Гокудера Хаято
Главный администратор
Связь
Бьянки
Администратор
Связь
Элина Мейрс
Администратор-дизайнер
Связь
Кикё
Администратор
Связь
Дата создания: 20.05.2015
Название: Горящее Небо
Система игры: эпизодическая
Рейтинг игры: 18+
Мастеринг: смешанный
Навигация
Нужные персонажи

Занзас, Леви-а-Тан, Луссурия, Сасагава Рёхей, вся Семья Сфорца, вся Семья Риколетти, особый отдел ФБР.

Новости проекта
Приём неканонов ограничен, пока не наберётся 10ть канонических\акционных персонажей.
18.10.16
Вводится новое правило. Если вы не предупреждали об отсутствии (все мы можем быть заняты, все всё понимают), то в сюжетные эпизоды, посты пишутся в течении недели ( 7 дней). Если Вы не укладываетесь в означенный срок, персонально оговорим тот интервал, в который Вы сможете ответить.
Цитаты игроков
Эмель

— Вы должны понимать, что цена должна быть.. м~м.. адекватной. — «А то знаю я, аппетиты Игараси-сама.» — И, безусловно, весьма удачно то, что я прибыл в Японию в поисках информации. И уполномочен вести подобные переговоры. - Эмель снова бросил взгляд на коробочки мирно покоящуюся на столе, выдавая свою заинтересованность.

Баннеры партнёров
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Будущее и параллельные миры » [Альтернатива] Замолчала душа, и не хочет ни плакать ни петь. (с)


[Альтернатива] Замолчала душа, и не хочет ни плакать ни петь. (с)

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Место действия:
Улицы Палермо

2. Время действия:
15 сентября, 2014го года.
Раннее утро.

3. Погода:
Тепло, солнечно.

4. Участники:
Bianchi, Clarissa Rosenkreuz.

5. Краткое описание:
Реборн в командировке уже пять месяцев. Бьянки терпеливо ждёт возлюбленного, зная что он занимается очень важным делом, под статусом строжайшей секретности, и готовится порадовать его неожиданным сюрпризом. У них будет ребёнок. А будет ли?
Очень трудно оставаться одной, даже если до желания выцарапать гостям глаза не хочешь никого видеть, и женщина тянется на душные улочки, где находит довольно неожиданную компанию в лице немки Клариссы.

0

2

Цвета утратили свои оттенки, звуки стали приглушенными а эмоции фальшивыми. Всё рухнуло в один момент, накрыв Бьянки прозрачным куполом, отгородившим от всего остального мира.

Как она была счастлива, узнав, что забеременела.
Подумать только, у них с Реборном будет сын или дочь. Дитя союза скрепленного любовью.
Она и раньше никогда не думала, что тратит свою жизнь впустую, а сейчас была уверенна в этом. Ведь плодом её жизни и их любви стало дитя.
Какая разница, что они не в браке и постоянно рискуют жизнями. Какая разница, что опасности. Они справятся, и оставят за собой продолжение, сперва оградив малыша от всех бед, а потом обучив, чтобы он был сильным, и мог постоять за себя и свою будущую семью.
Так могло бы быть, и оставалось всего ничего до возвращения Реборна, когда все мечты рухнули за каких-то несколько дней.
Её здоровье сильно подкосилось в связи с беременностью. Такого никто не ожидал, и помочь уже не успели. Случился выкидыш, отправивший Скорпион в бездну вслед за погибшим малышом.

Женщина очнулась под капельницей, ещё не отошедшая от наркоза, и это было единственным что спасло медицинскую сестру, находившуюся радом в этот момент, и сообщившей ей о произошедшем. Бьянки дернулась, слетела с кровати, больно ударившись головой о тумбочку, выдрала из руки иглу капельницы и так и осталась лежать без сил в центре фиолетового пятна, распространяющегося от ее тела и разъедающего пол, пока не потеряла сознание.
В следующий раз Бьянки проснулась уже в своей комнате, не сразу поняв, что произошло и где она находится. Зато поняв, попыталась сорваться и куда-то побежать, ещё сама не понима куда, очутившись в объятиях брата, который, как выяснилось, сидел тут же, и разрыдавшись у него на руках. Сколько она так проревела, что-то бормоча или срываясь на крик и истерику, снова затихая, кажется, даже попытавшись устроить драку с Хаято, чтобы хоть так сбросить эмоции? Бьянки почти не помнила ни времени, ни слов. Не помнила, говорил ли ей что-то младший брат, и что делал. Она всё ещё восстанавливалась, и к приходу медсестры уже спала, исчерпав силы и эмоции в ноль.

Потом Бьянки молчала. Не выходила из комнаты, почти ничего не ела, молча выслушивая последние новости от посетителей. Приходил Десятый с Хранителями, Кёко и Хару, ещё кто-то. Скорпион игнорировала посетителей, пытавшихся её поддержать, и делавших только хуже этим, только беззвучно глотала слёзы и грызла подушку чтобы не завыть. А когда успокаивалась - смотрела в одну точку, сорвавшись только на третий день, когда кто-то из девочек из лучших побуждений сказал, что у неё ещё всё впереди, и будет ещё ребёнок. Вот тогда Бьянки взорвалась, бросившись на сочувствующую с криком, и ругательствами, пытаясь добраться ногтями до лица, забыв, что в её арсенале есть куда более эффективные приёмы, надеясь только заткнуть девчонку.
Вот после этого её наконец-то оставили в покое, дав возможность приходить в себя без посторонних. Они хотели помочь, а Бьянки хотела напиться до забытья, и остаться в нём навсегда.

Ночью отравительница ушла из особняка и отправилась в бар, где напившись, попыталась переспать с каким-то мужиком, активно угощающим её коктейлями и чем-то напоминающий Шамала. И уже у него дома, полураздетая опомнилась, поняв что попыталась сделать. Она попыталась предать Реборна. От этой мысли девушка осела на пол, устраивая новую истерику. Видит Бог, она вовсе не планировала никого калечить, но зря неудавшийся любовник полез с попыткой утешить свою прихмелевшую пассию.

***

Утренний воздух холодил кожу. Уходя отравительница только рубашку накинула и обулась, и теперь пешком тащилась через улицы, пустым взглядом глядя перед собой, зябко съёжившись и сцепив руки. Женщина смотрела внутрь себя, где в её воображении она была с Реборном и сыном. Готовила им завтраки, отдавала всю любовь и нежность. А что сейчас? Сейчас, всё наверняка закончилось. Он, должно быть, не простит её. Да и Бьянки не может больше одна среди толпы, не может ждать, и впервые за свою жизнь до дрожи в пальцах боится, что оставшиеся полтора месяцев закончатся, и он вернётся с задания. Там он ничего не знает: нельзя сообщать никаких новостей, которые могли бы поставить операцию и её исполнителей под угрозу, а вернувшись, как он отреагирует? Этого Скорпион предположить не могла. Только воображение услужливо рисовало
страшные картины, в которых он уходит навсегда, одарив напоследок холодным равнодушным взглядом.
Всё правильно. Она не достойна его любви и не достойна счастья, если уж не смогла уберечь малыша. Она была обязана. Ценой своей жизни, как угодно, но была обязана. И не смогла.

***

Женщина стоит на крыше какого-то пятиэтажного здания, равнодушно глядя вниз. Там тихо и никого нет. Половина пятого утра: Палермо ещё спит. По щекам розововолосой медленно скатываются слезинки, а сама она уже мало походит на ту привлекательную итальянку, очаровывающую едва не с первого взгляда. С красными воспалёнными глазами и отсутствующим выражением на бледном, почти сером лице, делают её похожей скорее на восставшую покойницу из легенд. Единственный яркий росчерк - жёлтая лента, найденная в кармане джинсов, и сейчас сжимаемая в кулаке.
Всё что отделяет её от спокойствия - один небольшой шаг в пустоту. Там не будет людей, ставших очень далёкими для неё, людей для которых жизнь всё ещё продолжается. Не будет боли и воспоминаний. Там не будет его, и страха перед ним. Там, Бьянки не увидит осуждения и неприятия тем, кто ей дороже всех.
О да. Он будет в ярости. Но пусть лучше она запомнит его таким, каким он был раньше. Пока ещё он не ненавидит её, чтобы уйти всё ещё хоть немного Бьянки.
Женщина чуть улыбается сквозь слёзы, и разжимает ладонь, выпуская ленту на волю, летать как воздушный змей подхваченный потоками ветра, и прикрыв глаза, делает шаг.

0

3

С добрым утром, солнышко, бл*ть. Настроение у Клариссы было не так чтобы фонтан... Точнее совсем в хлам. Её выпустили из клиники не для того, чтобы она великая и могучая разметала целую армию, а для того, чтобы забрать у какого-то информатора какие-то бумажки... Такой работой должны заниматься шестерки! Нет, Клара не была особо высокомерной, просто, ну, согласитесь, давать ей такую разрушительную мощь и посылать за почтой? Смешно. Более того, чтобы отправиться в Палермо, пришлось встать пораньше. И да, имеется в виду нахер сон! Потому что ровно посреди ночи, какое-то непонятное существо в белом халате бесцеремонно растолкало её и, сухо объяснив задачу, вытолкало за дверь. Никакого душа, завтрака и зарядки или что там обычно делают обычные люди после пробуждения. Поэтому голодной невыспавшейся Кларе было глубоко плевать на волшебство уютных улочек итальянского города. Она медленно продиралась сквозь закоулки Палермо в надежде, что глупый курьер, который по каким-то абсолютно дурацким, незначительным причинам (по крайней мере по её понятиям) не может подойти прямо к клинике, для передачи документов потащит её в какую-нибудь забегаловку и как джентельмен обязательно угостит её за подвиг, который Клара совершает во имя его и всей этой чертовой организации.
Сказать по правде, Кларисса заблудилась. Вот, дерьмо! Этот день нравился девушке все меньше и меньше, а народу в такой час на улицах не было совсем, что означало, что спросить дорогу не у кого. Розенкройц остановилась и вздохнула. Ну почему именно она? Этот вопрос, адресованный небу над головой, ясен пень остался без ответа. Ухххх... Гребаное мироздание и иже с ним! Ну, ничего, надо просто побродить по округе - не может же быть, чтобы ни души не было во всём этом дрянном городишке. Собственно, следующие 40 минут были как раз посвящены этому вдохновляющему занятию. Однако ни один паршивый человечишка и не думал выходить из дома. Вконец измучившись морально Кларисса подошла к небольшому фонтанчику, умыла лицо и попила. Черт бы их побрал, этих ленивых итальянцев! Даже огни в окнах не горят!
Однако удача не совсем окончательно покинула немку, и, внезапно, чуть ниже по улице приоткрылась дверца, из которой потягиваясь вышел пожилой мужчина. Клара рванула в сторону незнакомца и почти сбив его с ног, на ломанном итальянском начала выяснять, куда идти. Итальянец пару секунд пребывал в лёгком шоке, тем не менее, быстро очухался и бодро замахал руками, отчаянно жестикулируя и совершая отчаянные попытки объясниться. После получаса такой пантомимы Клара уяснила свой дальнейший путь, но поняла, что безнадежно опаздывает. Голод и усталость навалились на неё словно 2х тонный валун, и Клара даже слегка просела под его тяжестью. Она провалила задание, да ещё и не получила от этого никакого удовольствия. День скатывался в ещё большее дерьмо. Ну, что ж, раз уж, Розенкройц уже не успевает, то зачем носиться как ужаленная в жопу? Розоволосая тяжело опустилась на ступеньку возле дома мужчины.
Удивительно, какой чудесный народ итальянцы! Их страна такая солнечная и приветливая, кухня восхитительна, а культура потрясающа. Рядом с современными постройками уютно располагаются развалины древних храмов, а на бывших гладиаторских аренах проходят концерты. Кроме того, итальянцы очень эмоциональны, что, впрочем не мешает многим из них прекрасно воспринимать эмоции собеседника, поэтому, увидев, что Клара поникла, мужчина а секунду остановился, а затем похлопал девушку по плечу и ушёл в дом. Через несколько минут он вернулся с подносом, на котором было две кружки кофе и корзиночка со свежими булочками. Кларисса просто не поверила своим глазам. Может он ангел!? Мужчина присел рядом, и они встретили рассвет непринуждённо болтая, каждый на своём языке. Кстати, это абсолютно не означало, что они не поняли друг друга.

Поблагодарив мужчину за кофе и выяснив дорогу обратно, Розенкройц двинулась назад. После такого чудесного завтрака, каждая клеточка её тела была наполнена энергией, а жизнь снова наполнилась красками. Клара была готова к бою! Бодрым шагом, девушка двигалась в направлении, указанном мужчиной. Лучи недавно взошедшего солнца приятно щекотали кожу, а розововолосая уже перебирала в уме пару сотен объяснений своему провалу, выбирая наиболее подходящее. Внезапно ей на голову обрушилось... Нечто?! Некто? Тело среагировало быстрее мозга, защитив носительницу искусственного хадо от переломов и серьёзных травм, но Клара все же хорошенько приложилась носом о мостовую, разодрала ладони и колени и судя по всему получила ушиб рёбер и еще кучу синяков. Ругаясь начем свет стоит, ничего не видя из-за крови из рассеченного лба, немка на ощупь скинула с себя... Тело? Какой, твою мать, самоубийца посмел совершать суицид, даже не глянув на то, не задавит ли его бренное тело несчастных прохожих?!
Оторвав кусочек от уже и так испорченной рубашки Клара вытерла глаза и зажала рану на лбу. Она воззрилась на причину соего бедствия просто с нечеловеческой яростью. Тело пахло алкоголем, принадлежало девушке и не двигалось. "Щас!! Только посмей сдохнуть после того, что ты натворила, дрянь! Не будет тебе смерти! Я прослежу, чтобы ты мучилась до сотни лет! И попробуй хоть грамм алкоголя взять в рот!" - со злостью подумала немка и принялась оказывать первую помощь. Ну, какой сволочью должен быть бог, если он решил добить розововолосую, когда та уже подумала, что день не так плох.
Осмотрев "тело" Клара пришла к выводу, что серьёзных травм нет, однако на улице все равно особо хорошо перевязать не получится. "Повезло тебе, суицидница долбанная, что пламя спасло нас обеих. Клянусь, я ы тея на том свете достала!" - думала Розенкройц, взвалив бездыханную себе на спину и направляясь обратно к тому мужику-итальянцу. В госпиталь Кларе заходить нельзя было (да и она не знала, где он), денег на такси не было (у "тела" денег тоже не было - Клара проверила её карманы сразу же).
Итальянец всё ещё наслаждался кофе на пороге своего дома. Завидев девушку с ношей, он всплеснул руками и убежал в дом. Клара занесла бесчувственную в дом и положила на указанную кушетку. Вдвоём они перевязали и промыли раны девушки. Оставалось только вывихнутое плечо, но это Розенкройц сознательно оставила на сладкое. Она мысленно потирала руки.
- Пора просыпаться, ангел мой, - сладким голосом произнесла немка и влепила три неслабых пощечины итальянке. Итальянец покачал головой, и отправился поставил на стол швейный набор, чтобы зашить бровь Кларе. Но, прежде чем, он начал зашивать Розенкройц, её спутница очнулась. Стоило самоубийце слегка приоткрыть веки и сосредоточить взгляд, как немка тут же вправила ей плечо, удовлетворенно представляя, как это должно быть больно.

0

4

В один единственный, переполненный равнодушием ко всему миг всё сменяется, наполняясь острым страхом режущим сердце и непонятной для женщины надежды, словно бы этот шаг мог бы изменить что-то к лучшему. Если только в загробном мире, при условии что Скорпион не попадёт в Ад как самоубийца. Итальянка не верила в Богов. Не особо загружала себя раздумьями того, что же их ждёт после смерти, всегда предпочитая подобным мыслям жизнь. Яркую и насыщенную эмоциями жизнь здесь и сейчас. Тонуть в урагане собственных страстей, захлёбываться ими, отчаянно любить и ненавидеть, отдавать всю себя до последней капли. В розоволосой головке не было отведено много места для рефлексии и мыслей о чём-то, чего всё равно не дано познать, пока не переступишь черту. А оказавшись у черты вплотную ей стало настолько всё равно, что она уже не думала ни о чём, а просто шла навстречу, утратив самое ценное, что у неё когда либо было или могло быть, даже не успев обрести это.

А потом была боль и темнота. Падая, Бьянки сделала разворот, глядя в небо, и успев поймать яркий росчерк солнечного луча, ослепивший глаза, прежде чем сознание покинуло женщину.
Она приземлилась спиной прямо на защиту Клариссы, которую та успела выставить, и спаслась только благодаря этой защите и сравнительно небольшой высоте падения. Некоторые умудряются не только выжить, но и не покалечится, падая с пятого этажа, но это была не про киллер.
Оставшись живой, тем не менее, она сломала несколько ребер, вывихнула руку и заработала огромное количество ссадин и царапин, которым ещё только предстояло доставить массу неудобств радикально настроенной итальянке.

В обмороке Бьянки не чувствовала почти ничего, кроме того что голова ноет, и вообще всё тело гудит, но мыслей не было и всё казалось в порядке вещей. Где-то там, на периферие, так как поразмыслить о чём либо находясь в отключке до сих пор мало кому удавалось.
А просыпаясь, Скорпион почувствовала резкую боль в плече, и рефлекторно вскинулась, садясь, от чего, к прочему, добавилась боль в рёбрах и тело отдалось недовольным нытьём. На миг перехватило дыхание, а на глаза женщины непроизвольно навернулись слёзы.
Спустя несколько секунд Скорпион осторожно открывает глаза, ловя ртом воздух, словно бы её из воды достали, и осматривается.  Осознание ситуации приходит не сразу, а когда приходит, добавляется вспышка злости, полыхнувшая пламенем на кольце, и тут же превратившейся в хлам то, чем её заботливо укрыли, что итальянка сжала в руках, и что задымилась под воздействием Тысячи Лепестков Сакуры. А в следующую секунду Скорпион гасит эмоции в глазах, на самом деле просто моргает, и безвольным мешком падает на кушетку, равнодушно глядя в потолок.

- Я жива, да? Извините за беспокойство. - Всё так же равнодушно. Орать на подобравших её тушку людей, возмущаться по поводу того что ей помогли Бьянки не стала, хотя хотелось. Она и без того выставила себя полной дурой и не известно хватит ли у неё духу попробовать ещё раз.
А вот девица, которая причинила ей боль, сразу же приведя в чувство и кажется, даже что-то сказавшая, была не слишком довольна. По её выговору слышалось, что она не местная. Да внешне она не походила на итальянку. Не было характерных черт.
Вставать и куда-то уходить не хотелось. Равно как и что-то говорить или спрашивать. Или звонить брату, шофёру, кому угодно из Вонголы чтобы её забрали. Своих вообще хотелось видеть меньше всего, а они ведь наверняка рано или поздно возьмутся её искать и разыщут.
В горле застрял ком, в глазах стояли слёзы, и всё это замешивалось на жгучую обиду, что ей вот так беспардонно не дали покончить с собой и уйти вслед за малышом, спасаясь от осуждения и ненависти возлюбленного. А ещё было больно. Не достаточно сильно, что бы нельзя было терпеть, но очень раздражающе, как зуд мухи подле уха. Бьянки бы предпочла чтобы болело сильнее, чтобы физическая боль перекрыла тоску.
Вздохнув, Бьянки перевернулась, грохнувшись с кушетки на пол, сперва встав на четвереньки, только потом поднимаясь в полный рост, собираясь пойти к двери.
- Ещё раз извините. Я позабочусь, что бы доставленное мною беспокойство было возмещено. - Ураган говорит несвойственным ей бесцветным голосом, не замечая, что по щекам снова бегут слёзы, и напрочь игнорируя тот факт, что она всё ещё в одной рубашке, да и то, не застёгнутой, и трусах, к которым добавились бинты и пластыри. Её не смущает и то, что голова кружится от полученного сотрясения, рёбра болят, а идёт она пошатывающейся походкой, похожая скорее на городскую сумасшедшую, или избитую проститутку, сбежавшую из борделя. Её вполне устроит привалиться в укромном уголке между домами, в одном из ответвлений узких улочек и там снова отключиться. Главное до них дойти.

0


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Будущее и параллельные миры » [Альтернатива] Замолчала душа, и не хочет ни плакать ни петь. (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC