при этом, являются для него, им было безразлично, как их теперь уже бывшее Небо перенесёт подобное. Он пытался догнать их, но, как это порой случается во сне, пространство сгущалось вокруг, не пропуская его. И они всё удалялись... А он оставался позади. Как если бы его просто без потребности, будто исписанную страницу не устроившего своим содержанием, и оттого не пригодного к отправке, письма, выкинули прочь.
Он не верил. Не принимал. Вердикт Хранителей смахивал на дурной, неудавшийся розыгрыш. Так не шутят. Никогда.
- Закуро-кун? - речь зазвучала как-то потерянно, Джессо окончательно запутался в том, что творилось с ним и вокруг него. И взгляд, направленный на Венка Урагана, был ошарашенно-недоумевающим, и даже отчасти как бы оглушённым. Словно его по голове чем-то увесистым приложили, и с тех пор Бьякуран начал притормаживать и терять связь с реальностью.

+1

17

Сидя на стуле, Закуро наблюдал за боссом, поэтому все, даже мельчайште, изменения он замечал. Было видно, как сменялись эмоции, ведь, ему что-то снилось. Сначала улыбка, потом тревога, да такая, что Закуро улавливал некоторые слова, сказанные, как в полубреду. Надо же, даже Бьякурану Джессо может сниться что-то плохое. 
Мужчина не делал попыток разбудить, потому что происходящее не выходило за рамки дозволенного, предпочитая не вмешиваться. Однако, вот и наступил момент пробуждения, правда на часах в это время было уже три часа дня. Конечно, если посреди ночи бродить по улице, да по парку, проспать можно даже до вечера.
- Добрый день, - Закуро ухмыльнулся, глядя на это ошарашенное чудо, - или же для Вас доброе утро, - конечно, добродушное оно условно, так как первое - Бьякуран ещё не восстановился и организм по-прежнему остаётся слабым, а второе - ему приснился дурной сон. Как там гласит примета, рассказывать такие сны нельзя, а то сбудятся? Закуро бы посмеялся, сказав про это просто - бред.
Пробыл он с боссом ещё до самого вечера, помогая, в чём надо, а потом отправился домой, лишь перед выходом сказав:
- Если в Вашу голову взбредёт мысль, что я могу предать, скажу просто. Я уйду из семьи только в том случае, если Вы меня предадите.

Неделю спустя.

Утро выдалось на редкость потрясающее. Никуда не нужно было вставать, ничего не нужно делать, поэтому Ураган мог себе позволить наглым образом проспать весь день, задавая храпака при этом так, что из соседней комнаты было слышно. Однако, телефонный звонок, который был достаточно громкий, чтобы не пропустить его мимо ушей, разбудил Багрового Венка. Кое как развернувшись в сторону маленького дьявола, Закуро взял трубку и отправил её в увлекательный полёт в стену, а затем, когда звонки прекратились, вновь продолжил похрапывать.
Через некоторое время постучали в дверь и усердно продолжали надоедать.
- Ммм, кого там черти носят? - сонным и недовольным голосом вопрошал Закуро, не открывая глаз.
- Закуро-сан, Вам письмо от Бьякурана-сана - послышалось с другой стороны двери. Тут то Ураган открыл взор. "Бьякуран-сама?" Интересно, что боссу понадобилось от Тиранозавра. Небо Маре должны были выписать через два дня, может, что-то случилось? 
Чертыхнувшись, Венку пришлось подняться с кровати и подойти к двери, накинув на себя одеяло наподобие мантии.
Открыл дверь, забрал, закрыл. Получив письмо от Бьякурана, Ураган прочёл его, отчего одна бровь поползла вверх. "Настолько срочно?" А написано там было вот что:

Привет, Закуро-кун.
Прости, если отвлекаю тебя от дел, но мне нужно, чтобы ты срочно направился ко мне, как только получишь это письмо. Дело очень важное и не требующее отлагательств.

А действительно, если уж босс говорит о том, чтобы Хранитель бросил всё и помчался, то это требует незамедлительного выполнения. Поэтому Закуро по-быстрому собрался, не брезгуя надевать помятую одежду, расчесался и отправился в путь. Естественно, кольцо и коробочку он прихватил с собой.
Как только он покинул базу, появился человек, окружённый синим пламенем, на том месте, на котором Закуро прочёл письмо. Это была женщина с блондинистыми волосами чуть ниже плеч, голубыми глазами и шрамом на правой щеке.
- Яре яре, Погребальный Венок Урагана такой сла-а-абый, что одурачить его не составило никакого труда. - она засмеялась и растворилась дымкой вместе с письмом, которое он оставил на столе. Это была материальная иллюзия Тумана, которая была достаточно высокого уровня, чтобы не суметь её распознать.

"Что, если у него есть какой-то план по поводу Альянса? Он говорил, что его могут схватить сразу после выписки. Но мы и так не остались бы в стороне, если бы его захотели разлучить с нами. Что же ты задумал, Бьякуран?" Размышления Закуро не могли найти себе покоя и он жаждал получить ответ на свой вопрос. Однако, он всё летел и летел, а больница всё никак не появлялась в зоне видимости. Он не понимал, что происходит. Всё время мелькают одни и те же дома, только в разной последованности. Не слышно машин и вообще как-то слишком тихо. При детальном рассмотрении можно было заметить, что люди тоже одни и те же в разных местах, ничего нового.
Погребальный Венок Урагана остановился и, оставшись над землёй, осмотрелся. По его подсчётам он уже должен был прилететь к боссу семьи Джессо, так почему же он всё ещё на улице? "Кстати, а почему не плывут облака по небу?" Мысленно задаёт вопрос Ураган и смотрит наверх. Закралось подозрение на обман у Погребального Венка.

Раздаётся заливистый женский смех.
- А я всё гадала, когда же ты заподозришь неладное?! -весёлый голос раздавался эхом по округе, поэтому определить местонахождение человека очень трудно.
- Иллюзия, - констатировал Закуро и вновь услышал смех.
- Верно, дурачок.
После этих слов перед Венком появилась та самая женщина со шрамом. На ней была одета белая футболка и чёрные джинсы. На руках браслеты, на пальце кольцо Тумана, которое сейчас светилось синим цветом, а длинные ногти на пальцах имели аккуратную форму и были выкрашены в красный цвет.
- Кто ты такая?  Что тебе от меня нужно? - вспылил Закуро, крикнув на неё и уже намереваясь кинуться в атаку.
- Пю.., - женщина надула щёки, изображая обиду, - не будь таким агрессивным. Мне так нравится твой типаж, а ты... Меня зовут Ирен. Пока что это всё, что тебе можно знать. Лучше пойдём выпьем что-нибу-у-удь.
- Хватит вешать мне лапшу на уши. - высокомерно сказал Закуро и хотел уже атаковать пламенем, как обнаружил, что кольцо запечатано.
- Нани? - состояние шока, которое было недолгим. Кто-то вырубил Ураганника, а произошло это настолько быстро, что Закуро не заметил этого, лишь полёт в сторону почвы был хоть и недолгим, но ощутимым. Сознание отключилось и дальше он уже не знал, что с ним происходит. Как предусмотрительно, запечатать силу кольца, чтобы даже связаться ни с кем было нельзя.
Очнулся он уже в каком-то подвальном помещении, даже не осознавая, что находится под внушением. Низкие потолки, тусклое освещение, по углам стоят какие-то ящики и бочки. Он не соображал, как написал такое, что у Джессо волосы встанут дыбом. Точнее, он знал, что пишет, только это был не тот Закуро, которого все привыкли видеть.
Женщина-туман позаботилась о том, чтобы доставить письмо адресату.

Простите меня, Бьякуран-сама, но я ухожу из семьи. Причина проста, я не хочу больше связываться с мафией.

Это было написано подчерком Багрового Венка, а следуючие - чужим.

Ты слабак, раз не можешь удержать Хранителя рядом! Ему не нужны такие слабаки! Он не вернётся. Всего хорошего, Бьякуран Джессо. И прощай.

+1

18

Настроение у Неба Маре было хорошее с самого утра. Он встречал каждый новый день как бы с неосознанным, наполовину мечтательным ожиданием чуда... Не обязательно что-то мистическое или необычное, достаточно, если просто будет хорошим. Бьякуран хотел верить в будущее - насыщенное самыми разнообразными интересными событиями будущее вместе со своими Хранителями. Он не сомневался, что они поедут с ним, даже если он отправится в Тибет, постигать основы медитации монахов, или задумает исследовать дно Марианской Впадины, или будет разводить павианов и страусов на ферме. Альянс, с их комплексами на тему безопасности мафиозной структуры и нагретых их большими седалищами мест, перестал пугать его. Это пусть они боятся! Ведь Бьякуран отлично понимал, что дело не только в его несомненной опасности для общества. Верит в это, допустим, половина. Но куда важнее то, что его способности и знания, а также пятеро готовых почти на всё ради босса Хранителей заставят всех считаться с Джессо. Будучи незначительной и молодой Семьёй, они в будущем, в том будущем, разрослись, подавили или уничтожили сопротивляющихся и сместили Вонголу с лидирующей позиции. Даже если сейчас Джессо - союзники Вонголы, это не значит, что они не возьмут своего по отношению к остальным, к кому Бьякурана не привязывают симпатия и долг. Убивать, конечно, он их не будет, но заставить подвинуться - может, а просто потесниться, делясь тем, что привык считать своим, никто не хотел. А тут такой удобный повод - обвинить его в злодеяниях будущего, выдать "вотум недоверия" по-мафиозному, да и заклеймить, лишив шанса стать серьёзным конкурентом. Это мафия, и далеко не все придерживались благородных методов Вонголы. Альянс нужен, чтобы они все не сожрали друг друга, а верховная Семья - чтобы руководить этой клоакой и приструнивать зарвавшихся. Такова неприглядная правда криминального мира.
И они не будут слушать, не поверят, если он скажет, что ему не нужна никакая власть, и меньше всего волнует статус Семьи, если ради этого придётся подвергать Хранителей опасности, используя их. На свете, между прочим, есть, чем себя занять, и не толкаясь локтями с другими мафиози и пытаясь урвать кусок побольше. Спасибо, но ему хватило этого с Мильфиоре, больше не тянет... Но для них подобное не может служить аргументом. До них не дойдёт, что некоторые достаточно сильны и уверены в себе, чтобы не нуждаться во внешних проявлениях своего превосходства. И что кому-то их ущербные ценности не сдались ни на что. Среди мафиози одни лишь Джиллио Неро да Вонгола достойны уважения, да и то - лишь первое да десятое поколения. Возможно - ещё наиболее дружественные ей Семьи, вроде Каваллоне и Шимон... Но, если бы всё было так чисто и безоблачно - никогда не появилось бы ни такого предмета, как "грех Вонголы", ни его противовеса - "расплаты", ни обиженного, оскорблённого, недовольного политикой Примо Деймона Спейда. Джотто, чтобы поднять Вонголу и добиться от всех внимания к ней и её убеждениям, пришлось немало посражаться. Им придётся тоже драться, стычек не избежать. Если, конечно, Джессо не самоустранятся на обочину и не выступят в качестве наблюдателей, вмешиваясь лишь для того, чтобы помочь товарищам - Юни и Тсунаёши. Да, такой вариант устроил бы Бьякурана. В остальном - криминальные структуры и вся их возня ему даром не сдалась.
Плевать. Если придётся, Бьякуран откажется от колец. Хотя, нет. Нельзя добровольно отдавать оружие... Зато можно забрать Хранителей и сбежать, когда никто не будет этого ждать. Например.
Он, в принципе, был готов к любому вердикту, но сдаваться без борьбы не собирался. Конечно же, не в буквальном смысле, Бьякуран не хотел жертв, их и без того слишком много на его совести. Но осудить Хранителей или притеснять их он никому и никогда не позволит. Люди, простившие ему грех предательства, согласившиеся пойти за ним снова - бесценны. С ними ему удастся горы своротить, если он пожелает того. Единство Семьи - не пустая болтовня, как ему казалось раньше, когда он слушал Саваду-младшего. И удача у них есть, и вера.
Так что, вопреки всему, ожидания и мечты у Бьякурана были не менее радужными, чем у девушки благородного происхождения, впервые приглашённой на большой королевский бал во дворец. И тем большим громом среди ясного неба для него послужило переданное незнакомой личностью, не ставшей дожидаться ответа и тут же скрывшейся, письмо. Точнее, записка. Небо Маре вглядывался в буквы, выведенные почерком его Хранителя Урагана, и не понимал, что это - галлюцинации начались, или же кто-то решил нелепо его разыграть. Надо же, а Закуро-то как на подобную чушь подбили? Тот же должен был понимать, что такое совсем не смешно... Нет. Ураган не стал бы так жестоко подшучивать над чувствами Бьякурана, почему-то он был в этом совершенно уверен. Здесь какой-то подвох. А, может быть, Венка заставили?! Кто посмел?! И насколько круты должны быть эти кто-то, если смогли принудить к чему-либо Венка Урагана?! В бешенстве Джессо даже не заметил, как смял листок. В его глазах вспыхнула жажда сжечь тех, кто покусился на его друга, живьём. Но... Как их отыскать?! С чего начать?! Первый порыв, позвонить Кикё и сообщить обо всём, был задушен в зародыше. Они, кто бы там ни затаился, смогли воздействовать на одного из Хранителей, а, значит, рисковать остальными он не имеет права. Бьякуран должен решить проблему сам, доказав, что никакой не слабак, а они крупно просчитались, разинув пасть на кусок не по её размеру.
- Закуро-кун... Что они с тобой сделали?
Как подступиться к заданию типа "пойди туда - не знаю, куда, найди то - не знаю, что"? Жаль, что не припечатать того, кто доставил письмо, и не вытрясти информацию из него... Хотя, вероятнее всего, именно во избежание подобного расклада тот и скрылся так быстро.
Вариантов было несколько, но все - ненадёжные. Первый - подождать, не выставят ли ему каких-нибудь требований. Или, допустим, появятся, дабы просто поглумиться, характер сообщения указывал на то, что издевательства - вполне в их духе. Второй - если Закуро заставят задействовать кольцо Маре, Бьякуран сразу это почувствует. Третий... Если Тираннозавр сможет освободиться и выйдет на связь. Бьякуран обязательно защитит его, дайте только понять, где находится Ураган... Никто не заберёт Закуро у него. Никто!

+1

19

Интересно, насколько глупо смотрелось письмо Бьякурану? Даже если это было бы правдой и босс семьи Джессо принял бы её, вряд ли Хранителя оставили бы в покое. Тот же Альянс семей предпочёл бы устранить того, кто представляет опасность для общества и неважно, каким способом, заточив в тюрьму Вендикаре или убив. Из мафии так просто не уйти, если только покинув этот мир вперёд ногами навсегда, без возможности переместиться в другую вселенную.

Хранителю Урагана был предоставлен выбор - остаться в подвале или выйти оттуда. Ясное дело, Закуро предпочёл мрачное помещение, попадая при этом в длинный коридор. На душе было неспокойно и зябко. Он не ощущал физического дискомфорта, лишь внутренний. Почему он чувствует, будто лишний здесь, среди небольшой кучки людей. Они же пообещали быть рядом всегда и помогать в трудных ситуациях, так почему тревога не покидает сердце? Закуро не мог никак добраться до истины, хотя будь он в нормальном состоянии сейчас, устроил бы им взбучку, но внушением была подавлена даже агрессия и вспыльчивость. Он был на редкость спокойным и уравновешенным.
"Что происходит?"
- За-ку-ро, - пропела девица, что одурачила Хранителя Урагана. Изящной походкой она подошла к молодому человеку и, обняв, требовательно поцеловала в губы, протягивая тонкую ниточку внушения о том, что только она нужна ему в этом мире. Сразу не понять, что к чему, поэтому Венок обнял её и прижал к себе. Как же легко одурачить другого с помощью способностей и как круто она пролетает из-за того, что даже не попыталась завоевать доверие без использования атрибута Тумана. Ведь, когда он освободится от её чар, ей ой как не сдобровать. Да он её убьёт за то, что она использует его, как игрушку. Бьякуран хотя бы делал это без единой помарки, поэтому нельзя было даже заподозрить неладное. Здесь же она делает достаточно ошибок, для того чтобы выбраться из тумана к ясному небу над головой.

А в это время рядом с Бьякураном появилась иллюзия женщины со шрамом на лице. Она сидела на столе, закинув ногу на ногу, и подпиливала ногти на руке пилкой.
- А вот это нежданчик. Не ожидала, что ты разозлишься. Такая няшная внешность. Тебе не идёт злость, мистер зефирка - всё это она говорила на полном серьёзе, приводя в порядок ногти, выкрашенные в алый цвет. 
- Он же написал тебе, что хочет уйти, а ты мнишь себя надеждами, - а в этих словах присутствует подтекст. Сказать хотелось "Он больше не может выдержать такого никчёмного босса, вот и свалил по-тихому". Теперь она обратила внимание на потенциального противника, будто говоря таким образом "отпусти его".
- Предотвращая твои вопросы обо мне, скажу, что я его любимая, которая долго ждала этого дня, чтобы вновь быть вместе. Он не говорил обо мне тебе, но всё время думал, как я там, - она разлеглась прямо на столе и создала прямую трансляцию того, что сейчас происходило с ней настоящей и Закуро. Обьятия, поцелуи. Не ровен час, как зайдёт всё намного дальше в этой страсти. Естественно, Туман позаботилась о том, чтобы на трансляции не было видно печати на кольце Маре Урагана, несмотря на то, что оно неособо бросается в глаза. Хотя если Джессо попытается с ним связаться, у него ничего не получится.
- Аррр, он просто секси, - облизнулась, глядя на Венка, а потом посмотрела на Джессо, развернувшись на бок. Даже в этой позе она манила своей фигурой аля песочные часы.
- Ну что, достаточно доказательств для того, чтобы ты оставил его в покое? - Она достала из маленькой сумочки маленький пакетик маршмеллоу и, открыв его, отправила одну в рот.

+1

20

Вроде бы говорила женщина вполне правдоподобно, убедительно и на полном серьёзе, вот только... Что-то совсем не стыковалось. Вообще не укладывалось в единую связную схему. Даже показанная ему сцена казалась плохо изготовленной наспех подделкой. Бьякуран почему-то не верил, что Закуро скрыл бы от него столь важную информацию, и даже ходить по параллельным измерениям, собирая сведения, не требовалось. Он доверял Венку Урагана, и верил, что получит в ответ такую же искренность и честность. У них же теперь всё будет общим, и счастье, и боль, потому что их узы нерасторжимы! Разве Закуро не поделился бы своей радостью с самыми дорогими людьми - Кикё и Бьякураном? Разве бросил бы их вот так? Нет! Закуро не настолько малодушен и труслив, чтобы молча сбежать после всех тех своих обещаний, которые дал. Скорее, весь мир слетел с катушек и катится к всеобщему безумию, чем Багровый Венок так легко и просто покинет Семью. Бьякуран абсолютно точно помнил те его слова, а ещё он знал, что не предавал своего Хранителя.
Ну, и, наконец, в этой заразе угадывался склад характера капризной и привыкшей к преклонению противоположного пола стервы, обожающей, если можно так выразиться, "ездить по ушам" и выедать мозг, если что-то окажется ей не по нраву, начиная от недостатка внимания и до неспособности обеспечить её жизненные запросы. Во всяком случае, такое впечатление сложилось у Джессо... Закуро же никогда не производил впечатление человека, согласного терпеть такое обращение. Он был нормальным, простым, здоровым  ужиком, несмотря на молодой возраст в этом мире - тот образ жизни, который вёл Закуро, с юности вынуждал рано и быстро взрослеть, так что зрелой, состоявшейся личностью там, в поселениях такого рода, становились быстро. Так вот, там и парни, и девушки вкалывали на равных, разве что - каждый в своей сфере деятельности, и ожидали друг от друга чего-то реального, а не алмазов с неба и золотого кабриолета. Попользовавшись Закуро, такая манерная избалованная сучка, как эта, вымотала бы Урагану все нервы, а потом выбросила бы вон, в истерзанном и несчастном состоянии. Её бы не устроил уровень его заработка, простые взгляды на быт, незамысловатые потребности и отсутствие тех амбиций, которые интересуют шалав вроде неё, и она пилила бы Закуро, пока тот не развалился бы морально. А, если бы со злости или от тоски запил бы - и физически бы в руину обратился. Такого Бьякуран допустить не мог.
Но, вообще-то, он не слепой и не идиот. Он заметил бы, что Урагана что-то гложет, или что у того кто-то появился. Всё последнее время они часто проводили вместе, один на один, или с другими Хранителями, приходившими навещать босса.
А, значит, эта стерва лжёт, лжёт топорно и грубо.
- У Закуро была жена. Ещё до того, как я предложил ему вернуться ко мне. Эта женщина умерла, и сомнений в данном факте нет. Это знаю я, и может подтвердить сам Закуро-кун и мой Хранитель Облака. Он очень тяжело переживал её утрату, но мы вовремя ему помогли. Ты не можешь быть ею. А больше у него никого не было.
Ложь. Обман. Лицемерие. Глаза Бьякурана потемнели, когда он говорил, и с каждой новой фразой он становился всё более мрачным. ким видели его Погребальные Венки после игры в "Чойс", когда сбежала Юни. Таким он был, когда Юни умерла, а, следовательно, всё, ради чего предпринимались подобные грандиозные усилия и приносились жертвы, пошло прахом. И нечто вроде этого видел его Рокудо Мукуро перед тем, как его фантомное воплощение, пробравшееся в штаб Мильфиоре, было уничтожено, да так, что тот едва сумел вернуться, и то лишь благодаря своевременной помощи Хром Докуро. Бьякуран Джессо был очень не в духе. Называя вещи своими именами - он пребывал в крайней стадии холодной, рассудочной ярости. И был готов без зазрения совести повергнуть наглую особу в прах.
- Ты...
Извилистая вспышка ослепительного пламени, в движении формируясь в животное из мгновенно распахнувшейся коробочки, петлями обвила всё тело женщины, впечатав его со всего размаху в стену, и не успела бы она даже сделать вдох, как Бьякуран оказался прямо перед ней, направляя правую руку, ту, на которой носилось кольцо Неба Маре, точно ей в горло кончиками сложенных вместе пальцев. Однако, добивать не спешил, а на лице Джессо заиграла безмятежная улыбка. Вот только лиловые глаза, ледяные и безжалостные, свидетельствовали о том, что выбор у неё невелик - умереть быстро, или подыхать в корчах, медленно и мучительно.
- Ты - реальная иллюзия. Думала, я это не пойму? Вот только мне точно известно, что, если я убью проекцию иллюзиониста такого уровня, как эта - тебе тоже придётся несладко. Ты весьма сильна, но в этом и есть твоя слабость. Ты не развоплотишься за секунду, и это значит, что я успею ударить. Кроме того, пока тебя связывает мой дракон - ты не развоплотишься вообще. Он полностью подавляет все твои способности, а это значит...
Улыбка стала откровенно кровожадной, будто Джессо был свихнувшимся мальчишкой, проводящим свободное время за тем, что выпускает кошкам потроха кухонным ножом.
- Ты от меня не денешься. Ну? Говори, что в действительности стало с моим другом?
Они что, его держат за Саваду Тсунаёши, или дружка Савады-младшего, Энму Козато? Они, эти детишки, могли бы повестись на столь нелепый трюк. Бьякуран не мог. Как, поверит она, что он не блефует и не шутит? Поверит, что он рискнёт всем, доказав миру мафии свою несомненную опасность? Ведь, если он поддастся этому гневу и разорвёт её на кусочки - то, значит, подтвердит для всех, что остался тем же беспринципным чудовищем. Так-то оно так, да вот только ей, мёртвой, станет уже всё равно.

+1

21

Неужели эта женщина думала, что сможет так просто поговорить с опаснейшим человеком всех времён и народов за чашечкой чая и сладкими конфетами? Или посидеть в ресторане, пробуя различные блюда - от горячих супов до десертов? А, может быть, была бы обеспечена экскурсионная прогулка по миру с настоящим мафиози? И он бы тратил немалые деньги на её наряды и косметику, а она устраивала бы ему прекрасные ночи? Бред. Она знала, к кому была послана материальная иллюзия, которая уже говорила о том, что она не из слабых иллюзионистов, а была бы таковой - не смогла бы овладеть Хранителем Урагана. Знала, насколько он безжалостный, но не ожидала, что данный индивидуум будет так отзываться о том, кого предал в другом будущем времени.
- Каждый имеет право хранить в себе секреты, - говорила женщина, которая делала вид, будто не замечает этого взгляда. Она просто старалась не потерять самообладание из-за осколка льда, что сковал её сердце, словно это был Кай из Снежной Королевы. Только вот Небо не собиралось просто так говорить, он начал действовать, не давая ни малейшего шанса на контратаку в целях самозащиты. Поэтому довольно быстро она оказалась в сетях дракона из коробочки. Как говорится, кто первый встал - того и тапки. Её сковал страх, когда он оказался совсем близко, а этот взгляд... Она была наслышана про Мильфиоре, которые наводили ужас на всех. Даже боялась их лидера, а тут осмелела, потому что Джессо изменился. Но почему ей сейчас страшно смотреть на эту улыбку? Она видела эту хладнокровность, но не хотела принимать всё это взаправду.
- Ты же... то, что ты видел, происходит сейчас, - не в силах больше смотреть на всё это безобразие, она прикрыла глаза, пытаясь совладать с собой.
- Не ожидала, что попадусь так быстро, - женщина усмехнулась и вновь посмотрела на молодого человека, теперь уже ледяным взглядом не хуже его, - Так просто готов меня убить?  А тебя не заботит то, что и он может пострадать? Если я просто буду серьёзно ранена, то он и вовсе умрёт.

Резкая головная боль заставляет гримасу исказить лицо. Хранитель отстраняется от женщины и прикладывает ладонь ко лбу. Перед глазами пронеслась картинка женщины в кольцах дракона, окружённого жёлтым пламенем, а рядом тот самый человек, про которого ему говорили, что он злой и страшный серый волк, которого нужно остерегаться. Тогда почему такое чувство, что всё наоборот? И что это вообще было? Мираж, видение, галлюцинация?
Ирен поинтересовалась у Хранителя о случившемся, но он ответил, что голова заболела и ушёл от неё, мотивировав это тем, что нужно на свежий воздух. Венок решил больше не показываться на глаза до тех пор, пока сам во всём не разберётся. Что же, начинается одиночное путешествие по сознанию в поисках истины. Нужно только ни на кого не натыкаться, чтобы не было лишних вопросов.

+1

22

Ха. В шахматах такая ситуация называется патовой. Если он её отпустит – она тут же исчезнет, и он потеряет всякую связь со своим Хранителем, даже такую эфемерную, через капризы и прихоти другого человека, совершенно не расположенного вести задушевные беседы, во всяком случае – на искренней и честной основе. С другой стороны – сейчас она всецело в его руках, и зависит уже от его мановения пальца. Тот и другой вариант Джессо вообще никак не устраивал. Привычка всегда контролировать происходящее никуда не делась, равно как и желание всё устроить по-своему. Всё же нельзя от таких замашек избавиться сразу и вдруг.
- Чего ты вообще добиваешься? – не меняя ни интонации, ни позы, поинтересовался Бьякуран, - Зачем тебе Закуро-кун? Не могу поверить, что всё это затевалось только ради этой игры в счастливую влюблённую пару, твоё сердце равнодушно к нему, иначе ты бы действовала совсем по-другому. Никогда бы не воспользовалась им настолько цинично, попыталась бы понравиться ему так, как делают все нормальные люди, и уж точно не играла бы его жизнью. Если бы всё это не было таким дешёвым фарсом, а происходило, как ты выразилась, на самом деле, если бы ты была так ему дорога, а он – тебе, как утверждаешь, я бы, возможно, уступил Закуро-куна, при его добровольном согласии на подобное, женщине, способной о нём позаботиться. Он вовсе не обязан продолжать рисковать собой ради меня. Если бы он выразил желание покинуть меня и пойти в другую Семью, я бы принял это. Но я не могу отдать его такой, как ты, относящейся к моему другу, как к своей игрушке. Я узнаю, кто ты такая, и кто стоит за тобой, и, если хоть один волос упадёт с головы моего Хранителя, я сотру всех вас с лица земли, сколько бы вас там ни оказалось. А четверо остальных Хранителей моей Семьи помогут мне. Ваш единственный шанс – раскаяться в содеянном и возвратить моего друга в целости и сохранности. Вы меня поняли, миледи? – в последнее слово, произнесённое Бьякураном, вкрались даже ни капли не завуалированные ирония и сарказм.
Живые оковы, созданные длинным туловищем дракона, сжались крепче, так что сейчас иллюзия едва-едва могла сделать вдох. Он лишил её возможности нормально разговаривать, поскольку для каждого слова ей пришлось бы предпринимать неимоверные усилия, и всё, что ей ещё оставалось – это отрицательно покачать головой или согласно кивнуть. Давить на его жалость или гуманизм сейчас было бесполезно, хотя, нынешний Бьякуран был и не вовсе лишён означенных качеств. Просто он умел разграничивать ситуации, когда следует проявить мягкость и великодушно уступить, а когда стоит уничтожать врага под корень. Возможно, его положение в этом мире шатко, а статус неопределён, однако, он по-прежнему помнил, что пока ещё находится на поле, где играет в свои паршивые и двусмысленные, противозаконные и грубые игры мафия, а, значит, чтобы не выбыть в самом начале, стоит не только изучить и принять правила, но и научиться иезуитски изворачиваться, укладывая под них то, что, на первый взгляд, никак не вписывается.
«Ты думаешь, я не смогу пойти на то, что сейчас озвучил? Моя прекрасная госпожа, я готов на гораздо большее, если речь идёт о безопасности моих людей. Тебе стоит считаться с этим…» - именно потому, что он однажды уже предал своих Хранителей, и они после этого всё равно остались на его стороне, пусть и не всё прошло совершенно гладко, теперь Бьякуран кому угодно глотку за любого из них перегрызёт, и всем скажет, что уже нашёл труп в таком состоянии.
Глаза же Джессо стали совсем хищными и злыми. "Не дави на меня, и не играй со мной в столь низкопробный шантаж, я постиг все эти уловки задолго до того, как ты впервые своё пламя обнаружила!" - говорили эти глаза. Они заявляли, что на каждый её ход он ответит сторицей, заставит подавиться каждой угрозой и взять назад каждое возможное оскорбление. Ползать в ногах и молить о прощении. Он мог, и был морально готов на это, ей не удастся отыскать в нём слабину.

+1

23

Дело набирало скверный оборот, так как угрозы не помогали. Ха, а ведь будь Закуро в действительности рядом с ней, уже покалечила бы и плевать, что лишилась бы силы. Время на восстановление и она снова будет в боеготовности. 
- Уж кто бы говорил про циничность, но только не ты. Ты ведь использовал уже его, как инструмент, как игрушку, как робота, способного на убийство. А потом кинул в лапы смерти. И кто из нас ещё чудовище? - издевательские нотки в последних словах впивались в сознание, словно пираньи, к любому, у кого могла быть хоть капля совести.
Дальнейшее развитие событий выбило к чёртовой матери весь дух. Дышать было невыносимо, а оригиналу это передавалось, так что создавалось впечатление, что Ирен задыхается. Она упала на колени, положила ладонь к груди и пыталась привести себя в норму. "Чёрт!"
Около иллюзорной женщины и Бьякурана появилось изображение того здания, где находится Хранитель Урагана, вот только внутрь пробраться не так просто. Дом окружён барьером из пламени Неба, Урагана и Грозы. Был ещё Туман, но его действие ослабло. С помощью колец люди создали мощную защиту.
- Он там, - прошептала женщина, так как ей показалось это легче, чем сказать вслух. "Больно, чёрт возьми, отпусти меня уже" Также появилось изображение направления полёта или езды - северо-запад, а также расстояние до цели -10 километров.
Верно, она не стала плясать под дудку босса Джессо, а показала местонахождение Урагана Маре.

Конечно, иллюзионистка не могла поверить, что у Хранителя просто заболела голова и подозрения вкрались в её голову, поэтому она сообщила про это всем своим дружкам и сказала, чтобы те не смели выпускать его. Они не могли позволить себе потерять такую силу Урагана, которая нужна им в глобальных масштабах. Закуро, в свою очередь, был уверен, что за ним начнётся слежка. Вот нутром чувствовал и всё, а судя по тому, что у Ирен есть кольцо тумана, то и у остальных тоже присутствуют атрибуты, поэтому, чтобы не попасть под возможные атаки, приходится скрываться из-за того, что сила кольца запечатана.  
Он прислонился к стенке, смотря на свой атрибут. Почему оно не может заработать? Уже даже это навевает подозрения о том, почему он оказался среди тех, кто может активировать свой атрибут. Возможно, его хотят использовать или же его силу. Хотя как реализуемо второе, история, похоже, умалчивает. Может быть, на определённый период времени печать снимется? Кто знает, но ждать этого момента нельзя.
Закуро окликнули. Похоже, один из них нашёл его. Командным тоном Хранитель говорит:
- Стой там, где стоишь! Пока я не разберусь, что к чему, не буду ни с кем разговаривать.
Внезапный собеседник аж опешил от подобного заявления, предоставляя пару секунд для того, чтобы скрыться. А вот пробежать он успел до ближайшего поворота налево, потому что там его уже ждал мужчина амбал, так как был крупнее Закуро раза в три. Естественно и удар по морде был, как говорится, от души, аж в глазах потемнело. Можно уже и не упоминать, что отлетел он к ближайшей стене, врезался со всей скоростью полёта и вырубился. Что же, они сами себе вырыли могилу такими действиями, так как верить им он был не намерен. Этот мужчина отвёл его в какую-то камеру - иначе не назовёшь эту комнату - и приковал наручниками и ошейником к стене в позе Христа, и, оставив так стоять у стены, ушёл.

0

24

Как будто перед глазами у Бьякурана полоснули по запястью ножом, и яркая, горячая, алая кровь хлынула из раны, заслоняя ему весь обзор. Цвет всепоглощающей ярости, ослепительно мощной, на мгновение унёс всякое соображение Джессо, и в этот миг разума и самоосознания в нём было не больше, чем в пробудившемся Призраке. Наверно, никогда за всю свою жизнь эта женщина не стояла и не встанет ближе к смерти, вовсе не знающей о смысловом значении такого слова, как пощада, и не только не ценящей чужое существование, а даже и не замечающей, что кого-то уничтожила. Как она смеет напоминать?! Кто она такая, чтобы брать на себя право судить его?! Если она полагала, что такие речи заставят его упасть на колени и начать каяться - она просчиталась. Бьякуран мог бы сделать это перед Хранителями, которых бросил на верную гибель, отлично представляя себе, что случится с ними... Но никак не перед ней! Камень кольца обрёл насыщенно-жёлтый цвет, напряжённый и предупреждающий о моральном состоянии хозяина, и о том, что нервы его натянуты, подобно струне. Джессо мог винить себя, мог плакать во сне, или думая, что никто его не видит, но никак не здесь и не сейчас, она не дождётся такой роскоши, как доведение его до слёз, скорее, он её заставит рыдать и ползать по холодному полу, корчась и завывая от того, что её кожа будет гореть в его пламени, а внутренности - скручиваться в противоестественные узлы. Её руки и ноги с треском переломятся, совсем как сухие древесные ветви, а глаза вытекут наружу, как раздавленные ягоды.
Но ответ на поставленный им вопрос как бы пробудил Бьякурана, вытащил из вереницы жестоких образов расправы над пленницей. Что ж... Она помогла самой себе. Подавив желание шарахнуть её со всего размаха об стену или пол, а то и дошвырнуть посредством умеющего летать дракончика до потолка, впечатав так, чтобы ни одной целой кости в теле не осталось, сломать ей шею или проломить череп, Бьякуран пренебрежительно и почти брезгливо махнул рукой, и его животное из коробочки просто уронило женщину, возвратившись к хозяину и обвившись вокруг его плеч.
- На сей раз твоя жизнь спасена. Больше не вставай передо мной. Убью, - ледяным и безапелляционным тоном вымолвили его губы, а затем Джессо лучезарно улыбнулся и заговорщицки подмигнул, - Спасибо за содействие! - беспечно-мальчишеским тоном бросил ей он, прежде чем на полной скоростью выскочить из помещения и на всех парах пронестись по коридору.
Спустя всего секунд десять за окном мелькнули огромные белоснежные крылья, уносящие их обладателя по назначенному адресу. И он ради её же блага не желал этой дамочке оказаться той, кто обманет его, отыщет ведь снова, и тогда те способы казни, что он недавно сочинял, покажутся лёгким пикником на мягкой травке где-нибудь на лоне природы в тёплый летний денёк. Сварить в кислоте? Ободрать часть мяса, но так, чтобы основная часть туловища оставалась живой и безостановочно визжащей от невыносимых мук? Медленно отрезать по маленькому-маленькому кусочку, проверяя, на каком минимуме плоти человек способен просуществовать? Ломать косточку за косточкой и выворачивать сустав за суставом, пока она не рехнётся от физических страданий? О, да! Ему очень понравится эта игра, так что ей точно следовало оказаться искренней и честной в своих показаний - или же пускай сразу начинает молиться!

***

Фигура юноши с растрёпанной белоснежной шевелюрой и сверкающими лиловыми глазами, как бы говорящими, что в данную минуту сам чёрт этому человеку не брат, спокойным шагом приближалась ко входу в чужое логово. Дальнейшая судьба каждого, кто сейчас пребывал внутри, напрямую зависела от самочувствия Закуро. За каждую царапину, нанесённую Венку Урагана, Бьякуран на полном серьёзе собирался им что-то вырвать. И никаких сантиментов, никаких церемоний, никаких рамок приличия. За ними пришли гибель и разрушение.
Белый дракон, разросшийся до максимального размера, с разгона, наподобие живого тарана, врезался в ту преграду, которая составляла защиту входа, и проломился сквозь неё, а, заодно, и сквозь сам вход, оставив позади себя огромную бесформенную дыру в каменной кладке. Тройное охранное пламя, образовывавшее барьер, было подавлено этим злющим ничуть не меньше, чем его владелец, монстром. Бьякуран всё тем же флегматичным, размеренным, неторопливым, прогулочным шагом вступил во владения своих врагов. Мирные переговоры? Шутите. Они захватили его Хранителя, превратили того в безвольную куклу, а теперь, возможно, истязают и пытают в своих застенках, пытаясь принудить служить им, сломать человеческое достоинство, превратить в покорную собачонку. Да в голове у Джессо бушевала едва-едва им контролируемая жажда убивать, и убивать изощрённо, наслаждаясь этим. Он бы подвесил их над огромным медным чаном, связав так, чтобы они могли лишь слабо дёргаться и стонать, и сделал бы надрезы, позволяя самой главной жидкости, без которой они издохнут, тоненькими ручейками вытекать, постепенно наполняя ёмкость. И оставил бы парочку, чтобы потом напоить их этим ещё горячим человеческим соком. А сам бы при этом радостно смеялся.
Нет. Не надо о таком думать. Как-то это неправильно. Да. Неправильно... Зато как соблазнительно! Посягнувшие на людей, дорогих и важных для Бьякурана, иной участи не заслуживают!
- Если вы не хотите, чтобы ни один врач не смог вылечить те трепещущие жалкие обрубки, которые от вас останутся - верните мне моего Хранителя Урагана. У вас ровно пять минут, по истечении которых я начну, и пеняйте на себя, - Джессо сказал это громко, во весь голос. Мысли о беспомощном Закуро, запертом этими негодяями, действовали на его рассудок и здравомыслие не хуже крепкого спиртного.

+1

25

Пробуждение было, мягко говоря, не очень, потому что голова трещала, а ушибленные места болели. Соответственно, если бы не сложившаяся ситуация, он бы предпочёл сутки проспать, изредка просыпаясь для того, чтобы что-нибудь поесть, ибо ни на что другое сил бы не хватило. В данной же ситуации нельзя было расслабляться, иначе это может стоить жизни или даже хуже, если проявить фантазию.
Вскоре к нему пришла девушка, на вид симпатичная, но только на вид. Она предложила Закуро одолжить силу, а также, чтобы он поработал на них. Забавные у них методы, сначала забирать в плен, грубо говоря, а потом предлагать что-то. Да, кстати, она предложила так, что любой бы согласился, но...
- Нет, - чётко и уверенно сказал Закуро и получил удар кнутом по торсу, отчего футболка порвалась, а из раны выступила кровь. Она предложила ещё раз и он отказался, за что снова огрёб и так ещё раз пять, пока торс не превратился в кровавое полотно, а футболка не превратилась в лохмотья. Гримасы боли искажали лицо, но он не орал, а когда она применила изощрённый способ посыпать солью на раны, Закуро перестал терпеть издевательства.
Такая беспомощность злила, выводила из себя достаточно быстро, чтобы потерять над собой контроль, а это чревато тем, что пламя станет образовываться само. Так и получилось с Хранителем Урагана. Даже без кольца появилось красное свечение, которое начинало нагревать и плавить металлические пряжки, а верёвки подпаливать. Запах, конечно, был соответствующий. Это было его собственное хадо, которое обычно усиливается с помощью кольца, но не в этот раз. Воля и желание освободиться сделали своё дело, выпуская Урагана из своеобразных сетей.
Дальше было проще. Наплевав на боль и действуя на адреналине, он ударил девчушку, потом подошёл к ней, схватил за грудки и швырнул в сторону стены. Образовалась дырка, пыль, грохот. Она ещё была жива, что оказалось на руку Венку. Он взял её, как котёнка, только грубо и поволок. Закуро прекрасно понимал и видел, что это представитель слабого пола, но ему было фиолетово на это, потому что никто не имеет права издеваться над ним без его на то согласия. Он забирался по лестнице вверх, таща за собой человека, пытающегося освободиться из цепких рук, попутно отобрав у неё кольцо и коробочку, Урагана, кстати, решив, что больше они ей не нужны.
По пути он наткнулся на неприятеля и сразу же пригрозил расправой над девушкой. Повезло, его пропустили, но вскоре он забрёл в тупик
- Твою мать..., - развернулся, но тут же застыл на месте. Метрах в десяти от него были трое мужчин: один лет сорока, другой - пятидесяти, третий был моложе всех - ему было тридцать. На слова Закуро о том, что убьёт её, один из них, что помоложе, швырнул нож и попал ей в голову. Кровь брызнула вперёд, едва не задев Хранителя Урагана, а он сам сначала был в шоке, а потом на лице заиграла хладнокровная ухмылка, что не предвещала ничего хорошего, а девушка в это время упала на пол.
- Как это знакомо. Как подло. Убивать своих же, - хмыкнул.
Слова словами, а все трое зажгли свои кольца, намереваясь выбить Хранителя Урагана из вертикального состояния и проучить. "Это плохо. Даже очень." Промелькнуло в мыслях. Конечно, данное бездействие - это неопытность Хранителя. Будь он старше, обязательно вывернулся бы.

До иллюзии донеслись слова Джессо, но легче не было, а последняя "благодарность" и вовсе заставляла мурашкам побежать по телу. Она растворилась в синей дымке, словно её тут и не было.
А иллюзионистка, которая приходила в себя после случившегося, застыла на месте, не в силах даже сглотнуть, так как услышала уже знакомый голос. "Пришёл". Однако, выходить к нему боялась настолько, что ни руки, ни ноги не слушались. В это время перед, позади, сбоку и сверху Бьякурана появилась сетка из алого лазера, пересечь которую означало бы смерть, а по ту сторону появилась колограмма мужчины. И да, с драконом та же самая ситуация, что и с человеком Неба.
- Зачем же так орать то? О, ты же Небо семьи Джессо. А я думал, ты забудешь про своего Хранителя, а раз нет, то жить тебе осталось совсем недолго.
В одночасье начались взрывы, словно на минном поле, а лазерный "ящик" стал стремительно уменьшаться в размерах, не давая возможности для манёвра. Финальный аккорд - подрыв пола под Джессо. Клубы пыли и обломков заполнили помещение полностью, а колограмма исчезла.

Отредактировано Zakuro (2016-08-29 10:02:49)

+1

26

Мелкие отщепенцы. Ничтожества. Да как посмели сопротивляться?! Ну, честное слово, Бьякуран пытался с ними по-хорошему, но они не вняли. Что ж, как говорится - кровь их на них. И не отыщут они пощады ни на земле, ни под землёй, ни на небе.
И как они вообще решили, что смогут победить его?
Бьякуран звучно хлопнул в ладоши перед собой, и вокруг него тут же сформировалась защитная сфера. Почти все лазеры погасли при соприкосновении с ней, пропали, будто их и не было. Но, видимо, состояние здоровья Бьякурана не стабилизировалось окончательно, да и огромные затраты пламени сказались... Это ведь не тот бой из будущего, когда Джессо накачал себя, благодаря возможностям Призрака, колоссальными объёмами чужого пламени. И даже не бой против Джагера, когда он был в лучшей форме и хорошо себя ощущал. Подлая слабость подкралась исподтишка, подточила барьер из хадо Неба, и один лазер полоснул правое плечо Бьякурана, а второй обжёг левый бок. Оставив на одежде выжженные дыры с рваными почерневшими краями, они наполнили воздух тем запахом, какой бывает, если раскалённый металл прижать к обнажённой человеческой коже. Джессо не смог сдержать вскрик боли, на глаза сами собой навернулись непрошеные слёзы, так бывает, когда организм реагирует сам на какой-то особенно сильный внешний раздражитель, причинивший ему дискомфорт, раньше, чем в работу включаются мозг, самообладание и остальные способы контроля над собой. Перед глазами почернело, а звуки смазались, как бы приглушились и отдалились, словно ему уши набили ватой. Чутьё на опасность сработало, но Джессо всё равно ничего не успевал сделать, когда взрывчатка пришла в действие... Но, когда дым и пламя рассосались, оказалось, что он всё так же стоит на месте, и крохотный кусочек пола, расположенный непосредственно под подошвами его ботинок, также остался нетронутым, целёхоньким, поскольку пламя дракона уберегло и его. Да, именно пламя дракона, поскольку тот плотно обвил хозяина своими кольцами, спрятав под своим телом. Когда вокруг животного образовалась клетка, дракон изменил размеры, стал крошечным и проскользнув между её прутьями, а затем, подобравшись к боссу, вновь разросся. Правда, помощь Бьякурану стоила дракону собственного материального облика в этом сеансе призыва, поскольку взрыв разорвал его на ошмётки, превратившиеся в клочья растворяющегося прямо на глазах пламени Неба, тут же исчезнувшие вовсе. Бьякуран морщился от боли и держался за бок и плечо, но это не могло сломить его боевой дух. Пока он не найдёт Закуро, они могут хоть пытаться заживо его спалить, он не остановится.
Шаг. Ещё один шаг. Ещё. Джессо физически чувствовал на себе взгляды, чувствовал ауры, переполненные желанием добить, а лучше - перед этим заставить его упасть на колени и молить о снисхождении. Они хотели отнять у него честь и человеческое достоинство, отнять всё, уничтожить. Бьякуран отчётливо осознал сейчас, что он ныне - лишь подросток, лишённый большей части своих возможностей. Но... Они посмели поднять руку на его Семью. Посмели посягнуть на свободу его Хранителя. И он им этого не простит, и так просто с рук не спустит. Бьякуран поднял перед собой согнутую в локте руку, с кольцом, направленным камнем наружу, оно блестело и светилось, извергая горячие и хищные оранжевые волны. Сияние кольца сначала распространилось до запястья, а затем затопило всё помещение, подобно обрушивающемуся на берег океана и сметающему крохотные и хрупкие человеческие постройки гигантскому цунами.

***

Врагов за спиной, тех, кто покусился на его жизнь, не стало, но местонахождение Закуро по-прежнему оставалось тайной за семью печатями. Джессо, шатаясь и держась за стену, брёл по коридору, почти не разбирая пути. Он выложился, у него не осталось хадо, а тело постепенно переставало слушаться. Слабое Небо, слабое и никчемное, всё так. Но он не останавливался, движимый надеждой - если он не будет нужен им, зачем ему вообще продолжать существование? Он любит их, любит и хочет оставаться рядом, делить с ними все свои переживания, праздники и огорчения. Без них у него ничего не останется - вообще ничего, ни дома, ни близких и родных, и не ради кого беречь себя, и нет причины думать о завтрашнем дне. Он же им обещал, что больше они не умрут! Робкая улыбка Солнца, заливистый смех Блюбелл, серьёзный взгляд Кикё... Голос Закуро. Выкарабкаться стоило для того, чтобы спасти их, любого из них - и всех разом.
Нет ничего более драгоценного, чем души тех, кто верен тебе.
И тут Бьякуран споткнулся на ровном месте и полетел вверх тормашками. Растянувшись на полу, и будучи не в силах даже шевельнуться, он увидел картину, от которой всё внутри смёрзлось в ледяной ком ужаса. То, что он столь своевременно застал, не увязывалось ни в какие его представления о возможном и допустимом. Даже и представить себе было невозможно, что Закуро дал загнать себя в ловушку, но так, похоже, всё и впрямь обстояло. Урагана заперли в безвыходный угол. Несколько человек целились в его друга, и такое попадание вряд ли выдержит даже крепкий и сильный Ураган Маре, слишком много разноатрибутного пламени, а Закуро уже изрядно потрёпан и устал. Бьякуран мог сделать лишь одно - и пошёл на это, даже не задумываясь:
- Ублюдки! И вы, и ваше пламя, и вся эта помойка не стоят моего плевка! - так громко, как только позволял охрипший голос, выкрикнул он, - Закуро-кун! Я пришёл за тобой! - выдохнул Небо Маре, лишь неимоверными усилиями удерживая себя в сознании.
- Ах, вот как! Ну, тогда сначала избавимся от тебя! - Бьякуран уже не мог различить сказавшего это, в глазах у него всё темнело и плыло, он тонул в состоянии полуобморока, был действительно раскрыт и полностью беззащитен.
А те, кто собирался добить Закуро, или, как минимум, покалечить его, как, во всяком случае, искренне показалось Бьякурану, разрядили своё пламя не в Урагана, а в так удобно, по их мнению, подставившегося Джессо. Ещё бы, стоит избавиться от него - как Закуро некуда станет податься, и, потеряв своё Небо, тот, вероятно, станет более сговорчивым. Нет, правда, а зачем продолжать драку и побег, если не к кому и незачем возвращаться?

0

27

Ситуация оставляет желать лучшего, к нему приближались, где-то слышны были взрывы, но на них никакого внимания Ураган не обращал, да и вообще ни на что, сосредоточившись на том, чтобы либо суметь чудом вывернуться, либо принять смерть, третьего варианта развития событий не дано. Умирать, естественно не хотелось, но если так посудить, жалеть было не о чем. Один из них ударил-таки пламенем, отчего Урагана в считанные секунды припечатало к стене.
- Мразь! - выкрикнул он прежде, чем сползти вниз. Спина отзывалась жгучей болью, а из ран на торсе, без того болезненных, снова хлынула кровь. Да, в этот момент Закуро ненавидел свою слабость, но что поделать, физическая оболочка оказалась более слабой, чем душевная. Во взгляде можно было прочесть не только злость, но и отчаяние.

- Тэкео, на что ты готов пойти, чтобы вечно быть со мной? - спросила любимая жена. Он обожал этот голос, он был готов слушать его до скончания веков. Она всегда была рядом с ним, помогала в трудные минуты, никогда не повышала голос на него, даже тогда, когда он злился. Была верна только ему.
- На всё, даже на смерть! - на полном серьёзе проговорил он, заключая её в нежные объятия, последние, потому что она умирала, делая свои последние вздохи, - я люблю тебя и никогда не забуду! - по щекам текли слёзы, а голос срывался на хрип. Он не желал верить в действительность, не хотел принимать это, а она улыбалась, настолько светло и лучисто, что он просто тонул в этой ауре. Не смотря на то, что она хотела остаться с ним, удары сердца отсчитывали последний ритм.

На лице Хранителя Урагана появилась лёгкая улыбка. Он давно не улыбался настолько нежно, насколько это получилось сейчас.  Даже воспоминания о собственном имени сейчас не воспринималось в штыки из-за прошлого, о котором не хотелось думать.
"Неужели мы скоро встретимся? Но у меня ещё столько незавершённых дел..."
Грохот, строительная пыль, обломки, но не это вернуло Закуро в реальность. Он услышал знакомый голос и это было, как гром среди ясного неба. Внутри сначало всё похолодело, а затем начало теплеть. В голову резко ворвалось воспоминание о том, КАК он здесь оказался. Глаза в ужасе расширились, душу сковал страх за того, КОГО хотят прикончить первым, а, судя по состоянию крылатого, одного удара этих троих будет достаточно. Они направили атаки на Джессо, а Ураган не мог поверить в то, что его решил защитить собственный босс. В другом будущем он бы не стал защищать своего Хранителя, предоставляя возможность умереть. Здесь же всё обстояло иначе.
Закуро сжал кулаки, а внутри проснулась жажда любой ценой не дать пламени достигнуть цели. Кое-как он достал улучшенную боевую коробочку, а посмотрел на кольцо, которое было простым украшением всё это время. Однако, решимость сделала своё дело – появился красный огонёк и он тут же был направлен в коробочку.

- Вам конец! - уверенно произнёс Тираннозавр Маре, а через секунду появился между Бьякураном и неприятелями, наплевав на своё состояние. Выставив руку вперёд, он принял все три вида пламени и при этом остался стоять на месте. - Придурки! Никому не позволю трогать своё Небо. Нет, скорее, друга! И лучше вам убить меня! - рука в сторону, отправляя пламя в ближайшую стену, а взгляд при этом видел только этих троих. - Если сможете, конечно! - плотоядная усмешка под стать голосу. Пальцы прикоснулись к подбородку так, как он делал в другом будущем, когда о чём-то задумывался. В это время невидимое пламя уже достигло этих троих, а взрыв разорвал тех на маленькие кусочки. Элемент неожиданности сработал на ура, так как если бы они открыли коробочки, с ними пришлось бы повозиться.
- Слабаки! - выдал вердикт Закуро, так быстро победивший их.
- Не ожидал, что знакомый голос босса окончательно освободит меня от внушения, а жажда не дать вам умереть снимут печать с моего кольца Маре, - говорил он, не поворачиваясь к Бьякурану и смотря на свой атрибут. Совсем недалеко находились ещё несколько человек, с которыми стоит поговорить по душам, и этим Закуро вскоре займётся.

+1

28

Бьякуран уже почти уплыл в пустоту, в холодное одинокое небытие, туда, где в чёрном вакууме летит пыль давно прекративших существовать измерений и забытых событий. Он истратил гораздо больше пламени, чем мог себе позволить, и тело отказалось повиноваться. Не способный и пальцем шевельнуть, разбитый и теряющий восприятие реальности, он ожидал, когда его добьют, если это - ради жизни Закуро. Как и обещал, Бьякуран не собирался позволять никому из своих бывших Венков снова умереть. Слишком много хорошего их ещё ожидает в этой жизни, и больше всего Джессо хотел подарить им счастье. Хватит с них траура, хватит истязаний и слёз, хватит задыхаться от горечи и хватать ртом воздух отчаяния и неизбывной тоски - застревающий поперёк глотки воздух, которым не наполнишь лёгкие.
Но... Зазвучал голос, и Бьякуран приоткрыл глаза, сначала совсем тусклые и безучастные, будто он уже перешёл за линию предела и пребывал больше на той стороне, чем в этом мире. Однако, с каждым словом Закуро в эти глаза возвращался блеск, Джессо как бы вновь пробуждался для жизни и всех тех бесчисленных маленьких шалостей и радостей, которые он отмачивал каждый день. Бьякуран даже улыбнулся и попытался пошевелиться, но ему не удалось ни встать, ни даже сесть, и лишь с губ сорвался тихий и протяжный мучительный стон.
- Я не хотел... Потерять тебя... Закуро-кун... Прости... Что я так долго... Провозился, - он с огромной натугой выдавливал каждое слово, и что-то внутри как бы рвалось с любым из усилий, что он предпринимал по отношению к себе, - Хватит смертей... Не надо больше... Пойдём домой, Закуро-кун...
Домой? Домой - это, например, туда, где они окажутся в безопасности. Домой - это к остальным Хранителям. Домой - туда, где они смогут быть неразлучны, и где Бьякуран сможет обнять своего Хранителя Урагана за шею и шепнуть: "С возвращением, родной...". Дом - это вовсе не место, а, скорее, состояние души и сердца, а находиться они при этом могут где угодно.
Но... Бьякуран понимал, что не может идти, а Закуро ранен, и Джессо не мог заставить себя попросить друга понести его на руках. Ничего себе, вот так босс, нянчиться с ним приходится! Чуть закусив нижнюю губу, Бьякуран зажмурился и сжал руку с кольцом Неба в кулак. Закуро прикрыл его собой и принял то, что причиталось Бьякурану, и тот считал себя обязанным исправить данную несправедливость, привести всё в порядок. Видеть кровь Тираннозавра было невыносимо, свои повреждения Бьякуран принимал гораздо проще. Он ведь их заслужил, поскольку допустил случившееся, не предотвратил захват и пытки своего друга. Ну, ничего, у него ещё не всё закончилось. Есть тёплая кровь, бегущая по венам, есть живая плоть, он пока ещё не исчез, и этого хватит, чтобы вложить в перстень Маре свои чувства, свою волю, свои желания и мечты. Камень, что покоился меж двумя маленькими изящными крылышками, заботливо и нежно засиял, наполняя воздух таким же легчайшим, невесомым, почти прозрачным хадо, как незримая ураганная атака Закуро, только это хадо угрозы не содержало. Вместо настоящих пальцев Бьякурана, утративших тактильную восприимчивость и почти не двигающихся, вместо его бережных и мягких ладоней - оно коснулось груди Урагана Маре, коснулось всех его кровоточащих ран, унимая боль и закрывая их. Укутывая его хранящим добрым пологом небесной гармонии. Обволакивая, исцеляя не только тело, но и моральное состояние. Бьякуран отдавал ему себя, пламя выходило у него из пор, он весь едва заметно, но, всё же, вполне наяву и по-настоящему, светился наиболее светлым и нежным оттенком оранжевого, присущего его типу хадо цвета. И эта энергия скапливалась в кольце и высвобождалась в окружающее пространство.
- Я... Люблю тебя... Закуро-кун...
Любовь эта не была обычной, какую подразумевают в большинстве случаях люди. Эта любовь подразумевала желание помочь этому человеку найти умиротворение, покой, состояние спокойного, стабильного счастья полноценной личности, пребывающей в ладу с собой, другими людьми и самим мирозданием.
И это было прекрасно, подобно ангельской симфонии благостного всепрощения и равновесия всего во Вселенной.
Да. Бьякуран постиг подлинный смысл пламени, несущего гармонию, пламени баланса всего сущности, необходимости и незаменимости каждого из миров.
Но... Тело Бьякурана, измотанное, исчерпавшее свои последние ресурсы, не продержалось долго. Он утомлённо выдохнул воздух из лёгких... И больше не вдохнул. Лиловые глаза снова сомкнулись, и Джессо перестал подавать признаки жизни. Пламя потухло, и, хотя этого должно было хватить для излечения Закуро,  стремление оградить того от новых бед, подарить уют, защищённость, а также чуткость, ласка и сопереживание, переданные Бьякураном посредством хадо, пропали следом за ним.

+1

29

- Хватит смертей... Не надо больше... Пойдём домой, Закуро-кун...
Эти слова впились в сознание не хуже швейной иглы в ткань, оставляя за собой отголосок, ведь, он собирался прикончить оставшихся, а заодно подорвать это здание, устроив большой бах. Они все из одной стаи, а значит, что никто не достоин того, чтобы жить дальше. Возомнили себя героями? Как бы не так. Простые отморозки, которым бы жить, да не тужить, а они бросили вызов мафии в лице Бьякурана и Закуро
Кольцо теперь было чистым и блестящим, а не матовым и невзрачным. Теперь можно было почувствовать, насколько мощная та сила, которая там заключена, если даже целый населённый пункт можно уничтожить. Но, ладно, раз Джессо просит не убивать, Хранитель так и сделает.
Ураган подошёл к Бьякурану и опустился перед ним на колени.
- Это Вы меня простите за то, что заставил поволноваться, - действительно, если бы он не попался, Джессо не был бы в таком плачевном состоянии сейчас. Забавно, каждому из них наплевать на себя, главное, чтобы жил другой. Бьякуран это доказал тем, что не стал позволять Закуро терпеть боль, хотя он уже морально приготовился к тому, что на завтра он чёртас два встанет с постели, потому что тело за ночь отдохнёт и новые движения дадут о себе знать утром. Что ж, гармония небесного пламени распорядилась иначе, унося с собой неприятные ощущения и излечивая ранения. Это всегда восхищало, будто бы Бьякуран был самим Богом, который может всё.

- Мы служим Вам, демону, - сказал Хранитель Облака перед тем, как все Погребальные Венки с Бьякураном во главе отправились к месту, где проходила игра Чойс.

Ураган ухмыльнулся, вспоминая эти слова, правдивые, между прочим. В тот раз Джессо можно было назвать самим Дьяволом с миловидной внешностью, а сейчас это был маленький Ангел-хранитель, которого самому хотелось защищать от всяких бед. Именно поэтому вновь настал момент, когда чувства переполняли его вновь и совсем не тогда, когда Бьякуран говорил о любви, а чуть позже, когда он перестал подавать признаки жизни. Подобное уже было, но тогда он сам чуть не убил его, а теперь Джессо сам загнал себя, куда не следует. Он перестал подавать признаки жизни, при чём совсем. "Бьякуран-сама, зачем доводить себя до такого состояния, зачем? Никто из нас не выживет без Вас. Я бы сам справился с этими чёртовыми ранами."
- Вы нужны нам. Ты нужен мне.. - потерянно говорит Ураган, прикрывая глаза, не желая принимать это за действительность. Он не может сказать, что любит его так же искренне, как это сказал Джессо, но дорожка к этому чувству уже была проложена ещё тогда, когда он впервые понял, что босс Джессо изменился.

- Нужен тебе? - вопрос с издевательскими нотками и уже знакомый голос заставляет резко раскрыть глаза и повернуть голову на источник звука. Это была та самая женщина, которая привела его сюда - Ирен, Туман.
-Ты.., - Закуро резко срывается с места и налетает на неё, хватая за шею и впечатывая со всего размаху в пол. Острые когти впивались в шею так, что текли алые капли крови. Она не могла ни двинуться, так как собственными лапами он прижал её, ни вдохнуть глоток воздуха, - тварь такая. Убъю! - ледяным тоном говорит Закуро, а потом наклоняется к уху, - или же устроить тебе приятное напоследок? - насмешливо произносит он и впивается поцелуем ей в губы. Чувствуется привкус крови из-за того, что он не стесняется кусать её острыми зубами, но это будоражило сознание так, что даже прекращать не хотелось эти сладкие пытки. Она уже мысленно молила отпустить, но разве можно удержаться от подобного?
"Простите, Бьякуран-сама, но я заберу жизнь этой женщины, потому что она подчиняла меня своей воле через внушение."
Оторвавшись от её губ, камень на кольце засветился, а пламя Урагана проникло в её тело. Закуро встал, как ни в чём не бывало, а женщина сгорела заживо, испуская свои последние крики. Плоть зажарилась, а кости обуглились - теперь её не спасёт ни одно Солнце. Кстати, об этом атрибуте. Где-то здесь оно должно быть и Закуро ринулся разыскивать это маленькое чудо, ведь, до дома Бьякуран мог не дотянуть и окончательно умереть.
Нашёл он эту маленькую девочку лет пятнадцати плачущую в одном из шкафов. Видимо, та настолько перепугалась, что спряталась или же её решили уберечь от смертей и краха.
- Мне нужно твоё пламя. Срочно! - крикнул он, отчего она ещё больше сжалась в комочек. Сейчас она напоминала Дейзи, который тоже любитель строить из себя тихоню и недотрогу. Схватив её, он поволок девчушку к своему боссу, игнорируя просьбы отпустить. Выпустил он её со словами : "- Вылечи его" только тогда, когда они были рядом с Джессо. Небольшой разговор с ней не привёл ни к чему хорошему для неё, он не поскупился влепить ей пощёчину. В итоге она всё же образовала купол из пламени Солнца над Бьякураном и отдалась на его излечение, а Закуро тем временем закрыл коробочку и встал чуть в стороне.

+1

30

Приятное тепло животворными токами распространилось по жилам, заставляя губы судорожно и жадно захватить глоток столь необходимого организму кислорода, а взгляд лиловых глаз в первый миг был совершенно дурным и ошалевшим. Бьякуран обвёл слегка расплывающимся, плплохо фокусирующимся взором всё вокруг, задержался на девочке, изо всех сил, хотя и как-то почти механически, закачивающей в него своё золотое пламя.
- Милая, - прошептал Джессо и улыбнулся ей. Его руки осторожно легли ей на плечи, и он прижал ребёнка к себе, слегка качая, будто держал свёрток с грудным младенцем, - Ты спасла мне жизнь. Спасибо, - ещё тише проговорил Бьякуран ей на ухо и лёгким, почти неощутимым касанием поцеловал в щёчку. Кончиками пальцев провёл по спутанным волосам, не давая ей вырваться, и, пару раз испуганно дёрнувшись, она затихла, и напряжённость начала понемногу уходить, - Не бойся, я не причиню тебе вреда. Никто больше не причинит, - увещевающе говорил, едва ли не мурлыча, Бьякуран.
Дети... Когда-то для него совсем не составляло разницы, кого убивать - мужчину, женщину или дитя малое, взрослого или новорождённого. Он не исчислял жертв на алтаре избранной им цели. Его ничуть не трогали их маленькие трупики, валяющиеся прямо на дороге, будто испорченные игрушки с оторванными конечностями. Какая разница, что с ними будет? Они же не имеют значения.
Вот только нынешний Бьякуран ничего общего с тем не имел. И он вовсе не хотел ступать по искалеченным кускам ещё живой и трепещущей, или давно испустившей дух плоти. Он всё ещё мог довольно сурово и без лишних сантиментов настоять на своём, в мафии иначе нельзя, но больше не мог, например, не моргнув глазом, стереть с лица земли целую Семью за одно лишь то, что там кто-то косо зыркнул на него, или же нахамил. Не мог, как раньше, вообще не выбирать методы достижения своего. Тогда, прежде, он даже в упор не замечал того, что в действительности заслуживало восхищения, уважения и внимания, того, чему можно было посвятить, без остатка, себя всего. А он гонялся за химерами и миражами, принимая их всерьёз. Вместо того, чтобы так жаждать некоей обновлённой, идеальной реальности, ему следовало бы поберечь эту, а не пренебрегать ею, ломая под основания тончайшее устройство бытия.
А осмотр окружающей обстановки продолжался... И лицо Джессо потемнело от печали и неприятного холодка в грудной клетке, словно бы там повеяло магическим сквозняком. Он увидел то, что осталось на месте последнего совершённого Закуро убийства. Это и впрямь его расстроило, прямо-таки выбило из колеи. Как будто эта смерть стала пощёчиной, которую Закуро ему влепил. Даже ещё более обидно, потому что физический удар принять было бы легче.
- Зачем? - вздохнул Бьякуран, чуть покачав головой, - Неужели без этого совсем нельзя было обойтись? Я не рад всему, что здесь было. Я пришёл за тобой, но жизни, которые я отнял по пути, больше не вернуть. Они теперь никогда не переосмыслят своё существование, и не изменятся к лучшему. Никогда ничего не поймут, не осознают, почему нельзя делать так, как вели себя они. И не говори, что это невозможно, и что люди не меняются, Закуро-кун, ведь я сам - пример тому, о чём говорю... Или возможность стать другим и для меня - самообман?
Бьякуран крепко зажмурился, обнял девочку-Солнце так, словно она являлась спасательным кругом, а он - утопающим. По его щекам чертили прозрачные светлые дорожки слёзы. Он сидел на полу и плакал. Плакал обо всех, у кого не осталось шанса на будущее. Обо всех, кого лишили емени, отпущенного им куда более великой, мудрой и рассудительной силой, чем букашки, научившиеся пользоваться оружием и начавшие истреблять друг друга. И, что хуже всего, плакал о том, что в мире с подобным населением иначе практически не выжить, и, даже если тебе удастся избежать подобного и добиться мимолётного улучшения условий бытия человеческого, после тебя всё, увы, снова вернётся на кровавые круги своя.
- Прошу тебя, Закуро-кун, пожалуйста, не надо больше... Не хочу смотреть, как люди отнимают друг у друга самое драгоценное... Злость, и ненависть, и боль, они не предназначены для созидания, они губят нас и всё, к чему мы прикасаемся, так что давай откажемся от них...
А сможет ли? Сможет ли он сам сделать то, что сейчас озвучил, или же это останется пустым и лицемерным суесловием? Бьякуран не мог ответить на этот вопрос, но поклялся себе, что хотя бы попытается. Как бы он ни вышел из себя, он ведь давал им шанс решить проблему мирно, разве нет? И вовремя остановился, добившись своего, то есть - обнаружив и вернув Закуро. И вести себя мягче он не мог себе позволить, ведь его собирались уничтожить, и никто из них даже не задумывался оказать пощаду. Всё так, и опустить оружие перед теми, кто жаждет тебя прикончить, было бы нелепо, и такой ерунды не совершит даже пацифист Тсунаёши-кун... Но как же от всего этого плохо! Для чего всем обязательно необходимо враждовать и прибегать к насилию? Если бы они пришли с миром и вежливо попросили оказать им поддержку и помощь, Бьякуран не отказал бы. Но нет. Понадобилось отнимать насильно, спровоцировать это ужасное столкновение. Как глупо, и как напрасно. А теперь ничего уже не поправишь.

0


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Архив законченных игр » [Флэшбек] Прекрасное далёко


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC