Гокудера Хаято
Главный администратор
Связь
Бьянки
Администратор
Связь
Элина Мейрс
Администратор-дизайнер
Связь
Кикё
Администратор
Связь
Дата создания: 20.05.2015
Название: Горящее Небо
Система игры: эпизодическая
Рейтинг игры: 18+
Мастеринг: смешанный
Навигация
Нужные персонажи

Занзас, Леви-а-Тан, Луссурия, Сасагава Рёхей, вся Семья Сфорца, вся Семья Риколетти, особый отдел ФБР.

Новости проекта
Приём неканонов ограничен, пока не наберётся 10ть канонических\акционных персонажей.
18.10.16
Вводится новое правило. Если вы не предупреждали об отсутствии (все мы можем быть заняты, все всё понимают), то в сюжетные эпизоды, посты пишутся в течении недели ( 7 дней). Если Вы не укладываетесь в означенный срок, персонально оговорим тот интервал, в который Вы сможете ответить.
Цитаты игроков
Эмель

— Вы должны понимать, что цена должна быть.. м~м.. адекватной. — «А то знаю я, аппетиты Игараси-сама.» — И, безусловно, весьма удачно то, что я прибыл в Японию в поисках информации. И уполномочен вести подобные переговоры. - Эмель снова бросил взгляд на коробочки мирно покоящуюся на столе, выдавая свою заинтересованность.

Баннеры партнёров
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Личные моменты » [Флешбек] Очная ставка.


[Флешбек] Очная ставка.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Место действия:
Через 4 года после битвы Аркобалено.

2. Время действия:
Июльская ночь.

3. Погода:
Тёплая погода, лёгкий ветерок.

4. Участники:
Genkishi, Byakuran Gesso.

5. Краткое описание:
Первая очная встреча мечника и Бьякурана в этом времени, в то время, как воспоминания присутствуют у обоих.

0

2

Это случилось через четыре года после битвы Аркобалено. Маленькая и ещё совсем юная босс, Юни, отправила мечника на задание в Венецию. Девочка сказала, что там царит хаос и неразбериха, поэтому лучше вести себя скрытно, а кто, как не иллюзионист, может превосходно прятать своё присутствие от окружающих и делаться невидимым?! Ничего не подозревающий Генкиши отправился туда, вооружившись как атрибутами, так и мечами. Путь был не близкий, поэтому добираться пришлось на самолёте, чтобы сохранить пламя и силы, которые лучше держать при себе на случай непридвиденных ситуаций. Ему пришлось одеться в более свободную одежду, а мечи спрятать в один большой чехол и повесить за спиной. Надеть чёрные солнцезащитные очки, а кольцо спрятать во внутренний карман. Поэтому с первого взгляда мечника нельзя было узнать. чёрные Джинсы, белые кросовки и куртка.
Пробыл он там уже четыре дня, но никаких зацепок не нашёл. И вот, на пятый день его сбил с ног странный тип, который выглядел неважно. Бледное, осунувшееся лицо, худой, будто бы не ел уже с месяц нормальной еды. Хриплым голосом он попросил о помощи и тут Генкиши застыл на месте, так и оставшись сидеть и смотреть на человека. Тот, словно в бреду, говорил о болезни, от которой нет лекарств и у мечника по спине пробежал холодок. Эти слова ему напомнили воспоминания о будущем, в котором он заразился. То, что он чувствовал тогда, заставило броситься наутёк от странного человека и скрыться за ближайшим зданием. Он переводил дыхание, облокотившись на кирпичную стену, с ужасом смотря в одну точку. Его так и норовил охватить страх, ведь он боялся умереть не в бою. Плюс ко всему воспоминания были слишком яркими.
Он достал кольцо Тумана, надел на палец и скрылся в невидимости, после чего поспешил в гостиницу, чтобы привести мысли в порядок. Лишь на следующий день он смог здраво смотреть на ситуацию. Хаос и не разбериха, значит? да тут, похоже, очень плохая местность, из которой нужно бежать сломя голову. Только вот Генкиши не был трусом, не мог подорвать доверие Юни и решил разобраться во всём этом. У него получилось добраться до источника, но зато какой ценой... Он сам попал в поле действия болезни, потому что воздух здесь был отравленым. Да, кстати, он не заметил в этой местности ни одной живой души, которую можно было бы расспросить, лишь странные личности, внешне похожие на того незнакомца.
Выходные он провёл в гостинице, составляя отчёт об увиденном и совершённых делах. Он чувствовал, что хочет пить и поглощал много воды, а также слабость в теле одолевала его. Вот когда он глянул на себя в зеркало впервые за несколько дней, то ужаснулся. Он был похож на тех людей, только в более приличном виде и одежде. Его охватил страх смерти.
- Нет... Это же..., - он попятился назад, зацепился за что-то и рухнул на пятую точку.
- Чёрт.., - прокряхтел он, поднимаясь на ноги и потирая ушибленное место. Генкиши позвонил в скорую помощь, прося о помощи, но те отказали. Вот тут то мечник, что доселе был спокойным и уравновешенным, потерял всякий контроль над собой и разгромил целый комод с телевизором.
День за днём состояние ухудшалось. На улицу он выходил всё реже и реже, пока совсем силы не иссякли. Они не исчезли, поэтому передвигаться по номеру возможность была, но он понимал, что из-за быстро прогрессирующей болезни ему недолго осталось жить. По ночам он просто плакал и молился о том, чтобы хоть кто-нибудь помог ему справиться или просто побыл рядом. Так и засыпал, когда уже не было сил лить слёзы. Так было и сегодня. Уже два часа ночи, а он всё ещё надеется. На что, непонятно, ведь, здесь он никому не нужен, даже скорой помощи. В том времени его спасли, хоть и специально подстроив болезнь, а в этом он и не надеется, что бывший босс к нему явится, не запылится. Сидел на кровати, согнув ноги в коленях, положив на них руки, а на них голову, пытаясь найти объяснение всему этому.
"Бьякуран. Нет, эта мразь лишь порадуется тому, что я умираю. Он не придёт. Хотя если ему от меня что-то нужно, может и придёт". Мечник прикрыл глаза, роняя слёзы отчаяния. "Нет, нет, нет".

+1

3

Не одна Юни получила доклад о том, что творилось в том маленьком городишке, однако, Бьякуран не смог заставить себя отослать туда кого-то из Хранителей. Временно передав все свои полномочия и обязанности Кикё, он покинул Палермо... Однако, чего-чего, а такой разрухи Джессо не ожидал. Он обонял, он даже осязал протравленную насквозь атмосферу всеми проклятого места, и ужас сковал его сердце, сперва подпрыгнувшее и перевернувшееся в груди, а затем упавшее куда-то в область желудка, где и осталось лежать многотонным чёрным камнем. Но боли и отчаянию положен свой срок и отмерен предел - он не собирался позволять их себе там, где ещё не всё потеряно. Там, где отвернулись даже ангелы и сам Всевышний - он сойдётся с бедой один на один.
- Тише, не надо кричать, - обратился Бьякуран к неизвестному ему мужчине, упавшему на колени и начавшему выть в голос, запрокинув лицо к выглядевшему серым, пустым и безжизненным небу.
Ладони Джессо окутало мягкое, ровно и тепло сияющее оранжевое пламя, камень на кольце Маре ослепительно светился и сиял. От прикосновений Бьякурана к щекам, шее, губам, запястьям умиравшего следы болезни исчезали. Всего через несколько минут тот вновь стал выглядеть как крепкий и здоровый мужчина. Бьякуран улыбнулся ему в ответ на бесчисленные восклицания о том, что это чудо, что спасённый будет век благодарен, и как такое вообще удалось, ведь даже центральные светила медицины отвергли эту область как безнадёжную, фактически подписав ей приговор. Подмигнув исцелённому и беспечно смеясь, Джессо двинулся дальше, предчувствуя, что это не последний раз, когда сегодня пригодится его хадо.

***

В гостинице он вовсе не Генкиши искал - просто смотрел, нет ли заражённых постояльцев. Просто шёл и распахивал все двери подряд... Туманник выглядел сейчас так паршиво, что Джессо его не сразу признал. Даже сделал в его направлении пару шагов, прежде, чем идентификация полумумии с одним из сильнейших мечников мира случилась, и тут-то ресницы Бьякурана растерянно и ошарашенно хлопнули, а лиловые глаза округлились.
- О... Ген-тян... - удивлённо-задумчиво протянул он. Спрашивать о том, что иллюзионист Джильо Неро тут делает, Джессо не стал - и без того понятно, что ответить тот может в духе "болею", "подыхаю" или "не твоя собачья забота".
С Генкиши всё обстояло совсем плохо - дальше некуда катиться. Тот вряд ли мог ещё долго протянуть, и, конечно, не являлся полноценным противником сейчас для Бьякурана, а, значит, вряд ли следовало опасаться, что тот набросится. Однако, взгляд Джессо наполнился сочувствием и желанием удержать от падения на другую сторону бытия. Он бы не бросил даже совсем чужого человека, или злейшего врага, Бьякуран не мог допустить чью-то гибель, не попытавшись вмешаться. Даже если его примутся отпихивать руками и ногами - не каждому ведомо, какое событие пойдёт им на пользу, и в чьём лице судьба его преподнесёт.
- Ген-тян... Пожалуйста, позволь мне спасти тебя, - голос его звучал не просительно, но рассудительно и с хладнокровной, хоть и не лишённой милосердия, сосредоточенностью человека, руководствующегося здравым смыслом, - Я не дам тебе умереть, если ты примешь мою помощь, - Небо Маре смотрел так, словно хотел обнять, прижать к себе, погладить по волосам, баюкая и успокаивая, пока пламя выполняет своё предназначение, прогоняя хворь восвояси.
Бьякуран отличался от себя же во время того визита. Не было того беспечного тона, не было непринуждённого высокомерия всесильного, или, во всяком случае, убеждённого, что он именно таков, мальчишки. Вакцины у него тоже не имелось с собой, да и недостало бы её на всех. Но именно в направлении исцелений Бьякуран в основном совершенствовал своё хадо в этом времени. Даже больше, чем изучал параллельные измерения - вот там-то он как раз видал уже всё. Хотя, некоторые медитации и тантрические практики он извлекал и оттуда, используя их для достижения внутреннего равновесия своих разума, души и хадо. Его пламя стало полным отражением его новой личности, продолжавшей формироваться и развиваться. Альянс бы насторожили тренировки боевых талантов - а от таких, безвредных проявлений миролюбия, они не дёргались. Так что в этом варианте реальности Бьякуран не нуждался в подсобных средствах для того, чтобы помогать людям. Конечно, он не забрасывал навыки, необходимые для сражений и самозащиты, совсем, но в процентном отношении они не поднимались выше тридцатки.
- Ген-тян, всё пройдёт быстро и безболезненно, я уже проверил на местных жителях там, снаружи. Я могу остановить и обратить вспять даже последнюю стадию. Ты согласишься?
Это была чистая правда. От Генкиши требовалось лишь согласие. Одно слово, или кивок. Рядом с ним, только руку протяни - жизнь, будущее, шанс на счастье или, хотя бы, на обретение умиротворения. Вот только, как предполагал Джессо, тот видит в нём что-то вроде Сатаны, за чьи дары придётся продать душу... И никакими речами не переубедишь ведь, в своё время Генкиши выяснил, что Бьякуран способен расточать их в изобилии, лелея, между тем, лишь свои собственные планы.

+1

4

Он не ждал Бьякурана, хотя в мыслях всплыли воспоминания о том, что именно он протянул руку помощи в ту минуту, когда Генкиши был практически при смерти, пусть и ради собственных целей. 
Генкиши глубоко вздохнул, вытирая слёзы. Совсем раскис, чёрт возьми. Бояться смерти - удел слабых духом, так неужели он такой и есть? Как унять эту дрожь по всему телу, как нейтрализовать страх смерти? Он никогда больше не увидит Юни-саму, Гамму, других членов семьи и это ударяло по ещё бьющемуся сердцу. Умирать не хотелось в таком молодом возрасте. Он очень много достиг в своей жизни и теперь всё это может кануть в небытие. А песочные часы его жизни в скором времени встанут мёртвым грузом. Неизвестно, сколько жить ему осталось - день или два, может быть, три, но складывалось впечатление, что наутро или к вечеру его уже не будет в живых, так как каждая минута убавляла песок в песочных часах, которого и так осталось немного. Гробовая тишина давила его, словно таракана - безжалостно, не взирая на мольбы о спасении.
Включенная лампа, которая стояла на тумбочке, освещала его и помещение рассеяным неярким светом. Казалось, что она создаёт замкнутое пространство, где намного меньше места, чем на самом деле.
Генкиши среди этой тишины услышал звуки открывающихся дверей и тут его душу кольнуло мыслью о том, что это может быть кто-то, кто пришёл спасти. Он попытался крикнуть, но получился обычный разговорный голос тише обычного. Приехали, даже на это сил нет. Тогда его охватило паническое состояние. Он свесил ноги с кровати и попытался встать. Это повлекло за собой болезненное падение на пол, при чём практически плашмя, так как руки отказывались страховать тело.
Выругавшись, он протянул одну в сторону двери. Они же заглянут сюда, верно? Пожалуйста, пусть сюда заглянут, мне нужна помощь, я хочу жить.
Дверь в номер распахнулась и Генкиши застыл лёжа на полу, округляя глаза. "Это шутка, да? Он то что здесь забыл?" Мечник не шевелился, наблюдая за действиями Джессо. Тумана заметили и поняли, что это он, надо же.
Поскольку бывший босс решил заговорить с тем, кого решил убить, стоило подняться на ноги. Потихоньку, не спеша, цепляясь за кровать он смог подняться на ноги, схватить один из мечей и воткнуть дезвие в пол, чтобы удержаться за рукоять, а в другую руку засунул во внутренний карман куртки.
- Надо же, кто явился по мою душу, Бьякуран-сама, мой Бог из воспоминаний, - Генкиши хохотнул, хотя на устах это практически не отразилось. Лишь на долю секунды уголок губ приподнялся, но вновь опустился. В голосе не было покорности, как в том времени, сейчас в нём не было ничего, кроме хладнокровия и равнодушия. Он слегка согнулся, ощущая дискомфорт в области преса. Так, стоило собрать силы воедино. Им сейчас двигала жажда мести, поэтому одним выпадом он резко метнул кинжал в Джессо, целясь в лоб. Он знал, что тот сможет увернуться или же защититься пламенем, поэтому не считал это атакой. Зато сам после такого броска рухнул на одно колено и опустил голову от бессилия.
- Спасти меня? И ты думаешь, что я побегу за тобой, буду считать Богом и буду поклоняться тебе, как идолу? Ты, тварь такая, не надейся на то, что я смогу заплатить тебе деньгами или верностью за спасение, потому что во-первых, ты этого не заслуживаешь, а во-вторых, я не собираюсь предавать свою семью! Ты не знаешь, каков я в этом времени и на что способен. Так зачем тебе меня выручать и делать должником?
Он поднялся на ноги и сел на кровать, с яростью смотря на Бьякурана. Конечно, семья ему не доверяла после прихода воспоминаний, но это не повод, чтобы повторять судьбу и примыкать к Джессо.

Бросок кинжала - 10

+1

5

Бьякуран вскинул правую руку, и белый камень в оправе, украшенной двумя раскинутыми крылышками, налился сочной желтизной, исторгая вспышку оранжевого света, отбившую нож так, что попал тот в дверной косяк, куда и воткнулся практически по самую рукоять. Бьякуран даже не обиделся на этот выпад обречённого - грех упрекать в невежливости того, кто одной ногой в гробу, а второй - колеблется между унынием и безумием. Конечно, Генкиши нашёл самого удобного врага, и срывался на нём, но Джессо примерно понимал, в какой раздирающей изнутри на куски клоаке переживаний тот находился. Генкиши так и не избыл в себе естественный животный страх перед прекращением существования, но уступить тому, кто однажды бросил его среди унижения и мучений, самолюбие мешало. И ненависть - её он чуял благодаря распространившемуся по комнате в виде мельчайших молекул пламени Неба. Гармония улавливало то, что дестабилизировало её, вклиниваясь колючим диссонансом. Генкиши бы охотно умертвил Бьякурана, наслаждаясь, если тот не удержит слёз, и с упоением внимая мольбе, если та сорвётся с губ. Он, Генкиши, тоже ведь просил, но его никто не помиловал, даже не оставили ни минуты, чтобы связаться с Джессо и выяснить, что за произвол такой чинится на поле Чойса. Бьякуран вполне извинял туманника - вот только эта ненависть являла собой крупную препону для исполнения задуманного.
- Не дури, Ген-тян, я понимаю отсутствие твоего энтузиазма, равно как и общительности, всё-таки у тебя есть сейчас причины быть не в духе, однако, тебе меня не одолеть, ни в этом времени и мире, и ни в каком другом, - беспечно просиял Джессо, переведя всё в шутку, или, во всяком случае, в категорию не стоящей внимания ерунды. Его лицо теперь излучало симпатию и доброжелательность.
Честно говоря, подмывало не разговоры с туманником вести, а проделать всё иным способом, именно так он и осуществит необходимую процедуру, если Генкиши продолжит упрямиться... Но Бьякурану очень не хотелось прибегать к подобному средству. Добрая воля, право на выбор, всё такое. К сожалению, совершеннолетний мужчина вполне мог с чистой совестью себя гробить, из гипертрофированной гордыни, или религиозных принципов, или ещё на каком-то не менее надуманном основании.
- Тебя прислала сюда Юни-тян, не так ли? - флегматично промолвил Джессо утвердительным тоном, явно риторически ставя крюкоподобный знак в конце предложения, - Ты действительно считаешь, что она должна до конца дней своих винить себя за то, что дала тебе это задание, навещая твою могилу? Ты должен был узнать от Гаммы, что Вонгола победила Мильфиоре, и, возможно, он говорил тебе, как вернулись в мир живых я и Юни-тян... Но вряд ли он мог сообщить тебе, что я поклялся в верности Юни-тян, когда пытался снять с неё проклятие аркобалено. Ты такой же дурак, как и Гамма, Ген-тян? Или всё же не будешь глупить?
Бьякуран невольно задался вопросом, почему должен выручать и защищать тех, кто совсем не ценит его стараний? Гамма так и не проникся к нему расположением, несмотря на то, что Джессо принял на себя выстрел, попасть под который должен был он... Этот глупец развёл ни с чего целую драму, когда надлежало действовать, а не ныть. А теперь и Генкиши туда же? И как прикажете взаимодействовать с такой нелепой публикой? Не иначе, как разбивая физиономию ладонью. Их поведение естественно и понятно, однако, никто не сказал, что Бьякуран не умел сердиться и спускал с рук любые оскорбления.
- И, чтобы ты окончательно прояснил себе, что к чему, Ген-тян... ТЫ не имеешь понятия обо МНЕ в этом времени, и не знаешь, на что способен Я! А о тебе мне известно достаточно... Между прочим... - взор лиловых глаз потяжелел и стал почти мрачным, даже отчасти строгим, - ...я всё ещё умею смотреть сквозь реальности. Я приехал не за тобой, я вообще не знал, что ты тут обретаешься. Юни-тян - босс вашей Семьи, ваше Небо, но, если вдруг ты упустил это из вида, я тоже являюсь главой Семьи. И, как и она, я получил сведения о том, что здесь творится. Юни-тян - всего лишь девочка, и ей простительно оставаться в безопасности, но я не отправил на задание, аналогичное твоему, никого из моих Хранителей, чтобы с ними не случилось то же, что с тобой... Я здесь, чтобы исцелить этот город, и тебе я не дам тут умереть. Не собираюсь по возвращении в Палермо смотреть нашей юной госпоже в глаза и сообщать о твоей безвременной кончине. Я обещал ей, что не дам никому из вас пострадать, если это будет в моих силах, и выполняю своё слово, а лично от тебя мне не нужно ничего.
Ну, а кому же ещё докладывать о том, что Генкиши не стало? Их только двое, заболевать не входило в планы Бьякурана. Конечно, он навестит особняк "Чёрной Лилии", чтобы передать прискорбное известие... А, точнее, он спасёт этого твердолобого мечника любой ценой! И пусть они ищут подвох, двойное дно, не верят, что он может оказать услугу бескорыстно, или позаботиться о своих Хранителях - Венках, а его присяга - что вода или ветер, утекла - и нет её, он не подстроится под их точку зрения и не сломается под давлением. Нынешнего Бьякурана Генкиши встретил впервые, и это был тот, о ком мечник не ведал ни черта. Тот, кого Генкиши называл мразью, тварью и другими грубыми и злыми эпитетами, исчез, растворился в небытии там, на руинах миров, переплавленный в чистый свет. Джессо ошибался, любил, грустил, выходил из себя, но монстра с гнилым нутром и подделкой вместо души в нём не осталось.

Защита - 20

+1

6

Конечно, он понимал, что одолеть Джессо ему не удастся, потому что мечник не настолько умело может манипулировать, несмотря на то, что является иллюзионистом. Обман в его власти, но не настолько он развит, чтобы убить Джессо. Он не смог сдержать порыв в попытке причинить вред, так как эта ситуация действительно напоминала ему о несбывшимся будущем, где мечника не спасает Небо Маре. Он боялся повторения, поэтому не собирался давать лавры Джессо. Он всех держит на расстоянии от себя и Бьякуран не будет исключением.
— Гамма слишком импульсивен, но он не дурак, просто не доверяет тебе и не хочет с тобой дел никаких иметь. — Естественно, он встанет на защиту своего союзника, говоря спокойно и уравновешенно. — Я наблюдал за битвой Аркобалено и видел, как ты принимал удары на себя. Это что-то новенькое, признаться честно, но я уже тогда понял, что ты ради Юни-сама постарался, так как слышал от неё же, как вы вернулись с того света. Но зачем? Она уже не аркобалено, поэтому для Тринисетте она бесполезна. То, что в финальной битве победила Вонгола, я узнал от Гаммы в подробностях, хотя когда Юни-сама сказала, что вернула тебя, я смекнул, что Мильфиоре проиграла, а ты погиб. В этом времени это правда, что Погребальные Венки собрались вместе и сейчас с тобой? Кикё, Закуро, Дейзи, Блюбелл, Торикабуто, — произнеся последнего, он вспомнил, как другой Генкиши хотел заполучить настоящее кольцо Маре Тумана и стать Хранителем. Этот же такой цели не ставил перед собой, хотя иметь атрибут было бы неплохо.
Генкиши оставил меч в покое и потянулся за бутылкой, чувствуя, как пересохло горло. Открыл и сделал несколько больших глотков. Прохлада растекалась по телу, закрадываясь в глубины плоти. Он и не заметил, как наступило то время, когда захотелось прилечь и уснуть, но нельзя позволять этого перед Джессо.
То, что говорил Бьякуран о Венках, о том, что никому не позволит умереть, заставило поднять одну бровь вверх. О чём этот ублюдок говорит? Он же не был способен думать о других и защищать их. Каждый был сам по себе, но в то же время все были за Бьякурана, лидера семьи Мильфиоре.
— Ты способен думать о сохранности других? И я должен поверить тебе на слово? Впрочем, делами ты тоже не сможешь получить моё расположение к себе, лжец и лицимер. Ты думаешь только о своей выгоде, а на других тебе наплевать. Что же касается моего исцеления..., — он смял бутылку в руке, отчего вода брызнула на лицо, волосы, одежду, смешиваясь с вновь потёкшими слезами, — Я. Хочу. Жить. — по словам произносит мечник, прикрывая глаза ладонью. Его снова начинает трясти, состояние ухудшается, а кожа преобретает синеватый оттенок, — я помню из воспоминаний, как отчаянно просил тебя спасти меня. Я не стану молить об этом сейчас. Где гарантии, что ты не уйдёшь и поможешь мне?
Душевный крик отчаяния, боли и недоверия к Джессо вышибли окончательно трезвость рассудка, он уткнулся в подушку, тихо рыдая, а бутылка упала на пол, разливая оставшуюся воду. Ему действительно хотелось жить, но принимать помощь от своего же убийцы он не хотел, вот только к нему больше никто не придёт, а до Палермо он вряд ли дотянет с таким состоянием живого трупа. 
— Почему в трудные минуты появляешься именно ты? О чём мне Судьба хочет сказать?! — он поднял заплаканные глаза на босса Джессо. - Я не позволю тебе меня использовать, ведь, ничего в жизни ты не делал просто так. Убирайся отсюда, сволочь! И не смей приближаться к моему боссу.

Отредактировано Genkishi (2016-12-10 14:57:13)

0


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Личные моменты » [Флешбек] Очная ставка.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC