Дата создания: 20.05.2015
Название: Горящее Небо
Система игры: эпизодическая
Рейтинг игры: 18+
Мастеринг: смешанный
Каждый день для вас трудятся
Aurora Hart
Mukuro RokudoElina Mears
Нужные персонажи

Занзас, Леви-а-Тан, Луссурия, Сасагава Рёхей, вся Семья Сфорца, вся Семья Риколетти, особый отдел ФБР.

25.12.2014 г. | Добро пожаловать к дяде

Эмель
— Вы должны понимать, что цена должна быть.. м~м.. адекватной. — «А то знаю я, аппетиты Игараси-сама.» — И, безусловно, весьма удачно то, что я прибыл в Японию в поисках информации. И уполномочен вести подобные переговоры. - Эмель снова бросил взгляд на коробочки мирно покоящуюся на столе, выдавая свою заинтересованность.

КАНОНИЧЕСКИЕ персонажи принимаются по упрощённому шаблону. Очень ждём Хранителей Вонголы!
18.10.16
Вводится новое правило. Если вы не предупреждали об отсутствии (все мы можем быть заняты, все всё понимают), то в сюжетные эпизоды, посты пишутся в течении недели ( 7 дней). Если Вы не укладываетесь в означенный срок, персонально оговорим тот интервал, в который Вы сможете ответить.

Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Архив законченных игр » [сюжет] 25 декабря 2014 года | Инструкция по уборке мусора


[сюжет] 25 декабря 2014 года | Инструкция по уборке мусора

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

1. Место действия:
Италия, Сицилия.
Штаб Варии.

2. Время действия:
25 декабря 2014 года.
Вечер.

3. Погода:
На улице идёт достаточно сильный дождь. Холодно и ветрено.

4. Участники:
Xanxus, Superbia Squalo, Clarissa Rosenkreuz, Narcissa Fraser, Fran, Viper.

5. Краткое описание:
Томный вечер в штабе Варии. Правда, из всех в штабе обретались лишь великолепный босс и не менее великолепный капитан. Свидание при свечах, все дела... Ну, а, если серьёзно, то есть о чём подумать. И Скуало, и Занзасу уже известно, что на Вонголу опять наехали, и эти недоношенные неудачники, по недоразумению считающиеся Хранителями - впрочем, какой лидер, такие и подчинённые, - даже потеряли несколько атрибутов Вонголы. Правда, точных сведений о количестве утраченных атрибутов и о том, какие именно были уведены, у Варии нет. Зато есть закономерные подозрения насчёт того, что в этом может быть как-то замешан недавно сбежавший Бьякуран. А визит двоих неизвестных уродов, с предложением подумать, хочет ли Вария оставаться на "тонущем корабле" Вонголы, или же внемлет здравому смыслу - вернее, тому, что незваные гости таковым считают, - и примет их предложение, настроение и без того постоянно мрачному Занзасу и, как обычно, взвинченному Скуало не поднимает. Эти придурки что, действительно думали, что хоть кто-то из Варии будет их слушать?

+1

2

После тира всегда хотелось пожрать – плотно и остро. В голове хороводили куриные ножки, свиные окорока, нежнейшие филе, говяжьи стейки. Медиум прожарки – чтобы с кровью. Таял на языке базилик, майоран или орегано, даже чили…
Но дождь всё портил. Холодный и сильный: пока Занзас дошёл до замка, вымок весь, включая перья, которые он с досады сорвал с волос и теперь комкал в кулаке. И ещё последние новости от головной Вонголы: подставились, просрали кольца и остались с голыми задницами, хоть шаром по ним покати. Не то чтобы Занзасу не нравилась опасность, но его не покидало чувство, будто он уступил свой огород не истинному Дечимо, а козлу в варежках.
Новости плохи, погода плоха, всё плохо.
В кухне было натоплено, на плите оставили в бардаке сковородку, пахло жареной картошкой. Чайник ещё дымился – закопчённый до такой степени, что и отмывать никто не брался. Занзас порылся в серванте, выудил оттуда разделочную доску и грохнул ею о стол. Поковырялся в холодильнике: за выстроенными в рядок пакетами с молоком обнаружил вчерашние крылышки, но птица и правда вкуснее остывшая. Вертеп. Мясо должно быть на виду, ё-моё!
Мысленно поставив себе галочку, Занзас выпутался из зимнего мундира, обернулся, ища глазами, куда бы пристроить, и чуть не выронил вместе с перьями.
– Акулий мусор, – ругнулся он, швырнув всё на ближайший стул.
Супербиа белел с подоконника призраком грёбаной благородной красоты. Остальные офицеры рассосались кто куда, а этот сидел, грелся, вглядывался в хмарь за окном, чтоб его. Девять лет уже прошло, а всё равно порой мерещилось что-то неправильное в капитане. Первое время Вонгола даже подозревал, что Маммон его за нос водит: нет Скуало вовсе. Некоторые иллюзии от реальности Занзас отличал так же хреново, как сиреневый от фиолетового. Приглядывался, вслушивался; иногда распирало от желания подойти и пощупать, бьётся там что-нибудь или не бьётся. Сам настаивал на пересадке: спокойнее и надёжнее – когда всё настоящее, особенно сердце. Но Супербиа упёрся, выставил рога и ни в какую. Мол, подохну и подохну. Тупой отброс.
Бряцнули беретты в нагрудной кобуре, Занзас тяжело опустился на стул – тот под ним скрипнул, – ещё раз грохнул, уже сковородкой о доску, и мрачно воткнул вилку в тёплый картофель. Аппетит пропал.
– Звонил в штаб? – хрипло поинтересовался он, сверля капитана хмурым взглядом.

+3

3

Зимними ночами положено любоваться серым небом и волшебным снегопадом, заставляющим все живое и неживое замирать в покорном безмолвии, смешанном с восхищением. Самая нелепая история становится самой красивой сказкой, когда колкие полупрозрачные звездочки сыплются с неба и тонким кружевом покрывают волосы прохожих, холодную одежду, ложатся в подставленные ладони или смешно падают на язык. Но на Сицилии снег – что-то сродни Богу. О нем говорят, но почти никто не видел.
Поэтому ливень, стоящий непробиваемой стеной, - максимум удовольствия, подготовленного декабрем для жителей вечного лета.
Скуало воистину наслаждался каждой каплей, сидя на подоконнике и не удосужившись даже закрыть створки. Он дышал дождем, впитывал его незримую силу, наблюдал и слушал, будто ведя с братом немой разговор: разговор душами. Белая рубашка с одной стороны была усыпана серыми мокрыми горошинками – следами попавшей воды. Кажется, он не обращал на это никакого внимания. Вода – его стихия, с которой он живет всю сознательную часть себя.
О чем думал капитан? Никому неизвестно. Порой… Порой он сам подолгу не мог вспомнить, что увлекало его мысли и заставляло их плясать в голове, рождая новые и новые идеи, планы, стратегии. Как рождалось, так и умирало оно там же, оставляя после себя зияющую дыру. Скуало орал, матерился, рубил и швырялся вещами, отчаянно пытаясь вспомнить, проклиная себя за выросшую после потери сердца слабость. Слабость, которая набирала обороты, захватывала его рассудок и плела паутину-кокон, а он резал ее, но едва поспевал. Но проблему можно было перехитрить: силками удержать рядом с собой тупого босса и заставить его блядское величество слушать! Слушать и запоминать детали, продуманные до последней трещинки. Тогда Супербиа мог с легкостью выдохнуть и сказать: мои старания не прошли впустую. Впрочем, оставалось ли в голове Занзаса что-то после таких разговоров, было непонятно. От чужого сердца Акула гордо отказался. Он считал, что и так по ошибке задержался на этом свете, потому что создавать чертову иллюзию он никого не просил. Умрет еще раз – теперь уж наверняка. Хватит. Свято убежденный в изменении личности после таких операций, он был… Немертвым и неживым. Застрял где-то между небом и землей. И существование его напрямую зависело от Туманника. Это раздражало, вызывало сомнения, нужен ли он до сих пор в организации независимого отряда убийц, если сам находится в чьих-то руках.
Вонгола стала для него семьей и смыслом, смыслом, который стоял на втором месте после Занзаса. Этот чертов мальчишка, амбициозный и порывистый, когда-то очень давно засел в голове Скуало, выжег себя на бледной коже, выгравировал иксы на подкорках, подмешал в виски свой запах и вкус, да так, что одурманило в первые же дни. Занзас любит Вонголу, а, значит, и капитан идет следом. Когда дело доходит до семейных неприятностей, Вария вне всяких сомнений принимает оборонительную позицию и строит укрепления, не позволяя общему делу развалиться. За кучкой десятых хранителей приходится наводить порядки, подчищать и править, но в этом есть своя прелесть.
Вот и сейчас, узнав о нарастающих неприятностях, Скуало не мог остаться равнодушным. Он вызвонил вонгольский штаб, наорал на тупого Ямамото, который, собственно, уже и не был тупым как прежде, но для Акулы все еще оставался добродушным мальцом; почти физически встряхнул за плечи одними своими воплями Джудайме и сообщил о том, что если их стайка будет так же халатно относиться к кольцам, то он собственноручно передушит всех неудавшихся хранителей.
Явился-не запылился ХХ, моментально разбив своей зловещей аурой приятно унылую атмосферу, которая повисла в кухне. Небрежность действий босса раздражала: лязганье, бряканье, рычанье… В этом весь Занзас.
– Звонил в штаб? – спрашивают как всегда хмуро, будто силятся, будто одолжение делают, когда соизволяют раскрыть рот для общения.
- Эти идиоты не хотят предоставлять нам информацию об утраченных атрибутах. Психуют и бегают как тараканы, вместо того, чтобы вместе мозговать, - отвечают в тон.
Взгляд следит за действиями пернатого, и к горлу подкатывает тошнота от одного только вида жратвы. Есть не хочется, даже думать противно, а этому лишь бы брюхо набить.
- Бабы тоже учились стрелять в тире? Воняет, - Скуало соскочил с подоконника и встал с другой стороны стола, напротив босса, оперевшись на столешницу ладонями, всматриваясь в горящие красные глаза. С тем, что шрамированный ублюдок любит трахать шлюх, Супербиа смирился. Он не претендовал ни на что от слова «совсем», но зло закипало, когда эта тварь тратила драгоценное время на плотские утехи.

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/UKqDE.jpg[/AVA]

Отредактировано Superbia Squalo (2015-08-08 18:50:06)

+3

4

Лицо у Скуало было такое, будто у него под носом лоток с дерьмом. Занзас не выдержал и заржал, в одно движение распанахал крылышко ножом – оно пикантно затрещало.
– Считаешь, там есть кому мозговать? – отозвался Вонгола, с максимальным презрением вгрызаясь в мягкую перчёную плоть.
Не мафиозная организация, а кружок по интересам. Одноклассники. Узкоглазым верить – дело тухлое; даже итальянцы, что числились среди савадовских отбросов, поклонялись своему заполошному ками с полымем во лбу. На них Занзас полагался ещё меньше. Вспомнилось, как в один из визитов в Намимори наткнулся на подрывника: тот голосил, как набат, глуша всё живое не хуже Скуало, и гонялся за своей кошкой – мелкой, прыткой и оборзевшей. Так и подмывало выпустить Бестера, ради прикола, посмотреть, что будет дальше.
Тсунаёши наверняка надеялся отделаться малой кровью. Закинуть хитрую приманку и подождать, пока её проглотят вместе с крючком. Школа Реборна, тактика мусора. Вария воспитывалась в храме боевого бесславия и дрянной политики. Занзас знал только одну стратегию – стратегию хищника. Выследить, выбрать удачный момент и пустить сукиным детям кишки, не дожидаясь, пока кто-то чужой выдернет чеку и снаряд разорвётся прямо в руках.
Но японская ватага была частью семьи. И с этим приходилось мириться.
– Они в Палермо. Съездим и сами всё увидим, – с расстановкой произнёс Занзас, теперь пожёвывая кончик зубочистки, развалившись на стуле с грацией зверя, не привыкшего попусту напрягаться. – Маммона с собой возьмём, путь чихнёт разок на салфетку. И не вздумай предупреждать своего суши-боя.
Выглядел Яма... томо? гематома? Ямамото круглым идиотом, но дураком не был. Улыбался и хихикал с шуток капитана – чувство юмора он, видимо, вместе с левой кистью отсёк, – а потом шёл убивать. Форменное двуличие, пся крев.
– Бабы тоже учились стрелять в тире? Воняет, – белые кудлы свесились в миллиметре от хлебницы. Эту свою роскошь Супербиа умудрялся оставлять даже на рубашках Занзаса. Даже в стопках бумаг на подпись. Не говоря о диванах и – чёрт! – кожаном кресле босса.
Занзас глянул исподлобья, машинально расставил колени шире и переступил на месте – в памяти всплыла белобрысая девка в строгой юбке. Курьер.
А потом подался всем телом вперёд, отодвигая кухонную утварь металлической рукой, а живой ухватившись за лохмы Скуало. С шумом потянул воздух носом.
– Здесь воняет рыбой, – процедил он, запутавшись всем кулаком в волосах и зло дыша капитану в лицо: пахло-то, на самом деле, шампунем, неуловимым холодком с улицы да самим Скуало.

+4

5

Смех ебаного босса раздражал, раздражало и то, что он назло наслаждался жратвой, издавая звуки, пробирающие на блевоту. В этом весь Занзас: уловить неприязнь к своим действиям и повторить их со стократным эффектом. Скуало любил эту вредность. Эта вредность стала для него абсолютно родной, а вечные перепалки гармонично вошли в привычный ежедневный рацион, своим отсутствием грозясь вызвать у капитана желание рубить и кромсать всех, кто попадется на глаза. Поэтому зачастую он специально доводил ХХ до коликов, ХХ в свою очередь не отставал и почти не фигурально взрывал мозг преданному подчиненному.
Что касается Вонголы, Супербиа был свято убежден в ничтожности мальцов, но не мог отрицать простой истины: прижмет яйца – они сделают; сделают грязно и полупрофессионально, но для «профессионально» есть Вария.
- Я не считаю, что там вообще у кого-то есть мозг, развитый не на начальной стадии, - прыснул в ответ Скуало, закатив глаза. – Предлагаешь сделать все в одиночку? Не жирно, а, босс?
Как оказалось, не жирно. Занзас все решил: найти и разузнать, возможно, вытрясти из идиотов нужную информацию. Мысленно белобрысый усмехнулся: «Гребанный босс. Любит Вонголу. Вот, кто действительно любит Вонголу!». На мгновение в его глазах плеснуло синее пламя – напоминание о том восхищении, которое не покидало длинноволосого с самого детства. Восхищение Занзасом. Неподкупное, бескорыстное, не нуждающееся в объяснениях. На мгновение он замер и позволил круговороту воображения унести себя далеко-далеко, ныряя в размытые краски, ручьем растекаясь по их замысловатым узорам.
Комкают волосы в сильной живой ладони, откровенно желая причинить боль, зная, что самое сладкое удовольствие с ней не сравнится. Скуало жмурит глаза и сглатывает, сжимая столешницу уже так, что костяшки белеют. Кажется, со злости. Черт его разберет.
- Точно, рыбой, - щурится и смотрит в прорвы огненной лавы, смело, как смотрит всегда на своего покровителя. Ведет носом, будто принюхивается к лицу напротив, усмехается. – Нравится лизать шлюх, да, Занзас?
Опасно, Скуало, ой как опасно…
Расцепив чужие пальцы один за одним, он молниеносно оказался у окна, выудив из мятой пачки сигарету и закурив, всматриваясь в темнеющее небо и серую стену ливня. Бел, Леви и Луссурия до сих пор не вернулись с задания, и это напрягало. То, что они справятся, сомнений не вызывало, но Супербиа не умел жить в спокойствии. Он должен был занимать себя, придумывать проблемы и решать их, создавать их окружающим, наблюдать за тем, как они справляются.
- Мы ждем гостей?
Чужих капитан почувствовал еще до того, как увидел. Тревога в нем еще не успела разыграться. В собственных силах он был уверен. Но мучал интерес: кому в здравом уме пришла идея наведаться в замок организации убийц. Ответ лежал практически на поверхности: это непременно связано с исчезновением атрибутов. Скуало не шелохнулся, а лишь продолжил курить, когда в стальные ворота гулко постучали. «Пусть хоть пальцем пошевелят, если хотят переговоров».

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/UKqDE.jpg[/AVA]

+2

6

Даже прежде, чем варийцы могли увидеть стоявшую у ворот черноволосую женщину, слуха их коснулась музыка. Не слишком громкая – но не потому, что играли тихо, просто исполнитель находился довольно далеко, чуть ли не на пределе слышимости. Мелодия флейты была довольно приятной, хоть и печальной. Знаток классики узнал бы в ней "Лакримозу" Моцарта. Неизвестный играл увлечённо, самозабвенно, отдаваясь процессу целиком. Кроме того, едва ворота отворились, как внутрь впорхнуло, опередив хозяйку, несколько абсолютно чёрных бабочек.
Только иллюзионист мог бы понять, что это пространство уже не относится к реальности. Однако, с той поры, как порог твердыни Варии остался позади, не только враги не могли знать, где кончается истина и начинается область воображаемого, но и союзница. К сожалению, пламя Музыки и Фантазии не могло действовать выборочно и накрывало без исключения всех.
Войдя, брюнетка оставила ворота распахнутыми, как будто её не учили закрывать дверь за собой.

***

«Молодец, девочка… С ней, пожалуй, у меня будет реальный шанс выбраться, даже если дело обернётся паршиво…» - так думала Нарцисса, неторопливым шагом войдя в помещение и остановившись на расстоянии метров в шесть перед длинноволосым варийским мечником. А хватит ли ей реакции увернуться, если что? Посмотрим. С другой стороны – она знала о нём практически всё. Во всяком случае – в области приёмов и техник. Откуда такие сведения у Сноу – одни черти, пожалуй, знают, тот ей не докладывался, а Нарцисса, будучи умной женщиной, не стала совать нос не в своё дело и спрашивать. Меньше знаешь, как говорится – крепче спишь. Хотя, какой тут сон, если она переживёт визит в Варию – спокойных сновидений ей в ближайшие пару недель точно не видать! А ведь на неё рассчитывают, она не может подвести Эдварда, - «Вот сам бы сюда и шёл. Нет же, вечно за него другие отдуваются…» - подумать так на в принципе весьма симпатичного ей босса могло вынудить лишь колоссальное психологическое напряжение, испытываемое тут, на чужом поле.

Оно, конечно, факт, что они справлялись с Хранителями Вонголы, и А-ранговые кольца Варии значительно слабее атрибутов Вонголы – осколков Тринисетте. Однако, отряд непревзойдённых убийц есть отряд непревзойдённых убийц. В отличие от сподвижников Дечимо, у этих психов напрочь отсутствует милосердие, они с удовольствием пустят противников в мелкую нарезку и скажут, что так и было. Без тормозов, совершенно непредсказуемые, трудноуправляемые и с куда более обширным и богатым опытом отнятия жизней, каковое Хранители Вонголы, как известно, не очень-то любили. Поэтому Фрезер и нервничала сейчас куда больше, чем если бы ей выпало сражаться с одним из избранников Ёмитсу Савады.
Какие же, всё-таки, неприятные личности, здесь явно не место для приличной дамы! Поджимая губы, Фрезер обозревала интерьер и его владельцев далёким от восхищения оценивающим взором.
«Ну, Сноу, ты мне точно за это ответишь, когда вернусь…» - одного-единственного вскользь брошенного на Занзаса взгляда ей хватило, чтобы поправиться: - «Если вернусь…» - нагонять на себя негатив не тянуло, однако, она была вынуждена взвешивать ситуацию здраво, и ни в чём уверенности не испытывала.

- Добрый вечер, - нейтральным тоном промолвила Цисса, уже готовая к тому, что её с ходу попытаются пристрелить, обматерить или сотворить что-нибудь ещё похуже. Она хорошо подготовилась к любой негативной реакции. Даже обычный горожанин попытается спустить с лестницы коммивояжёра, если тот очень уж сильно достанет, а её поручение было, по сути, сопоставимо с тем, что делают эти несчастные одной своей профессией люди, - Я пришла к вам с поручением от моего начальства… - да одного взгляда на эти рожи хватало, чтобы смекнуть, что миссия уже провалена! Но не озвучить нельзя, хотя бы для того, чтобы затем с чистой совестью заявить своим, что сделала всё, посильное для неё, - Не защищайте Вонголу, если не хотите умереть, - ох, Нарцисса, как же ты рискуешь! Неинтеллигентные физиономии варийцев сами собой свидетельствовали, что заявление в таком духе для них, скорее всего, послужит тем же, чем для быка – красная тряпка. Но ничего. Она ещё ни разу толком не сражалась, пользуясь своими новыми способностями – вот и проверит, чего те стоят.

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0015/2f/6c/77119.jpg[/AVA]
[NIC]Narcissa Fraser[/NIC]
[STA]Чёрная бабочка, лживые тени[/STA]

+2

7

– Предлагаешь сделать всё в одиночку? Не жирно, а, босс?
– Предлагаю не тянуть резину, – Занзас сунул руку в карман, звякнули ключи от джипа – большой неповоротливой хреновины с откидными креслами. Была твёрдая уверенность в одном: кто бы ни обобрал Хранителей Дечимо, пусть знают, что Вонгола – женщина с яйцами.
Ливень не унимался, и бесило, что Скуало это нравилось. Мусор не раздражал, если только они пили вместе напропалую. Говорил такие вещи, что слова дробью застревали в мозгу. А потом тащил на себе до машины, путаясь в перьях и придерживая сползающий с плеч китель. И кататься по ночному Палермо пьяными вдрабадан не ссал. К капитану Занзас привык и доверял, как себе: друга не назовёшь «лучшим», если он единственный.
– Нравится лизать шлюх, да, Занзас? – собственное имя резануло слух: редко так обращались, обычно «босс» при целом списке эпитетов.
С женщинами у Супербиа не клеилось клинически. Была какая-то боевая краля пару лет назад, Иудушка в юбке – это Вонгола позже узнал, в одну из хмельных ночей. Крутила с ним шашни и одновременно вынюхивала. Довынюхивалась, пока мечом ноги до подбородка не удлинили.
Зато Занзас к бабам относился проще и считал, что прав. Были умные, были красивые, были весёлые, а бывало, что всё разом. Главное – безо всяких там лепестков роз на шёлковых простынях и грёз по поводу счастливого замужества.
– А ты попробуй, глядишь, фантазировать перестанешь, – рука в волосах дёрнулась, натянув их сильнее. Мусор всегда притихал в такие моменты: то ли неприятно было, то ли кайфовал наоборот, то ли опасался, что спалят хайр. Действовало лучше, чем стаканом по затылку.
Странный был вообще человек. Сильный, парализующе гордый, а всё туда же, в привязанности. Шниттен когда-то сказал, что истинный Хранитель сам найдёт своё Небо. Грызся из-за этого с Койотом, который то и дело норовил ткнуть, что никакие у Занзаса не Хранители, раз он не глава Вонголы. Любая логика разбивалась о простую формулу: было бы что хранить.
– Не щёлкай извилинами так громко, – процедил, прислушавшись. Скрипели, отворяясь, ворота во дворе, а докладывать с КПП не спешили. Тренькала навязчивая мелодия. Забыли вырубить магнитолу? Хреновые, видно, гости.
Скуало напрягся, навострился, что кожей чувствовалось – хоть сейчас расчехлится и с порога порешит. Оторваться от сосредоточенного капитана заставила нарисовавшаяся в дверях девка. До того вызывающе она смотрелась во всех своих побрякушках, что у Занзаса в глазах зарябило. Цепкий взгляд дважды прошёлся по пестрящей цацками фигурке – сверху вниз и снизу вверх – и остановился на необъятных буферах, едва прикрытых тканью платья: если где и припрятала оружие, то там. Медленно поднялся к лицу. Ох, не с такой миной надо являться в Варию с угрозами.
– Не защищайте Вонголу, если не хотите умереть.
Справа дёрнулся Супербиа: его аж перекосило, пасть уже раззявил и хватанул клинком по цветочку в кадке. Хана цветочку.
– Мусор, – прохрипел Занзас со своего места, прервав Скуало на полудействии. – А ты, – кивнул тёлке, – присядь. Поговорим, – и со скрежетом выдвинул ногой стул для леди. Нате, не чай же с клофелином предлагают.
Раз начальство не явилось лично, значит, по какой-то причине уповало на возможности фигуристой подчинённой и её шансы против элитного отряда. О козырях врага Вонгола не знала ни хрена, зато зубы скалила усиленно. Вот и расплатилась атрибутами, спасибо, что лишь ими. Подобных промашек Занзас не допускал: испепелить всегда успеет, а информацию тянуть уже неоткуда будет.
– Зачем бы нам помогать кучке японских отбросов? Сами подставились, их проблемы. Мы, – расслабленно забросил в рот остывшую картофелину, но взирал серьёзно, – киллеры, а не сиделки. И за услуги нам хорошо платят.

+3

8

Желание Занзаса ускорить процесс решения растущей проблемы являлось понятным и очевидным. Кто-кто, а он не станет размениваться на пустые телодвижения, отнимающие много сил – один раз, тонко, нежно и внезапно «возьмет и расхуярит». Подобная тактика действий не приходилась капитану по душе, но уж если босс чего решил, так выпьет обязательно. В общем, Скуало оставалось только склонить голову, мысленно матерясь и проклиная ублюдка на чем свет стоит. Мало того, что пришил к себе крепко-накрепко, сам о том не подозревая, так еще и веревки вьет безбожно. К слову, длинноволосый не чувствовал себя при этом униженным и оскорбленным.

"...Веселье среди веселья — не истинная радость.
Лишь когда постигнешь радость в печали, поймешь, чем живет сердце.

Сначала было тяжело. Все детство белобрысое создание принадлежало самому себе, воспитывало себя и добывало пищу без чьей-либо помощи, из чего можно сделать вывод: свободолюбивый, упорный и выносливый. Уже давно не_ребенок оказывается под покровительством парня, о котором мало что слышал ранее. Правители бывают разные, и Занзас не входил в число тех, что дают поблажки. Обзывал и выстебывал, затевал внезапные битвы, а потом сводил все на нет, на обыкновенную шутку. Но после клятвы Супербиа ни разу не пожалел о принятом решении. В глубине души, если вдруг удавалось до нее добраться, не утонув в ежедневных тренировках и перипетиях, Акула не ощущал себя счастливым человеком, но не тратил ни минуты на бессмыслицу. Он изучал, пробовал, впитывал и принимал в себя новый жизненный уклад. Вскоре ощутил, что растворился в варийском притоне, стал его неотделимой частью, а несчастье превратилось в удовольствие. Его место здесь, рядом с кучей мусора и единственным, лучшим боссом.

Скрип ворот буквально оглушил. Воздух пропах присутствием чужого человека, и все рецепторы капитана кололо миллионом острых иголок. Чертов Дождь. Он поежился и машинально поправил промокшую с одной стороны рубашку, нахмурив брови. Мелодия, резанувшая слух, стала настолько навязчивой, что захотелось разрубить источник звука на мелкие куски, до консистенции пыли, и развеять по ветру. Сама душа Вольфганга Моцарта пожаловала в обитель крови? Волнение незнакомца разошлось по всему замку, что не укрылось от Скуало. «Нервничает как целка перед брачной ночью». Смешок. Сомнения в собственных силах? Возбуждение перед предстоящей резней? Вариантов миллион, а существо, решившее почтить киллеров своим приходом, было неизведанным, отчего выбрать верный было трудно.
- Не щёлкай извилинами так громко, - донесся голос босса откуда-то, кажется, издалека. Мыслями Супербиа улетел вперед, проматывая в голове возможные расклады. Наушник проебался в спальне, поэтому ждать от мелкой охраны отчета о нежданном госте нужды не было.
- Чувствительный какой, блять, - огрызнулся и махнул мечом, вставая в оборонительную позицию. Хрен поймешь этих салаг – учудят так учудят, а ты потом выгребай за собственную оплошность и боевую неготовность.

Покой среди покоя — не истинный покой.
Лишь когда обретешь покой в движении, воистину постигнешь небесную природу..."

… Десятки врагов скопились кольцом Пламени в небе, на лицах – самодовольные ухмылки, мол, ну что, говнюки, попались? Двое в западне, изрядно потрепанные, но улыбки на полных ярости лицах затмевают собой те, фальшивые, что им приходится видеть.
- Я умру за тебя, - слова осознанные, слова взрослого человека, нашедшего свой путь. Впервые повстречав Занзаса, он понял, для чего были его старания. Будто сердце заранее знало, что предстоит вынести этому лишенному крыши мальчугану, и захлестнуло бурлящей рекой. Открытие коробочки – Акула взмывает в воздух, бросаясь сразу на нескольких противников, клыками вгрызаясь в чужие шеи.
- Лучше выживи, тварь. Разговоры после, - рычит, подобно своей кошке, и, щуря глаза, почти лениво достает беретты.

Вот она, виновница торжества. Баба с буферами Памелы Андерсон и побрякушками, каким позавидовали бы самые роскошные травести-дивы. Скуало едва сдержался, чтобы не закатить глаза. Какая наглость!
- Добрый вечер, - на этих слова вечер перестал быть добрым. Под добрым подразумевался отдых от старших офицеров, шум дождя и возня босса где-то на заднем плане.
Живая ладонь превратилась в кулак, а взгляд серых глаз стал острым, подобно клинку, и уже резал гостью на клочки. Было принято решение отдать всю дешевую атрибутику Луссурии, в честь их возвращения с задания. Мертвецу лоск ни к чему.
- Не защищайте Вонголу, если не хотите умереть, - нахально, опасно, самоуверенно. Для такой балды, как эта самозванка. Никакого страха-ужаса она и близко не внушала, какие могут быть угрозы? Детский лепет. Не можешь доказать – молчи. Только за это Скуало перестал себя сдерживать и метнулся вперед, мечом поддевая колье на груди иноземной красотки, оставляя неглубокий порез.
- Вррррой… - больше похоже на шипение, чуть ли не в миллиметре от размалеванных губ. - Сука безмозглая, мы не защищаем, а сражаемся на одном поле.
- Мусор, - безапелляционно, сухо, так, чтобы было предельно ясно: оставь ее. «Чертов босс! Снова обломал»
Резко сорвав позвякивающие украшения с барышни, Супербиа ловко подхватил их на лету, сжав в ладони, и отступил к стене, облокотившись на нее спиной, исподлобья поглядывая на ХХ, расслабленного жратвой и маячащей на горизонте телкой. «Настроен на переговоры? Посмотрю я, как твоей заднице понравится внезапный выпад. У нее в рукаве много карт, которые познать сейчас нам не под силу. О чем ты только думаешь?!» Псих и параноик, он бормотал себе что-то под нос, но принял решение не мешать двоим вести диалог.
- Одно резкое движение – ты труп, поняла?

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/UKqDE.jpg[/AVA]

+2

9

Супербиа Скуало, капитан Варии, отличается крайней экспрессивностью, энергичностью и неуравновешенностью. Если переводить на простой человеческий язык – псих поехавший. И начальник у него такой же, только двинут в другую сторону. На что рассчитывает этот патлатый, разговаривая в таком тоне? Впрочем, возмущаться и качать права было бы сейчас слишком унизительно и недостойно, и Нарцисса, как бы её ни задело за живое, лишь тихо смеётся, буквально себе под нос, словно бы и не заметив выпада Акулы, и не обращая внимания на небольшую, слегка кровоточащую царапину… А тяжело, наверно, быть таким, как он, постоянно на нервах, наверняка с подорванным здоровьем – потому что от хорошей жизни психика так не сдвигается. И что ей с ними делать? Приказа убивать не поступало, хотя, ликвидация этого отряда была бы логична, меньше народу – больше кислороду, и Вонголу это наверняка ослабит. Но Фрезер даже удерживается от желания ядовито пошутить на тему того, что Скуало, наверно, свои манеры под забором оставил, под тем самым, где его зачали, и когда-нибудь закопают. Если тебе хамят, а ты ответишь тем же – спохватиться не успеешь, как будет не разговаривать, а визгливо перелаиваться. Фу, какая пакость… Может, ещё на четвереньки встать и язык вывалить на бок? Да ну, к чёрту, мысли сразу начинают съезжать в совсем уж неприличную сторону, и далеко не о собаках. Ну уж нет, не про этих ребят её роза цвета!

- К Вашему сведению, капитан… - очень, очень спокойный тон, словно не женщина, а закованная в броню безразличия скала, - …я здесь не по своему желанию, и являюсь не более, чем представителем третьей стороны. И лично мне не было приказано уничтожить вас, иначе я изначально повела бы себя совершенно иначе.
Нда. Сложно вести конструктивный диалог, когда каждое твоё слово стремятся переиначить, исказить на корню, выставив тебя же крайней. И к чему эти игры? О чём там думали, отдавая ей такой приказ? Зачистка и правда была бы лучше. Надёжнее. Тем более, что без этих харь мир и правда станет гораздо лучше – хотя, возможно, и не ей говорить, однако, они не производили впечатление тех, по кому будут долго и тяжко скорбеть, проливая на тела в гробу горючие слёзы… Впрочем, с их образом жизни… Нарцисса почти не сомневалась, что означенные похороны будут производиться в закрытых гробах. Чтобы не пугать тех немногих, кто явится провожать их в последний путь. Эти двое будут ползти вперёд, пока хоть какая-то часть их тел способна шевелиться, зубами глотку вырвут, если потребуется. Именно про таких говорят: " Если мне оторвут руки - запинаю до смерти. Если мне оторвут ноги – загрызу. Если мне оторвут голову - убью взглядом. А, если глаза выколют - с того света прикончу. Даже если меня разорвут на кусочки я все равно добьюсь своего!". И тягаться с таким очень сложно, потому что первобытная ярость не имеет никакой узды, её не удержать ни увещеваниями, ни мольбами, ни доводами логики.
- Итак, мне велено передать вам двоим, как лидерам отряда Варии, что, если вы продолжите сражаться вместе с Вонголой, неважно – за деньги, из принципа, или по каким-то ещё причинам, то будете уничтожены, - и, на всякий случай, тут же подчеркнула, - Не мной.

Сейчас Нарцисса считала очень верной тактикой то, что призвала бабочек до того, как вошла. У неё будет один очень интересный сюрприз для белобрысого Дождя, если тот вздумает реализовать свою угрозу. Проникла ли уже Кларисса внутрь вслед за ней? И насколько сильны иллюзии девчонки?
- И ответ мне тоже велено получить, - спокойно, почти миролюбиво, завершила мысль Фрезер. Вмазать Скуало так, чтобы её дорогие маленькие питомицы выели ему всё нутро, а также бесстыжие зенки, а потом пустить пулю промеж глазниц, точно в центр лба, обращая в блёклую тень, тусклое бессловесное привидение, которому недолго останется, уже не так сильно хотелось. Практически совсем не. Главное было – просто смекнуть, что таков просто стиль его жизни, и природа и так убогого всем, чем только можно, по полной обделила, грех на калеку беситься.

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0015/2f/6c/77119.jpg[/AVA]
[NIC]Narcissa Fraser[/NIC]
[STA]Чёрная бабочка, лживые тени[/STA]

+2

10

Кларисса, между тем, очень и очень радовалась одному небольшому факту – тому, что не ей пришлось сунуться в логово к этим бесам. Во всяком случае, как представителю, который будет стоять к ним так вот близко и пытаться общаться. Взгляд длинноволосого рассказывал, на сколько кусочков он мечтает расчленить "парламентёршу". Не говоря уж о том, что у неё нет выдержки этой грёбаной королевишны, и она бы уже накрыла матами Акулу, что непременно привело бы к тому, что они сцепились бы. А, если учесть, что Розенкройц являлась бойцом на относительно дальних дистанциях, то мечник в противниках был для неё самым неудобным вариантом… Она так и не придумала, что стребует с Нарциссы за это прикрытие, и, хотя у обеих не имелось никакого выбора, ни в том, чтобы сюда отправиться, ни в том, чтобы отказаться от работы в команде, она бы просто не была собой, если бы не попыталась поиметь выгоду и с этого.

«Хо… Для начала, надо бы выбраться отсюда!» - одёрнула себя Кларисса, осознав, что делит шкуру ещё не убитого медведя. Она очень боялась. Боялась, что её лишат инструмента, и тогда, до получения нового, ей придётся использовать пламя Фантазии напрямую, а так его действие значительно ослабевало. Кроме того, если не удавалось убедить врага в реальности фантазии – она тоже действовала не в полную свою силу... Пламя Фантазии черпало информацию прямиком из мыслей Розенкройц, после чего принимало форму, наиболее близкую к тому, что она придумала, естественно, в отпущенных ей пределах пламени и силы. Оно было идентично реальным иллюзиям Хранителей Тумана, и могло вообще не иметь объекта - иначе говоря, создавало предметы прямо из пустоты, "из воздуха", хотя, при отсутствии какой-либо основы, пламени, понятное дело, уходило больше. Но придуманные клинки резали ничуть не хуже настоящих, а в придуманной воде можно было утонуть.

А ещё она боялась выжить, но остаться неполноценной, без руки или ноги. Нет, даже не столько калекой, сколько стать страшной. Неизлечимый шрам на лице оставят, например, и никто никогда в её сторону уже даже и не посмотрит. Нефиг участвовать в мероприятиях, где могут физиономию подрихтовать, скажете вы, однако, в том-то и дело, что её даже и не спрашивали. Согласилась когда-то по глупости пойти за добрыми дядями, обеспечившими постоянные пищу и кров, повелась на их странные обещания - вот теперь и расхлёбывает. Ну, а что, глупой была, да и сейчас, в общем-то, такой оставалась. Девица с ветром в голове, ей бы развлекаться на тусовках, а не с профессиональными киллерами на деловых переговорах встречаться.

Утешало лишь одно. Конечно же, на пропускном пункте не пересчитали бабочек, и вряд ли кто-то обращал внимание на этих насекомых, паривших как вокруг Нарциссы, так и бесцельно слоняющихся по всему помещению, да и вообще по пути, каким она сюда явилась... Интересно, начнут ли они суетиться, пытаясь уничтожить пробравшуюся в штаб несанкционированную живность, или решат притвориться, будто ничего не заметили? А, может быть, потребуют убрать это? Было бы совсем забавно... Разумеется, они не могли знать, какие из маленьких, с изящными ажурными крыльями, чёрных существ – настоящие, а какие – рождены иллюзией. По слуховому восприятию источник музыки продолжал располагаться где-то снаружи здания, хотя и могли счесть странным то, как он вообще может проникать вовнутрь сквозь толстые стены. И, понятно, им было невдомёк, что одной из бабочек и была флейтистка. Точнее, так её видели тут, наиболее простая форма пламени Фантазии позволяла создавать фальшивые визуальные образы, которые можно было распознать лишь на ощупь, и, хотя девушка стояла на месте и продолжала не спеша наигрывать мелодию, бабочка, порождённая пламенем Музыки и Фантазии, служившая ей маской и ширмой, порхала по кругу. Впрочем, точно так же, дабы не возбуждать лишних подозрений, вели себя и все остальные. Стояла она ближе к выходу. И, если говорить, как на духу, если бы совсем уж припекло – отнюдь не была уверена, что станет спасать черноволосую стерву, а не учешет в закат быстрее собственного же воображения, спасаясь от озверевших варийцев.

Бабочки прятались в тени, заползая в самые укромные уголки. Бабочки притворялись узорами на стенах, или даже просто пятнами на полу. Размножить их количество , во всяком случае – создать уйму безвредных, являющихся лишь видимостью, двойников, Кларисса могла безо всяких проблем. Правда, сейчас общая их численность не превышала тридцати шести экземпляров, и лишь половина – настоящие. И ни одна не подлетала к Скуало на расстояние удара меча, Занзаса же вообще огибали по широченной дуге, пугливо шарахаясь, если до их практически отсутствующего умишка, работающего на голых инстинктах, или что там вообще может быть у созданий пламени посмертной воли, доходило, что они подобрались слишком близко.

[NIC]Clarissa Rosenkreuz[/NIC]
[STA](CENSORED)[/STA]
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/kvgyc.jpg[/AVA]

+2

11

Погодка в этот и без того скучный вечер оставляла желать только лишь лучшего. И не то чтобы Фран недолюбливал дождик, со всей его этой "водой", но мокнуть под ним, словно настоящей лягушкой не казалось радужной перспективой. Он вообще не понимал как и зачем оказался на улице именно сегодня и именно сейчас. Нет. То есть, он понимал, что половина офицерского состава Варии, свалила на задание, предусмотрительно голосованием решив не брать с собой Франа, но зачем он-то поперся на улицу в такой ливень оставалось загадкой. И правда что ли тянет поплескаться?

В любом случае, совершая чинный променад из города обратно в штаб, мальчишка даже не догадывался, что очень не зря его "киданула" такая любящая братия во главе с обросшим недопринцем. Сегодняшним вечером обещало быть представление поинтереснее уже надоевших показов мод Луссурии. "Кажется там остались только патлатая рыбина, да этот психованный босс. Может мне не мешать им лучше, мало ли... Застану какие непристойности". Однако, несмотря ни на какие рассуждения, Фран медленно но уверено шагал к штабу, набирая в свою огромную шапку все больше и больше воды.

— Хмм.. Что-то совсем уж мы запустили это здание, сколько гадости поналетело. — Парень поднимаясь по ступеням и без того засаленной лестницы никак не мог не заметить стайки каких-то гадких насекомых, круживших словно в конвейере по всему замку. "От дождичка они что ли прячутся? Какие глупые создания, нашли где прятаться". Еще только зайдя в ворота здания, Фран почувствовал что-то неладное, но по собственному пофигизму, или же долбоебизму, не придал этакой ерунде никакого значения. Ну мало ли непонятного может происходить в этом рассаднике Варии.

А вот уже и эта дверь из-за которой так сильно разит тухлой рыбой и женскими духами. Ну, понятное дело, что патлатый капитан так и не сменил шампунь, но духи-то здесь откуда. Не мог же босс притащить в дому одну из своих ночных бабочек? Войдя, Фран понял, что она приперлась сама. Дама сидела слишком уж чинно, что в подобной атмосфере выглядило просто комично. Вы только представьте: босс, с видом дикого зверя, ковыряющий вилкой остатки холодной картошки и леди из Завтрака у Тиффани, жаль только без мундштука. Хотя кто знает что у нее припасено в декольте? Ой, в смысле, в кармане.

— Боосс, ну зачем вы притащили свою куртизанку в штаб, — Фран как всегда монотонно тянул гласные и совершенно невозмутимо пялился то на бюст бабочки, то на стену возле двери, — Вам что, совсем не жалко нашего патлатого капитана?

Парень не мог не заметить, что Скуало и так был весь на взводе, то ли действительно злился на босса, то ли на прекрасную особу, заглянувшую на чаек. Однако еще больше, чем нервная физиономия капитана, Франа интересовала стена возле двери. Не то было что-то с этой стеной, да и вообще творилось кругом явно что-то не то. И с каких это пор в Варии слушают классическую музыку? Кажется так назваемая "интеллегенция" всея этой организации вместе с извращенцем и трансвеститом отправились на задание?

— А она еще и гадость какую-то понатащила с собой, — буркнул лягушонок уже себе под нос, посмотрев в сторону двери, и церемонно уселся за противоположную от босса и бабочки сторону стола, подперев голову руками.
"Даа, что-то эти бесы совсем обесели".

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/0gJX9.jpg[/AVA]

Отредактировано Fran (2015-09-03 21:41:29)

+2

12

Погода сегодня стояла ужасная. Весь вечер лил сильный дождик и дул холодный ветер. Недавно вернувшийся в штаб Маммон находился в душевой, где отогревал себя замерзшего. Выключив воду, он накинул полотенце на голову и вытер волосы, вытерся сам и пошел в комнату одеваться. Закончив этот недолгий процесс, Вайпер хмуро посмотрел в окно. Серые краски на небе довольно сильно угнетали, но не только это. Что за странное чувство? Аркобалено Тумана ощущал что что-то не так. Какая-то странная атмосфера стояла в штабе Варии. Откуда-то послышалась классическая мелодия. Поправив капюшон парень отошел от кровати и покинул свою комнату.
"Странно. Кто-то в Варии начал слушать классику? Здесь явно что-то не так..."
Дело было не в стоявшей тишине, а в чем-то другом. Понять, в чем же дело, иллюзионист пока еще не мог. Надо бы расспросить Босса или Скуало не замечали ли они чего странного. Направился в кабинет Занзаса парень молча, иногда поднимая голову и осматриваясь.  Ничего такого приметного в особняке не было, чего не было ранее. Тогда откуда это странное ощущение? Еще и эта странная классическая мелодия. Как будто весь штаб подвергся музыкальному гипнозу или был помещен в иллюзию. Подойдя к кабинету варийского босса, Маммон постучал и открыл дверь. Никого в кабинете не оказалось.
"Хм..Наверное на кухне."
Закрыв за собой дверь Вайпер направился на кухню. Действительно, босс был именно там. Зайдя в помещение парень осмотрел присутствующих. Занзас, Скуало, еще Фран и...
"У нас гости? В такую мрачную погоду?"
Слегка удивленно подумал иллюзионист и кивком головы поприветствовал присутствующих. Фран что-то сказал о гадости, которую принесла с собой посетительница. Вайпер кивнул ему, показав тем самым, что тоже чувствует в пространстве особняка присутствие иллюзии.
- Босс, как и сказал Фран, вместе с этой девушкой пришла гадость. Иллюзия называется, и, кажется, мы все теперь в ней.
Иллюзионист посмотрел на девушку и недовольно опустил уголки губ. Он не знал кто эта девушка и зачем сюда пришла, но точно мог сказать что, возможно, она заманила их в ловушку на собственной территории.

Отредактировано Viper (2015-09-10 12:42:52)

+1

13

Переговоры Занзас редко посещал – было бы о чём перетирать. Для остального существовал Скуало. Бывало, что обращались люди серьёзные, но чаще – представители мелкотравчатых семеек, которые в последнее время лезли на свет, как грибы после дождя. Кто пугал их больше – босс Варии или его акулий зам – было до сих пор непонятно. И если Супербиа дико таращил глаза и доклёвывался до мелочей в сделках, то Занзас вообще говорил мало и резких движений не совершал. Потных ручонок не пожимал, в щёки с панибратски настроенными итальянцами не целовался – вот уж честное слово, – но и в дурном расположении духа пребывал по неплотному графику. Да и в целом: Вонгола был последовательным сукиным сыном. Только те один чёрт жидко ходили под себя, а от такого у кого хочешь настроение испортится.
По всей выправке видно было, что баба тоже попусту не напрягалась. Занзас слушал, изучал повадку: от расслабленных рук, сложенных крестом на коленях, до мерного бряцанья громоздких украшений в волосах и на теле. Не перья, но жемчуга, пёстрая завеса которых как скрывала оружие, так и отвлекала от главного: тёлка не боец, и брать её нужно голыми руками. Всё равно что курицу. На пальце кокетливо блеснуло кольцо – заморское, как икра, без монограммы или геральдического символа.
Тяжело расставив колени шире, Вонгола ещё раз – уже равнодушно – оглядел бюст, лениво дожевал картоху. Потянулся к вазочке с цветами – с них спорхнула бабочка. Шлёпнул сорняками перед Франом, чтоб заткнул своё великолепное обаяние, и глотнул воды. Вообще-то это был графин, а на дворе – декабрь, стало быть, луговую растительность отчебучил какой-то из двух клоунов.
А потом Занзас с глухим стуком опустил сосуд… и заржал. Представительница «третьей стороны», да ладно. Хреновая у них какая-то разведка, если всерьёз воображали, что в Варии хоть одна собака бзднёт в адрес семьи. Придурки, бесспорно, водились, а вот малодушных предателей не было. Армия сладких любовников прямо: они с головной Вонголой регулярно имели друг друга. В мозг. Друг за друга же и спины подставляли.
Неуловимо скривил жёсткий рот. А может, просто ухмыльнулся. Может, веселила она его. Как зарвавшиеся смертники, как тупой братец Бельфегора. Ливень продолжал свистопляску снаружи, клацал зубами капитан; то хором, то наперебой встревали земноводные.
И всё-таки что-то настораживало, что-то подспудное, что-то из классики, вроде той, что отравляла разговор.
– А она ещё и гадость какую-то понатащила с собой.
– Иллюзия называется, и, кажется, мы все теперь в ней.
Ну вот, пожалуйста. Нахуй переговоры.
Нахуй всё.
Взлетели беретты, синхронно щёлкнули затворы – действия, доведённые до автоматизма. И во сне повторил бы с той же скоростью. Долбанул ботинком по ножке стула под бабой; смачно хрустнуло дерево – бил Занзас от души, – всё перекособочилось к чертям. Потому что борзеть сидя дозволено только Юпитеру.
– Обратно отправишься по частям, – пистолеты пылали в руках, подмигивая из глубины яркими всполохами Пламени. На кухне маловато места для каких бы то ни было манипуляций, но прижарить одну тёлку хватит. – Как тебе такой ответ? – и выстрелил. Не в неё, а в сторону двери, куда всей оравой тыкали пальцами иллюзионисты.

Отредактировано Xanxus (2015-09-27 04:19:56)

+3

14

А ведь она с порога предвидела, что закончится именно этим! Она нутром чуяла, что договариваться с Варией бесполезно, тут надо сразу бить, да так, чтобы после первого удара больше не встали, иначе отдача замучает… Но ведь нет же, жизнь – штука несправедливая, никто и не обещал, что будет легко. Для Варии, конечно, в себе и напарнице Нарцисса была уверена. Ну… Может быть, не на сто процентов, но любые сомнения в их нынешнем положении точно будут означать верную смерть.
Упавшая было на пол вместе с обрушенным стулом женщина… Коснулась всё-таки горизонтальной поверхности, однако, уже не в своём настоящем облике, а в виде вороха чёрных крылатых насекомых, тут же тёмным клубком перекочевавшим выше, под самый потолок, и там снова соткавшимся в форму нормального человека, но теперь уже с распахнутыми за спиной махровыми узорными крыльями, как будто клочья мрака переплелись и воплотились в такую вот зримую и осязаемую форму. Одно лёгкое мановение кончиками пальцев – и бабочки, взвившись в чёрном вихре, преградили путь пулям Занзаса, поглощая их, растворяя в себе. Основная способность пламени Тьмы – обращение живых существ и предметы в элементы мира теней, но, конечно, не всех подряд, а лишь по выбору носителей данного хадо… Что ж, бой – так бой.

Дуло маленького, изящного дамского пистолета возникло на свет божий, и Нарцисса на долю секунды замерла, выбирая, на кого оно будет направлено. Не только этот хамоватый урод со шрамами умеет тут стрелять, и разозлённая до предела Фрезер была готова ему это доказать. Кого атаковать первым? Объектов было целых трое, и, конечно, иллюзионисты доставляли сильную головную боль, однако, их она предоставила Кларе, а сама собиралась заняться Занзасом и его длинноволосой приживалкой, с противным голосом и дурацким мечом. И, поскольку босс Варии поднял руку на её подругу – она без колебаний избрала его товарища, этого белобрысого фрика, с пламенем, как ей говорили, Дождя. Даже с видимым удовольствием.
- Скажи, тебе дорог этот человек? – сладко пропела черноволосая женщина, и револьверчик выплюнул в направлении Скуало пять небольших концентрированных сгустков Тьмы. Человека такое попадание могло развоплотить, как минимум – по частям, пока количество пуль в теле не превысит сопротивляемость организма, ну, а животных из коробочек пламя Тьмы просто заставляло исчезать, и в течение некоторого времени их нельзя было призвать вновь, не говоря о том, что существовала небольшая вероятность не увидеть их больше вообще никогда… Но, следует отдать Фрезер должное – совсем уж насмерть она не била, пламени у неё было ещё достаточно, чтобы отправить и десять пуль подряд, и целую дюжину, а так… Ну, даже если побудет какое-то время полупризраком – оклемается. Скорее всего. Не её проблемы уже.
И – беглый, косой, поскольку большего она позволить себе, имея такого оппонента, как Занзас, не может, встревоженный взгляд, брошенный в направлении двери, где, предположительно, обреталась её напарница. Фрезер и сама не знала, где та находится, пока Кларисса сама не развеет защиту, однако, почему бы ей не довериться мнению двух уважаемых иллюзионистов?

- Кира! – искажённое имя, незачем всем тут знать настоящее, но Розенкройц, как ей хотелось думать, поймёт, что обращаются именно к ней, в конце концов, кого ещё Нарцисса могла тут окликнуть? – Мы уходим! – не предложение, приказ.
Ей всё-таки пока не велели перебить Варию на месте. Да и дислокация не слишком-то устраивала Хранительницу Тьмы, здесь не особенно-то развернёшься, да и вообще, они уже обнаружили себя, а ей, с её типом пламени, больше нравилось бить исподтишка, и когда никто другой этого не ожидает. Да, и… За Клариссу Фрезер всё-таки беспокоилась. Хотя и знала, что та может всего парой вскользь исполненных нот отправить всех в сказочную страну чудес, с малиновыми мартовскими зайцами, летающими по воздуху и льющими из кружек розовый кислотный чай на голову окровавленным безголовым Шляпникам, Соням-вурдалакам, Чеширским Котам-каннибалам, а также случайно затесавшимся реальным людям. Долбанёт этот грёбаный мечник пару раз по флейте – и амбец волшебным грёзам. Вот поэтому-то мечника Нарцисса тоже взяла на себя, а уж в мире иллюзий Клара никому не уступит.
Вообще, самый простой способ был бы - прикрывшись иллюзией, учитывая состав новопришедших - возможно, двойной или даже тройной - иначе говоря, люди, раскусившие один слой иллюзии, окажутся в другой иллюзии, а та - ещё в третьей, - как знала Нарцисса - напарница умела и такое, как минимум теоретически, однако, разве они ищут лёгких путей? Ха. Огребут по самое не балуйся из-за своей самоуверенности - вот тогда будет особенно весело.
Но позволять задержать ни себя, ни Клару, ни живыми, ни мёртвыми Фрезер не имела права, переживёт схватку с Занзасом - так ей голову оторвут за подобное по возвращении. Ведь Джокеры - не только оружие. но и тайна. Пока что ещё.

Пули Тьмы - 19, 16, 10, 19, 2

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0015/2f/6c/77119.jpg[/AVA]
[NIC]Narcissa Fraser[/NIC]
[STA]Чёрная бабочка, лживые тени[/STA]

+3

15

А ведь она говорила! Говорила! Весь мозг съела Нарциссе и начальству, посылающему их на эти так называемые переговоры. С Варией не договоришься. Вообще. Ладно, если бы Вария действительно были независимым отрядом и не состояли в Вонголе от слова "совсем". Тогда да, тогда бы еще был бы толк, можно было бы даже попробовать нанять этих отморозков за бабло, побыли бы мясом, все хлеб. Но нет, надо было послать их на этот диалог и попытаться убеждать этих даунов сохранить свои никчемные жизни! Зла не хватает. Ну почему нельзя было просто грохнуть, как это предлагала Цисса? Ладно, не грохнуть, разорвать их разум в мелкие клочья и превратить в овощи. Кларисса бы смогла провернуть подобное и даже сделать это все самостоятельно. Даже лучше было бы делать все одной, дабы кто-то из своих не попал под удар ее смертельной мелодии. И да, Кларис не была жестока, она не была садистом, она просто любила простые пути, фильмы ужасов, прекрасного Клайва Баркера с его сенобитами, и обладала отличной фантазией.
А вот стулья опрокидывать было не надо. Это глупый поступок. Нет, в принципе Занзас (где она его кстати видела? Лицо босса Варии было очень знакомым) мог делать со своей мебелью все, что пожелает. Но не в тот момент, когда на этой мебели находилась Фрезер. Женщина не любила, когда с ней так обращаются. Не любила настолько, что смельчаков, проводивших подобный фокус, ждало жалкое и несчастное существование в виде бестелесного слуги Хранительницы. А это был страшный конец. Честно говоря, даже Кларисса - существо без чувства самосохранения, побаивалась и опасалась хранительницу и признавала, что Нарцисса была бы последней, с кем Розенкройц вступила в поединок. Даже хранитель кристалла не был так страшен, как эта женщина с романтичным именем.
И вот оно началось. Занзас выстрелил. Не в Циссу, в Клару. Стрелял вслепую, но очень точно. Признаться, когда он спустил курок, то Кларисса уже было решила, что это конец и едва не прервала свою мелодию, благо напарница прикрыла ее от пуль, причем так быстро, что немка и глазом моргнуть не успела и также быстро сменила дислокацию и атаковала, взяв на себя двоих и оставив Кларе иллюзионистов. Хороший выбор. Клара не была сильна в ближнем бою, ее боевые навыки прекрасно подходили для улицы, но не для боя с профессиональными убийцами - тут она проигрывала по всем статьям. Кроме того что Занзас, что Скуало были врагами очень неудобными - оба могли просто сломать ее флейту и увеличить свой шанс на победу минимум в три раза, а вот иллюзионисты - это другой разговор. Тут она могла развернуться на полную катушку, ибо в ее мире (а именно там сейчас и пребывали находившиеся в помещении), Клара была царем и Богом. Тут правили ее законы, и она могла сделать здесь все, что душе угодно. На ее территории у  этой парочки не было шансов, если они, конечно, не додумаются объединить свои силы и ударить вместе. Тогда у них был шанс разорвать ее иллюзию. Ну, будем надеяться, что эти двое одиночки и не смогут работать в команде.
Она чуть сдвинулась в бок, а потом снова встала на место - во-первых нужно проверить знают ли эти двое где она или они просто попали пальцем в небо, во-вторых, если Занзас или Скуало решат снова атаковать Хранительницу, то вероятнее всего будут думать, что та ушла с линии атаки ибо это было логично. Вместе с тем она создала еще один слой иллюзий - сделала Нарциссу невидимой и неслышимой, одновременно с этим создавая ее точную копию на том месте, где сейчас находилась женщина. Противники не почувствуют разницы так как копия сейчас была нечто вроде второго слоя. В тоже время, когда напарница сдвинется, то она увидит своего двойника и поймет ее задумку. Но Клара не была бы Джокером, если бы оставила туманников в покое. В то время как Цисса разбиралась с двумя силовиками, Кларисса начала вести свою игру. Электричество замигало, словно бы начались проблемы с проводкой, а то гаснущая, то зажигающаяся лампочка отбрасывала причудливые тени. Бабочки начали выползать из своих убежищ - они слетали со стен, выбирались из щелей, взлетали с потолка. Насекомые слетались в стаи и порхали перед иллюзионистами начисто закрывая им обзор, садясь на плечи и руки, забиваясь под одежду и путались в волосах.
Из раковины послышались чавкающие звуки и из стока повалила туча тараканов - здоровых таких, размером с указательный палец взрослого человека. И эти насекомые также атаковали ее противников.
- Пошли, - немка наконец подала голос, правда не совсем она, а очередная иллюзия, - А ты, блядский босс, дебил. Давай, ёпте, стреляй, расхуячь тут все на хуй. Голова же нам дана, чтоб еду в нее класть, ага. Пиздец просто, спасибо бы сказал, что нам убивать вас не велено. Так что сиди ты ровно на заднице и жди своей смерти! Ауфидерзейн, неудачники!

+3

16

Подперев рукой щёку, Фран, с полным отсутствием всякого выражения на лице наблюдал за происходящим, переводя взгляд с босса на шумного капитана и обратно на куртизанку, решившую предложить предательство. Парень только одну бровь удивлённо вздёрнул, даже немного не веря в идиотизм ситуации. Это такой особый сорт глупости, с уклоном в суицид, типа "Умирать - так с музыкой", что девица решилась прийти в Варию, и предложить психованному боссу предательство?
- Босс, кажется, она не умная. Наверное, это такая глупая шутка. - Флегматично, растягивая гласные, протянул парень, едва сдерживаясь, чтобы не подойти к гостье, и не потрогать ей лоб, проверяя на наличие температуры. Но, сдержался. В присутствии Занзаса и патлатого капитана за такое можно было и огрести, если не следующим по очереди, так в порядке общего помешательства.
То, что произошло дальше, было уже куда веселее. Босс вышиб из-под агитаторши стул, и, выхватив беретты, начал палить по дверному проёму, где находился источник их текущих неприятностей. Странное пламя куртизанки защитило иллюзиониста, и вот уже она толкает речь, похоже, пытаясь запугать кого-то, или просто самоутвердиться, чтобы не чувствовать себя совсем уж дурой, и вот эта тёмная уже стреляет в патлатого капитана своим стрёмным пламенем. С пламенем босса не сравнить, но непонятно, как оно работает, и что будет, если "пули" достигнут цели.
Фран ничуть не сомневался в своих, и был уверен, что Скуало вполне способен если не отбить атаку, то, хотя бы, увернуться от пуль, но и в стороне не мог оставаться. Во-первых, своих бьют, как-никак, а прикрывать - задача именно иллюзионистов, во-вторых, опять же, можно было огрести за бездействие. Рефлексы работают быстрее мозга, не зря Туман оказался в отряде элитных убийц, и, поймав взгляд Маммона, явно собирающегося потягаться с незнакомым иллюзионистом, задействует перчатку Верде, создавая на пути пуль титановую плиту, мерцающую синими отблесками. Этого вполне должно хватить.

Впрочем, узнать, помог барьер или нет, уже не представляло возможности, равно как и понять, чем же заняты остальные, или увидеть противника. И даже не в том дело, что скрытый иллюзионист не виден, и ощутить его местонахождение, продраться сквозь иллюзию, было трудно, что уже говорило о высоком уровне мастерства, а в том, что бабочки размножились  до такого количества, что начисто закрывали обзор.
- Никогда не любил насекомых. Эй, сэмпай, эта иллюзия странная. - Фран пытался разогнать насекомых, уничтожая бабочек своими иллюзиями. Обратился к Маммону, скорее с риторическим высказыванием, чем надеясь получить объяснение тому, с чем сам парень сталкивался впервые. Вот только на смену уничтоженным бабочкам налетали новые. Атаковали, похоже, именно его, и Маммона ещё, возможно.
А вот иллюзии и правда были странные. Они, словно бы были сделаны с помощью Перчатки Верде, вот только откуда ей взяться у другого иллюзиониста. Разве только его учитель - Ананасовая Фея, - прикрывает девицу, что больше было бы похоже на абсурд.

[NIC]Fran[/NIC]
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/0gJX9.jpg[/AVA]
[STA]НПС[/STA]

Отредактировано NPC (2015-10-20 21:30:19)

+2

17

С того момента, как звенящая всякими побрякушками девица отправилась в красивый полёт со стула, а после принялась угрожать Занзасу, медля, не стреляя сразу же по падению, тем самым давая возможность иллюзионистам Варии договориться между собой, благо, Фран, хоть и прикидывался идиотом - взгляд Аркобалено понял, и он мог заняться тем, что его сейчас интересует.
Иллюзия, причем, незнакомая иллюзия, чем-то отличающаяся от тех, которые сознают обычные носители пламени Тумана. Неуловимое, едва заметное, но отличие, и она могло представлять немалую опасность.
Они уже увязли в незнакомой иллюзии, и пробиться к скрытому в ней иллюзионисту может быть не так просто. Вот только посланница им здорово помогла, указав на место угрозы, и Вайпер атаковал по тому месту, одновременно с прозвучавшими выстрелами, и налётом бабочек.
Мерзкие насекомые, на самом деле, не обычная иллюзия, как заметил малявка в дурацкой шляпе, но об этом они успеют ещё поговорить. Нужно полагать, провалив задание, они планируют уйти, причём уйти живыми и невредимыми.
Аркобалено создал свою иллюзию, вступая в противостояние с незнакомцем, вымораживая пространство вокруг себя, заставляя мешающих ему бабочек замёрзнуть и разлететься мельчайшими сверкающими осколками, концентрируясь, стараясь заставить иллюзию противника отступить. Бумага из рулона разматывается с огромной скоростью, устремляется к дверному проёму, закручиваясь в кокон на том месте, где несколько секунд назад были щиты, практически на удачу. Кокон начинает вращаться ещё быстрее, затвердевая, образуя своеобразный барьер,  темнеет, становясь похожим на свинцовый шар, после чего взрывается.  Удалось ли поймать иллюзиониста - непонятно, но, хотя бы саму иллюзию это должно было повредить, и приоткрыть завесу, вытащить противника наружу.
Маммон понимает, что они находятся в иллюзии, и вместе с тем, не может противостоять ей, хотя и понимает, что не утратил ещё контроль над пятью чувствами, значит, тут что-то другое. В этом и была странность, и если решить её загадку, то можно будет пробить эту реальность.
Возможно, если они с Франом будут действовать одновременно, то смогут пробиться на количестве, очень грубо, но зато эффективно.
Аркобалено вымораживает очередную порцию насекомых, и подлетает к Франу при помощи Фантазмы, Уроборосом зависшей над головой. Действовать с кем-то в паре не слишком приятно, особенно, когда это иллюзионист, но за время работы в Варии мафиози привык к такому, да и проигрывать из-за собственной гордости и слишком малого количества информации было бы величайшей глупостью. За такое точно не заплатят.
- Оставь насекомых, попробуй пробить иллюзию. Придётся действовать грубо, чтобы понять, в чём дело. Я бы на их месте сейчас постарался бы уйти. - Маммон был уверен, что иллюзионист прикроет свою напарницу, сам он поступил бы так же, но, пока что девушка с неизвестным пламенем вроде была на месте, и не их противником. 
- Ну нет, сэмпай. Это же нечестно, двое против одного. - С сомнением тянет уже не мелкая заноза, но, всё же, делает что велено, и Маммон одновременно с ним атакует, намереваясь сломать иллюзию.

[NIC]Вайпер[/NIC]
[STA]НПС[/STA]
[AVA]http://testrbrnsowhat.quadrobb.ru/img/avatars/0015/bd/66/17-1438552544.jpg[/AVA]

+2

18

Иллюзионистов Занзас считал той ещё дрянью, хуже солёных огурчиков во фритюре. Ему хватило бы двух прицельных выстрелов, и труба всей фиесте. Не говоря уже о том, что зреть сквозь миражи получалось лишь с ясной башкой. А теперь он, как круглый идиот, валил воздух и изо всех сил держал Ярость в узде. Сразились, блин, оборжёшься.
Миниатюрный «Браунинг» его и правда насмешил, хоть стреляли в Скуало. Страшно за него не было: пытаться убить капитана – это всё равно что предложить режиссёру слить Джеки Чана из фильма о Джеки Чане. За ним стояла сотня лучших и тысячи других бойцов, которых он уложил. Некоторых – даже не успев пристегнуть меч, Занзас сам видел. У белобрысого говнюка была его гордость, его убеждения, одержимость долбаной железкой и бешеная, неутомимая жажда жизни. Чтобы победить его, недостаточно владеть большими яйцами и маленьким револьвером.
Даже хитровыебанное Пламя не поможет, жалкая ты дурилка.
Вонгола пальнул одновременно с бабой, метя по ногам и крыльям. Использовать свою силу на полную катушку было чревато, стоило выманить врага на открытую площадку. А здесь, в тесной кухоньке, если в собственных ногах не запутаешься, то угробишься под упавшей люстрой: та опасно раскачивалась из стороны в сторону, и если ёбнется, Маммон наплачет реку и потопит замок вместе с супостатами и их понтами. Это ж чешский хрусталь, вы что.
На происходящее вокруг Занзас внимания почти не обращал, не слушал, не смотрел. Во-первых, целью номер один была грудастенькая, а остальной швах пусть отбросы разгребают. Во-вторых, если сбиться с верной мысли, начнёшь махаться с невидимыми ниндзя, а вот этого не хотелось совсем. Потому он поступил проще: рванул к сотворённому Франом щиту, оттолкнулся от него ногой – и запоздало понял, что пули прошли сквозь металл. Пламя Ярости взбурлило и сорвалось всего за секунду, он толком не успел представить, что станется, если цель… если мусор…
Ударной волной вышибло стёкла. Эту вспышку он всё-таки притупил, ну, по большей части. Но вот окна покорёжило, а между Занзасом и тёлкой на мгновение расцвёл яркий огненный цветок.
– Кира!
Зашибись, так тут две сучки.
Кровь гудела и бухала в висках, и если бы кто захотел, не смог бы остановить лютую инерцию гнева. Вонгола замахнулся и врезал: рукоятью беретты по голове, может, попал по уху, почувствовал скользнувший по костяшкам пальцев шёлк чёрных волос. Плевал он, женщины бывали разными. Мать продала его, как вещь. Оттаво держала сильнейшую мафиозную семью в своих нежных руках.
А эта шушера явилась с угрозами. Пыталась всадить свинец в Скуало.
Позади раздался девичий голосок; Занзас врезался в противницу плечом, выталкивая наружу, в дождь, и в последний момент коротко мазнул взглядом по противоположной стене и двери. Но никого там не увидел.

Отредактировано Xanxus (2015-11-23 02:49:39)

+4

19

[AVA]http://s7.uploads.ru/JBUW4.jpg[/AVA]
Происходящее действовало на нервы, вызывая чувство нереальности и напоминая те психоделы, которые раньше выдавали за новое слово в кино и понимании мира. Кто бы ни послал эту девку – у того явно было желание как можно сильнее вывести из себя варийцев. Этот визит был закономерным после нападения на Вонголу, о котором недодесятые молчали в тряпочку. Если бы ситуация не была настолько серьезной, Скуало бы точно рассмеялся так, что услышали бы далеко за пределами замка. В крови разливался вместе со злостью и гневом пьянящий адреналин. Появление иллюзионистов накалило все до предела, но как всегда начал Занзас, не выдержав. На губах акулы появилась широкая усмешка. Давненько он не видел его таким. И пусть дальнейшее заставило исчезнуть с лица довольное выражение – все-таки не каждый день увидишь такое развоплощение в жизни –  но долгие годы, проведенные рядом с иллюзионистами давали о себе знать. Удивления не было, только реакция на то, какие образы в этом туманном искусстве выбрала эта женщина для себя. Бабочки вызывали в его душе куда большее омерзение, чем жуки. От взгляда на это лицо мечника брезгливо перекосилось. Бабские штучки! Но самое противное было то, что его собственное чутье и умение видеть сквозь иллюзии тут не помогало. Впрочем, против этого лома у них есть свой…
  – Вррроооой! Фран, Маммон, какого черта вы тянете!! – недовольно выкрикнул он, подстегивая их. В конце концов, это не должно стать для этих двоих серьезной проблемой. Использовать коробочку здесь было просто нельзя, они сами загнали себя в ловушку этой кухни. Вот же захотелось боссу пожрать на ночь глядя! Нет, чтобы отвести в гостиную эту шваль! Он ему потом это выскажет. Обязательно. А пока… На верном клинке вспыхнуло пламя дождя, вот только кого конкретно атаковать? Мчаться туда, где начал сражение Занзас – не было смысла. За годы служения Скуало прежде всего усвоил одно правило – прикрывая Босса и не упуская его из вида, самое главное не создавать проблем и не попасться под его горячую руку. Оставалось только выжидать момента или команды, тем более что иллюзионисты прекрасно знали свое дело.
Тем временем  эта баба выбрала его своей жертвой, направив на мечника свой жалкий пистолет. Супербиа даже не удивился, увидев перед собой барьер, созданный Франом, одобрительно усмехнувшись, собираясь снести башку этой самоуверенной твари как только поймет, где она, а где глюк. Однако пули прошли сквозь возведенную защиту, Скуало широко распахнул глаза.
– Врой!! Что за херня!! – зло прокричал мечник, понимая, что те вели себя совсем неестественно даже для пламени и нацелены только на него. Что ж, тогда остается только одно – собственные силы и пространство, которого на кухне было очень мало. Пламя дождя, замедляя движение, могло остановить пули, но увиденного хватило, чтобы понять, что на такое надеяться он уже не может. Прыжок в открытое окно, разворот в полете, чтобы смотреть в лицо опасности,  сгусток пламени дождя, бьющие по лицу, холодные струи настоящего и настигнувшие его чертовы пули…
Мечник упал на садовую дорожку, напоминая сломанную куклу. Боль настигла не сразу, сначала было просто ощущение удара, только после того, как восстановилась проводимость нервов, она разлилась и заполнила тело. Холодный, неистовый декабрьский дождь бил по лицу, белая рубашка потемнела от дождя и пропитавшей её крови. Некоторое время он не мог пошевелиться, но тут в голове четко и резко раздался голос Занзаса «Мусор, вставай!». Да, он должен, должен встать и продолжить бой. Скуало открыл глаза, не совсем понимая, что происходит. Стиснув зубы и вогнав лезвие в податливую от дождя землю, он поднялся и сел, прижав правую руку к животу. Неконтролируемая дрожь в поврежденных мышцах бесила и выводила из себя. Он сдвинул брови, прислушиваясь к своим ощущениям. Дыхание было тяжелым и рваным, с хрипами. Итак, что в наличие. От болевого шока не сдох – плюс, значит, если и грозит смерть, то только от потери крови, но собственное пламя замедлит её ток и им же можно закрыть раны. Не проблема. Что он и поспешил сделать. В том, что ли личение потом не заставит себя ждать, у него не было сомнения ни на секунду. Главное – выжить и продолжить бой. Так. Дальше… Одна из пуль точно раздробила ребро, задето легкое и печень. Кишки не вывалятся, не разрез. Итого: пять проникающих серьезных пулевых и ни одной насквозь. Херовый расклад. «Вот же сучка!» Кровь хлынула в глотку, мужчина закашлялся, сплевывая её. В голове издевательски вновь прозвенел голос девки: «тебе дорог». Сомнительно, что в этом было дело.  Пули, от которых нельзя увернуться, были направлены только на него. Сколько бы в мафии не было косых взглядов и перешептываний за спиной про их отношения с Занзасом, в бою имело значение совсем другое – первым устраняют тех, кто опаснее всего и может помешать их техникам. Казалось бы, что для иллюзионистов проблема другие иллюзионисты, которые могут разгадать их ходы… Однако, те не пострадали. Значит, все дело именно в его навыках – пламени или мече. Поэтому он не имеет право тут разлеживаться. Тем более что босс и его противница также оказалась на улице.
Выпрямившись насколько это было возможно в его положении с опорой на меч, мечник сжал правую руку с кольцом Дождя в кулак, распыляя вокруг микрочастицы своего пламени. В идеале – нужно было бы прикрыть Занзаса и не зацепить его, но вряд ли он бы смог сейчас сделать это, а вот если они все оказались в проклятой иллюзии, то искажение её слоев под воздействием его силы вполне может помочь Франу и Маммону разобраться с этой дрянью.

My Roll

Отредактировано Superbia Squalo (2016-01-02 10:17:42)

+4

20

Потрясающе!
Фрейз уже потянулась было назад, туда, где за плечами болтался плащ. Рука легла на рукоять привычных массивных пистолетов за спиной, которыми она пользуется куда чаще, чем миниатюрным Браунингом.
Да тольrо не за чем... желание закончить все "по-быстренькому" отпустило так же быстро, как и накатило. В конце концов, не хватало тут все свои фокусы демонстрировать.
Поразительная беспечность Хранителя Неба не знала границ - было бы время, она бы точно высказалась по этому поводу. Глупенькие наивные существа, не знающие преимуществ искусственного хадо перед настоящим. Ни тебе лишних эмоций, ни сложного контроля пламени - все так легко и естественно, что хочется смеяться, тупые вы люди!
Это же надо - сразу и так демонстративно показывать все свои фокусы, когда мафиози и так знают тебя, как облупленного...
От вспышки чужого пламени она успешно закрылась платформой - потому ее и не вынесло к чертям из помещения, хотя опалило тоже не слабо, хорошо хоть, что собственное пламя нейтрализовало действие чужого - серная кислота, что сжигает все, чего касается.
Рукоять пистолета ощутимо врезается в плечо, удар, мир на миг двоит перед глазами, дождь, свежий воздух и рывок вперед, чтобы удержаться на ногах.
Погода была самая что ни на есть подходящая для того, чтобы просто скользнуть в тень и уйти, оставив противника с носом. Однако это трусливо, будет похоже на бегство. И совсем не интересно. Ведь давненько ей никто не мог дать достойный отпор.
Цисс расхохоталась.
Интересное получается шоу, товарищи! Карнавал самоубийц, как ни глянь, а если тот длинноволосый парень не поторопится, то очень скоро станет ее прислужником.
Бабочки скользнули вверх даже быстрее, чем она - подвластные практически уже подсознанию, они пришли в действие еще во время ее падения, плотной стеной закрывая обзор противнику. Выстрел, два, три... черт знает, надо было бы двигаться - никак не стоять! Но нахлынувшее вдруг странное чувство было сродни даже не оцепенению... ощущению пламени дождя по коже, хотя вживленное хадо и не обнаруживало действующего пламени иного, кроме Неба.
Подобные ситуации были невпервой. Странное психологическое, еще с тех времен, когда она гнила в психушке. Кататонический ступор или что-то похожее... Длится всего несколько секунд - пять или четыре, но черт, каких важных сейчас секунд!
Пламя гудело совсем рядом, так что Цисс закрылась двумя рядами платформ - на всякий случай.
Это почти что спасло ей жизнь - пули ярились, искрили, черное пламя не пускало. В итоге, атака расстроилась.
Выбесило ее это знатно - раз за разом, после ступора накатывает эта ярость от собственного бессилия. Так, что пламя Тьмы жидким ядом, раскаленной ядовитой кислотой капает с пальцев наземь, прожигая поверхность.
Черт! Похоже придется сегодня воспользоваться чем-то посерьезнее миниатюрных пистолетиков!
Привычное тяжелое оружие легло в руки. Предохранитель щелкнул. Удобнее, надежнее, да и мощность атаки куда выше. И какого черта вообще с ними церемониться? Конечно, ее пистолеты не сделают такого же грандиозного "ба-бах", как у заколебавшего порядком Неба перед ней. У всех свои... фокусы.
В подобном состоянии дикой злости и агрессии на саму себя пламя имело свойство усиливаться. Ненадолго, однако хватить должно. Чудо, что ее все еще не задели саму, хоть и крылья были прострелены уже не раз. Придется их убрать и пользоваться другой способностью - к мгновенному перемещению. Пламя-то ее, в чем его единственный минус, не бесконечное!
Одна замечательная идея пришла в голову совсем неожиданно... Знай ты, дурной мальчишка, что для того, чтобы выиграть, не обязательно сражаться! За эту пакость ей явно выговорят, да и неплохо так, зато это будет забавно. И полезно. И очень-очень подло по отношению в к противнику! Еще рано сдавать все карты.
Бывалые бойцы эта Вария - они ведь всегда идут на пролом, да пользуются лишь грубой силой... а поймут - пускай. В любом случае, они все, включая и саму Фрайз, сами загнали себя в такую ситуацию, когда не подыграть не получится...

Отредактировано Narcissa Fraser (2016-01-03 22:26:22)

+3

21

Сайфидеренить до конца не получилось, что очень даже взбесило иллюзионистку, которая и в гневе могла бы потягаться со злобностью Цербера. Злило сейчас буквально все - ограниченность в действиях, в том, что эти идиоты не хотят понять  одну простую вещь - она сильнее, то что придется пачкать руки и, по всей видимости действовать на полную катушку, чего очень не хотелось. А еще на подкорке сознания вилась мысль, что если она сольет и на этот раз, то у нее начнутся крупные проблемы. Да и самолюбие очень сильно пострадает - сначала гребанный мечник, потом это.

Циссу вынесло быстро, Кларисс едва успела убрать созданную секунду назад иллюзию, дабы никто не заметил подвоха. Оно, может даже хорошо, не нужно отвлекаться на защиту напарницы и полностью сосредоточиться на своих противниках. Фрезер позаботится о себе сама, не стоит больше думать об этом, стоило обратить внимание на то, как Вайпер (кажется так его звали) крошит ее жуков и атакует в свою очередь. Атака была самой простой, Кларисс никогда бы не купилась на подобный трюк. Уж к чему-к чему, а к такому раскладу она была готова на все сто процентов. И пусть девушка не могла видеть сквозь иллюзии, но она знала точно - бою с иллюзионистами нельзя верить ничему вообще - все это будет обманом. И в этом и была вся фишка - пока ты не веришь, ты в безопасности.
"Он что, серьезно? - попасть-то он попал, и кокон действительно окружил немку. Только та дергаться не стала, зная, что это всего лишь фальшивка, - "Ну, окей..."
Она даже не шелохнулась, когда прогремел взрыв, но ответила на это своим выпадом и в итоге вся кухня была забрызгана кровавой кашей - на люстре можно было даже разглядеть часть кишечника. Да вот только и секунды не прошло, как разбрызганная кровь запенилась и забурлила, прожигая все, на что попала, словно это была серная кислота. А потом... Бум!
Кларисса только и могла, что сдавленно охнуть, когда ее ударило пламенем и отнесло к стене. А иллюзии исчезли. И тараканы, и кислотная кровь, и перебои со светом. Ну и конечно же невидимость, под которой немка и торчала все это время.
- Пидарасы, - только и смогла прокомментировать Кларисс, подскакивая на ноги. Причем прозвучало это больше обиженно, чем гневно. А удар? Ну а что удар? Бывало и хуже. Шрам на половину рожи тому доказательство.
Она сжимает флейту и снова подносит ее к губам, выдавая короткую, резкую мелодию и с нее срывается персиково-терракотовое пламя, которое искрясь, направилось прямо к иллюзионистам, со временем расширяясь и сметая все на своем пути. Хадо в него было вложено достаточно, так что если не выставить очень даже приличный щит, то кухню уже можно будет не ремонтировать - гораздо дешевле и проще сделать новую. И стену тоже проще новую поставить.

---Штопорная мелодия---

+2

22

А Маммон-то как раз мысленно и подсчитывал, сколько денег из варийского бюджета уйдет на ремонт кухни - сумма с каждой секундой увеличивалась, что вовсе не повышало бывшему Аркобалено настроения. С самим фактом того, что с помещением можно прощаться, он уже смирился... собственно, в тот самый момент, как босс начал палить по противнице. Занзас просто так оружие не достает: раз уж в его руках появились беретты, то он не успокоится, пока не уничтожит неугодных. А судя по тому, как резво девчушка уворачивалась, Вария рискует лишиться не только кухни, тут как бы весь особняк не пострадал. "Нет чтоб на улицу выйти", - Вайпер недовольно поджал губы, но вслух ничего говорить, естественно, не стал. Жить ему хотелось больше, чем сэкономить на ремонте, тем более что последний будет оплачиваться явно не из кармана Маммона.
На пистолет в руке незваной гостьи Вайпер внимания не обратил - Фран все равно уже успел поставить защиту, что зря нервы тратить? Только вот варийцев ожидал неприятный сюрприз: из маленького дамского оружия, которое могло вызвать разве что смех, но никак не панику, вылетели пули, загадочным образом обошедшие щит Лягушонка и полетевшие в Скуало. Капитан, пытаясь избежать ранений, как обычно вышел в окно "красивым" сальто. Хорошо, оно было открыто, хотя когда Скуало останавливали такие мелочи? Он бы и в закрытое вылетел, только Вайпер в этом случае расстроился бы еще больше: как же, еще и стекла новые вставлять, одни затраты с этим капитаном!
А еще через секунду все иллюзии на кухне исчезли (вместе со стеклами в окнах, к слову, не день, а сплошное разочарование), Маммон уже не стал вникать, от чьей это произошло атаки, больше занятый другой насущной проблемой. Вот когда последний раз было такое, чтобы капитан смылся с поля боя и в течение нескольких минут не появился обратно? Вайпер мельком глянул на девчушку, что откинуло к противоположной стене и что теперь только гневно зыркала на оставшихся на кухне иллюзионистов, и кивнул на нее Франу.
- Займись ей, - ровным тоном произнес Маммон, а сам, разбудив Фантазму, вслед за Скуало вылетел в окно. Столь необычно долгое отсутствие капитана ему не нравилось, стоило проверить, куда уж его вынесло, и попали ли в него пули. И если да - то сколько, и к чему это привело. Пока Вайпер чувствовал только стабильно работающую иллюзию сердца капитана.
Оказавшись на улице, Маммон окинул тяжелым взглядом улицу, поежился от ветра и дождя - ужас, в каких условиях приходится работать! - и обратил все свое внимание на еле-еле стоящего капитана. Судя по его виду, стоит забрать у него меч, служащий опорой, и Скуало рухнет, не имея сил сохранять вертикальное положение. Вид у капитана был отвратительный, кажется, он после проигрыша в Конфликте и попадания в пасть акулы выглядел более бодрым и здоровым. Вайпер стоял на расстоянии нескольких шагов от капитана, и из-за сильного дождя весь масштаб трагедии оценить не мог, но и без того было понятно, что дела обстоят крайне плохо. "Луссурию бы сюда". Маммон на полставки врачом не подрабатывает, так что, увы, ничем капитану помочь не может.
Хотя... Вайпер сощурился, пытаясь понять, появился ли на улице еще и туман или это обман зрения. Затем перевел взгляд на босса, продолжающего сражаться с девчонкой, виновной в ранениях Скуало, после глянул на особняк. Расплывался только капитан. Маммон вздохнул и, театрально взмахнув руками, создал иллюзии любимых тентаклей, которые через пару секунд обвили тело Хранителя Дождя подмышками и за ноги и подтянули его ближе к Вайперу. Сам он решил к капитану не подходить - во-первых, тот будет дико орать на тентакли, почему-то они Скуало не нравятся, а во-вторых, мечник был воином и вполне мог замахнуться и на Маммона мечом. Иллюзионист так собой рисковать не хотел, лучше уж приблизить капитана с помощью щупалец, им ничего не страшно, их можно и новые создать.
Вот только не надо думать, что в Вайпере неожиданно проснулось благородство - его у иллюзиониста отродясь не было и не будет. Просто кто такой Скуало для Маммона? Любимый капитан? Хороший начальник? Да куда там... Скуало, в первую очередь - это источник стабильного дохода. Капитан Варии зарабатывает немало, но половину своих денег отдает Аркобалено за поддержание иллюзии сердца. Вот в этом-то и фокус: Вайперу самому невыгодна смерть капитана... придется выполнять чужую работу и спасать Скуало.
А последний, кстати, активно этому сопротивлялся! Активировав пламя Дождя, Скуало добился в том числе и замедления тентаклей Вайпера. Так что тело капитана к иллюзионисту они подтягивали очень медленно и как-то неохотно. Маммон вздохнул, на всякий случай еще раз проверив работу сердца капитана, убедился, что все в порядке, и продолжил контролировать тентакли.
- Твое пламя мешает мне работать, - произнес Вайпер, стоило Скуало оказаться достаточно близко для того, чтобы он услышал иллюзиониста.

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/fYNxz.jpg[/AVA]

+3

23

Об которого и "споткнулось" ее пламя. А точнее, ударившись о щит, окутала его, проходя дальше и руша остатки кухни. Да, теперь им и новую стену нужно было строить - ту, что была начисто снесло ее пламенем. И похоже именно эта стена была одной из несущих. Ну, судя по обломившейся в грохотом крыши. Может даже кого из тех, кто был на улице задело обломками - Кларисса не видела, но очень даже надеялась на это. И вот, среди руин стоили двое. Пока что почти целыми и невредимыми.
"Мой ход?"
На губах девушки появилась улыбка. Правда, улыбка была это не хорошая, злая. А с учетом того, как натянулся шрам, исказив лицо и превращая его в отвратительную гримасу, то и зловещая. Как у какой-нибудь ведьмы из сказки.
Новая мелодия, на этот раз более длинная, более ритмичная, более затягивающая в себя. И кухня изменилась - используя свою самую сильную атаку и вкладывая в нее все оставшееся пламя, она использовала то, что называет Обратной стороной Луны. И вот сейчас они вместе с Франом (а может еще с кем-то, до кого донесутся звуки флейты)
стояли посреди длинного коридора со множеством дверей. Кларисс была на одном конце, а мальчишка-иллюзионист на другом. И вроде бы Клару было хорошо видно и слышно, но только сколько не иди, а расстояние не сократится, а двери все равно менялись. И каждую из них можно было войти. И за каждой ждал сюрприз - за каждой самые разные страхи - от клоунов и кукол до зомби и насекомых. И поди разбери, что прячется за той или иной дверью. Но, сюрпризы на этом не заканчивались ибо за одной из дверей притаился страх и самого Франа. Только вот кто знает за какой - это могла быть ближайшая, а могла быть и самая дальняя из дверей.
И да, в этой иллюзии у Клары не было флейты и она тут не играла.
- Ну че, пидарочек? Давай, вытаскивай свою коробочку, - на лице немки продолжала играть ухмылка, - Кстати... классные труселя.
Да-да, сейчас Фран испытал один из страхов. Правда, американских - оказаться вне своей комнаты в одних трусах. А что? Бывает и такое.
"Черт, что там делает Нарцисса?"
Кларисс же, как создатель иллюзии, могла видеть сейчас и то, что происходит вне ее. А происходило неладное - против Циссы было трое. И пусть капитан вроде как выведен из строя, но был еще и иллюзионист и варийский босс. Все равно расклад не в ее сторону. Самое плохое, что в данный момент она занималась иллюзионистом. И да, Клара не была уверенна, что напарница продержится целый час, пока Фран бродит по созданному Кларой миру. А не устранив "лягушку", Клара не пробьется к Циссе. И самое главное - не сообразит ли он открыть нужную дверь? Тогда будет плохо - ее хватит на две-три атаки, а потом кончится заряд.

0

24

Нарцисса не справилась против Занзаса и была вынуждена бежать с поля боя.

Вайпер извлёк из раненого Скуало пули тьмы, остановив распространение чужого хадо и превращение мечника Дождя в тень, однако, состояние Супербиа оставляло желать лучшего, и ему требовалась серьёзная медицинская помощь.

Кларисса не смогла одолеть Франа, однако, воспользовалась пламенем, чтобы сбежать. Вместо неё в штабе Варии осталась реальная иллюзия, не отличимая от настоящей, которую убили. Характер мнимой смерти вышел таким, что трупа не осталось, её развеяли на молекулы. Местонахождение настоящей Клариссы неизвестно, в отличие от Фрезер, возвращаться на базу Джокеров она не стала.

0


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Архив законченных игр » [сюжет] 25 декабря 2014 года | Инструкция по уборке мусора


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC